Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Квесты » Дети Пустошей


Дети Пустошей

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

I'm Just Here For The Gasoline.

Дети Пустошей
Сколько же лет мы топчемся на этом месте, собирая те крохи, что нам посылает Небо? Много. Слишком много. Непростительно много. Сегодня всё изменится.
Ночь выдалась темной и холодной, как и многие ночи до этого, но в этой на горизонте маячили тусклые огни масляных ламп. Старейшина маленькой общины N, вглядывался в танцующие огоньки с тревогой, хмуря седые кустистые брови и изредка ворча что-то себе под нос. Рядом с ним стоял рыжий пес.
Лени и Марк перешли границы общины ближе к рассвету. Их словно бы ждали. Каждый уставший взгляд был направлен на них с недоверием, можно даже сказать презрением, но серые глаза старого лиса, что были практически не видны из-за кустистых седых бровей, смотрели на гостей с радостью и дружелюбием. Лени и Марк улыбались в ответ, пожимая руки старейшины и отнекиваясь от излишней гостеприимности лиса. Им нужно было лишь место где можно было отдохнуть в безопасности, поесть и провести ночь, не боясь стать добычей диких тварей или рейдеров. Старейшина добродушно предоставил им всё это.
Вечером Лени и Марк потеряли бдительность и выпили. Выпили слишком много для того, что бы держать свои языки за зубами в месте, где на них все смотрели дикими и неприветливыми глазами, а рыжий пес как-то особенно пристально и близко. Но после того, как последняя капля бурбона сорвалась со дна бутылки в кружки к Лени и Марку, они совсем забыли про всё и сказали слишком много. Нахваливая гостеприимство старейшины, Лени и Марк не заметили, как глаза их закрылись, а к ним в палатку зашел кто-то третий.
Лени и Марк не вышли из палатки на утро. А сама палатка исчезла до того, как местные начали задавать неудобные вопросы старейшине, что резко и неожиданно объявил об экспедиции. В головах у жителей общины N крутились вопросы. Слишком рано, почему так далеко и почему так неожиданно? И почему в команду идут... они? Но никто не задавал этих вопросов вслух, все предпочли просто тяжело вздохнуть и приняться за свою рутинную работу, что поддерживала дыхание в этой маленькой общине.
Сборы были суетливые, поспешные, занявшие несколько дней, вместо месяца. В день X по общине то и дело расхаживала молодая куница и раздавала опаздывающим тумаков, явно получая от этого удовольствие. Она определенно метила в кресло старого лиса, но пока никем не воспринималась всерьез. Но выволочь на лобное место даже раненного огромного чужака, что явился в поселение буквально неделю назад, ей удалось, пусть и не без малых усилий. Следом медик и его сестра, а после и серый волк, что был умелым механиком и отлично справлялся с баранкой того пылесоса на котором собиралась выезжать команда по спасению общины N.
Пока куница трудилась, старейшина давал указания рыжему псу. Вдалеке, подальше от любопытных глаз и ушей. И только когда все собрались, даже жители общины, лис вскарабкался на ящик и, разведя руки, громко всхрипел:
- Вы наша надежда! – в воздухе повисла густая тишина, что сводила даже легкие. Химера морщился от яркого утреннего солнца, глядя, как старик корчит из себя властителя погибающего королевства. Этот старый кусок мяса только и умел накручивать на всё столько пафоса, что аж тошно становилось. Речь старика прошла как-то мимо ушей Лукаса, он лишь запомнил то, что надо идти куда-то за горизонт своих возможностей, быть смелым, не сворачивать с пути и принести в дом процветание. О каком доме шла речь химера не понял и иронично хмыкнул, взваливая на плечо свой верный топорище, в душе струхнув, что шов на боку мог и разойтись от столь резкого телодвижения. Но обошлось, теплоту крови на коже зверь не почувствовал.
- Вернитесь домой целыми и с победой. От этой экспедиции зависит наше будущее. – на сим старый лис закончил и слез с ящика. Жители общины без особого энтузиазма захлопали в истертые ладони и начали расходится по своим делам, пока бравая команда продолжала погрузку в транспорт.
- Итак, этого вам должно хватить на экономную неделю. Старик сказал, что до точки прибытия хватит, а на обратную дорогу, извольте, сами себя укомплектовывать. – куница закинула последнюю канистру с топливом в багажник машины и, отряхнув руки друг об друга, довольно хмыкнула, делая шаг назад и осматривая свои труды.
- Ну, пусть Небо будет к вам благосклонно, надеюсь что Старик не выжил из ума и всё это ему не приснилось, хах. Удачи. – цыкнув языком, куница развернулась на пятках и ушла, оставив всю команду на попечение самих себя. Долго размышлять времени не было, так что бравая команда загрузилась в машину и поехала.
Серому волку досталось место за рулем, так как именно он знал этого четырехколесного монстра, как свои пять пальцев и хвост. Рядом с водительским сиденьем приземлила свою роскошную задницу черная борзая, как самая глазастая, умная и красивая разведчица, что не раз бывала в Пустоши и знала её не хуже, чем волк свою машину. По крайней мере она так утверждала, а старейшина и верил. В салоне же разместились остальные. Ближе к задним дверям устроился химера, чтобы не стеснять кого-то своей широкой фигурой, а заодно ловить каждую кочку на ходу. На случай, если швы разойдутся, рядом с химерой сидел белый борзой, искусно владеющий иглой с ниткой. За водительским сиденьем расположился рыжий пес, звезда всей этой вечеринки, славный лидер.
Ключ зажигания повернут, машина пару раз чихнула, всхрюкнула и завелась, отправляясь в указанный старейшиной горизонт.

