Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Главная улица » Полицейский участок


Полицейский участок

Сообщений 91 страница 120 из 130

91

Девушка, покачиваясь из стороны в сторону, и держа свою лебединую осанку, развернулась обратно в сторону шакала, который только выходил из камеры.
- Э, начальник! Не гони так - я те не олимпиец, бегать тут. - услышала она и посмотрела своими голубыми глазами на мужчину, который в таком же коматозном состоянии вылез из камеры и медленно шел к девушке. Она уже давно находилась за углом к подвалу, и послушно ждала мужчину, потому что ему действительно сейчас не легко, и это девушка понимала. Анжела скрестила руки под грудью и подождала прихода шакала.
- Да уж. Это уж точно, не олимпиец... - Хохотнула девушка, улыбнувшись и пробежавшись взглядом по внешнему виду мужчины. После, та снова развернулась и направилась туда, куда и шла. Колли открыла дверь перед шакалом, и пропустила его сначала вперед, а потом зашла следом. Тихо шагая по напольной плитке темного коридора, та шла вперед к лестнице, которая ведет прямо к ее лаборатории. Сам коридор мягко и тихо освещают небольшие старые лампы. "Блин, ну вот что за начальство? До сих пор не могут здесь установить нормальное освещение!" - подумала брезгливо про себя Анжела, покосившись на лампочки, и опускаясь вниз по лестнице.
- Хммм... - Застонала та недовольно, роясь у себя в кармане гоночного костюма и доставая от туда ключ от лаборатории. Как только та нашла этот ключ, она вставила его в замочную скважину и несколько раз повернула в правую сторону с характерным щелчком. Как только Анжела открыла дверь, она рукой потянулась за переключателем в темном помещении. Все-таки нашла, и в миг постепенно начался включаться свет, начали загораться лампы. Большая лаборатория под полицейским участком, длинною в несколько коридоров и камер, была освещена белым светом. Везде металлические шкафы, большой железный стерильный операционный стол - все осталось на месте, как и было.
Так же на месте остался небольшой укромный уголок девушки - деревянный резной стол, кресло за ним, а рядом небольшой уютный кожаный коричневый диван с плазменной панелью на стене. Единственные вещи, спасающие от ощущения прибытия в мире железа и металла. На столах стоит дорогое оборудование для исследований, в стеклянных шкафах различные колбочки с веществами и жидкостями, в ящиках лежат различные инструменты и документы. Все как положено у эксперта-криминалиста.
- Проходи. - Сказала блондинка и зашла внутрь помещения. Дождавшись шакала, она вытащила ключ от наручников и подошла к нему, обойдя сзади. - Подожди секунду... - Колли аккуратно ключом, как-то даже заботливо, сняла наручники с лап шакала и убрала их, вздохнув более спокойно чем раньше. Она относилась к нему так даже не потому что ей так хотелось, а потому что у них жизни даже как-то похожи: криминальное прошлое, более - менее настоящее, но на счет второго были глубокие сомнения. Хотя колли могла сама себе признать, что ей просто давно было не с кем поговорить, а тут такой экземпляр - говори сколько тебе угодно. Отойдя от шакала и кинув бесцеремонно на операционный стол с характерным грохотом железные наручники, девушка поставила руки в бока и улыбнулась. - Это моя лабораторная. Считай, что теперь ты мой подчиненный, и будешь делать все то, что я тебе скажу. Первая твоя задача - доставить к стене возле моего деревянного стола три железных шкафа. Они пустые, и находятся вон там... - Колли кивнула в сторону трех одичавших в углу шкафа. - Так что вперед и с песней, а я буду следить за тобой.
Колли улыбнулась так же мило, и можно сказать, садистски, и отправилась к кожаному коричневому дивану. Анжела разлеглась на нем свободно, чуть расстегнув на уровне декольте свой гоночный костюм, и стала потягиваться лениво. Теперь колли могла расслабиться и полежать в свободное ей время. Действительно важное ей свободное время. То и дело, закрывая ладошкой пасть, та наблюдала за мужчиной.

+1

92

Когда я вошел в коридор (ведущий, в свою очередь, к какой-то двери), то окружающая обстановка - кафель на полу, приглушенное (то ли специально, то ли просто от износа оборудования) освещение - заставила невольно высказать вслух пришедшую в голову мысль.
- Это что, морг? Хе... А нельзя было прямо в допросной пристрелить?
Сказал - и понял, что зря. Перед глазами вновь предстали события того дня, изменившего мою жизнь раз и навсегда. Вот я веду обвиняемого в допросную, якобы, для уточнения некоторых деталей, вот усаживаю его кресло. Сам в это время тяну руку за спину, где, за ремнем, уже заткнут "левый" пистолет (прихваченный из комнаты для хранения вещественных доказательств). Короткая ухмылка на моем лице, резкий рывок руки с пистолетом к голове той сволочи... Выстрел, затем еще один, и еще... Я расстрелял обойму ПМ в голову того волка. Его тело падает на пол, разумеется, он уже мертв. Но мне мало этого - я падаю на колени и начинаю разбивать ему остатки головы рукояткой Макарова. Удар за ударом сыплются на труп, превращая и без того изуродованную голову в настоящий кровавый блин...
- Проходи. - голос колли вывел меня из погружения в темное прошлое и заставил вернуться настоящее аналогичного цвета.
- Ни фига себе, какие мы добрые стали... - смысла произносить это вслух не было, так что я просто хмыкнул и медленно зашел внутрь помещения.
Девушка тут же оказалось за моей спиной. Сначала я услышал клацанье небольшого металлического замочка, а вскоре почувствовал, как "оковы" спали с рук.
Первая мысль, которая пришла мне в голову: бежать! Даром что она эксперт-криминалист, раз допустила такую оплошность - сняла наручника с задержанного... Но, глянув на закрытую (впрочем, даже не так - прикрытую) сзади себя дверь, я временно оставил эту затею. Без оружия пытаться выбраться из полицейского участка - крайне сомнительная затея. Во-первых, собаку свою не удастся вытащить (а без Штыка я не уйду отсюда), а во-вторых - не получится отвоевать обратно свое имущество... Впрочем, я прекрасно понимал, что с моими боевыми навыками (а точнее - с их отсутствием), я не смогу выбраться отсюда живым... Но лучше сдохнуть сразу, от пули, пущенной в голову (я ведь не исключал тот вариант, что меня зажмут в угол, и придется стреляться), чем потом медленно гнить на нарах...
Так что, пока девушка что-то там говорила о лаборатории, я быстро оглядывался по сторонам, в надежде найти хоть что-то, отдаленно напоминающее оружие. Но, как назло, не было даже паршивого дамского пистолетика...
- Ну хорошо...
- Первая твоя задача - доставить к стене возле моего деревянного стола три железных шкафа. Они пустые, и находятся вон там... Так что вперед и с песней, а я буду следить за тобой.
- Нормально, да... - я усмехнулся и проследовал к шкафам, стоящим в дальнем углу - С песней, говоришь?
- Тринадцать лет чечёточку плясать... - с налег на один из шкафов и начал медленно передвигать его в указанное место - Тринадцать лет мне водки в рот не брать...
Передвинув первый из трех шкафов, я вернулся и начал "операцию" сначала.
- Ах, эти серые бетонные полы... - второй шкаф, словно какой-то броневик, с характерным дребезжанием пополз (толкаемый мною) к своему "коллеге" - Холодные, глухие, как менты...
Переведя дыхание, я двинулся к последнему "объекту".
- Ах, эти серые бетонные полы... - тяжело вдохнув и выдохнув, я начал передвигать третьего "танкиста" к его товарищам - Холодные, глухие, как менты...
Посмотрев на результат своих трудов (и подавив в себе ярко выраженное желание обвалить всю эту конструкцию на пол), я оперся спиной на  один из шкафов и посмотрел на колли.
- Ну и? Дальше что? Стены покрасить или плитку переложить?

Отредактировано Крысюк (10.06.2012 09:58:04)

+1

93

Первое время, когда Анжела лежала на диване, она задумалась о том, правильно ли она поступила, пустив этого человека в свою лабораторию. У шакала криминальное прошлое, как и у Анжелы, и он может сотворить все что угодно (судя еще по тому, что Анжела все-таки девушка, и может не суметь дать отпор). Хотя в некоторой степени та тоже виновата. Она не стала даже пытаться подойти к машине тогда на кукурузном поле, добежать, крикнуть, или сделать что-нибудь подобное, чтобы отвлечь внимание водителя. Девушка сразу выстрелила из снайперской винтовки, потому что посчитала бессмысленным что-либо стараться сотворить с его машиной, чтобы та "каким-нибудь магическим образом" остановилась. Теперь в мыслях колли блуждал лишь один вопрос - что дальше? Вот исправится он в ее глазах. Ну сделает все дела, которыми не хочет заниматься сама Анжела, и закончит работу. А что дальше будет? Куда дальше его отправить? Освободить? Нет, это было бы слишком щедро для него, тем более с таким темпераментом, как у Анжелы, такого прощения вряд ли дождешься. Отправить в тюрьму? Нет, а это было бы слишком жестоко. Как бы там ни было, кем бы не казалась людям эта блондинка - жестокой, дикой, опасной, эгоистичной, и так далее, - она тоже человек с душой и может понимать. 
Когда шакал ходил из одного дальнего угла лаборатории за железным шкафом, и переносил его в другой угол, Анжела могла свободно видеть это, лежа на диване, и как будто взглядом контролировать ситуацию. Все-таки ее слова в некоторой части приобрели для мужчины крайне существенный смысл, и шакал, пока работал, распевал какую-то песенку. Весьма странную песенку.
Тринадцать лет чечёточку плясать... Тринадцать лет мне водки в рот не брать... Ах, эти серые бетонные полы... Холодные, глухие, как менты... Ах, эти серые бетонные полы... Холодные, глухие, как менты... - Напевал шакал своим хриплым голосом. Последняя пара строчек удивила колли, и та звонко засмеялась, что эхом раздавался ее смех в коридоре, да и вообще в каждом отдаленном углу лаборатории. "Во дает шакал! Какие песни то интересные... Что же, надо ему побольше дать работы, хочу послушать его шуточки..." - мысленно захихикала девушка и посмотрела на шакала, который устало оперся на один из железных шкафов и переводит дух. - Ну и? Дальше что? Стены покрасить или плитку переложить?
Колли улыбнулась, посмотрев в сторону шакала и заговорила:
- На сегодня это все. Завтра приедет фургон с новым оборудованием, и ты доставишь его сюда ко мне в лабораторию. А пока что... - Она встала с дивана, лениво потянувшись и подошла к шакалу. Она его легонько дружелюбно ударила кулаком в живот, и хохотнула. - ...можешь отдыхать. Я же не зверь какой-то. 
Колли аккуратно обошла шакала, подойдя к своему деревянному резному столу и взяла с него телефон, набрав номер. Та тихо что-то поговорила в трубку, и положила ее тут же. Анжела оперлась здоровым бедром о стол и скрестила руки под грудью, наблюдая с неким любопытством за мужчиной и его реакцией:
- Отчего же в песне менты холодные и глухие? Я не думала, что я такая, хотя и "мент". - Смотря на то, как устало держится возле шкафа шакал, та кивнула в сторону дивана. - Присаживайся, думаю тебе действительно нужен отдых. Я уважаю трудящихся людей. Ты к таким, я вижу, точно относишься. Ну так вот... 
Не успела она продолжить разговор, как дверь в лабораторию приоткрылась шире и в нее зашел санбернар в форме копа и с фуражкой на голове. В руках его был поднос с едой, которой было довольно-таки нормально: стакан с вишневым компотом, тарелка макарон с двумя котлетами, небольшая тарелка с овощным салатом из помидоров и огурцов, и маленькая шоколадная конфета в яркой красной обертке. Колли подошла к копу, забрав у него поднос из рук и поблагодарила. Мужчина же развернулся и ушел из лаборатории, закрыв за собой дверь.
- Вот. По обедай. - Улыбнулась девушка и поставила на операционный стол поднос с едой, расположив неподалеку от стола небольшой стул на колесиках. - Думаю, сейчас тебе это будет необходимо. Мне стало весьма интересно, как тебя занесло на зону отчуждения. Не против побеседовать, Анатолий? 
Девушка взяла другой стул с другого стола с оборудованием, и присела на него, неподалеку расположившись от места, где предназначено будет сидеть шакалу, обедая. 

