Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Архив анкет » после утреннего кокса...


после утреннего кокса...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Ваше прозвище: Лукас Суисайд Вишес.
2. Кто ваш персонаж: Полукровка. Смесь различных псовых, так же имеются признаки кошачьих.
3. Ваш пол: Кобель.
4. Возраст: 20 лет.
5. Рост: 179 см.
6. Сексуальня ориентация: Гомосексуал.
7. Внешность: Такой весь хрупенький, худенький, что кошмар. Ну да, на вид Люк как раз такой заморыш, да и ростом не особо высокого. Там где-то лишь метр семьдесят девять. Не особо, да? По телосложению худой, костлявенький, но не обладает квадратными и грубыми очертаниями. Сглажено, элегантно, изысканно, словно только-только был вылеплен руками мастера-кукловода. Люк всегда обладай какой-то кошачьей грацией и не только в движениях. Шкура белоснежно-белого оттенка красиво обтягивает его ключицу и тазовые косточки, а так же, когда Люк потягивается, то грудная клетка немедленно требует пересчета ребер. Слабая мускулатурка всё-таки развилась за последние несколько лет, узлы мышц на тонких руках не выглядят нелепо большими или же ничтожно мелкими, всё как-то стандартно, красиво и совсем не бросается в глаза, то же самое и с тонкими ногами. Живот, увы, не обладает даже слабо развитыми кубиками, а просто плоский и всё. А если быть совсем простым, то Люк худой, костлявый, но жилистый. Чем-то похож на лиса, но местами морда покажется кошачьей. Острые стоячие уши местами порваны, а так же элементарно прокалываются любыми серьгами, чем Люк не брезгует.  Выглядит он не на свои почти двадцать, а на все семнадцать, как-то так. Иначе говоря черты лица довольно мягкие, без резкий линий и углов. Черные  губы, которые постоянно искусаны слишком часто растягиваются в хитрой похотливой улыбке. Глаза Лукаса цвет красного вина, пересеченные тонкой линией вертикального зрачка, а так же окруженные чернотой белка. Горящие, с вечным вызовом во взгляде. Когда Люк под кайфом или же просто испытывает какую-то бешеную эмоцию, то "вино" превращается в ярко-алую "кровь" и "разливается" по всему глазному яблоку, поглощая и зрачок. Проще говоря глаза Лукаса становятся полностью красными, горят и зрачка становиться не видно. Лукас имеет довольно длинные волосы, но удлинение идет в основном по бокам,а "загривок" короткий и вечно находиться в каком-то хаосе и беспорядке ярко-алых волос, причем, подобное алое "пятно" есть только на затылке, позади ушей, а сами волосы Лукаса черного цвета и лишь по бокам Лукас выкрасил волосы в горизонтальные красные полосы.
Одежду Лукас носит такую, какую любит. Узкие джинсы, какая-то футболка или балахон или же плащ... что угодно,единственное, что не особо любит - это обувь, поэтому часто ходит босым, но... если прижмет, то оденет кеды.
[link] - мне лень все расписывать. Вот рефшит, просто представьте в виде фурря :3
8. Характер: Ооо, этот мальчик будет ужасным ребенком до конца дней своих, ибо его жизнь превращена в одну сплошную игру. Лукас крайне не серьезен, прожигает драгоценные часы своей жизни так, словно каждый день для него последний и никогда не сожалеет о содеянном. Он живет сегодняшним днем, быстро забывает прошлое и не торопиться заглянуть в будущее. зачем? Ведь жить лишь в предположениях, что ждет его за следующим поворотом намного интересней, чем заранее знать каждый свой шаг. Нарцисс и безумно влюблен в самого себя. Он бережет себя, как самое дорогое на планете и в обиду не дает. У него есть отличная защитная функция - его острые, покрытый иглами, что так и истекают ядом сквернословия, язык. Лукас никогда не полезет за словом в карман и, увы, большинство слов, вылетающих из его пасти часто всего приобретают форму острых словечек, которые обязательно обидят или оскорбят кого-то. Но всё-таки этот зверь способен быть нежным, по крайней мере притворяться таковым. Он хорошо играет любые роли, за исключением королевской. Корона не к лицу этой уличной лисьей морде, ибо вся его жизнь напрочь противоречит понятием правил и этикета.
Очень вспыльчив и этим невыносим. Ему достаточно лишь что-то не так сказать, как он тут же взъерошить загривок, оскалиться и попытается поставить на место даже того, кто в два раза сильнее и старше его. Ему, откровенно говоря, плевать на то, от кого получать лишнего пинка. Чувства самосохранения практически совсем нет, вот поэтому и лезет туда, где ему могут переломать все кости до единой. Так же немного безумен. Без царя в голове, поэтому в его жизни произошло столько ошибок и всяких глупостей, что и не сосчитаешь.но очень везуч, так как выбирается из воды сухим... иногда. Большинство уроков жизни проходят для Суисайда в пустую и потому на его шкуре достаточно ран от одних и тех же "граблей". Собственно из-за этой черты, из-за его дурости его и прозвали Суицидом, дабы "намеренно" причиняет себе вред.