+3

2

     Этой ночью Коди Стоунер одержал очередную "славную" победу, записав на свой счет еще пару трупов. Беспечные путешественники оказались на редкость тупы, раз позволили себе напиться вусмерть посреди совершенно незнакомого поселения и в окружении явно не самых дружелюбных морд. И ладно бы, только это! Идиоты поведали о своей дороге приключений, что вела их не абы куда, а прямиком к довоенному армейскому бункеру. Они уже какое-то время находились в пути и были полны решимости достичь цели во что бы то ни стало. Увы, этому не суждено было сбыться. Когда бродяги отключились, рыжий пёс без особых проблем смог забраться к ним в палатку и по-очереди перерезать глотки. После этого он замёл следы, точно и не приходили в общину этой ночью двое уставших путников. В его интересах было сделать это максимально чисто, ведь в ином случае, на пса повесят всех собак. Экий каламбур получился.
     В самом деле, положение Стоунера в общине было довольно шатким, вопреки расхожему мнению ряда ее обитателей о привилегированности пса. Старейшина на самом деле ценил Коди за его боевые навыки и умение выполнять грязную работу, не задавая лишних вопросов, но ровно также мог в любой момент выставить его козлом отпущения и отдать на растерзание толпе. Рыжий пёс был не более, чем полезным инструментом в лапах старого лиса, и отчетливо это осознавал. Потому и был до сих пор жив.
     Как же так вышло? Ответ был прост и крылся в прошлом Коди.
     Он был военным, что некогда господствовали на этих землях и устраивали регулярные рейды с целью зачистки местности, захвата ценных ресурсов и порою даже "рекрутинга". Под последним следовало понимать выявление среди горстки оборванцев того, кто мог обладать полезными для выживания навыками, будь то познания в медицине, устройстве механизмов, да подчас и просто тех, кто своим видом не походил на побочный продукт генетических экспериментов. Соглашались ли эти счастливчики? Конечно, черт возьми! Ведь кто не захочет оказаться под защитой вооруженных до зубов зверей, имеющих в быту поистине немыслимые для обитателей пустоши условия жизни, да еще и бонусом самому получить настоящее оружие, возвышающее тебя над сородичами до уровня бога? Решению их способствовал также тот малозначительный факт, что отказавшиеся или просто те, на кого не пал жребий, становились кормом для червей. Стоунер же был из числа "потомственных", тех, кто рождался на территории военных объектов и с самых ранних лет перенимал опыт старших. Другой жизни он не знал, да и знать не хотел, предпочитая видеть ее исключительно через голографический прицел винтовки. Но судьба сложилась так, что однажды военная база, ставшая рыжему псу родным домом, перестала существовать. Подробности данного инцидента навеки остались в недрах песьего сознания, и делиться ими с кем-то Коди совершенно не собирался. Да это было и не важно. Важно то, что ему пришлось бежать в чужой, враждебный мир, спасая собственную шкуру, и учиться выживать заново. Добравшись до общины, где и происходили описанные выше события, он принес на хвосте новости об уничтожении военной базы и предложил старейшине в обмен на кров и пищу хороший армейский бронемобиль, на котором приехал, а также собственные навыки бойца. По счастью, старый пройдоха оказался практичным и сразу смекнул, что из этого можно извлечь немалую выгоду. Он позволил Стоунеру остаться и тотчас загрузил его поручениями по самые уши. Экспедиции за припасами, охрана лагеря, нападения на стоянки рейдеров, словом, всё, где могли пригодиться его навыки обращения с оружием. И, конечно же, грязная работа, подобная совершенной этой ночью. Но сыскать благосклонность местных обитателей псу за пару лет своего пребывания в поселении так и не удалось. Многие продолжали на него косо смотреть, за глаза поливая грязью на чем свет стоит, о каких-либо доверительных взаимоотношениях и речи не шло. Пожалуй, единственный, с кем бывший армеец сумел хоть немного сблизиться, был местный медик Нтанда. Чудной малый, который, тем не менее, однажды спас псу жизнь, причем вопреки советам старейшины не тратить на рыжего подходившие к концу запасы медикаментов. То были трудные времена, а Стоунер, как назло, умудрился вместе с группой мусорщиков угодить в западню рейдеров, из которой только он один и смог выбраться. Проникнувшись к белому борзому благодарностью за спасение, Коди подарил тому свой мультитул, бывший небольшим напоминанием о военном прошлом. И рыжий пёс даже не задавался вопросом, на кой хрен медику понадобилась эта приблуда. Нтанда захотел, а ему не было жалко.
     И вот теперь его подписали на очередную дурно пахнущую авантюру, от которой отказаться было ну вот совсем не вариант. Стоунер высказал старейшине сомнения по поводу правдивости полученной информации, дескать, нельзя же просто брать и принимать на веру слова двух забулдыг, но старый хрен уже настроился на нужный лад, а мысли его, кажется, были сплошь о довоенных богатствах, с которыми он обретет власть, не снившуюся его отцу. После он поделился с вынужденным командиром будущей экспедиции чуть более подробными данными, нежели теми, что собирался огласить во всеуслышание. Небольшой клочок бумаги с записанным на него кодом от входа в бункер (если принять на веру слова одного из путников) Коди убрал в планшет с картой, на которой, в свою очередь, были сделаны все необходимые отметки, включая приблизительные места остановки на отдых, а также еще более приблизительные координаты объекта. Увы, сам пёс, хоть и был бывшим военным, не мог сказать точнее. Даже, если он когда-то в штабе и видел план расположения всех точек, то попросту успел забыть с течением времени и под гнетом событий. Получив же все необходимые вводные, Коди направился вслед за старым лисом к месту собрания.
     И пока старейшина толкал воодушевляющую речь о том, какая же важная им предстоит миссия, Коди окидывал взглядом потенциальных компаньонов, примечая среди них как и уже примелькавшиеся морды, так и одну новую. Что его, надо сказать, совершенно не радовало. Рыжий пёс примерно представлял, чего ему ждать от волка и белого борзого, испытывал сомнения в надежности его сестры, с которой успел заиметь далеко не самые теплые отношения за время жизни в общине. Это не переросло в конфликт лишь потому, что Адель преимущественно находилась в разведке и вообще мало пересекалась с Коди. Разумеется, все это было справедливо до сегодняшнего дня. Этот непонятного же вида чужак... Он чем-то напоминал Стоунеру его самого: появился из ниоткуда, о себе почти ничего не рассказывал, держался особняком и единственное, чем успел выделиться, помимо своего ужасного состояния, так это здоровенным дрыном и, должно быть, умением с ним обращаться. Его раны, к слову, не зажившие до конца, также наводили на неприятные мысли о том, что вся эта шайка-лейка собрана тут не столько затем, чтобы в самом деле успешно съездить в далёкое далёко и вернуться с добычей, но дабы исчезнуть без следа из жизни общины и ее обитателей. Но Стоунер гнал прочь эти мысли, поскольку со стороны старого лиса было бы неразумным разбрасываться столь полезным инструментом, как то: механик-водитель, медик, разведчик и боец. И всё же, до конца избавиться от мыслей этих псу не удавалось. Еще одной не слишком приятной для пса деталью стало почти полное отсутствие нормального - в его понимании - вооружения у всех членов отряда. Да, бывший военный уже успел свыкнуться с мыслью о том, что мощный огнестрел и боеприпасы в достатке остались в его прошлой жизни, а в пустошах балом правит не столько даже самопал, сколько различные самодельные клинки, копья и прочий... мусор. Считать их мусором пёс всё равно не перестал. И от того его задача еще сильнее усложнялась: он не просто будет вынужден собрать и удержать вместе разношерстных бродяг, но также придумать, как использовать все их, скажем так, тактические возможности в потенциальных стычках. А выходило так, что всю квоту по огнестрелу в их группе выполнял сам Стоунер со своей штурмовой винтовкой, пережившей на пару с владельцем гибель базы и не одну стычку в пустошах, приобретя подобающий внешний вид, да однозарядным самопалом под патроны от дробовика, который Коди держал при себе на крайний случай, ведь выстрелить в условиях боя это чудо сможет только один раз, и то, если не развалится, перезарядить же его будет весьма проблематично.
     Тем временем речь старейшины закончилась, и группа загрузилась в любезно предоставленным им транспорт, один лишь вид которого вновь заставлял подумать о том, что от них просто решили избавиться. Коди очень хотел бы оказаться вновь в бронированном брюхе армейского вездехода, но столь ценную единицу техники им, понятное дело, никто выделять не стал. Да и места в нем было бы маловато для пяти морд вместе с припасами. Которых, сука, тоже выдали в один конец.
     Стоунер не спешил заниматься сплочением коллектива, раскрытием личности своих подопечных и тренировкой воинского братства, он лишь вновь в общих чертах напомнил, в чем состоит суть их задания, обозначил сидевшему за рулем серому волку маршрут, коего стоит придерживаться. Черная борзая получила приказ докладывать обо всех подозрительных перемещениях на горизонте. После чего замолк и стал делать то, что и полагалось в дороге: мониторить окрестности взглядом, насколько позволяло его положение из-за спины водителя, не забывая периодически оборачиваться и оценивать, что происходит уже внутри автомобиля.

Отредактировано Shepherd (08.04.2024 14:30:24)

+3

3

И на твоих иконах
Пьяные драконы
Нас с тобой не тронут
Пока в стволах патроны

Адель видела больше, чем говорила, и знала то, что знать ей не полагалось. Зоркий взгляд, острый ум, хороший слух - все это играло с ней злую шутку. С другой стороны, благодаря своим навыкам, Ада все еще была жива, как и брата не давала в обиду. В их паре альфой был не он.

