Густой тёмный лес даже в разгар ясного солнечного дня бережно хранил свои тайны. Солнечные лучи едва могли пробиться сквозь густые кроны деревьев чтобы скупо освещать заброшенную дорогу, сквозь камни которой прорастала трава, кусты и местами даже деревья, искривившиеся после пробивания мостовой. Уже много лет этот тракт был заброшен, а построившая его империя утратила былую мощь и перенаправила оскудевшую казну на поддержание лишь самых прибыльных и важных с точки зрения обороны дорог, оставив все прочие на произвол стихии. Некоторые из них использовались, но на многих путников поджидали разбойнички всех мастей и степени безбашенности. На заросших дорогах видели и шайки бандитов, и скрывающихся от посторонних глаз чернокнижников, и странные тёмные фигуры, а по ночам редкие прохожие могли рассказывать о призрачных огнях на заросших трактах, и то если добирались до поселений живыми.Но находились отчаянные и самонадеянные смельчаки, которых пленяла жажда найти сокровища, которые по слухам прятали в глухих местах разбойники или осмелевшие ввиду слабости имперской власти бароны да графы.
Одна из таких шаек искателей приключений шла по старой дороге. Их было четверо - белый волк, коричневый жеребец, кугуар и барсук. Все были ещё совсем молоды, подростки лет шестнадцати-семнадцати, одетые в простые крестьянские штаны и рубахи, босые. С собой они несли совсем уж простецкий инструмент чтобы копать при необходимости, годный и для драки с им подобными деревенскими жителями. И двигали ими подростковое любопытство и желание найти клад, который, возможно, был спрятан в пещере, до которой им оставалось совсем уже ничего. И хоть лес вокруг и был тёмным и мрачноватым, мальчишки не унывали, согретые тёплым погожим днём, а ореол таинственности же их только радовал.
- Здесь надо свернуть, - заметил барсук, который и услышал о возможном кладе от проезжего наёмника. Юноши сошли с дороги и направились по едва заметной тропке, которую наверняка протоптали контрабандисты. Вход в пещеру был в овраге, его надёжно скрывали буйно разросшиеся кустарники, так что молодым фуррям потребовалось некоторое усилие чтобы очутиться внутри. И каким же было их удивление когда узкий поначалу лаз расширился, и перед крестьянскими подростками открылся обширный зал, над которым явно поработали строители - на это указывали остатки досок повсюду и явно обработанные камни на стенах и потолке.