Отредактировано ◄◄ Angela ►► (10.06.2012 16:24:42)

+1

94

- Не "на зону", а "в Зону". - Поправил я колли, отлипнув от шкафа, и медленно проследовал к столу - То место, куда ты меня закрыть решила, и Чернобыль - понятия совершенно разные...
Не спеша присев на стул (заботливо приставленный к операционному столу), я окинул взглядом предложенную еду. Откровенно говоря, для вольного ходока это было даже слишком шикарно. Обычный рацион бродяги из Зоны - брикетная лапша (заваренная к каком-нибудь котелке), да, если повезет, самый паршивый пакетный чай... А тут - макароны, котлеты, овощи свежие!
- Интересно, с каких это пор в полиции так заботятся о... Все-таки. интересно, к какой категории меня тут отнесли? Все еще подозреваемый, или уже задержанный? Хе-хе... Может, думают, что подачки от властей принимать не буду? - я еще раз посмотрел на тарелку с едой - С хрена ли? Я не гордый.
Осторожно взяв в левую руку вилку, я подцепил небольшую порцию макарон и отправил в рот. До чего вкусно, елки-палки! Все, хрен я теперь в зону без полевой передвижной кухни и личного повара сунусь... Дожили - 7 лет нормальной еды не видел! Как язву не заработал-то до сих пор - загадка. Съев еще пару вилок макарон и одну котлету, я отхлебнул половину компота, находящегося в стакане. После этого я отодвинул поднос с едой в сторону (нет, не наелся. Голод был довольно сильный - несколько дней я питался остатками армейского пайка, а последние сутки вообще ничего не смог сожрать.)
- Итак, как я уже говорил - дело, заведенное на меня ранее, сейчас уже давно пылиться в архиве. Так что могу все выложить, без опасения, что ты мне пару лет накинешь... Вернее не ты, а судья. Хе. Ну, да ладно... Итак, был я в свое время следователем. Обычный такой отдел, ничем особым не выдающийся. Работал не то, чтобы на совесть, скорее для отчетности. Но вот однажды привели ко мне одну мразь... Проходил он по изнасилованию несовершеннолетней. Ребенку и десяти лет не было... - я тяжело вздохнул, - Понимаю, все мы не ангелы, но таким нельзя жить на этом свете. На пожизненное его бы не закрыли, это как пить дать. Так что, пистолет, допросная... Завалил я его. После, разумеется, меня осудили за "предумышленное убийство". Приговор вынесен, и вот я уже вместе с несколькими заключенными трясусь в паршивом автомобиле для перевозки заключенных. В места не столь отдаленные везут, хе. Но вот судьба распорядилась иначе - протаранил нас грузовик. Естественно, упускать такой шанс было нельзя - и вот так я попал в Зону. У полиции кишка тонка, вылавливать беглецов на этой Земле, а у армии своих дел хватает.
Я откинулся на спинку стула.
- Уж прости, дорогуша, но что я внутри этого кольца в тридцать километров делал и кем был - рассказывать не буду. Дело не столько в моей к тебе неприязни, сколько в специфике происходящего внутри Периметра. Навряд ли ты поймешь хоть половину из того, что я мог бы рассказать...

+1

95

Девушка все это время послушно сидела рядом, расположив руки на операционном столе, и положив на них свою голову. Она сначала наблюдала за тем, как ест шакал. Сначала вроде бы было нормально, как обычный человек, но после с каждой вилкой становился все жаднее и жаднее, и она понимала почему. "Да уж, в Зоне такой еды нет. Пусть наслаждается. Считай это моим подарком, парень" - подумала про себя Анжела с улыбкой на лице, и продолжила смотреть, как мужчина уплетает еду. Но долго тот не ел, и отдалив от себя поднос с едой, стал заводить разговор. 
Колли сидела и слушала рассказ шакала с любопытством в глазах. Она читала много раз в газете о том, какие вещи происходят в зоне отчуждения, что там было, какое прошлое и каково сейчас. Но никогда та не встречала очевидцев, не встречала людей с той самой территории. Это было любопытно для Анжелы, и мысленно та поставила себе цель проести этот диалог о Чернобыле, словно это какой-то эксперимент. Исследование, если говорить более точно. А как же иначе это назвать? 
Но разговор начался с прошлого шакала, печального прошлого. Все, что он говорил, как губка, Анжела впитывала в свое подсознание. Все его слова. Это было очень интересно слушать.
- Итак, как я уже говорил - дело, заведенное на меня ранее, сейчас уже давно пылиться в архиве. Так что могу все выложить, без опасения, что ты мне пару лет накинешь... Вернее не ты, а судья. Хе. Ну, да ладно... Итак, был я в свое время следователем. Обычный такой отдел, ничем особым не выдающийся. Работал не то, чтобы на совесть, скорее для отчетности. Но вот однажды привели ко мне одну мразь... Проходил он по изнасилованию несовершеннолетней. Ребенку и десяти лет не было... Понимаю, все мы не ангелы, но таким нельзя жить на этом свете. На пожизненное его бы не закрыли, это как пить дать. Так что, пистолет, допросная... Завалил я его. После, разумеется, меня осудили за "предумышленное убийство". Приговор вынесен, и вот я уже вместе с несколькими заключенными трясусь в паршивом автомобиле для перевозки заключенных. В места не столь отдаленные везут, хе. Но вот судьба распорядилась иначе - протаранил нас грузовик. Естественно, упускать такой шанс было нельзя - и вот так я попал в Зону. У полиции кишка тонка, вылавливать беглецов на этой Земле, а у армии своих дел хватает. - Разговор на несколько секунд был приостановлен. Шакал откинулся назад на стуле, и заявил девушке. - Уж прости, дорогуша, но что я внутри этого кольца в тридцать километров делал и кем был - рассказывать не буду. Дело не столько в моей к тебе неприязни, сколько в специфике происходящего внутри Периметра. Навряд ли ты поймешь хоть половину из того, что я мог бы рассказать...
В этот момент девушка немного разочаровалась. Расстроенное выражение лица появилось на ее мордочке, и та даже как-то грустно опустила взгляд, отведя его в сторону. Тихо, но тем не менее спокойно, она сказала:
- Я много читала про Зону Отчуждения - из книг, газет, интервью. В конце концов видела много по телевизору. Но все же, я хотела бы услышать то, что ты скажешь. Мне интересно это будет услышать из живых уст, от человека, который там был... - Она повернула обратно свою лежащую на лапах мордочку и посмотрела на шакала. - Все же у меня тоже не лучшая судьба, тоже попала в некую авантюру, поэтому может я тебя тоже пойму. Я уверена, что поплачусь за свои слова, но мое прошлое тоже было связано с криминалом. - Теперь и девушка начала свой печальный рассказ о судьбе. - Я родилась в Каире, в Египте, и я могла стать жертвой мафии, если бы не дала отпор. После, моих родителей убили в качестве мести, потому что в то время еще не одна жертва не смогла спастись от рук мафии. Я тоже им отомстила за это, даже не стану говорить, каким образом, но после переехала сюда. Сначала я работала охотницей на демонов, ибо различные твари существуют в нашем мире, и поверь, это не шутка. Меня уволили, и по случайности, в тот день, я столкнулась с одним из представителей организации братства НОД. Я там работала, была подрывником и бомбардиром. Но все же не тот путь, убийства и кровь на моих руках не дают мне чувства покоя. Хотя я убивала чисто конкурентов нашей организации. И теперь же, я работаю тут, в полиции, и трачу все свое время только на работу... 
Колли с усталым видом зевнула, закрыв лапой рот, и посмотрела на шакала, который в это время находился так же рядом:
- Я надеюсь, что ты не скажешь кому-либо об этом. Работу я терять не хочу, уже некуда будет потом податься. Да и за это тогда ты не попадешь в камеру, а просто некоторое время поработаешь у меня, отработаешь весь ущерб мне за бедро и можешь быть свободен. К этому времени все твои вещи уже пройдут экспертизу давно, а собака вернется к тебе. Можешь за нее не беспокоиться, за ней сейчас ухаживают в отделении. - Анжела раскрыла любопытно свои голубые глаза и посмотрела на шакала. - Так ты мне расскажешь про то, что было в Зоне?

+1

96

- Да уж... Никогда не думал, что буду цитировать раздел "энциклопедия" из библиотеки данных по Зоне. Хотя, уж я-то смогу рассказать побольше, чем горстка электронных файлов, хе.
Создавалось такое ощущение, что сейчас я выговаривался за все те годы молчания, что провел внутри Периметра... Что же, пусть оно будет так (забавно, что сейчас про этот загадочный и крайне опасный мир будет рассказывать морф в форме офицера гестапо).
- Если тебе так будет угодно... - я скрестил руки в "замочек" и положил их нас стол - Сразу говорю, будет это абсолютно неинтересный рассказ, в котором постоянно будут мелькать незнакомые тебе слова. Если вопросы возникнут, задашь после.
- Не, ну я прям, как профессор Сахаров, что на Янтарном ошивается, честное слово... Приятно, все-таки, осознавать, что кому-то все эти бредни могут быть интересны... Хотя, какое "интересны"? Спустись с небес на землю, Крыса! С тобой просто играют, а как надоест - упекут за решетку... Как там в той аудиозаписи говорилось: "Правильно Стрелок не доверял этим лживым собакам..." Все-таки, спасибо тебе, Меченый, что ты согласился поделиться с простым шакалом в плаще теме впечатлениями, что ты смог набраться за несколько походов к Центру...
- Итак, как же образовалась Зона? Сначала был взрыв на атомной станции, в далеком 1986-ом году. Не было ни аномалий, ни монстров, ни энтузиастов, желающих пробраться на эту запретную территорию. Были только посты военных, охранявших зараженные места, и все... Но ситуация резко изменилась после второго взрыва в 2006-ом. Тогда произошло ровно два события, раз и навсегда изменивших Чернобыль: первое - зараженная территория многократно увеличилась, почти в два раза. А второе - на этой самой территории словно из воздуха образовались многочисленные аномалии, монстры, и еще черт знает что. Выбросы, "Часы Ужаса"... Так зачем же столько людей добровольно готовы ежесекундно рисковать жизнь, пробираясь через армейские посты - а вояки стали похожи на голодных цепных псов после катастрофы - да и потом ежесекундно рискуя получить пулю, попасть в кислоту, гравитационный-концерт, быть съеденными слепыми собаками, или лишиться головы от когтей химеры... О таких созданиях, как контролер или кровосос я не буду упоминать, дабы не травмировать твою, судя по всему, из без того расшатанную психику. Я немного отклонился от темы - почти все лезут туда за артефактами, образованиями выше упомянутых аномалий. Продать их можно было раньше за бешеные деньги, это сейчас даже за "Душу" дают паршивые пять тысяч рублей. Есть, конечно, и придатки Запада и России. Куда уж без них? Так называемые "Свобода" и "Долг" соответственно. Постоянно грызутся между собой под какими-то непонятными предлогами... Что еще? Главная "Достопримечательность" Зоны - Исполнитель Желаний. Вроде бы есть под Саркофагом некий инопланетный кристалл, способный исполнять желания. Работает эта байка безотказно - народ халяву любит. Но вот только два момента: охраняют его сектанты, самые натуральные, плюс пока дойдешь - сто раз загнешься по пути... Ну, а второе... Если бы не Стрелок, я бы этого никогда не узнал: не кристалл это никакой вовсе, а установка каких-то ученых... Ты, кстати, телевизор почаще смотри - Стрелок собирался сливать эти данные проверенным людям среди вояк, ну а те уже - предавать данные огласке... Ну вот, вкратце, и все.
Я посмотрел на колли.
- Я предупреждал, что это не будет увлекательной повестью.
- Рассказал о Зоне в целом, но, заметьте, почти ничего не упомянул о себе... Значит, пока все идет нормально.

Отредактировано Крысюк (10.06.2012 18:16:54)

+1

97

Колли слушала во все свои два уха рассказ Толи, как его зовут, потому что она не знала на самом деле ничего подобного, что там происходило - она не знала об аномалиях, об артефактах и о тех, кто там обитает. Все это находится под строжайшем контролем и занавесой, чтобы об этом никто не знал. По сути для многих Чернобыль является закрытой территорией, в которую не попадешь и нельзя попасть. На самом деле можно было бы, но есть пройти тысячи тестов и осмотров, получив от всех врачей разрешение, а так же разрешение на вступление в ту территорию. В общем это большая морока, в которую Анжела даже вникать не желает. Ее лишь только по впечатлениям захватил весь этот разговор. 
Сначала колли лежала на столе в исходной позе, потом на середине рассказа села, стала расчесывать пальцами свои кудри и заплетать золотистые локоны в косу, потом снова ее расплетать и заплетать, чтобы получился красивый колосок. Не смотря на действия, которые она совершала, от разговора та не отделялась ни на секунду:
 - Итак, как же образовалась Зона? Сначала был взрыв на атомной станции, в далеком 1986-ом году. Не было ни аномалий, ни монстров, ни энтузиастов, желающих пробраться на эту запретную территорию. Были только посты военных, охранявших зараженные места, и все... Но ситуация резко изменилась после второго взрыва в 2006-ом. Тогда произошло ровно два события, раз и навсегда изменивших Чернобыль: первое - зараженная территория многократно увеличилась, почти в два раза. А второе - на этой самой территории словно из воздуха образовались многочисленные аномалии, монстры, и еще черт знает что. Выбросы, "Часы Ужаса"... Так зачем же столько людей добровольно готовы ежесекундно рисковать жизнь, пробираясь через армейские посты - а вояки стали похожи на голодных цепных псов после катастрофы - да и потом ежесекундно рискуя получить пулю, попасть в кислоту, гравитационный-концерт, быть съеденными слепыми собаками, или лишиться головы от когтей химеры... О таких созданиях, как контролер или кровосос я не буду упоминать, дабы не травмировать твою, судя по всему, из без того расшатанную психику. Я немного отклонился от темы - почти все лезут туда за артефактами, образованиями выше упомянутых аномалий. Продать их можно было раньше за бешеные деньги, это сейчас даже за "Душу" дают паршивые пять тысяч рублей. Есть, конечно, и придатки Запада и России. Куда уж без них? Так называемые "Свобода" и "Долг" соответственно. Постоянно грызутся между собой под какими-то непонятными предлогами... Что еще? Главная "Достопримечательность" Зоны - Исполнитель Желаний. Вроде бы есть под Саркофагом некий инопланетный кристалл, способный исполнять желания. Работает эта байка безотказно - народ халяву любит. Но вот только два момента: охраняют его сектанты, самые натуральные, плюс пока дойдешь - сто раз загнешься по пути... Ну, а второе... Если бы не Стрелок, я бы этого никогда не узнал: не кристалл это никакой вовсе, а установка каких-то ученых... Ты, кстати, телевизор почаще смотри - Стрелок собирался сливать эти данные проверенным людям среди вояк, ну а те уже - предавать данные огласке... Ну вот, вкратце, и все... - После разговора шакал поднял взгляд на девушку и кивнул ей. - Я предупреждал, что это не будет увлекательной повестью.
Анжела посмотрела с неким удивлением в глаза шакала и улыбнулась, опустив взгляд на косу. Тихо она сказала, заплетая локоны:
- Нет, почему же... Все это было крайне интересно. Вся эта информация, которую ты рассказал, держат под занавесой для обычных жителей. Я узнала то, что не знала раньше, да и в учебниках, и в книгах, об этом рассказывается. Я не знала раньше о том, кто там обитает. Все интересно, без сомнения, но... - она остановилась и усмехнулась, усевшись поудобнее. - Что ты делал там? Как ты проводил время? Ты так же, как и другие, бегал по Зоне в поисках артефактов, или... пытался убежать?.. Расскажи мне об этом, я люблю слушать.
Колли переложила с одной ноги на другую и так же стала слушать все то, что говорит он, точнее приготовилась. И потом, действительно, Анжела очень любит слушать. У нее это получается гораздо лучше, чем у всех.