Навыки в приготовлении ядов и противоядий ни раз и ни два спасали ей жизнь. И в большей степени потому, что она не рассказывала как именно готовит все это варево и из чего, держа свои рецепты у себя в голове. Это делало ее ценной для поселения, как и ее брата, который действительно был медиком от бога и ни раз вытаскивал с того света тех, по кому даже отпивание проводить было поздно.

В этой поездке Ада видела для себя возможность. Возможность свалить так далеко от старого лиса, как только выйдет. И естественно она собиралась прихватить с собой и братца, чтобы найти лучшую жизнь, лучшую крышу, а может и вовсе научиться выживать самим. В конце концов, кто им еще был нужен кроме их обоих?

А еще она нутром чувствовала, что Коди ее откровенно недолюбливает. Может быть все дело в том, что она слишком пристально смотрела ему в глаза с тем самым: "я знаю о твоих грязных делишках", а может из-за кривой усмешки, которую самка ни раз дарила рыжему с нотками надменности и отсутствием всякого страха перед ним. Она не считала его для себя противником. Потому что там где вояка брал грубой, самцовой силой, она возьмет совсем другим.

Чужак-химера не нравился Адель по острой простой причине - он глянулся брату. И да, она ревновала. Все настолько банально и пошло. Зато она с радостью бы махнулась местами с рыжим псом, чтобы оказаться в кузове с Нтандой и не пускать его к Лукасу, потому что да. Она буквально затылком ощущала, что братец полезет проверять состояние химеры и более того, обязательно будет к нему прикасаться. Гр-р-р. От этой мысли шерсть на загривке поднялась дыбом.

- Дай-ка еще раз свою карту, - просунула руку назад Адель, пощелкав пальцами, обращаясь Стоунеру. - Я хочу лучше прикинуть куда нам двигать согласно этой карте и местности, которую знаю. Так далеко я, конечно, не выбиралась, но ближайшие места знаю как свои пять пальцев. - главное, не оборачиваться назад и не отвлекаться особо от дороги... Но черт побери! Химеру хотелось задушить собственными руками здесь и сейчас.

- Ты ездил в ту сторону? - поинтересовалась борзая у волка за рулем, махнув куда-то вперед, в сторону лобового стекла.

Нтанда был взволнован предстоящей поездкой, но честно говоря был рад. Потому что он в пух и прах разосрался со своим любовником и на хую его вертел, честное слово. Он впервые выбирался куда-то далеко, за пределы деревни, поэтому был немного взвинчен. Благо, что перед поездкой он успел вкусной микстуркой и все-таки был поспокойней, а то от безумных и безудержных идей его голова грозилась лопнуть, а окружающие были под риском быть заговоренными до смерти. Потому что эмоций было слишком много. Нтанда даже хвостом чуть вилял из стороны в сторону и едва слышно поскуливал.

Сейчас сестре с ним было бесполезно говорить. Белошкурому нужно было унять бурю эмоций и чувств, особенно после того, как он глянул на своего недолюбовника с тем самым взглядом: "слышал? Я особенный. А ты меня потерял. Уебок." Адель отравила бы его, право слово, но так как свалить для нее было важнее, чем возвращаться для мести, тот, кто обидел Нтанду будет жить. Потому что собственные свобода и благополучие вместе братом были важнее.

- Никогда никуда не выбирался, - взволнованно по-собачьи пискнул Нтанда, сощурив голубые глаза на тех, кто был в кузове авто, заодно глянув на затылок сестры, но та общалась с Коди и серым волком. Влезать туда и мешаться ему не хотелось. Он сощурился на Стоунера, наморщив коротко нос и оскалившись в хмельной улыбке, а после скосил глаза на Лукаса, побираясь к химере поближе.  - Пока в дороге, хочу осмотреть тебя. К тому же утренние процедуры мы с тобой пропустили, а это не очень хорошо, - он достал из своей сумки масляную лампу, закрепив ее на дверце машины, поджигая от спички. Выглядело достаточно эффектно и походило на некое волшебство, да и пахло масло гораздо приятней стандартного, разжигаясь постепенно и светя лучше, но то уже засчет того, что пес выровнял специальными железяками свет, делая его более направленным, а не рассеивающимся. Достав флакон с резкопахнущей жидкостью с явным неслабым градусом, Нтанда растер немного на свои лапы, а после подвинулся к Лукасу совсем близко, аккуратно ощупывая подушечками пальцев рядом со швом, проверяя температуру кожу и степень ее воспаления рядом со швом. - Сильно болит? У меня с собой есть кое-что, что сделает настроение чуточку лучше, а ощущения в теле многим приятней. - тихо усмехнулся белый, заглядывая своими голубыми глазами в глаза химеры. В конце концов, для него возня с ранами, болезнями жителей деревни был единственный способ получения эмоций и адреналина, пока сестра скакала по Пустошам и собирала всякие реагенты, из которых они потом делали каждый свое. Нтанда - дурь, полезные средства, Ада - яды и противоядия.

Отредактировано Нтанда (08.04.2024 15:47:23)

+3

4

Для Дюка вылазка была обыкновением, лишь очередным из его заданий по техническому сопровождению экспедиции. Казалось, за время своего пребывания в общине он успел залезть в кишки каждой из имевшихся тарахтелок. Вот и нехватка ресурсов, предоставляемых в дорогу, казалась по его опыту обыденностью - только лишь из ценных книжек по обслуживанию автотранспорта волчара знал, что однажды моторным маслом считалась не в сотни раз прогнанная отработка, больше походившая на непрозрачную грязную водичку с огромными и многочисленными хлопьями копоти, а полупрозрачное жидкое золото в красивой упаковке. Серый мечтал хоть раз найти такую нетронутую баночку, чтобы увидеть и услышать, как практически без помех работает освеженный двигатель.
И хоть мириться с недостатком бензина, тормозной жидкости и масла привыкать не приходилось, времени на подготовку транспорта волку дали действительно мало. Он пытался убедить старейшину отложить поездку хотя бы на неделю, чтобы серый успел полноценно перебрать двигатель и проверить остальные системы фургона, но был вынужден проглотить отказ. Не желая всё же полностью доверять свою судьбу и судьбу попутчиков случаю, Фаз постарался наскоро почистить от кокса тряпками хотя бы головку блока цилиндров. В идеале нужно было бы, как и перед любой другой экспедицией, разобрать двигатель до коленвала и поршней, провести максимально доступную с его ресурсами чистку, дабы продлить потенциальную жизнь этому ведру с гайками и болтами. По сути весь автопарк общины худо-бедно держался, пусть и пердел и коптился, только благодаря такому извращенному энтузиазму.
Вот и в утро поездки пришлось встать пораньше и наскоро заняться ходовкой - подтянуть раздолбанные бездорожьем стойки, с сожалением осмотреть отвердевшие и потрескавшиеся сайлентблоки, не в силах сейчас что-либо сделать, но надеясь отодрать новые с какой-нибудь брошенной в пустыне другой консервы на колесах, да проверить, не развалились ли от ржавчины пружины амортизаторов. О ремонте кузова в условиях их тяжкого существования можно было и не мечтать - весь автомобиль, по сути, был одним сплошным "рыжиком", а сгнившие пороги и дыры в дверях по-родному наводили даже какую-то постапокалиптическую романтику.
На нервы волка капала и выскочка-куница, то и дело изводя механика вопросами в духе: "Ну как там? Уже готово?" - а торопить работягу было худшей затеей, ведь он прекрасно знал о сроках, и для того, чтобы в них уложиться, ему нужно было основательно концентрироваться на своем деле. "Пустить бы ей на «бортовой» вольт эдак сотни две... И шило из задницы либо выкрутить, либо вкрутить до конца," - только и мог пробухтеть про себя серый, но в итоге отвечал, что всё идёт по плану, и к поездке машина будет готова. Условно готова.
Напоследок, выкатив ржавую машину из не менее ржавой мастерской, дабы остальные могли загрузить в неё припасы, серый сложил под водительское свой драгоценный, из разных других наборов собранный полный набор комбинированных рожковых ключей, да вернулся в мастерскую, чтобы прихватить портсигар с самокрутками и еще один, особенный рожковый ключ - четырехкилограммовый на 65. Настоящий экспонат, больше бы подошедший как сувенир или украшение, нежели настоящий рабочий инструмент. Было бы именно так, не внеси Дюк в него свои конструктивные нововведения: губки ключа были заточены к вершинам, что превращало комически огромный ключ не только в увесистую железную дубину, с которой и обходиться мог только подготовленный крепыш вроде него, но и в своеобразные "вилы", которые с большой силой можно воткнуть в недоброжелателя и перекрутить бедолаге все внутренние гайки.
Так Фаз и вышел из гаража - с незаженной папиросой в губах и с гигантским ключом, взваленным на крепкое плечо, весь в испачканном маслом и копотью рванье, да с круглыми очками газосварщика, оттянутыми на лоб. Он осмотрел собранных в кучку доходяг без презрения и без сочувствия - ему не впервой приходится возить жителей общины на вылазки наружу. Правда, очень редко такие путешествия затягивались не на часы, а на дни, поэтому волноваться было о чем. Единственный, кого в этой шайке побаивался Дюк, а оттого не сомневался в его способностях - это Коди. Он хоть и бывает той ещё занозой в заднице, о чём волк ему вряд ли когда-то скажет, но из всех, кого Фаз знал, он был самым приспособленным для того, чтобы дать отпор чужакам, и явно выкарабкался бы из любого дерьма. Что же до остальных, то набор в целом был вполне логичный. Наличие в группе медика, механика и разведчика было оптимальным и предсказуемым. А вот белая остроухая подранная зверюга вызывала вопросы без ответа. Старейшине-то, конечно, виднее, но химера был уж очень, очень непривычным для глаза Дюка.
Неоднозначно хмыкнув, волкавый подтолкнул ворота гаража, дабы в него не намело слишком много пыли, напоследок обошёл уже загруженный пассажирами и грузом фургон, контрольно осмотрев все колеса, сел за баранку, кинул под сиденье свое оружие и не с первого раза завёл скрежещущий и стучащий зубами поршней мотор, выплевывавший взад чернющий дым, таким неуважительным образом как бы прощаясь с общиной.
Выезжая уже через ворота из поселения, Дюк щелкнул разогревшимся прикуривателем и подпалил с него кончик самокрутки, зажевав её в зубах и теперь попыхивая в приоткрытое окно.
- Ты ездил в ту сторону?
Расплывшись в улыбке, но не выпуская папиросу из пасти, волк дернул мордой в сторону борзой, пристально посмотрев на неё веселым, даже распиздяйским взглядом, и хоть и отрицательно, но бодро помотал головой:
- Много где катался, но не туда. А даже если бы и катался, ты никогда не знаешь, что ждёт тебя за воротами общины.
Дюк так и орудовал механической коробкой и рулевым колесом, следуя указаниям Адель и смакуя доморощенный табачок, покуда в его нос не ударил какой-то другой запах, смешавшись с запахом табака и заставив механика поморщиться. Сначала посмотрев в запыленное зеркало заднего вида, а следом обернувшись через сиденье, он рявкнул:
- Эй, клирик самовзрощенный! Ты мне там салон не дожги окончательно, нам на этом корыте ещё обратно добираться!

+3

5

Черные губы растянулись в скользкой улыбке. Химера ещё никогда не был в столь отчаянной ситуации, как эта. Лукас повидал множество суицидников, идущих на смерть во имя хер пойми чего, но эти, черт… Химера с трудом сдерживался от смеха, но губы предательски дрожали, сдерживая натиск сквозящего бессилия. То ведро в болтами, что гордо именовалось транспортом, дай Создатель, дотянет хотя бы до точки Б, а уж вернуться… Впрочем тоже самое Лукас думал и о себе, ведь только дураку не ясно, что его отправили сгинуть в этой экспедиции. Жаль только то, что у химеры были иные планы и в их свершении неплохо помогал белый борзой, что с такой заботой заштопал шкуру чужака. Безвозмездно. На чистом энтузиазме и старом решении помогать любому, кто в этом нуждался.
Золотые глаза скользили по отряду самоубийц, выискивая потенциального палача среди этих смертников и, пожалуй, рыжий пес с черной борзой вполне подошли бы на эту роль. Первому, прям на лице написано, не впервой резать глотки, а вторая… Её ревность сладко оседала на корне языка, что химера буквально упивался и чуть ли не намеренно обхватывал длинным хвостом белого борзого, когда она смотрела на них. Нтанда давно приглянулся химере, ещё в тот момент когда игла пробила шкуру и химера наживую переживал каждый проход нити через кожу, не морщась, а лишь таращась на медика, словно на сочный кусок мяса.
- Боюсь тебе не понравится, если я расслаблюсь, Белоснежка. Как и всем, кто находится в этой… машине. – едкий запах ударил по ноздрям, защекотало где-то внутри от чего химера наморщил нос, подав это, как кривую оскаленную улыбку. Прикосновение теплых пальцев к ранам было… терпимым. Приятного, безусловно, мало, но после пережитых старых травм и всей той боли, Лукас, пожалуй, был рад именно такой. Сейчас, расслабившись, он кинул беглый взгляд исподлобья, убедившись, что черная всё ещё могла видеть их боковым зрением, приобнял медика.

Потрескивание сухой земли под колесами сопровождалось лишь кряхтением мотора и редким воем шакалов, стоило лишь всей команде покинуть окрестности общины и начать углубляться в дикую Пустошь. День предстоял долгий и, в теории, без приключений, ведь на ближайшую сотню километров было, мягко говоря, ровным счетом ничего. Ближайшие точки интереса были в совершенно другой стороне, а туда, куда старейшина направил команду, лишь глухая, неизвестная Пустошь… Конечно, это если верить рассказам Лени и Марка, что скоропостижно покинули сей бренный мир. Солнце стояло в зените и, кажется, можно было слышать, как шкворчит крыша автомобиля. Горизонт искажался от зноя и вся пустошь танцевала с своем смертоносном танце, сводя с ума и сбивая с пути. Лукас сглотнул. Без слюны. К жажде ему было не привыкать, но от этого желание окунуться даже в самую грязную лужу никуда не пропадало, а на такой жаре раны, казалось бы, ныли ещё больше, да и пот, попадая на не самые зажившие участки, вызывал дискомфорт и пощипывание.
Запах дыма дошел до ноздрей химеры не сразу, но интерес вызвал в ту же секунду, как мозг обработал информацию. Это был совсем не запах горящей травы, резины и уж тем более дело было не в машине. На горизонте событий разгорался чей-то костер. Две машины, вид имевший разве чуть лучше, чем колесница смерти команды по спасению общины, стояли посреди нихуя. Между ними горел костер, пока ещё молодой, слабый, но коптил не хуже выхлопной трубы. Рядом с костром вытанцовывали двое, один другого перебиая и явно ругаясь на счет техники разведения огня в пустыне посреди бела дня, а ещё трое отдыхали в тени своих машин, изредка отмахиваясь от орущих олухов. И во всей этой ругани, хриплых голосов был слышен жуткий вой. Кошачий вой.
Химера в какой-то миг даже забылся и, вскочив, ударившись головой о потолок, подобрался ближе к водительскому месту.
- Тормози. Дорогу спросим. – химера был взволнован и предельно серьезен. Осознав, что главный по клитору здесь всё-таки был не он, Лукас плюхнулся назад и посмотрел на рыжего пса, ожидая, что он всё-таки примет верное решение и не позволит бомбе сдетонировать раньше времени, в конце концов… Нтанда был всё ещё рядом с химерой.