+1

98

- Хе, а ты, родная, пытливая... - вновь окинул я взглядом девушку - Хочешь знать, чем я занимался? Да пожалуйста - на территории Зоны уголовный кодекс не действует. Впрочем, как и свод других правил, установленных во внешнем мире...
- Каждый в Зоне, в какой-то степени, беглец. Кто-то бежит от властей, как я, в надежде скрыться. Кто-то бежит от проблем, навалившихся за Периметром - банальный кредит, или резкая потеря всего имущества... Ведь в Зоне неважно, кто-ты: богач или бедняк. Опыт не купишь за деньги... Но, есть и такие, кто лезет сюда исключительно наслушавшись баек о том, как за месяц можно сказочно разбогатеть. В основном, это юнцы, которым редко когда бывает больше 18 лет. Их пачками отлавливают правительственные войска и отправляют назад, домой. Но такими же пачками им удается обходить кордоны и просачиваться в Зону. И вот тут-то они понимают - разбогатеть, действительно, можно... Но вот только дожить до этого момента - проблема, и еще какая...
Я тяжело вздохнул, вспоминая, как через своеобразный "фильтр" - деревню на Кордоне - на моих глазах прошла не одна сотня таких вот "зеленых". И это за несчастные пол-года! Уверен, что ничего, с момента моего ухода на Болота, не изменилось...
- Ах, да... Чем я занимался? Как сказать... Ты из полиции, должна понимать, что такое "копаться в чужом грязном белье". В Зоне роль таких "копателей" исполняют информаторы. У каждого клана их несколько, и все их усилия направлены на то, чтобы найти как можно больше компромата на врагов. Да-да, нет такого понятия, как "соперничество". Натуральная кровная вражда. За территории, снаряжение, артефакты...
Снова вздох.
- Моя судьба прочно связала меня с "Ренегатами". Этих ребят презирают повсеместно, и редко кто соглашается вести дела с шайкой "недоношенных бандитов". Не буду говорить, почему я прибился именно к отступникам - тебе не понять... несколько лет я провел, собирая информацию для этого банд. формирования, редко когда сливая данные другим кланам. Я хоть и тварь продажная, но свои принципы и у меня имеются. Было в моей жизни несколько моментов, таких, как скоростной забег от кровососа по многоэтажке Припяти, пьяная драка в баре, принесшая мне несколько шрамов на теле, а также - день, когда я приручил обитателя Зоны. Как - слабо помню... Но Штык, коего ты соизволила усыпить, как и меня, является ярчайшим представителем созданий, именуемых "псевдособаки". Ну а так - сплошная "тоска и серые будни". Хе-хе... Если можно назвать обыденностью то, что ты постоянно держишь палец на спусковом крючке и живешь каждый день, как последний... Ну и вот, я понял, в один прекрасный день - надо валить, пока еще могу. Но, сейчас я понимаю - слишком поздно. Зона - как наркотик. Она манит к себе, от этого чувства нельзя отделаться. Почти каждый, кто пробыл в Чернобыле больше месяца, на Большой Земле испытывает своеобразную "ломку".
Я закончил свой монолог, после чего потянулся в кресле и устало зевнул...
- Блин, времени-то сколько уже?

Отредактировано Крысюк (10.06.2012 19:17:42)

+1

99

Речи Толи затягивали девушку в свою пучину. Каждое слово она прекрасно осознавала и пыталась восстановить в голове хоть какую-нибудь картину, которая может отражать сущность территорий Чернобыля. Странно было еще то, что та не заснула, слушая весь этот разговор. Некоторыми частями он был скучный, в некоторых местах любопытства колли просто не было границ. И это всего лишь рассказ про жизнь Крысюка в зоне, не более. Его прошлое, давнее прошлое, не более. И как та должна реагировать?
Колли отреагировала лишь добрым нравом, чертами своего характера с пониманием вперемешку. Эта "зависимость" и "ломка", как назвал ее шакал, ей была весьма знакома. Из своего прошлого Анжела знает не понаслышке значения этих слов. Она хоть и два месяца послужила в НОД, а ведь до сих пор скучает по тем временам, когда та разъезжала на мотоцикле по всему городу, и если где-то в темноте убивала кого-то, то ей за это ничего не было бы - существует алиби и это просто была ее работа. Она скрывалась тогда днями в квартире, а ночами, как летучая мышь, вылетая из своего логова, прижималась за работу. Это было вполне типично, но тем не менее именно тогда ее работа была действительно плодотворной. Колли получала много денег, большие авансы, мгновенно завершала задания и миссии, порученные ей, а иногда могла легко совершить какой-нибудь террористический акт. Да, именно по террору и шантажу давно ноет ее душа. В голове уже который месяц бьется желание провернуть какую-нибудь аферу, обмануть и получить с этого только выгоду. Странные, дикие желания колли мучают ее. 
Но больше всего уже долгое время Анжела мучается от чувства одиночества. Вроде бы красивая, милая девушка, с привлекательной внешностью и простым характером, а до сих пор является истинной одиночкой. В ее расположение, как она иногда говорит, входят только две вещи - снайперская винтовка и мотоцикл. А что еще может быть? В том то и дело, что ничего. Это никому не нужно. Анжела слишком порыв стая, яркая и дикая личность, что с такой заводить какие либо контакты, иметь отношения - себе дороже. Редко когда она может быть спокойной и равнодушной к чему-либо, хотя делать вид такой она старается, причем очень тщательно. И ей это удается.
- Что же... Твой разговор очень затянул меня. - Улыбнулась девушка и посмотрела скромно куда-то вниз. Вспомнив про вопрос, та подняла взгляд вверх на стену, напротив которой они находились, и сказала спокойно, уже обратно переведя свой взгляд на глаза шакала. - Сейчас уже пол восьмого. Как быстро летит время... Ты больше не будешь есть? Я позову копа, он вберет еду и посуду обратно в столовую. Пока что жить тебе нужно будет где-то, и я думаю, что на моем диване тебе будет удобно. 
Колли улыбнулась и встала с места, как-то даже таинственно протянув паузу между ее словами. Она встала и аккуратно подошла сзади шакала, проведя по его плечу своей ладонью. После заговорила:
- Завтра подъем часов в 9. Тебе будет нужно выспаться, хотя время еще детское для сна. - С некой усмешкой в голосе та произнесла и провела пальцами по шее шакала, а после, осознав, что делает, резко убрала руку и отошла к своему столу. 

+1

100

- Хе... Что-то тут не так... Но не в смысле подставы... На в чем? Ах, Зона-Зона, что ты со мной сделала? Я сторонюсь шумных, веселых компаний, боюсь темноты, словно маленький ребенок... А еще я совершенно не умею общаться с противоположным полом. Хе, да что там, с противоположным... Я не умею нормально общаться с кем бы то ни было. Либо несколько коротких фраз, либо глухой рык да вскинутая пушка... Черт, во что я превратился? - странно, не правда ли: столь очевидные вещи (можно даже сказать - элементарные) дошли до меня спустя столько времени!
- Я встану намного раньше... - я встал с кресла и медленно направился к указанному дивану - Но это неважно.
Медленно подойдя к лежаку, я снял с головы фуражку и бросил ее на спинку предстоящего места для сна. После чего снял ботинки и поставил их слева от дивана, оставшись тем самым без обуви (да, ни носков, ни портянок я не носил, как бы странно это не звучало). После чего скинул плащ, рубашку (вместе с галстуком) и остался в одних джинсах и беспалых перчатках...
Враждебных объектов и аномалий не обнаружено,
Твой Гейгер спокоен, и сердце ему вторит в такт.
Ты заслужил - я тебе доверяю выбор оружия оружия.
Приятная тяжесть в подсумках - первый твой артефакт...

Вот сейчас песня была крайне в тему (если вы ее хоть однажды слышали, то тоскливый гитарный мотив, пусть и не самого лучшего качества исполнения, навсегда засядет в вашей голове. Разумеется, если ваша жизнь связана с Зоной...).
Тени Чернобыля... свинцовыми тучами,
В бездну уносят это серое небо,
Башни некрополя, четвертого блока...
Рвут души на части, убивая надежду...
Ничто не будет как прежде...

Я лег на спину, ощутив под собой приятное мягкое кожаное покрытие (знаете, это куда как приятней, нежели гора досок, с накиданной сверху соломой) и закрыл глаза. Заснуть я пока не мог, просто лежал, мысленно прокручивая текст одной из любимых песен.
Будь начеку - я чувствую их в темноте,
Хищные взгляды, знамение в черной воде...
Дом на болоте, для тех, кто собьется с пути...
Убежищем станет, но на карте его не найти...
Тени Чернобыля... свинцовыми тучами,
В бездну уносят это серое небо,
Башни некрополя, четвертого блока...
Рвут души на части, убивая надежду...
Ничто не будет как прежде...

А вот сейчас я, незаметно для самого себя (абсолютно случайно, ей Богу) начал в пол-голоса напевать третий, последний куплет.
Благими намерениями вымостим дорогу туда,
Откуда уже никогда не вернуться...
Навеки забудем все то, что любили и верили,
Теперь, делая выстрел, не за бывай оглянуться...
Тени Чернобыля... свинцовыми тучами,
В бездну уносят это серое небо,
Башни некрополя, четвертого блока...
Рвут души на части, убивая надежду...
Ничто не будет как прежде...

Только сейчас поняв, что крайне непрофессионально закосил под солиста группы "С.У.М.Е.Р.К.И.", я открыл глаза, повернулся к девушке (словив на себя слегка удивленный взгляд).
- Прошу прощения. Случайно.

Отредактировано Крысюк (12.06.2012 17:51:55)

+1

101

"Дурочка..." - сказала мысленно Анжела себе, развернулись спиной к шакалу и поставив руки на стол. Она опустила мордочку и задумалась о чем-то. Вот, это чувство, о котором рассказывал ей Толя. Ей плохо, у е ломка, тело сводят судороги. От чего? Да потому что уже столько лет ни с кем не находилась ближе одного метра расстоянием. Одиночество дает о себе знать, и очень сильно, что порой Анжела жалеет, что не дала убить мафии себя. Тогда бы родители ее остались живы, и она бы не терзалась бы сейчас этой ломкой между чувствами и разумом.
Жажда. Жажда быть с кем-то немного ближе, быть кому-то дороже - вот что проснулось в ней сейчас. Но к чему? К чему все это? Этот шакал - подчиненный в данный момент, недавно прострелил ей бедро, которое сейчас ноет у колли и которое уже давно истекает кровью. Крысюк - просто заключенный в ее лаборатории, не более. Анжела это прекрасно осознает и ничего против не имеет. Она просто соскучилась по телесному теплу. По простым прикосновениям и разговорам. Каждое слово, которое говорил шакал Анжела воспринимала серьезно и наслаждалась разговором. Простым разговором, который так редко удается провести с кем-либо. Да и сам диалог был интересным по ее мнению. 
Блондинка пошатнулась слегка на месте, прерванная в своих мыслях поющим голосом шакала:
Благими намерениями вымостим дорогу туда,
Откуда уже никогда не вернуться...
Навеки забудем все то, что любили и верили,
Теперь, делая выстрел, не за бывай оглянуться...