+3

6

     - Ну держи. - Стоунер недоверчиво хмыкнул и протянул Адель планшет с картой.
     Право слово, он совершенно не удивился бы, возврати черная борзая обратно всё тот же план местности, но с нарисованным поверх всех холмов и равнин членом. Однако же разведчица и в самом деле лишь обновила собственной лапой сделанные ранее отметки, которые несколько изменили свои местоположение и сузили обведенные в круг зоны поиска, но в общем и целом остались неизменны.
     Между тем, в задней части салона белый борзой решил провести внеплановый медицинский осмотр чужака, тем самым вызвав у водителя вполне закономерное и логичное негодование.
     - Нтанда! - в свою очередь рявкнул рыжий пёс, оборачиваясь через плечо, - Если сожгешь машину, то всех нас на своём горбу потащишь. А если Лукас после твоего осмотра окажешься невменько, еще и в бой за него пойдешь. Понял?
     Стоунера волновали целый и совершенно точно не сгоревший от капли масла из керосинки транспорт и химера, готовый в случае чего схватить свой огромный дрын и надавать им по вражеским мордам. Сейчас же дело шло к тому, что в лапах чужака окажется уже совсем другой дрын, и получит им один лишь только Нтанда, который, судя по его виду и действиям, вовсе даже и не против. А рыжему псу, в свою очередь, было всё равно. Он за несколько лет жизни в столь приятной компании дикарей с пустошей уже привык к тому, что для них не существует никаких норм и рамок, поэтому трахаться те были готовы буквально где и с кем угодно.
     - Да мне насрать. - рыжий пёс ответил на замечание химеры довольно равнодушно и даже плечами пожал, хоть из-за спинки сидения Лукас этого и не мог видеть, - Ебитесь как хотите. Только чтобы были готовы выполнять приказы, когда мне это будет нужно.
     Стоунер особо и не скрывал, что отряд для него - всего лишь набор функций, которыми он будет распоряжаться в зависимости от ситуации. Точно также, как его самого пользовал старейшина. Все они, включая и Нтанду, были для Стоунера чужими и уж точно не тянули на роль боевых товарищей, на которых ему было не плевать.

     Дальнейший их путь обошелся без приключений. Кто-то о чем-то временами переговаривался и что-то обсуждал, Коди же воспользовался этой небольшой передышкой и решил вздремнуть. Ведь, в отличие от других, он минувшей ночью вовсе даже не сладко спал, а занимался выуживанием информации и ползал на кортах по палаткам с ножом в лапе. Сладко спать - в принципе не про этого пса, который с тех самых пор, как бежал с гибнущей военной базы, не мог по-настоящему расслабиться, чувствуя себя в безопасности. Стоунер всегда спал в пол-глаза и в обнимку с заряженной винтовкой. Хотя в руководстве по стрелковому делу и говорилось, что так делать нельзя, в нем не был учтен тот факт, что стрелку приходилось ночевать посреди полудикого зверья, которое за ту самую винтовку готово уже тебе глотку вскрыть. Вот и сейчас он, с виду спокойный и безмятежный, был готов в любой момент подорваться и стряхнуть с себя дремоту, как наваждение.
     И такой момент настал.
     На горизонте показались силуэты двух транспортных средств, а чуть немного погодя и их владельцев. С почтительного расстояния было трудно разобрать, что именно они делали, и не помог даже бинокль с единственной рабочей линзой, который лишь смог более отчетливо показать Коди машины. Вся остальная картина была сокрыта от его взора. Постепенно с приближением к месту стоянки до экипажа "сухопутного корабля" экспедиции от общины N стали долетать обрывки голосов, что разобрать не представлялось возможным как из-за рокота мотора, так и из-за общей невнятности речи бродяг. Но что совершенно точно выделялось на фоне этой симфонии из ора и молотящих поршней под капотом, так это нечеловеческий ор какого-то животного. Было похоже на... кошку? Коди уже успел позабыть, как вообще звучат эти самые кошки, поскольку видел их в живом и не прожаренном на вертеле состоянии как раз на той самой базе. Но так или иначе, можно было сложить дважды два и предположить, что эти господа решили устроить пикник на обочине. Ну либо же натягивали животное на хуи, кто знает? Отрицательно низкий интеллект дикарей не был уже чем-то из ряда вон, и за пару лет жизни среди таких же, Коди лишь убедился в правильности решения вышестоящего командования утюжить пустоши вертолетами и артиллерией, дабы на них никто не подавал признаков жизни.
     Еще и Лукас ни с того ни с сего встрепенулся и подскочил к водителю с таким видом, точно там, на костре, резали его родного ребенка.
     - Сядь. - рыкнул на него Стоунер, в свою очередь отрывая задницу от сидения и перемещаясь поближе к лобовому стеклу, - Дюк, объедь стоянку по дуге. Адель, высматривай, сколько их там и чем вооружены. Уезжать нельзя, они могут упасть нам на хвост.
     Именно это и волновало рыжего пса - отсутствие потенциальных свидетелей и тем паче преследователей, а вовсе не надрывный вой несчастного животного. Ему, конечно же, где-то в глубине души было жаль зверюгу, но ставить под угрозу миссию и свою собственную жизнь ради неё Коди уж точно не стал бы. Но дополнительным стимулом в этой ситуации послужило также то, что с автомобилей бродяг можно было поживиться какими-нибудь припасами, коих, как известно, отряду выдали только в один конец.
     Сам же Стоунер переместился ближе к боковой двери и устроился на сидении совсем рядом с выходом, просунув между створками решетки ствол винтовки. Обзор был так себе - потому-то он и велел разведчице наблюдать за стоянкой - но зато отлично скрывал самого стрелка от глаз потенциального противника и в случае чего давал тому право первого выстрела.

Отредактировано Shepherd (11.04.2024 20:50:09)

+3

7

Я за тобою по пятам, и даже ты меня не видишь
Не пойму, то ли любить тебя, то ли же ненавидеть

- О, не стоит волнений, у меня все под контролем! - уверил белый, обернувшись сперва на Дюка, а после глянул и на Коди, приподняв висячие уши у корней, пока Адель реально сверялась с картой на планшете и делала какие-то пометки карандашом, дописывая что-то и обозначая. Увы, Дюк информации не подкинул, впрочем, вызвал усмешку на ее губах и взгляд в его сторону на словах о том, что в Пустоши может ждать что угодно. И кто угодно, кстати, тоже.

Адель вернула планшет Стоунеру, действительно на полях дорисовав рыжему маленькое послание в виде двух рожиц с глазами крестиками и ртом с опущенными уголками губ с плюсиком перед ними. Ну, не могла не позволить себе колкость в его адрес, а заодно ей вдруг захотелось понять как именно Коди поймет это послание. В конце концов, умственные способности пса ей было любопытно прощупать. Знаете то самое: когда старый враг лучше и надежней друга.

- Делись, Дюк, нечего в одну мору курить, - хмынула Ада, выудив из пасти черного самокрутку и довольно затягиваясь от нее и выпуская дым в сторону своего приоткрытого окна. Облизнувшись, самка вернула самокрутку черному, прямо в пасть и подмигнула ему, вернув внимание дороге. Но да, да. Она поглядывала в зеркало заднего вида на то, что творилось в салоне. И да. Она заметила и объятия химеры в адрес брата, и то, как химера обвил Нтанду хвостом. Сссссссссука. Она коротко прикрыла глаза и глубоко вдохнула, затем медленно выдохнула. Как же хотелось вырвать химере один палец за другим, отрубить хвост и запихать ему же в его белый зад. Но нужно было держаться. Ничего, на первой же стоянке Адель собиралась как можно дальше утащить Нтанду от химеры и не дать им уединяться. Ни. За. Что.

Нтанда приподнял белые бровки, заглянув Лукасу в глаза. Его зрачки на секунду сузились, а затем расширились, а черные губы тронула едва уловимая улыбка.
- Пусть за дорогой следят, - он чуть приподнял усатые щеки, от чего едва показались клыки, но далеко не в знак агрессии, о нет. Впрочем, после слов Стоунера о том, что они могут ебаться прям тут, белый только глаза коротко закатил. Умеют некоторые одним словом весь романтик испортить, merde.

- Слушаюсь, командир. - все-таки лукаво бросил Нтанда в адрес вояки, сощурив на него глаза и добродушно усмехнувшись, а затем вернул внимание к Лукасу, скользнув взглядом сперва и по его хвосту, а затем и по его руке на своей талии. Было в этом что-то волнительно приятное. А еще Нтанда любил крупных самцов. Еще больше он любил оказываться под ними или зажатым ими. Тц.

Обработка ран заняла немного времени. Все-таки белый уже наторел в этом вопросе и делал многое на автомате. Но да, его розовый нос в коричневую крапинку в какой-то момент все-таки ткнулся в шею химеры, медленно скользнув к краю мощной челюсти, обдавая приятной прохладой нежной кожи носа.

Нтанда облизнулся, задев сустав челюсти кончиком языка, а затем чуть отстранился от Лукаса, коротко заглянув тому в глаза, слегка поведя острым плечом. Де: а я чего? Я ничего. Пульс проверяю. Раны, к слову, ощущали прохладу. Мазь, которой белый обработал швы, пахла не шибко приятно, но зато холодила кожу и заодно обезболивала. Часа на два это чувство оставалось с Лукасом, пока они ехали дальше. Нтанда же все-таки от него отсел, погасив лампу и отставив ее в сторону, пока масло остывало. Все-таки разлить по салону потенциальное горючее ему не хотелось, а посему он ее надежно закрыл.

В салоне постепенно становилось жарко, а белокшурый перебрался за сидение Адель так, чтобы из окна с ее стороны доносился ветер. Он весь взмок и в какой-то момент даже задремал, повесив голову и приоткрыв пасть, из которой теперь весела тонкая ниточка слюны и чуть-чуть торчал кончик розового языка. Правда, долго спать не получилось, потому что сперва донесся запах и звук, а затем и взволнованный химера оказался близко к сидениям. Нтанда дернулся и внедоумение уставился на химера, затем нахмурился, а после глянул на Коди, после уже на Адель и Дюка, перебираясь вглубь салона, чтобы не мешаться под ногами.

Адель заметила их чуть раньше от чего подала сигнал сперва Дюку, а затем и Коди пощелкала пальцами, указывая на окно, де, вижу потенциальную угрозу, но кипишь раньше времени поднимать не собиралась. К тому же его поднял Лукас, да и звуки Аде тоже не глянулись. Правда, сама борзая подумала о том, что на стоянке дерут какую-то кошку. Не животное, а антро.

Цепко всматриваясь из своего окна на количество противников, а заодно и бегло изучая их вооружение, борзая прищурилась, а после в неудовольствие дернула губой, чуть обнажив левый клык.
- Их как минимум пятеро, - подала наконец голос Ада, всматриваясь лучше в открытое окно. - Нтанда, запрячься поглубже в тачке. - она не оборачивалась, зная, что брат ее послушает. - И как минимум есть тот, кто дерет кошку, судя по этим богомерзким звукам. А значит потенциально - шесть. - Ада чуть склонила морду набок, - Вижу обрез, и всякую хуйню для ближнего боя, больше сказать не могу, - а после она открыла окно шире, расстегнула свою кожанку, чтобы была видна черная майка в облипку, а заодно отсутствие белья под ней и вставшие соски, - Погляжу весело проводите время, ребята! - подала слащавый голос Ада, махнув из машины рукой, привлекая тем самым к себе внимание..  - Неужто кошку дерете, компания к ней не требуется? А то в такой жаре кровь так и кипит, а выпустить пар и не с кем, - она широко улыбнулась, склонив голову набок. Ей было важно понять настрой компании. В конце концов, вступить в бой всегда успеется, а усыпить бдительность и начать мирно - лучшая тактика для выживания. - Не торопись. - сказала самка так, чтобы ее услышали только Коди и те, кто был в тачке. К тому же выглядела Адка изящно и утонченно, как и ее братец. Братец правда все потоньше был, она более поджарая была.

Заодно Ада пыталась в целом оценить обстановку и расположение врагов лучше, чтобы передать команде кто где стоит. Плюс она старалась все-таки понять есть ли кто-то еще помимо тех пятерых и некого шестого ебущего кошку, а заодно присмотреться к тому есть ли еще какое вооружение, которое видно вот прям с ее позиции.

Отредактировано Нтанда (12.04.2024 00:27:44)

+3

8

Серому показалось, что сейчас самое время для того, чтобы развлечь себя лёгким дурачеством. Когда борзая поймала в свои пальцы папироску, волк потянулся вслед за ней, не выпуская ещё некоторое время из пасти, как бы жадно допыхивая, прежде чем поделиться с попутчицей. В итоге он чуть не брякнулся плечом в плечо самки, но, хохотнув и посмотрев на неё с задорным прищуром, когда та ему подмигнула, выпрямился и вновь уткнул зрачки вперёд, продолжая искать и щупать колесами наиболее щадящие их участки околодорожного покрытия.

Путь с самого начала выдался нелёгким. Если бы Дюк знал заранее, что день будет настолько жарким, и на небе не будет ни облачка, он бы, наплевав на все хоть сколько-то ещё державшиеся в их скромном сообществе нормы, поехал на голое тело. Под обмотанными вокруг лап волка тряпками прела шерсть, пластиковое "торпедо" фургона, казалось, готово было вот-вот расплавиться и стечь на днище под лучами знойного светила, а сам транспорт напоминал всё более и более прогревавшуюся печь. Ещё какие-то два-три часа - и из волка получился бы довольно черствый и грубый на зуб стейк. "А так ли плоха на вкус волчатина? Хуже конины?" - Волкавый ощущал, что веки стали тяжелее, но опыт прошлых поездок позволил ему не сомневаться в том, что это не усталость и не сонливость, а лишь утомление изнуряющей жарой. Легче от этого, конечно, не становилось, но зато серый отдавал себе отчет в том, что в ближайшее время не вырубится, треснувшись о рулевой "бублик" мохнатой ряхой.
От ленивого постукивания пальцем по ободу руля и скрюченной вперёд позы Фейза спасла чёрная борзая, ткнувшая пальцем в видневшийся на горизонте лагерь. - Опа... - только и обронил хвостатый, чуть ослабив давление лапищи на педаль газа, дабы дать командованию возможность решить, что делать в сложившейся ситуации, до того, как это станет уже недоступной роскошью. Приближаясь к чужакам, волк тщетно пытался вглядеться в их силуэты, прежде всего стараясь убедиться в том, что те не выцеливают их прямо сейчас. На всякий случай Дюк пригнулся за рулем пониже и открыл боковое окно до конца - защитить ни от пули, ни от дроби оно бы не смогло, зато навредить осколками - вполне.
- Тормози. Дорогу спросим, - внезапно раздался грубый и натянутый голос Лукаса за плечом волка, заставив того дёрнуться и обернуться. Двумя торопливыми бросками строгого взгляда оглядев химеру, серый с пренебрежением вновь плюхнулся в спинку водительского сиденья, упорно ожидая приказа стоявшего выше в иерархии, а не равного ему члена пустынной братии.
- Дюк, объедь стоянку по дуге. Адель, высматривай, сколько их там и чем вооружены. Уезжать нельзя, они могут упасть нам на хвост.
- Будет сделано, босс, - отозвался волкавый, навострив ближнее к псу ухо, да круто вывернул руль, заворачивая в окружность по часовой стрелке, чтобы правая боковина фургона, где сидела Адель, была внутри, ближе к чужеземцам. Внезапная встреча вызвала тревожные впечатления. Мало того, что любая встреча с живностью в Пустоши обычно не сулила ничего хорошего, так ещё и драл душу этот чёртов вой. Дюк хоть и был не из ранимых, как и не грешил сочувствием к кому-либо, кроме членов родной коммуны, но эти резкие звуки вызывали негасимую природную реакцию, охватывавшую всё тело без исключения. Сердце застучало чаще, и Фазу уже сейчас пришлось начать ментально бороться с иррациональными мыслями, чтобы сосредоточиться на профессиональном и хладнокровном выполнении доверенной ему работы.
Последовавший же финт ушами Ады застал волка врасплох: мало того, что вступать в прямой и открытый контакт с незнакомцами было весьма смелым решением, так ещё и подготовка к нему скорее возымела большее влияние на водителя, нежели на разведываемую компанию - очертания натянутой черной майки на фоне чёрной шерсти и с кожанкой поверх вряд ли были отчётливо видны фигурам у автомобилей снаружи. А вот Дюку изнутри зато пришлось оторвать взгляд от дороги, стиснув зубы и сглотнув, поведясь на эти дамские фокусы. "Ну, если даже я падок на такие уловки, то затея не пустая", - мелькнула в голове мысль, оправдывающая безумный поступок Адель, и лапы сами собой завернули фургон ближе, сбавляя ход, следуя её совету. Однако, волк не терял бдительность, и держал наготове лапу на рычаге МКПП, в любой момент способный вдарить по газам, если придётся спасать их шерстяные задницы из передряги.