Анжела тихонько обернулась и аккуратно ступая лапами по полу, подошла ближе к шакалу, который в это время был углублен в свои мысли, в свои слова о прошлом в виде песни. Колли улыбнулась слегка уголками губ, подойдя сзади и провела осторожно кончиками пальцев по голове шакала, на которой уже не было этой фуражки. Ее пальцы были теплыми, аккуратными. Анжела закрыла глаза, ощущая это тепло своими кончиками пальцев и вдохнула воздух в свои легкие. Незабываемое ощущение тепла доставило ей наслаждение. Постепенно та зарылась в шерсти своими пальцами. Большего ей и не нужно было. 
Тени Чернобыля... свинцовыми тучами,
В бездну уносят это серое небо,
Башни некрополя, четвертого блока...
Рвут души на части, убивая надежду...
Ничто не будет как прежде...

В этот момент, когда колли опустила взгляд на шакала, та встретилась с его взглядом, и ее глаза были немного удивленными. Она сразу убрала лапы, спрятав их виновато за спину, и услышала следующее:
- Прошу прощения. Случайно. - Сказал он с слегка виноватой интонацией. "Он... Извиняется?.. " - удивленно подумала про себя блондинка и улыбнулась, смутившись и отведя взгляд. Она покачала головой и отошла подальше.
- Ничего, все нормально. Спи спокойно, - прошептала тихо Анжела и отошла вперед к операционному столу, где стоял недоеденный обед. Спокойно, от нечего делать, она решила дойти до шкафа с документами и достала от туда какую-то папку, которую раскрыла и стала после читать. Нужно было отвлечься от недавних чувств, и успокоится. Работа - вот что ее всегда утешает.

+1

102

Черт... Что со мной сделала эта Зона? Да-да, сейчас именно такой случай, когда ты не безосновательно пеняешь на внешние факторы не безосновательно. Все, кто прошел через эту мясорубку, становятся крайне жестокими, отчужденными (даром что "Зона Отчуждения")... И вот сейчас такая простая вещь, как прикосновение женской руки, пробудила во мне целую бурю эмоций, словно похороненных до этого момента глубоко в недрах сердца, залитого бетоном, а сейчас вырвавшихся наружу... Когда колли убрала руку от моей головы, я с трудом подавил в себе желание сорваться с места и прижать девушку к себе. Но, сумел себя остановить... Чертовы инстинкты. Они делают нас слабыми, уязвимы... Нет, не будем об этом...
Я слегка повернул голову в сторону, в последний раз посмотрел на колли (она, похоже, решила разгрести ту кипу макулатуры, коей присвоено гордое название "документы") и закрыл глаза. Но, черт возьми, я не мог заснуть. Хоть и чувствовал во всем теле усталость, но просто не мог. Словно что-то не давало мне этого сделать... Вообще, за последний день у меня, как минимум, трижды, создалось впечатление, будто кто-то неведомый предопределяет за меня мои действия. Тогда, после выноса музея... На кукурузном поле. И вот сейчас, здесь, в этом несчастном полицейском участке. Да что же такое происходит в этом жалком теле (моем, если что)? Какие такие процессы? Ну не может этот комплект формы быть всему причиной! Хотя... Ведь именно после того, как я плащ надел, морду мне перекосило (хотя, скажем честно, стало намного лучше, чем раньше было), да оторванный хвост вновь вырос. Просто совпадение? Какое, к черту, совпадение! Организм не трансформируется на ровном месте! Блин-блин-блин...
Я резко мотнул головой (не открывая при этом глаз), стараясь отогнать от себя ненужные мысли, так некстати решившие одновременно, всем дружным скопом, влететь в мою многострадальную голову. Но, ничего не помогало... С каждой секундой перед глазами продолжали появляться новые образы (половину из которых я даже не видел в жизни)...
Пот выступил на моем лице, а лицо исказилось в весьма неприятной ухмылке (а проще говоря - стиснутые зубы)...

+1

103

Анжела стояла в стороне, рассматривая различные старые документы со своей работы. На самом деле она их прочитала наверное раз уж сто, если не больше. Криминальные преступления не бывают каждый день, поэтому, когда настает свободное время для девушки, она приходит сюда к этому шкафу и перечитывает все прошлые уголовные дела, которые заводили на убийц. Когда еще девушка только начинала работать, ей было неприятно читать эти документы, собирать информацию, работать с трупами и искать всякие зацепки, чтобы определить убийцу и его мышление во время убийства. Но со временем для колли это стало все в пределах нормального, и она теперь разбирается с этим всем не хуже самого следователя, или комиссара, хотя куда уж ей, девушке, до такого звания...
Сегодня был ее только второй допрос в жизни, ибо она вообще редко участвует в такой деятельности. Колли не умеет разговаривать с убийцами так, как следует разговаривать следователю или судье. У нее свои методы разговора с психопатами, которые попадают в тюрьму, и эти методы не приветствуются начальством. Ну, а почему бы не делать так, как делает она? Нет, она не соблазняет заключенных, подобно суккубу, чтобы они говорили ей все свои тайны и секреты, которые потом бы занеслись в протокол. Она не совершает чего-либо подобного. Ее фишка - проницательный взгляд и разговор. Да-да, ее голубые глаза цвета неба способны пронизывать любого человека так, чтобы тот почувствовал в Анжеле какого-то... родного человека, которому он может признаться во всем. И этот родной человек ему может помочь и подтвердить что-либо. Колли удавалось один раз так сделать, что заключенный чуть ли не прыгал на месте, утверждая девушке, что его жертва была такой прекрасной, милой и привлекательной, что он потерял голову и не мог не быть рядом с ней и не мог не убить ее. Что, мол, "она сама хотела этой смерти. Она прям своей соблазнительной внешностью призывала к этому! Я так хотел ее!.."
Как раз в руках блондинки была папка с этим делом, которое было закрыто после таких слов, и заключенного отправили в тюрьму на пожизненное, потому что и тот, смотря в глаза Анжелы, сказал ей, что хочет ее убить, что она манит его и зовет.
- Псих... - Сказала она тихо про себя, закрыв папку и убрав ее обратно в ящик. Настроение немного у колли испортилось, но по скрежету и прерывистому дыханию она узнала, что не у нее одной. Повернув голову, та увидела на диване шакала, которому видимо тоже не спалось. "Может я смогу ему помочь? Расслабить?" - подумала девушка, приподняв удивленно одну бровь, а потом улыбнувшись уголками губ. - "А почему бы и нет?" Девушка опять подошла сзади шакала, к его дивану и опустила лапы медленно на его голову. Пальцы зарылись в шерсти мужчины, поглащая тепло плоти Толи, и стали делать какие-то круговые движения. Анжела начинала массаж, и смотря вперед как-то отдаленно, тихо прошептала. - Расслабься. Я конечно понимаю, что это за чувство "ломки" по Зоне. Только для меня это чувство имеет другое отношение к вещам. Моя ломка по другому. Я хочу чтобы ты расслабился...
Голос в конце у блондинки переходил даже на шепот. Она старалась доставить мужчине наслаждение своим массажем, надеясь, что тот теперь будет спокойнее и не станет так сильно тосковать по той жизни, где и "жизни" то и не было.

+1

104

Какая-то синяя машина отечественного производства, выезжающая из ворот заброшенной атомной электростанции, красная вспышка на небе, туча кирпичей, зависшая в паре метров над землей (готовая в любую секунду сорваться с места по воле какого-то мутанта телепата и полететь в лежащего на полу новичка, в чьих глазах читается только ужас и отчаянье), отстреливающий из автомата от стаи собак боец вооруженных сил Украины, падающий куда-то вниз вертолет, пораженный электрической аномалией... Это была одна тысячная, наверное, из тех "кадров" чье-то жизни, мелькавших в моем мозгу. Создавалось такое впечатление, что воспоминания каждого, кто побывал в Зоне, сейчас попадали прямиком в мою голову. Ведь как иначе объяснить то, что сейчас я вижу тех людей и места, которых ни разу в своей жизни не встречал. И, надо сказать, это меня крайне не радовало - голова начинала болеть от такого потока информации, накатившего настоящей волной цунами... Я попытался открыть глаза, чтобы освободится от этого кошмара... И не смог! Что-то не давало мне сделать такого элементарного телодвижения!
- Так, а вот это уже не смешно! Не хватало мне еще вот так сдохнуть! - попытался я дернуться, но, опять же, ничего из этого не вышло - Черт-черт-черт!
Я чувствовал, как немеет все тело (но, какого хрена?! Что тут вообще твориться?!), но сделать ничего не мог... И тут, что-то произошло. Иначе, как чудом, назвать это было нельзя. Я почувствовал то самое прикосновение, которое ощущал несколькими минутами (а может - часами?) ранее.
- Расслабься. Я конечно понимаю, что это за чувство "ломки" по Зоне. Только для меня это чувство имеет другое отношение к вещам. Моя ломка по другому. Я хочу чтобы ты расслабился...
- Господи, если бы только знала, что это за "ломка". Хе... Нет, тут нечто совершенно другое. - хотел я сказать, но не стал, боясь нагрубить девушке.
Да-да, все верно. Шакал по кличке Крыса, наверное, впервые в жизни, привязался к кому-то (вот так оно и бывает: порой ты пытаешь втереться к кому-то в расположение месяцами. порой - годами, а толку ноль. А бывает - что одного дня достаточно). Но, так или иначе, но я почти мгновенно почувствовал себя лучше (бешеный поток мыслей постепенно начинал сходить на нет, и контроль над телом постепенно возвращался). Пролежав так около минуты, я открыл глаза и приподнялся на диване. Заглянув в глаза колли, я произнес первое, что пришло в голову:
- Скажи честно, ты - ангел? - после этого я осторожно провел правой рукой по волосам девушки (действительно, со мной что-то происходит) и стал молча ждать ответа на поставленный "вопрос" (если этот бред можно вопросом считать).

+1

105

Анжела как будто своими лапами ощущала все мысли, терзающие голову шакала. Она чувствовала своими ладонями проходящие сквозь них напряженность, муку. Рефлективно девушка сильнее расправила руки от этого ощущения и стала массировать сильнее, тщательнее, желая доставить максимальное удовольствие мужчине. С одной стороны доставить удовольствие любому мужчине - самое легкое дело. Обычно это выражается в женской красоте, и про это колли сразу вспоминает самые подростковые желания мальчиков, типа "покажи грудь". С другой стороны это доставление самых сладких и прекрасных ощущений, которые могут затронуть разум мужчины наповал. Таким способом как раз и воспользовались девушка, понимая, что именно на разум нужно воздействовать. Именно там происходят все мучительные процессы для Крысюка.
Анжела в это время и сама тоже задумалась. Но о чем? На этот раз она думала о том, как жизнь дальше будет складывается. Она уж явно думает, что не воим чередом она будет идти, а появится нечто новое, что перевёрнут ее с ног на голову. Вообще она ждет этого момента уже сколько лет, надеясь, что все вернется на круги своя и будет все гораздо лучше, чем у нее обстоит сейчас. Но разве это возможно? Разве после того, как в твоих руках умерло более тридцати человек, причем как раз от твоих рук, можно будет спокойно жить? В это Анжела никогда не верила, не верит и не будет верить. Ей уже нет прощения, хотя та отчаянно искупает все эти грехи, стараясь помогать людям, трудясь на работе всеми своими силами. И не было ни одного дня, когда бы она не пришла на работу, или заболела. Она всегда работает, не берет выходных и отпусков. Работа - ее жизнь, и только. Этим всем она занимается долгое время и никак не устает. Ей нельзя уставать просто - вот что вдолбила в свою голову Анжела.
Но вот, шакал раскрыл глаза и встретился с ее взглядом. Она была удивлена, на мгновение испугалась, не ожидав его пробуждения. Ее голубые глаза как-то изумленно расширились в непонимании, и та нагнула слегка в бок свою голову, как непонимающая собачка.
- Скажи честно, ты - ангел? - Услышала она вопрос в свой адрес. Анжелу сильно удивил он, что на ее губах появилась какая-то не замысловатая улыбка. Скорее всего искренняя. Парень находился под ее лапами в состоянии некой "серьезности", и провел своей рукой по золотым кудрям колли. От этого Анжела только улыбнулась, наблюдая за его действиями.
- Нет, я не ангел. Тот человек, от чьих рук погибли десятки жизней, от кого люди чувствуют себя крайне неуютно, не может быть ангелом. Может я им и была раньше, но уже потеряла крылья, и их не вернуть. - Блондинка с улыбкой наблюдала за Толей, который в состоянии смятения находился возле нее на диване, и она потерлась носом слегка о его ладонь.