+3

9

Мясо в Пустоши было сродни деликатесу. Настоящее мясо. Животное. Одичавшие и соскучившиеся по вкусу смерти бродяги ловили всё, что бегало и дышало в попытке утолить голод своих желудков по чужой боли. И не всегда это были животные или насекомые. Каннибализм не был чем-то, редким, но до сих пор выворачивало наизнанку сознание и желудки чувствительных. Сегодня на гастрономическом костре, увы, был не разумный абориген, а всего лишь какая-то кошка, что успела отдать свою жизнь в муках, если вслушиваться в крики второй, ещё живой и нетронутой рукой голодающих.
А лица у этих были просветленные. Крайне. Обратив взгляды на черную суку, шакалы потупили взгляд. Один из компании явно был побочным продуктом любви брата и сестры, взгляд его разъезжался в стороны и с трудом фокусировался на черной брозой, но почему-то именно он, черный, облезлый пес с мексиканским налетом чихуахуа, выступил вперед, шумно принюхиваясь к гостям. У него определенно был забит нос.
- В сифилисных шлюхах не нуждаемся, так что уматывайте в ту пизду из которой вывалились! – опрыскивая своих товарищей шлейфом слюны, изувеченный не забывал делать неловкие шаги назад. Не успела, правда, его пасть снова раскрыться, как ему прилетело от ближайшего товарища, да так, что хлопок его кривой пасти эхом отразился на горизонте.
- Ебасосину прикрой. – шикнул уже куда более долговязый, но телосложением не отличающийся от сухой ветки, ласка. Серая шкура его была в проплешинах от паразитов и многочисленных шрамов, а замудохонное лицо выдавало нрав газонокосилки.
- Забудь его слова, ляля. Давай вылезай из машины с друзьями и присоединяйся, у нас как раз уже кошатина одна подоспела, скоро и вторая будет, нажремся, натрахаемся, поможем друг другу. Мы, бродяги, должны ведь помогать друг другу, так? А этого опездола прости, мать его в свое время упрыгала от него по членам, вот он и злой на весь бабский род. – облизнув разорванную губу, что уже давно не прикрывала часть желтых зубов, ласка закину на плечо нечто похожее на дубину в которую вбили ржавые куски металла на подобии лезвий. На рыжей блеклой поверхности импровизированного орудия возмездия виднелась свежая кровь.
На показ принесли блюда. Освежеванная тушка самой обычной кошки. Не прямоходящей, а обычного зверья, что попадался на просторах Пустоши также редко, как бензин. Умный маленький хищник предпочитал крупные населенные пункты, но чаще всего они попадались на коленях тех, кто эти пункты держал.
Лукас это заметил, и губы его задрожали, оголяя желтоватые острые зубы. Он с трудом сдерживал низкое гортанное шипение, схожее с гневом целой крокодильей реки. Он не ошибся. Там в клетке ещё была живая и нетронутая кошка. Сердце химеры откровенно колотилось, рискуя вырваться из груди раньше, чем зверь сам вырвется из машины, но… он терпел. Хвост бил по сиденью, а вены под шкурой вздувались в такт его напряжению. Он был готов, но ждал. Не отрывая взгляд от плешивых бродяг и, игнорируя жуткий смрад, что ветер доносил до всех находящихся в машине. Через запах дыма, жаренного мяса, немытых тех пробивался металлический запах крови и сладковатый аромат чьих-то духов. При приближении теперь можно было разглядеть, что одна из машин вовсе не была в стиле этой стаи обсосков и походила на… семейный минивэн? Разве что с легким налетом постапокалиптических обвесов в виде каких-то пары листов обшивки, но наклейка с цветочками и зайчиками на задней части машины как-то уж совсем не стыковалась с теми, кто зажарил кошку на вертеле.
Запахло жаренным. И дело далеко не в кошке.
За одним из автомобилей стало возможно разглядеть лужу крови, ещё достаточно свежую, чтобы блестеть на солнце.

+3

10

    Со стороны Адель было крайне неразумно так рисковать и подставляться под возможный обстрел со стороны незнакомцев. И пусть ее трюк с отвлечением внимания удался, Коди планировал после окончания заварушки отчитать разведчицу. Ведь ей было велено только наблюдать и докладывать, не более.
     Как бы то ни было, банда плешивого и ободранного зверья радостно восприняла предложение Адель и чуть ли не роняя слюну побежала показывать той "гостинцы". Лишь один, самый уродливый и перекошенный шакал попытался вякать, но его дружки очень быстро пресекли все возможные возражения. А зря. Вам, ребята, не помешало бы послушать этого болезного.
     Между тем Стоунер оценивал окружение. Первое, что бросилось ему в глаза - один из двух автомобилей, что своим видом никак не походил на жоповозку рейдеров. Слишком большой, несуразный и выглядевший на порядок лучше, чем вторая тарантайка. Вот та была самой типичной пустынной крысой: насквозь проржавевший корпус, отсутствие всего лишнего, включая двери, и то тут, то там торчащие во все стороны заточенные арматурные пруты и просто острые листы металла, приваренные столь неаккуратно, что Коди даже отсюда видел эти уродливые сварные швы. Со своей позиции, да сквозь решетку, крови рыжий пёс не увидел, зато обратил внимание на несколько внушительных борозд по борту минивэна, а на одном из шипов, в свою очередь, красовался рваный кусок обшивки.
     - Приготовиться. - прошептал Стоунер и поправил винтовку, поудобнее упирая приклад в плечо, - Лукас и Адель, пойдете со мной. Дюк и Нтанда, оставайтесь в машине, пока всё не утихнет.
     Это были не просто падальщики, а самые что ни на есть рейдеры, промышлявшие нападениями на случайных путников или даже небольшие караваны. Отряду Стоунера несказанно повезло, что на многие мили вокруг не было видно их дружков. Едва ли они смогли бы выстоять против целой банды или удрать. Но как гласила одна известная мудрость: если ты их не видишь, это не значит, что их нет. Нужно было сработать максимально быстро. Допросить. Устранить. Обыскать. Свалить.
     Тем временем парочка отбросов принесла и источник столь противного запаха, что всё это время резал нюх группе внутри автомобиля. Это была прожаренная до состояния углей кошачья тушка. Самой обычной кошки. Хотя, кто знает, возможно ее перед смертью и выебали. Особенно вон тот, со взглядом в разные стороны. Стало понятно, что истошные вопли принадлежат второму зверю, коего на костре замечено не было, а, стало быть, он где-то среди всего этого бардака дожидался своей участи. А еще выходило так, что кошек эти уроды забрали из того минивэна. Потому что много ли вы видели животных, разгуливающих посреди пустырей, да еще и в количестве двух штук? Обычно дикие звери прячутся по норам, едва только заслышат вдалеке звук мотора, и выискивать их можно долго и безрезультатно.
     Ждать больше было нельзя.
     - Выходим сразу после выстрела. Выносим тех, кто окажет сопротивление. Осматриваем машины. Допрашиваем и добиваем сдавшихся. Забираем все самое ценное и валим. - Коди озвучил план действий, после чего вдохнул и задержал дыхание.
     Обладатель обреза очень хорошо встал прямо на линии огня, у остальных же кривозубых и кривоёблых не было замечено дальнобойного оружия, как и говорила Ада. Надо было только устранить главную угрозу и дело, считай, в шляпе. Секунда, другая - и М-ка громыхнула, извергая из ствола с огромный дульной вспышкой, на секунду закрывшей обзор, пулю. Это было следствием лет, прожитых оружием на пару с его владельцем в не самых подходящих условиях, а также далеко не самых качественных боеприпасов. Но пуля 5.56 мм это все еще пуля 5.56 мм, которая отлично вскрывает черепушки, а еще оставляет маленькие аккуратные входные отверстия, все по давным-давно сгинувшей вместе с миром Женевской конвенции.
     Рейдер упал на землю, хватаясь лапами за простреленную глотку и сию же секунду начиная дергаться не то в конвульсиях, не то в тщетной попытке найти поблизости что-то, что могло бы ему помочь. Но в таких случаях помогает разве что вторая пуля. Он рывком распахнул дверь и первым вырвался наружу с оружием наизготовку. В прицеле мелькнула шакалья голова, чьи глаза, кажется, еще больше разъехались в сторону от шока и испуга. Стоунер еще раз нажал на спусковой крючок и уронил за землю второго рейдера с отверстием в груди.
     - Бросить оружие, ёблами в землю, живо! - рявкнул пёс, отчетливо давая понять, что это - первое и последнее предупреждение.
     И хоть сам он внешне далеко не походил на армейца, повадки, манера держаться и даже голос выдавали в нем служивого, и этот месседж должен был дойти до оставшихся в живых. Если так, то Коди отдаст команду Адель и Лукасу сперва обыскать транспортные средства, а после возвратиться с докладом для последующего допроса. Если нет, то... То у него еще 18 патронов в одном лишь только магазине, и он, так и быть, сегодня поделится свинцовыми маслинами от великой щедрости. Ведь они должны помогать друг другу, так?

Отредактировано Shepherd (16.04.2024 12:08:55)

+3

11

Игривость Дюка пришлась Аде по вкусу. Зрачки коротко расширились, а Адка издала тихий довольный рык, слегка наморщив складки на переносице. Дурачилась, как и волк. Все-таки серьезные поездки хороши, когда есть возможность хоть немного отвлечься и просто побыть... не то, чтобы собой, но немного отпустить себя.

Остановка была кстати. Потому что в машине и впрямь находится было невозможно. Адель требовалась остановка, иначе она рисковала словить перегрев, да и Нтанде становилось с каждым часом все дурнее. Все-таки машина прогревалась дай боже. Такими темпами и двигатель мог не выдержать. Было бы кисло вскипи он прям по дороге.

- Фу, как грубо, - Ада наморщила носик, собираясь было скрыться в машине, но услышав слова ласки, оживилась, улыбаясь широко. - О, приятно встретить брата бродягу, понимающего толк в выживание! - довольно протянула черная, - А зла я на него не держу, мачо, всякое бывает. Глядишь, и его любить женщин научу, а? - задорно и пошло хохотнула Аделька, ныряя в салон авто, видимо, скомандовать своим тормозить. В конце концов, выглядела она достаточно задорно, бойко и настроенная на веселье.

- Они кого-то порешали, явно не местных. - приметив свежую кровь, да особенности тачки, заметила Ада. - "Городских" каких-то... вероятно. - вот жеж надо было быть настолько глупыми, чтобы выбираться на пикник за безопасные стены. Еще и всей кодлой, вероятно, раз даже домашних животных прихватили. С другой стороны, возможно они от чего то или кого-то бежали. Вряд ли это удастся вызнать, впрочем, осмотр места, тел и прочее могли сказать больше. А значит самое время выбираться.

- Тише, здоровяк, тише. Ты их одним ударом перебьешь, сухие как ветки. - она легко сжала лапу на плече химеры, заодно переключая внимание на себя, по крайне мере стараясь, чтобы и заземлить Лукаса в какой-то мере. - Не торопитесь действовать. Пока они настроены дружелюбно и вон, жрачкой готовы поделиться, они нам не угроза. - заметила самка. Все-таки в выживании в пустоши и во взаимодействии с бродягами, она, можно сказать, кошку съела. Если бы с ними нельзя было до чего-то договориться, они бы уже открыли по ним огонь, сняв первой ее или первым Дюка, а эти опездолы не представляли для Ады никакой угрозы, как и для их отряда. Просто потому что повелись. Умом они не блистали. На лицах это было слишком явно написано.

- Плохая идея. - все-таки вставила свои пять копеек Ада. - Лучше действовать иначе. - но кто ее слушает, правильно? Правильно.

Адель не успела среагировать, а жаль. Она бы не позволила Стоунеру произвести выстрел. Если бы она знала, что военные такие тупые и не способные оценить обстановку, то не опасалась бы Коди от слова вообще. Впрочем, теперь она и правда его не опасалась, видя в нем существо, совершенно неспособное к выживанию и хоть сколько бы то нибудь самостоятельному мышлению. Надо же было так вляпаться, а. Он их точно приведет к смерти такими темпами и не умением слышать других. Тех, кто в пустошах сызмальства умеет выживать и выбираться с относительно целой шкурой из любых передряг.

Зато она со всей грацией и ловкостью выскочила из машины, стоило Коди произвести первый выстрел, уходя в сторону, но при этом, успев, метнуть один из ножей с пояса в сторону ласки. Попала или нет - вопрос спорный, как и куда попала.

Она резко ушла за минивэн, вслушиваясь внимательно в то, что происходило, а заодно бесшумно двигаясь, чтобы зайти ко врагам со спины и сократить расстояние до еще одного броска ножом или так, чтобы оказаться совсем близко к одному из рейдеров и схватиться с ним уже в рукопашке.

Нтанда в машине притаился, занимая позицию, в которой любого сунувшегося не своего в машину, обезвредить и скрутить. В конце концов, сколько их в тачке рейдеры не знали, то вроде как их отряд был в курсе о количестве, а судя по двум выстрелам, из потенциальных шести врагов, осталось четверо. Главное, чтобы под их машину ничего не прилетело, а то неловко будет, особенно если они этого не заметят.

+3


Вы здесь » Furry World » Квесты » Дети Пустошей