+1

106

Я внимательно смотрел в глаза девушки, и понимал, что, несмотря на ее юный возраст, пережить ей пришлось довольно многое. Вспомнил ее рассказ про то, как она потеряла семью, как работала наемной убийцей... Интересно, во сколько лет у нее началась вся эта канитель?
- Можно быть ангелом для узкого круга людей, и дьяволом - для всего мира. Так говорил один мой хороший друг. - я медленно пододвинулся к колли, так, что расстояние между нами сократилось до нескольких сантиметров.
Сказанное относилось и ко мне, в немалой степени. Ведь, почти все, с кем я пересекался в Зоне, знали меня, как двуличную лживую паскуду, способную мгновенно сдать за деньги любые секреты. Да, это было так - я не видел нужды сохранять в тайне такие сведения, как увиденные (подсмотренные) убийства, случайно или намеренно найденные документы (Среди которых, порой, попадались весьма интересные экземпляры)... И я считал, да и сейчас считаю это нормальным. Но, есть у меня и "другая сторона" (назовем это так). В Зоне для меня существовали и самые настоящие друзья, ради которых я был готов пойти на все. Кто это был? Ну, в первую очередь - те ребята, с которыми мы вместе бежали в Чернобыль, скрываясь от правосудия. Еще было несколько ребят с Кордона (один, вроде как, уже выбился в ветераны и сейчас работает на ученых. Проводник.). Ну, и, разумеется, среди "Ренегатов" были свои. Конечно, как ни прискорбно это осознавать, но почти все члены этого бандитского формирования интеллектом, откровенно говоря, не отличались. Быдло, оно и есть быдло. Но всегда ведь в толпе бывают те, кто не похож на "серую массу". В первую очередь, это был наш главарь - человек, повидавший за свою жизнь всякого (а прожил он немало 50 лет. Из них 20 лет в Зоне. Еще до второй катастрофы он здесь был - отказался эвакуироваться). С ним всегда можно было поговорить по душам, благо "звездной болезнью" тот не страдал. Потом был курьер, Шура. Вы не поверите, но он - олимпиец, двух кратный чемпион по бегу на длинные дистанции. Зачем его занесло в Зону - это я не знал. Не говорил Шурик... Можно было, конечно, покопаться в его прошлом да узнать все... Но, вот тут был именно тот случай, когда я не хотел этим заниматься. Ну, караульный наш (лагерь охранял), Тимофей. Молодой парень, но умный не по годам. Крайне общительный, веселый, столько всяких анекдотов и баек знает, что просто диву даешься. Возможно, поэтому Герб (главарь наш) ему никогда опасные поручения и не давал - беспокоился за его жизнь (хотя Тимофей и сам был далеко не дурак, чтобы на рожон лезть). Паренек-то стал своеобразным символом мех. двора...
Я отвлекся от воспоминаний (в отличии от недавних, совершенно не приносящих боли, как моральной, так и физической. Разве что тоску - но это нормально) и еще раз взглянул на колли. Глаза... Глаза красивые, голубого цвета (что, если верить народным приметам, говорит о скрытой доброте.)...
- Хе-хе, интересно, а что бы народ сказал про мои - красные? Или про "слепые" моего пса?
Аккуратные черты мордочки, в целом ухоженный вид (наверное, даже слишком. Хотя, это я, как обычно, по себе сужу), красивые волосы...
И что такая забыла в этом рассаднике всех грехов человечества - полиции?

+1

107

Глаза Анжелы в этом мгновение расширились от удивления, когда она услышала такую простую, и при этом удивительную истину, покоряющую сердца многих. Да, потому что раньше это ей говорили, но она относилась спокойно. А теперь, понимая, что так говорили ей все, то она действительно стала задумываться над словами - правда ли это? А это стоило бы знать...
- Можно быть ангелом для узкого круга людей, и дьяволом - для всего мира. Так говорил один мой хороший друг. - Сказал ей шакал и подвинулась ближе, вперед, к лицу колли, что между ними расстояния осталось-то каких-то один, два сантиметра. Весьма малое для первых встречных, знакомых. Но то ли это? Правильно ли она охарактеризовала? Нет, наверное нет. Девушка уже сомневается в том, что этот мужчина просто знакомый для нее, обычный человек или кто-либо еще. Их судьбы похожи несколько, оба прошли трудный путь в своей жизни и кто знает, может что еще смогут пройти - времени для жизни еще много есть. Но это чувство притяжения странно. Оно ощущалось в ее теле. Ей казалось, что если она сделает шаг, то упадет в пропасть. Или же наоборот, упадет в крепкие объятия, и будет наслаждаться ими до утра. Так что же это? Необычное чувство заполнило ее душу - ранимость. Да, именно ранимость. Ей действительно хотелось бы сейчас лечь к нему рядом, прижаться, как маленькой девочке, которая осталась совершенно одна. Наверное, оно так и есть, ведь в душ Анжела все та же девочка, которая шла своим путем, сама, без опеки. Самоучка, если грубо говорить.
Их взгляды встретились. Что в них читается? В них читается некая преклонность друг к другу, удивление, терпение, и одновременно мольба с каждой стороны. Мольба каждого разрешить им стат друг к другу ближе. Но к чему это? Зачем? Есть ли смысл быть сейчас ближе, а потом на рассвете расстаться, делая вид, что они друг другу чужие? Наверное есть. Временное восполнение того запаса душевного тепла, которого так  хватает каждому. Так ли это можно назвать?
Анжела смотрит так же открыто, с ноткой удивления, в глаза шакала, как и тот смотрит в глаза девушки. Что она видит в его глазах? Его глаза ассоциируется с нечто... удивительным, прекрасным. "Маки..." - подумала она про себя, смотря в его красные глаза. Эти цветы, которые так дивно пахнут, запомнились навсегда в ее голове. Когда-то давно, приехав в этот город, в первый день, она отправилась на исследование территорий, дабы знать, кто здесь, как, где, и рядом ли. И она наткнулась на большое, удивительно красивое и обширное поле маков. Эта поляна для нее стала символом какой-то надежды, что не все потеряно, что не все эти муки были пройдены ею зря. Анжела сразу вспоминает, как когда-то давно она легла в это поле, легла на мягкие цвета, опъяненная их удивительным ароматом. Если взглянуть со стороны на ту ситуацию, что происходит сейчас, то это все складывается в какую-то картину: золотые кудри Анжелы, словно лучи солнца; ее голубые глаза, как открытое просторное небо; глаза Толи, как красные раскрывшиеся бутоны маков; и песочного оттенка шерсть, подобно плодородной земле, дающей жизнь всему живому на земле.
- Я в твоих глазах вижу маки. - Сказала она бессознательно, улыбнувшись как-то по-детски, и смотря так же на шакала. Ее руки так же не опускались с головы мужчины. Девушка просто о них забыла.

+1

108

- Хе... - я слабо улыбнулся, глядя на колли - Хорошо, что ты видишь только их. Хорошо, что не видишь в них тех ребят, коих я завалил, в спину, просто следуя приказу. Отлично, что не заметила ты там и животный ужас тех одиночек, чьи маршруты передвижения я, в свое время, "слил" военным... И то, как мы нашей бандой устраивали зачистку территорий от мутантов. Находили собачьи логова, и вырезали под корень всю стаю, вместе со щенками... Тогда эта была необходимость: тварей в Зоне и так выше крыши, подобные рейды необходимы. Но, черт возьми - наставить пушку на маленькую собачку, которая, возможно, в своей жизни ни разу бы и не напала на человека, а провела свой недолгий век на Свалке, пытаясь отрыть хоть что-то съедобное среди гор радиоактивного мусора... Наставить и нажать на курок. Кому бы было плохо от того, что она жива? Проблема только в том, что невозможно распознать заранее, какой из щенков вырастет для того, чтобы ночью выслеживать запоздалых путников и перегрызать им глотки, кто - чтобы сдохнуть от пуль крупнокалиберных пулеметов в бессмысленной попытке пробежать сквозь армейский блокпост, а кто - чтобы подползать на пузе к лагерям и жалобно скулить в надежде на то, что из-за забора прилетит кусок какой-нибудь ливерной колбасы...
Как ни странно, но крепче всего в душе засели именно эти моменты. Ведь, я сам, в какой-то степени, животное (морф...), и мне гораздо сильнее, чем людям (хотя, были среди нас и те, кто просто отказывался открывать огонь. Но было таких крайне мало...), знакома та боль, что испытывают "низшие".
- Пусть будет так. - почти шепотом (неожиданно для самого себя) произнес я и пододвинулся почти вплотную к девушке (хотя, казалось бы, куда уж ближе), ощутив на себе ее прерывистое дыханье.
- Черт, так вставать не хочется... - примерно в тот же момент я покосился на лампу, ярко горящую под потолком - Но выключить надо...
Едва я успел это подумать, как откуда-то из-за стены послышался характерный щелчок и освещение мгновенно вырубилось.
-Вот и говори, что мысли не материализуются... - хмыкнул я, на некоторое время полностью "ослепнув".
Но, постепенно, глаза адаптировались под темноту, и стало видно близстоящие предметы (хоть и не особо четко). Ну, а что касается девушки - то ее фигура в этом мраке приобрела некую таинственность, еще больше придавшую ей внешней красоты...

+1

109

- Пусть будет так, - Сказал полушепотом шакал, взглядываясь в голубые глаза девушки. Этот момент мог продолжаться долго, Анжеле очень нравилось смотреть так на него. Да и ей показалось, что теперь ничто не сможет их отвлечь от такого занятия. Прекрасные розовые губы колли сложились в милой улыбке, а взгляд приобрел какой-то мягкий характер, нежный. Ее лапа аккуратно поднялась к морде шакала и провела по его щеке с некой лаской. Дыхание Анжелы сбивается от волнения, ведь она сейчас так боится, что он оттолкнет ее. Слегка та нагнула на бок свою голову, что придавало ей какое-то... любопытство. Внешне. Теперь шакал может знать, что ей интересно. Крайне интересно.
Но вот, послышался щелчок, который означал лишь только одно - вырубился рубильник. Электричество во всем полицейском участие было отключено, а свет ярких белых потолочных ламп в лаборатории отключился, покрыв в тьму все помещение.
- Вот и говори, что мысли не материализуются... - хмыкнул Толя когда везде стало темно. Девушке даже показалось, что это сама судьба преподносит ей подарок, чтобы побыть еще подольше с шакалом наедине, будто зная, что ей жить в одиночку не легко.
Колли прекрасно знает, что в темноте может твориться все что угодно. Темнота хранит в себе много тайн, несомненно, который могут касаться кого либо. "Пусть тогда и это будет нашей маленькой тайной..." - тихо подумала про себя Анжела и улыбнулась. Ей хотелось быть очень близкой сейчас к кому-либо. И это - Крысюк.
- Да, ты прав. Но это так забавно... - Тихо прошептала Анжела сладким и нежным голосом на ухо шакалу. Ее лапы опустились на плечи мужчины, обняв его нежно, и при этом не принудительно, мол, этого хочет и он. Пальцы колли стали зарываться в его шерсть, доставляя уйму наслаждения одними лишь прикосновениями. А мордочка блондинки, которая была и так очень близко к мордочке шакала, наконец преодолели эту сковывающую дистанцию в пару миллиметров. Девушка со всей нежностью, закрыв глаза, прикоснулась к губам шакала, понимая, что на такие поступки "она" не способна. Это кто-то весто нее совершает действия, кто-то за нее решает ее судьбу, будто жаждая большего, но Анжела не позволит лишнему вырваться наружу и будет наслаждаться мгновениями. Эта романтика, сентеминтальность пронизывает ее тело. Кто бы сейчас не был вместо нее, какие бы у него там не были мысли, Анжела благодарна ему за то, что заставил ее все-таки сделать шаг и двинуться вперед на встречу судьбе и ощущениям.

+1

110

- Человек предполагает, а располагает кто-то другой. - Именно этим высказыванием (жаль, не знаю автора) можно было охарактеризовать сложившуюся сейчас ситуацию.
Действительно, порой судьба играет с нами в своеобразные игры. Еще пол-дня назад я был готов порвать колли на мелкие кусочки (и далеко не в порыве страсти, прошу заметить), а сейчас... Сейчас девушка стала для меня, по-настоящему, самым близким существом (и это отнюдь не игра слов - никогда еще за все свои прожитые 30 лет я не испытывал подобных чувств).
- Сколько же я потерял...
Не правда ли, странно? За несчастные шесть часов изменилось в моей жизни если и не все, то очень многое... Когда девушка обняла меня за плечи и начала нежно перебирать руками шерсть, по телу пробежала легкая дрожь. И это было крайне приятно (намного приятней, чем те чувства, что я когда либо испытывал... Хотя, что я испытывал-то? Ту поддельную радость", когда получаешь оплату за выполненное дело? Или тот "восторг", когда прикрепленный к поясу детектор артефактов начинает издавать противный (но, в то же время - ободряющий) писк, говорящий о том, что в твоем кармане, при удачном стечении обстоятельств, станет на две "фиолетовые бумажки" больше. Разве может это сравниться с теплом женского тела, которое девушка сейчас старалась передать мне? Нет.
Конечно, в глубине души, я осознавал, что все это недолговечно. В лучшем случае - на одну эту ночь. Настанет утро, и меня пинком под зад, вместе с псом (а если повезет - то и машиной), вышибут с территории полицейского участка. Куда идти? Я не знал... Но, так ли это страшно? Семь лет я не имел четкого жизненного пути, постоянно выбирал дорогу наугад. Прорвемся. Но, до того момента, как мне придется покинуть это место (к слову, крайне хотелось... Но, почти наверняка, заставят это сделать в приказном порядке) оставалось еще целая ночь.
- Хоть бы время остановилось... - пришла мне в голову абсолютно бредовая мысль.
И почти одновременно с этим я неожиданно ощутил на своих губах приятное тепло. Немного опешив от такого (впрочем, чисто внутренне - внешне все оставалось точно также, как и было), я, впрочем, довольно быстро сообразил, что к чему. Хотя, слово "сообразил" тут не совсем уместно. Просто я ответил колли взаимностью, продлив поцелуй. Не знаю, что на меня нашло, с чего я стал таким... нежным, что ли. Но в этот момент я совершенно не хотел об этом думать. Ночь эта будет крайне короткой, а на обдумывание останется целая жизнь. Стоит ли сейчас тратить это драгоценное время впустую?

+1

111

Мысленно Анжела была где-то в далеке от земли. В небесах, где зарождались с самого детства ее мечты, такие далекие и самые прекрасные, нежные и сахарные словно вата. Анжела уже давным давно не испытывала подобного к кому либо. Обычно Анжела может к кому-то относится как к другу, как к товарищу, как к брату или сестре, как к матери или отцу. Но любовные чувства она никогда не испытывала, только подобия, потому что влечения к противоположному полу она не испытывала так сильно, как испытывают обычные девушки к парням. Лишний раз она отвечала себе лишь одним - ей это не нужно. Ей не нужна любовь как показуха, что, "вот, смотрите, у меня есть парень". Или как тупой лишний секс, в котором у нее нет ни единого желания участвовать просто, как для удовольствия. Сентиментальность девушки в этом отношении превыше всего. Она не будет к кому-либо так близка просто так, без какой-либо выгоды для себя. А выгода, говоря ее языком, это ответные чувства, которые будет она испытывать всю жизнь. Такое не может дать девушке любой парень. Им будет все равно, лишь бы доставили физическое наслаждение, и если Анжела откажет - то те на станут заморачиваться, и пойдут на поиски других дурочек, которые с удовольствием согласяться.
Колли видимо слишком правильная для таких временных отношений, на которые Анжелу совсем уж не тянет. Она с самого детства, как маленькая девочка, мечтала о принце на белом коне. Естественно, в наше время таких теперь не найдешь, слишком слащаво или слишком реально все окружающее. Но все-таки иногда даже редкие повороты к кому-либо на встречу, даже если этот кто-то и не принц, но все же были приятны. Такие повороты движимы только чувствами. Сейчас, в сердце сжималось волнующее чувство, заставляющее колли наоборот, двигаться вперед ближе к шакалу, и не выпускать его из своих рук. Она так и сделала, приблизившись ближе к мужчине, и уже фактически сидя рядом с ним на кожаном диване, вплотную. "Вот бы эта ночь не кончалась..." - молила мысленно господа Анжела, примыкая своими губами к губам шакала. Горячее дыхание, которое столь прерывисто выходит в промежутки между ласками, чувствуется даже ею. "Это полное сумасшествие, Анжела. Ты пристрелила заключенного, сталкера с зоны, и сейчас... целуешься с ним в темноте, словно влюбленная школьница! Безумие..." А как иначе назвать эту ситуацию, которая происходит? Если бы не то, что шакал нарушал спокойствие фермеров, и не то, что тот был на кукурузном поле, наяривая круги, то они бы и не встретились вовсе. Они бы не увиделись, она бы не пристрелила его, он бы не был тут, и в конце концов они бы не целовались бы и не обнимались в темноте... Безумие.
Но так или иначе колли испытывает глобальное наслаждение от этого безумия. Слишком долго она была одна, слишком много времени потратила в одиночку. Как много она потеряла в школьные годы, отказывая себе в лишнем времени для прогулки с друзьями. Только теперь ей приходится наворачивать упущенное. Поцелуй становится чувственней, трепетней, нежней, а так же требовательней, что адреналин быстро начинает раз гоняться по артериям Анжелы. Девушка прижалась близко к шакалу, обнимая его, и запускал пальцы в шерсть вздорь затылка и шеи. Она сошла с ума.

+1

112

Негромко рыкнув от удовольствия, я осторожно подхватил девушку за талию и усадил к себе на колени. Жадно впиваясь в губы колли, я хотел лишь одного - чтобы эти прекрасные мгновения продлились как можно дольше. Все остальное сейчас не имело никакого значения... В это же время почувствовал, как руки девушки стали перебирать шерсть сзади моей шеи, с каждой секундой все интенсивнее... Казалось бы, вот он - момент, когда надо завалить девушку на диван, сорвать с нее одежду и... Ну, вы поняли. Любому нормальному созданию (будь то человек или морф, неважно) давно бы пришла в голову такая мысль (пришла и была воплощена в жизнь). Но кто сказал, что я был нормальным? О, нет... И дело не столько в прошлом (хотя, без сомнения, Зона тут, как раз, принесла пользу), научившим не требовать всего и сразу, сколько в особенности собственного мировоззрения. Наверное, я - тот самый сталкер из анекдота, выбравший, из трех возможных направлений, монстров и аномалии, оставив позади себя дороги на кабак и публичный дом, презрительно обозвав эти места "непонятными ужасами".
- Нет... Так не бывает! Не может быть настолько хорошо... - внутренняя подозрительность ко всему происходящему, к сожалению, даже в такие моменты не могла не дать знать о себе.
Но, слава Богу, сейчас я попросту не обращал внимания на подобные мысли. Прерывистое дыхание девушки, что я ощущал на своей морде, ее прикосновения, доставляющие ни с чем не сравнимое удовольствие, а, самое главное - тот поцелуй, в котором сейчас слились два существа - все это перекрывало любые мысли и инстинкты, способные нарушить эти мгновения... Правой рукой я приобнял колли за спину (жаль, как жаль, что этот ее костюм не давал в полной мере ощутить тепло женского тела), и начал медленно поглаживать, чуть-чуть не доходя до талии.
- А немного для счастья-то нужно, оказывается. Ни золотых гор, не полей артефактов... Господи, 30 лет, прожитых впустую...
Но, как ни прискорбно это осознавать, но разум, похоже, только рядом с этим ангельским созданием очищается от "пелены". Я прекрасно осознавал, что как только колли окажется чуть дальше, чем сейчас (расстояние, как физическая величина, тут неприемлема), то все вернется на свои места. Так и останется шакал продажной сволочью, так и будет стрелять в спину (разве что уже не из обреза охотничьего ружья, а из немецкой винтовки). Только станет намного труднее - ведь в памяти, наверное, навсегда, останутся воспоминания об этой ночи... Но, что будет потом, то будет. На данный момент существует только "сейчас"...

+1

113

Мгновения страсти и любви в ночи прекрасны, особенно когда ты их проводишь с тем, к кому чувствуешь привязанность. Это как раз испытывала и Анжела, опьяненная этим поцелуем. Страсть бушует в ее теле. Ей хочется отдать больше, чем имеет. Но этот поцелуй... Всего лишь поцелуй. Но он такой, какой никогда не пробовала в своей жизни блондинка. Она готова уже отдать все на свете, лишь бы быть рядом с ним - с этим бешеным, сумасшедшим парнем, который свел ее сейчас с ума. И сводит еще больше, с каждой секундой проведенной с ним. "Анжела, дурочка, ты же влюбилась в него, слепо..." - мысленно она отругала себя, стараясь не отвлекаться от всего того, что происходит с ней сейчас.
Но вот, произошло еще нечто большее. Теперь и шакал принял эту инициативу, и понял, что сам хочет быть ближе к ней. Через секунду колли уже оказалась на коленях Толи, не прерывая их поцелуй. Вот уже кажется, что дыхания не хватит, но как бы не так. Анжеле нравиться целовать его, она не хочет отпускать его от себя. Ни на секунду. Ни на шаг. И как еще назвать это чувство, когда человек, с которым ты знакома всего лишь пару часов, уже вызывает в тебе такую бурю эмоций, которую не мог вызвать даже самый старый и добрый друг, с которым знакома хоть двести лет? Естественно влюбленность. Порывистая влюбленность. Невинная, и такая прекрасная. Она, как бутон розы, с каждой минутой, проведенной с мужчиной, распускает свои нежные лепестки, раскрываясь в полном объеме. Бесконечность уносит мысли блондинки, оставляя только за собой странное желание не отрываться от него никуда.
Словно ветер перемен подхватил инициативу в руки Анжелы, и та подняла одну лапу вверх, начиная зарываться пальцами в шерсть его головы. находясь на коленях у шакала, та поджала слегка ноги, одной ножкой обвившись с ногой парня. А что же говорить о хвосте блондинки? Он как юла въется в разные стороны, выдавая чувства и ощущения девушки, что ей очень приятно. Анжела сейчас подобна щенку, который прибежал к своему хозяину и радостно бьет хвостом, не сдерживая эмоции. Таковой сейчас является и она.
Тихонько, и нехотя, ей пришлось оторваться от губ парня. Голова колли кружилась, и та крепко обхватывала руками шею шакала, чтобы не упасть. Но увы - она упала на диван, захватив с собой в объятиях и шакала. В весьма странной позе, они лежали вместе на узком мягком диване, но тем не менее ей было очень удобно с ним. Тепло.
- А может... - начала прерывисто шептать девушка, подняв свой взгляд на очертания алых глаз шакала. Ей было сложно говорить, так как эмоции слишком сковывали ее, да и совесть говорила, чтобы та держала язык за зубами, а то Анжела пожалеет. Но, колли естественно - бунтарка, а не девушка, и вечно не слушает свою интуицию, и она продолжила говорить. - ...ты останешься у меня работать по-дольше?.. Не уходи...
Ее взгляд метался по лицу шакала, а лапка, убранная с затылка шакала, провела аккуратно по его скуле и щеке, с нежностью и лаской.

+1

114

Еще мгновение, и вот девушка уже оторвалась от моих губ? Неужто все - закончится эта незабываемая и, в какой-то степени - волшебная, ночь? Но нет, слава всем богам... По лицу колли было видно, что она просто устала от столько продолжительного порыва чувств. Да что там скрывать - мой, не привыкший к подобному, организм сейчас тоже был, в какой-то степени, истощен (наверное, даже скоростной забег по Болотам от стада голодных кабанов так не выматывает... Черт! Да как можно сравнивать борьбу за свою шкуру и... Любовь? Я не знал, как назвать то чувство привязанности к этой необычной девушке, овладевшее мной за каких-то пару-тройку часов). Именно поэтому "падение" колли на диван (я, не успев среагировать на это, опустился на кожаное покрытие вместе с девушкой) пришлось, как нельзя, кстати. Поначалу девушка оказалась сбоку от меня, но, так, как кабинетный диван - далеко не двуспальная кровать, я вновь обнял ее и переместил на себя. Тут же я понял, что поступил крайне правильно (ну, по крайней мере... Да, называйте, как хотите): тепло от тела блондинки тут же передалось мне (словно не было на ней этого гоночного костюма), что было в высшей степени приятно.
- А может... - начала говорить колли.
Я тут же превратился в слух. Что она хочет мне сказать? Ох... Я не на шутку испугался, что сейчас прозвучит что-нибудь, крайне неприятное уху. Шли секунды, которые казались мне минутами (а порой - и часами), но девушка не отвечала. Только ее прерывистое дыханье раздавалось в абсолютной ночной тиши (кстати говоря, крайне странно, что никто. до сих пор, не озаботился починкой электрического щитка. Дел-то - рубильник в нужную сторону повернуть... Но, сейчас это было только в плюс. Может, мы вообще сейчас одни в участке, и больше никого нет? Ах, если бы...)
- ...ты останешься у меня работать по-дольше?... Не уходи...
Ну, что вам сказать? Если бы сейчас у меня было побольше сил (но после транквилизатора и столь бурного порыва страсти их не особо много осталось), то я бы непременно подхватил колли и закружил ее в порыве радости. Сказать честно, я ожидал услышать что угодно, но только не это. но, Зона возьми, как это было здорово!
- Конечно... - провел я рукой по щеке девушки, медленно переходя на ее золотистые волосы
- А действительно, куда? Дома нет, друзей нет, работы нет, денег тоже нет... Ничего нет. - Но все это мне было даром не нужно, лишь бы незнакомка была рядом - Кстати, имя-имя-имя! Я идиот...
- Скажи хоть, как тебя зовут? - немного (хотя, какое "немного"?) с опозданием задал я вопрос - Я должен знать, как зовут такое прекрасное создание...

Отредактировано Крысюк (13.06.2012 20:17:38)

+1

115

Казалось бы для Анжелы, что уже самое все плохое позади. Она смотрела в алые глаза мужчины, лежа на нем, и изумлялась от эмоций, которые видела в этих глазах. Там их бил целый ключ, поток, который нельзя было унять чем-либо обычным. И это так радовало девушку. До безумия. Он согласился с ней остаться. На губах девушки заиграла лучезарная широкая улыбка. Сейчас ей было так тепло и хорошо на душе, как никогда не было раньше. Влюбленность наполнило ее сознание, и, кто знает, что из этого выйдет.
- Спасибо тебе. - Сказала тихо блондинка, закрыв глаза и снова прильнув к губам шакала. Нежный поцелуй был таким наивным и мягким, что кружилась голова и хотелось только бы остановить время, дабы остаться в такой позе с ним надолго. Но как известно, есть такой закон подлости, который сменяет все, что есть на свете в противоположную сторону, а может даже в лучшую. В эту секунду резко загорелся свет в лаборатории, что Анжелу на некоторое время ослепили белые потолочные светильники. Она зажмурилась, отльнув от губ шакала и присела, закрыв лапой от непривычки глаза. Наконец свет починили и рубильник был включен. - Ох, ну как всегда не вовремя. Закон подлости!.. Я сейчас.
Девушке пришлось все же слезть с шакала, как бы ей не хотелось остаться. Электроэнергия и так много употребляется полицейским участком, что лишний раз шеф просит выключить свет и работать в темноте, если это не мешает. Анжела иногда и правда сидела с настольной лампой, разбирая документы, и чуть ли не испортила до минуса себе зрение. Но, слава богу, она стала работать теперь только днем, и ей не приходится ночью разбирать макулатуру с документами. Колли подошла аккуратно к двери, взяв ключи по дороге со стола, и закрыла изнутри лабораторию. Так теперь их точно никто утром не потревожит. После, она дотянулась лапой аккуратно до включателя, и погасила свет во всей лаборатории. Было довольно жутковато после, когда везде снова окутала тьма. Но ей было только легче на душе от того, что она сейчас дойдет до шакала, ляжет с ним и уснет до утра. Ей не придется оставаться в страшной темноте одной - и это самый главный облегчающий факт.
- Я тут. - Прошептала она в темноту, уже подходя ближе к дивану и руками страхуя себя, чтобы никуда не врезаться. Но все равно, колли пискнула с скулежем, когда врезалась носом в железный шкаф. Потирая больной нос, та быстро дошла до дивана и улеглась обратно на прежнее место рядом с Толей. Она снова легла на него, обняв того крепко и положила голову к нему на грудь, вслушиваясь в стуки сердца. "Стоп... Он же меня что-то спрашивал!.. Дурочка..." - мысленно та возбранила себя, и подняла голову. Мгновенно вспомнив вопрос, она сказала тихо шакалу. - Анжела. Анжела Энн.

+1

116

Когда резко включился свет, я едва не озвучил весь свой словарный запас отборного мата (где-где, а в Зоне вы его пополните, уж будьте уверены), но вовремя сумел закрыть пасть. Вообще-то не сделал я этого по одной простой причине - в одном помещении со мной была колли. Не хотелось бы, чтобы до нее донесся отборный русский мат. Вообще, подобные вольности я себе позволяю крайне редко, но сейчас... Сейчас этот чертов свет включился крайне "вовремя"!
- Так, спокойно... - говорил я сам себе, тяжело дыша, в то время, как блондинка уже направилась к входной двери.
Звук закрывающегося замка двери крайне обрадовал меня (это просто чудо, что пока мы тут нежились, никому из копов не пришло в голову засунуть свой любопытный нос в лабораторию). Потом был негромкий щелчок - и помещение вновь погрузилось в темноту... Те несколько секунд, что девушка двигалась ко мне, показались настоящей вечностью. Еще и этот жалобный писк с последующим ударом обо что-то металлическое. Несмотря на то, что, судя по всему, столкновение с предметом было для блондинки пустяком, мне захотелось сорваться с месте, обнять ее и прижать к себе. Но, выглядело бы это уж слишком нелепо.
- Господи, что же она со мной сделала? И почему я не встретил ее раньше? Ха-ха, блин! Все, крыша едет - дом стоит... Надо же, такое придумать...
Поток не самых приятных мыслей был вовремя нарушен появившейся девушкой. Пристроившись сверху, та положила голову на мою грудь. В ответ я, практически сразу, заключил колли в объятия. Не сильно крепкие, дабы не доставлять ей дискомфорт. Фигура у девушки была, хоть и крайне красивая, но, судя по всему, одновременно и хрупкая...
- Анжела. Анжела Энн. - последовал ответ на мой вопрос.
- Анжела... - шепотом повторил я за девушкой, медленно поглаживая ее по спине - Красивое имя.
- Да уж, это точно... Не то, что мое. Хе-хе...
- Я вот думаю... Не пора ли на боковую? - честно, крайне не хотелось сейчас засыпать, но биологические ритмы брали свое...

+1

117

Уже оказавшись рядом с шакалом, колли почувствовала себя гораздо легче. Ее сердце билось часто, при осознавании того, что она лежит рядом с ним. Сейчас. Это только радует Анжелу. Еще несколько часов назад она считала всех мужчин глупыми подобиями нормальных людей, и при этом сама никогда не связывалась с ним ближе, чем друзья. Было ли это логично тогда с ее стороны судить о том, что никогда не пробовала, она не знала. Ей было в принципе даже все равно, что там другие думают по этому поводу. Все остальное, что раньше е тревожило уже отошло на второй план, когда она сейчас лежит рядом с ним и радуется этим мгновениям.
- Анжела... - прошептала тихо он ее имя в пустоту. Ей даже показалось, что ее имя звучит куда приятнее, когда он его произносит. И действительно, ей было приятно услышать свое имя из его уст. От этого она только прижалась ближе вплотную к Крысюку, улыбнувшись шире и гладя аккуратно рукой руку шакала. - Красивое имя.
- Твое тоже не менее хорошее, Толя. - Сказала та спокойно, посмотрев в ночи в глаза мужчины и улыбнувшись ему мило. Время на часах уже подходило к двенадцати часам ночи. Время видимо так пролетело быстро, что колли даже этого не заметила. Только сейчас она устремила свой взгляд на настенные часы, и поняла, что уже давно пора видеть седьмой сон, а не лежать тут и целоваться.
- Я вот думаю... Не пора ли на боковую? - Протянул тихо шакал, посмотрев на девушку. Колли только и смогла кивнуть. Парень уже видимо понял, что пора все-таки закругляться и заканчивать со всеми делами, растворившись в бездну сна.
- Да, конечно. Давно пора. - Улыбнулась скромно девушка, опустив взгляд и подняла его на шакала. В последний раз, на ночь, та подтянулась к нему и коснулась губами его губ в нежном мимолетном поцелуе, а потом аккуратно опустилась вниз, к груди мужчины, и закрыла глаза, прошептав. - Спокойной ночи, Толя.
Далее она уже просто наслаждалась мгновениями в тишине, согревая своим телом шакала и чувствуя его сердцебиение ухом, как будто это какой-то будильник. Приятный, на удивление, будильник. Больше она ни о чем не думала, и даже не хотела. Ночь и усталость взяли вверх над телом блондинки, и та заснула рядом с шакалом, отправившись разумом в бездну снов...

На следующее утро.
Темную ночь, по всем законам природы, уже после шести часов, сменяет утро. Из-за горизонта уже выходило ясное красное солнце, чьи лучи не пробивались в окна лаборатории, которых и не существует вовсе. В лаборатории было так же прохладно, в отличие от всех других кабинетов, которые были на полицейском участке (лето же, жара). И там так же царила тишина и тьма, словно ночь и не уходила. Но это было куда не так.
Уже примерно где-то под 8 часов утра начал раздаваться надоедливый звонок в рабочий телефон на столе. Он звенел из всех сил, дожидаясь, когда его возьмут, но увы, никто из двоих лежащих на диване даже и ухом не повел, тем более после этой усталости от вчерашнего рабочего дня.
- Мммм... Как же мне все они надоели... - промычала про себя сонно Анжела, ощущая это приятное тепло снизу под собой от тела шакала, который видимо еще видел далекие из далеких вселенных. О них совершенно Анжела не догадывалась, потому что и сама толком не успела проснуться. Видимо она так устала, что ее сон снова начал одолевать, и та свалилась обратно бессильно на грудь шакала, начиная мурлыкать как кошка от наслаждения.
- Нет, ну это наглость... - начал раздаваться голос у двери, на который Анжела мгновенно проснулась, и резко села на шакале, держась за больную голову. С утра у нее она часто болит. "Ох, черт-черт-черт... Наверное за документами пришли!.." - заверещала мысленно девушка, и тут же вскочила с шакала, который видимо уже обнаружил, что что-то случилось, и начинал просыпаться.
- Толя, встань пожалуйста, прошу... - Зашептала Анжела и начинала расталкивать шакала. Но все было без толку, и она подняла сама мужчину, и поставила его где-то у стены между углами, да так, что того не было видно. Ажела резко схватилась за свою голову, стараясь хоть как-то руками привести в порядок свои кудри, но это получилось весьма забавно, и при этом не красиво, поэтому колли оставила все как было. Девушка, перепрыгнув через весь стол, схватилась искать какую-то папку в ящике. В ее голубых глазах отчетливо читалось волнение. Она не хотела видимо что-то пропустить, и так же быстро стала искать документы в ящике. Голос чужого человека уже раздался совсем близко у двери, и последовал за ним грохот двери. Это человек постарался открыть дверь, но у него ничего не получилось.
- Анжела, открой! Я знаю, что ты тут, ты вчера даже не уходила! Я пришел за документами! - вторил грубый мужской голос за дверью в такт настойчивому стуку в нее.
- Я сейчас, подождите!.. - Крикнула из лаборатории девушка, схватив в руки нужные документы, ключи и отправившись к ним к двери. Открыв ее ключом, Анжела запустила в лабораторию мужчину, одетого в форму копа. На этот раз он был даже по званию как-то старше других, раз он требовательно так относился к девушке. Анжела вручила ему в руки небольшую папку с документами, и быстро успела выпроводить из лаборатории, не задерживаясь и не желая надолго оставить Крысюка одного. Как только дверь за мужчиной захлопнулась, девушка освобожденно Вздонула и подошла к шакалу, точнее, к тому месту, где он должен был находиться. Она слегка прижала уши к своей голове, виновато опустив взгляд, и пригладив волосы на затылке. - Прости, просто у меня работа с самого утра. Дела. Поэтому тебя разбудила. Сейчас еще один час у тебя есть свободный, и ты можешь подремать, а я схожу в столовую за завтраком. Ты вообще как себя чувствуешь?

Отредактировано ◄◄ Angela ►► (14.06.2012 02:29:17)

+1

118

Действительно, для счастья нужно совсем немного. С каждой минутой, проведенной вместе с этой, без преувеличения, прекрасной девушкой, я убеждался в этом все сильнее. Биение ее сердца отчетливо ощущалось (и, наверняка, она чувствовала, как неровно бьется мое), что приносило какое-то странное, но столь приятное чувство умиротворения и осознания, что все хорошо (и некую робкую надежду на то, что так теперь будет всегда).
- Спокойной ночи, Толя. - тихо прошептала Анжела, после того, как легонько поцеловала меня (но, должен сказать, что этот мимолетный поцелуй доставил не меньше наслаждения, чем тот порыв чувств, предшествовавший этой тишине и спокойствию).
Я лишь довольно рыкнул и перевел взгляд на потолок. Ждал, когда девушка уснет... Постольку-поскольку сам я сплю крайне плохо (в той же Зоне меня нередко будили посреди ночи с характерной просьбой "а нельзя не храпеть?"). Не хотелось, чтобы ей пришлось засыпать под храп, сравнимый со звуком работы мотора трактора...
- Сладких снов, Анжела. - я несколько раз провел рукой по спине девушки, которая, похоже, уже начала погружаться в прекрасный мир снов.
Вот и хорошо - потому как я понимал: еще десять-пятнадцать минут, и я окончательно отрублюсь. Шутка ли, лечь спать на 3-4 часа позже, чем обычно. Разумеется, организм к такому не привык... Но вот дыхание блондинки стало более спокойным.
- Уснула... - я в последний раз (дай Бог, чтобы только за эту ночь, а не вообще) посмотрел на мирно сопящую на моей груди колли и, негромко вздохнув, закрыл глаза...

[Спустя 8-9 часов...]

Вот это меня вырубило... Должен отметить, что это был странный феномен. Обычно в 7-8 утра я был уже на ногах, а сейчас - мирно лежал на диване и спал. Крепко так спал, что даже телефонный звонок не заставил меня проснуться...
- Толя, встань пожалуйста, прошу... - раздалось словно откуда-то издалека.
- Слушай, дай поспать... - на автомате ответил я, совершенно не осознавая, что сейчас вообще произнес, кому и по какой причине.
Но поспать не дали... Толчки становились все ощутимее (словно небольшое такое землетрясение, хе), и мне, наконец, пришлось открыть глаза.
- Да что случилось? - спросонья пробормотал я, и тут же оказался в горизонтальном положении.
Окружающая реальность постепенно начала воспринимать отошедшим ото сна организмом, и я услышал громкий стук в дверь. Задать вопрос "кто это?" я не успел, и в следующую секунду колли прижала меня в какой-то стенной проем, таким образом, что со стороны входа меня стало не видно.
- Анжела, открой! Я знаю, что ты тут, ты вчера даже не уходила! Я пришел за документами!
- Я сейчас, подождите!...
Высовываться из-за своеобразного укрытия я не стал, спокойно выждав, когда закроется дверь. Через несколько секунд ко мне подошла Анжела и, отчего-то виновато, посмотрела.
- Прости, просто у меня работа с самого утра. Дела. Поэтому тебя разбудила. Сейчас еще один час у тебя есть свободный, и ты можешь подремать, а я схожу в столовую за завтраком. Ты вообще как себя чувствуешь?
- Извиняться за это? Господи, что за милое создание...
- Да нормально, в целом. - я окинул себя взглядом (видок, конечно... Джинсы и перчатки без пальцев - "отличная" одежда). - Ты-то как? Хотя, привыкла уже, наверное?
Я отошел от шкафа, приблизился к колли и слегка обнял ее.
- И как тебе не надоела еще эта рутина? Каждый день - бумажки, трупы, начальство... Поверь, я знаю, о чем говорю. В полиции все занимаются почти одним и тем же круглые сутки... - отошел от девушки и сел на диван - Впрочем, не мое это дело.
Тут я вспомнил про свой "внешний вид".
- Ты пока, действительно, сходи, поешь. А я оденусь в это время... Не хватало еще, чтобы кто-то из твоих коллег зашел, и застукал в этом кабинете меня в таком виде.
- Ага, можно подумать, будет лучше, если этот самый "коллега" застанет шакала в форме немецкого офицера...

Отредактировано Крысюк (14.06.2012 17:59:34)

+1

119

Девушка ощущала себя виноватой от того, что разбудила и без того не выспавшегося мужчину в такую рань. Крысюк жил на зоне, каждый день наверняка спал часов так по три-четыре, потому что опасность всегда обитает рядом, а тут такая возможность выспаться в свое удовольствие... была. "Блин, как же неловко..." - думала про себя девушка в это время, понимая, в что ее сейчас будут попрекаем и ругать. Хотя... Почему? Да и кто он такой, чтобы ее ругать? Он же ее подчиненный, не она его! И тем более он заключенный, а она его надзиратель! Который причем вчера ночью "пытал" его...
- Да нормально, в целом. - Сказал спокойно Крысюк, осмотрев себя, а потом подошел к девушке, приобняв ее. Анжела была сильно удивлена, почувствовав руку Крысюка на своем теле и посмотрев на его спокойное лицо. "А где же мат? Где же недовольство? Я не сплю?" - подумала девушка и слегка ущипнула себя за запястье. Было больно, от чего девушка немного Поморщилась. "Нет, я точно не сплю." - Ты-то как? Хотя, привыкла уже, наверное? И как тебе не надоела еще эта рутина? Каждый день - бумажки. трупы, начальство... Поверь, я знаю, о чем говорю. В полиции все занимаются почти одним и тем же круглые сутки... Впрочем, не мое это дело.
Шакал после отошел от колли, присев обратно на кожанный диван и предложил что-то:
- Ты пока, действительно, сходи, поешь. А я оденусь в это время... Не хватало еще, чтобы кто-то из твоих коллег зашел, и застукал в этом кабинете меня в таком виде. - Сказал он, в это время как-то странно смотря на себя, то ли с удивлением, то ли с усталым или измученным вздохом неизбежности.
- Я тоже вполне ничего. - Сказала Анжела, оперевшись на операционный стол бедром, но после громко вскрикнула. - Ай!.. - Со скулящим стоном, та вскочила опять в ровную позу и потерла больное простреленное бедро. После, та взглянула на шакала и улыбнулась спокойно. - Почти нормально. Мне нужно будет сходить в медпункт, чтобы мне сделали перевязку, и я приду принесу нам завтрак. Думаю, ты тоже хочешь есть. А после уже будет примерно девять часов, и приедет фургон с новым оборудованием. Пока ты будешь выгружать, я узнаю на счет эспертиз на твои вещи, и машину. Может, даже если уже все сделано будет, как только ты закончишь работу, я смогу тебя отпустить. - Девушка подошла к шакалу и поцеловала его аккуратно в лоб, погладив по голове. - Жди меня.
После, девушка отошла от шакала и последовала на выход. Она открыла дверь и вышла из лаборатории, оставив внутри все ключи и документы, а так же и самого заключенного. Колли была абсолютно уверенна, что мужчина не посмеет уйти или сбежать раньше времени. Во первых, наверняка она его уже успела привязать к себе какой-то невидимой веревкой, да и сама она к нему так привязалась, что ей захочется вместе с ним последовать из участка. А во-вторых, его бы все равно от сюда не выпустили без документов, а потайной подваленный выход из ее лаборатории закрыт на ключ, который лежит у Анжелы в сейфе. Все продуманно, все просчитано. Ему не сбежать.
А вот на счет того, чтобы ей сбежать отсюда, Анжела уже думала. Работая в полиции, она помогает людям всячески, чем можно. Но стоит ли оно этого? Всякий раз ей приходится, как патололоанатому, вскрывать трупы, выискивав внутреннюю причину смерти, если нет наружней, и лишний раз проходить на места преступлений, продумывая все и просчитывая. Это все, естественно, крайне выматывает, заставляет девушку уже постепенно стареть. А ей ведь всего восемнадцать для этого. А грядущий ее день рождения? Она будет встречать в лаборатории, четкая бокалом шампанского с ребрами трупа? Нет, это уже куда не годится. Но куда она может убежать от этой работы? Куда вернуться? В том то и дело, что возвращаться некуда. Работать снова в сфере криминала не доставит ей удовольствия, ибо у той уже слишком много крови невинных людей на лапах. А куда-нибудь вперед, куда лучше? Да ее никуда не возьмут! Внешность еще не та привлекательна, по сравнению с другими девушками (у них там то у одной флюорисцентные глаза, у другой волосы словно лазурь, поэтому Анжела смотрится какой-то серой, среди других), поэтому ни в модели, ни куда еще ей не светит. Где еще можно найти работу? Врачем? Нет, Анжела такой врач, что от нее люди не смогут выходить живыми, поэтому за себя она тоже боится. Ну а дальше ей и говорить не чего, ибо все остальные работы будут уже низкооплачиваемыми, а у Анжелы мотоцикл, за которым нужно ухаживать и отдавать еще в ремонт. Ах, эта идея стать гонщицей... Колли всегда мечтала об этом, надеялась, что у нее все получится, но после же первой сильной аварии, когда той чуть ли не снесло голову летящим в нее колесом, она отбросила эту идею куда подальше, но так же продолжает ездить на мотоцикле с быстрой скоростью.
Пока в голове девушки стремительно двигались мысли, она уже успела сходить к врачу, где перевязали ей бедро, а потом сходить в столовую, и забрать поднос с едой. Вскоре, колли уже подошла к двери своей лаборатории и открыла ее аккуратно, заглянув внутрь. Взглядом она нашла шакала и улыбнулась ему широко, что означало, что она сейчас у хорошем настроении:
- Я вернулась. Давай завтракать. - Анжела зашла в лабораторию, поставила на операционный стол поднос с едой и отошла к двери, снова изнутри запершись на ключ. Это было крайне выгодно. После, она присела рядом с шакалом возле стола, и взяла то, что было для нее. На подносе была тарелка с омлетом на помидоре, пару жаренных сосисок, и два стакана с чаем. Анжела себе взяла тарелку с салатом из капусты, брокколи и редиса. Анжела - вегатерианка. Улыбнувшись мило шакалу, девушка взяла вилку в лапу и стала трапезничать. - Приятного аппетита.

Отредактировано ◄◄ Angela ►► (14.06.2012 18:24:12)

+1

120

- Да-да, конечно. - Я слабо улыбнулся, когда колли упомянула про экспертизу и о том, что скоро должны прийти результаты - Надеюсь, что скоро все образуется.
Хотя, если здесь работают сотрудники, имеющие, хотя бы, средний опыт, то им не составит труда установить прошлое двух пушек. Их-то, в отличии от автомобиля, никто и не думал "камуфлировать". То, что десантная винтовка Вермахта принадлежит выставленному недавно музею - выяснить проще простого. А вот это уже крайне плохо - ведь, где винтовка, там и сведения об украденном автомобиле. Конечно, я могу пойти до конца и утверждать, что "Адмирал" принадлежит и всегда принадлежал мне... Но, если документы на него отправят в центр - весь мой блеф раскроется... Ну, а с швейцарской штурмовой винтовкой все еще печальнее - наверняка, на ней не один труп числится. Попробуй теперь доказать, что ты ее просто подобрал (ну, как "подобрал" - ведь я вышиб ее владельцу мозги. И это невозможно будет квалифицировать, как самооборона... Черт.). Но, по правде сказать, меня не столько пугала возможность угодить за решетку, сколько шанс нарушить ту связь, появившуюся между мной и Анжелой. Наверняка в ней победит чувство долга перед Родиной, и, едва придут результаты, вместо хрупкой и нежной девушки в кабинет ворвется отряд спецназа и скрутит меня. Боялся я, что больше никогда ее не увижу...
- Жди меня. - произнесла колли и вышла за дверь.
Почему-то на душе в этот момент стало так тоскливо, что захотелось вновь откинуться на диван... И больше не проснуться. С каждой секундой на меня накатывало непонятное чувство вины перед девушкой.
- Спокойно, она всего лишь коп! - пытался я внушить сам себе, - У тебя с ней не может быть никаких отношений, кроме уголовных дел! Посмотри на себя, Крыса, тебе 30 лет! Ей - в районе восемнадцати! Нет, это слишком глупо...
Но, как ни старался "здравый" (здравый ли?) смысл взять верх, а сердцу не прикажешь. Да, я крайне сильно привязался к этой блондинке, и мне было жутко стыдно сейчас за то, что я обманываю ее. За то, что тогда, на поле, едва не убил ее из "Сигареты" (а ведь, если бы я стрелял чуточку лучше, а снотворное подействовало на несколько секунд позже, то наверняка почти половина обоймы достигла бы цели.)...
- Нет! - я мотнул головой, стараясь отогнать от себя дурные мысли - Такого не должно было случится! И не случилось, слава Зоне...
Чтобы хоть как-то отвлечься от этого бардака, творившего в моей голове, я решил, наконец-то, одеться. Сперва-наперво обулся, после чего нашел в той груде тряпья, что вчера была немецкой униформой, белую рубашку с галстуком. Мятая вся, ужас! Хотя, с каких это пор вольных ходоков волнуют такие мелочи? Хе-хе... Напялив на себя и рубашку вместе с галстуком, я взял в руки плащ и сложил его (сейчас, в помещение, одевать его не было смысла) и положил на спинку дивана, водрузив сверху фуражку.
И тут мой взгляд остановился на лежащих на столе документах и связке ключей. Интересно, зачем девушка их оставила? Просто забыла, или... Решила дать мне шанс? А может все это, и та ночь, была не более, чем издевкой над загнанным в угол зверем? И сейчас эти ключи являются знаком, посланием... "Ты никуда не денешься, ибо слишком привязался ко мне". Хе. Нет, конечно, я всячески старался отогнать от себя противные мысли о том, что такой вариант был возможен, но... Слишком много времени я пробыл в Чернобыле, слишком много раз меня подставляли. Все это наложило отпечаток на всю оставшуюся жизнь. И ничего с этим поделать нельзя будет...
- Эх... - я подцепил ключи левой рукой и несколько раз провернул связку на указательном пальце - Нет.
Ключи с характерным металлическим лязгом опустились обратно на стол. Пусть будет то, что должно случится... Если меня посадят, то, значит, настало время - рано или поздно я должен был добегаться. В конце-концов гораздо лучше, чем если бы "кара" настигла в Зоне. Здесь я, хотя бы, буду жить - а там только пуля в затылок... Хотя, разве гнить за решеткой, это жить? Если поразмыслить, то вариант с пулей намного гуманнее - раз, и все. Отмучился... Ну, а если чувства, испытываемые Анжелой по отношению к моей персоне, хоть наполовину совпадают... То тогда я буду самым счастливым созданием на земле. Хе...
- Я вернулась. Давай завтракать. - тихий и приятный голос колли сейчас прозвучал, словно пропущенный через громкоговоритель.
- А? - я резко обернулся к девушке.
Но сделал это крайне неудачно, и зацепил боком стол. Было не особо больно, но железяка с противным грохотом и скрежетом отъехала на пару сантиметров вбок.
- Собака... Все, теперь и любой дилетант заметит, что я нервничаю... Нет, я так больше не могу!
Тем временем Анжела уже успела поставить поднос с едой на стол, запереть дверь лаборатории изнутри и вернуться назад. Я, понуро глядя в пол, молча присел за стол. Есть не хотелось вовсе... По крайней мере, именно сейчас.
- Приятного аппетита. - сказала колли и начала не спеша есть овощной салат.
- И тебе. - с какой-то горечью в голосе произнес я и стал молча наблюдать за девушкой.
Наконец, Анжела доела салат и теперь просто сидела за столом.
- Пора.
- Послушай меня сейчас, только прошу, не перебивай... - я облокотился на стол и грустно посмотрел на колли - Не нужно ждать никаких результатов. Я облегчу тебе твою задачу. Все те вещи, что были при мне, а конкретно - две автоматические винтовки - краденые. Ну, и чего там греха таить - машина тоже. Расскажу, как все это "приобреталось". Первой была SIG-550. Этот автомат я снял с тела убитого мною же сотрудника какой-то корпорации. Это была самооборона, но доказать я, навряд ли, смогу. Старая привычка подбирать с тел убитых оружие... Теперь о FG-42 и Opel. Добыты в результате налета на мемориальный комплекс.... Жертв среди сотрудников нет - все было проведено, до самого последнего момента, в тишине. Зачем я это сделал? Нужно было нормальное оружие и машина...
Я на несколько секунд замолчал, тяжело вздохнув пару раз, после чего продолжил.
- Зачем я тебе все это говорю? Просто не могу врать... Больше не могу. Теперь ты вольна сделать выбор - либо сдать меня своим, либо... Ну, ты знаешь. На второй вариант я не надеюсь, так что, сразу попрошу тебя о двух одолжениях. Первое - собаку мою выпусти на волю, не отправляй ветеринарам на инъекцию. Штык - охотник, у него это в крови. Не пропадет... И второе - пистолет. Любой, хоть паршивый ПМ. Я не хочу гнить на нарах...

Отредактировано Крысюк (14.06.2012 21:04:01)

+1


Вы здесь » Furry World » Главная улица » Полицейский участок