Душа компании. Любит посмеяться, но чувство юмора у него, в основном, черное. Смешно бывает обычно тем, кто любит посмеяться над чужими страданиями, но, если шутит над друзьями, то чаще всего его шалости особого вреда не несут, но бывают довольно обидными. Увы, умеет подлизываться и просить прощения так, что бы тут же простили. Вообще на Лукаса сложно долго обижаться, ибо он как банный лист, пристанет и не отлипнет до тех пор, пока отношения не утрясутся.
Если сократить весь его характер, то холерик и живет по принципу "живи каждый день так, как последний". Секс, наркотики энд рок-н-ролл в собачьей шкуре.
9. Уязвимые места и фобии: Агиофобия — боязнь священных предметов, святынь, священников.
Алгофобия  — боязнь боли.
Вомитофобия  — боязнь рвоты
Дементофобия — боязнь безумия, сумасшествия.
10. Какое оружие у вас имеется при себе: Выкидной нож.
11. Какой магией пользуетесь: 1. Крылья. Под кожей, где-то глубоко внутри плоти к лопаткам люка крепятся два отростка, напоминающее маленькие ручки. В случае повышенной необходимости, эти отростки прорывают плоть и увеличиваются в размерах, обрастают плотью, кожей, а между пальцев появляется черная перепонка. Проще говоря у Люка появляются два крыла, что дает ему возможность летать или же использовать крылья, как оружие. Но процесс "появление" крыльев крайне болезненный и довольно долгий, потому Суисайд редко использует эту возможность.
2. Духи из крови. Если быть проще, то, пролив даже незначительное количество своей/чужой крови, Люк может использовать её по своему усмотрению. Всё зависит от количества пролитой крови. Если на землю упало пару капель, то Люк способен заставить их пронзить тело противника, подобно пулям, а если целая лужа, то способен "собрать" какую-то фигуру и пустить её в бой. Но подобная способность занимает силы в зависимости от повышения сложности задачи/фигуры.
3. Идеальный слух. Люк способен услышать что угодно и на любом расстоянии, но способен отсортировывать звуки, так сказать, по надобности.
13. Биография: Одна из самых паршивых вещей в жизни Люка - его прошлое. Он просто ненавидит эту грязную пыль, что огромными серыми клоками собралась где-то под его настоящим и, зная, что хозяин души не может вычистить её из-за лени, всё накапливается и накапливается. А Люку от этого становится плохо. Сразу как-то тяжело дышать, стоит лишь наклонится под этот воображаемый "диван" времени и увидеть эту мерзкую пыль.
Всё началось с утробы матери, в которой погибло много таких эмбрионов, как Люк. Ещё в тот миг, когда он был бесполым, без пальцев и глаз, мать уже ненавидела свое дитя и старалась уничтожить его, не дав помучится жизнью. Кто отец? Разгулявшийся Канн Вишес - истинный, простите, распизд#й своего времени. Агрессивный прожигатель жизни. Он любое высокое чувство опошлял, больше себя любил лишь героин, а любовница у него была бутылка виски, ну а девкой на ночь была любая проститутка, что любила подставлять свою задницу под члены самцов. Но Канн не был столь простым овощем, он ещё любил и мальчиков. таких, что помоложе, что ещё красивые телом и мордашкой. В основном он западал на ухоженных азиатских мальчиков лет семнадцати-девятнадцати, а с одним и вовсе смог прожить чуть ли не год, правда, узнав о том, что он ВИЧ - инфицирован, тут же бросил его и, единственной, с кем он теперь ложился в кровать - это бутылка виски и хорошая доза героина.
Итак, о отце рассказали. Но Люк до поры до времени и знать не знал его. Единственная, с кем он был знаком при начале своего пути - то мать. И то, с самого зарождения она стала для него врагом. Эта тварь травила своего нежеланного отпрыска водкой и энергетиками, курила и всячески старалась вытравить этого выродка не взаимной любви. Как и многие наивные молодые овцы, она влюбилась в Вишеса старшего и согласилась с ним на секс с презервативом, а в итоге осталась в полном дерьме. Пришлось работать шлюхой, ибо Вишес вытряс из неё все деньги на свои бесконечные дозы и алкоголь, но с ребенком она не могла нормально и спокойно работать.
А Люк боролся. Он цеплялся за жизнь до последнего и заставил мать сдаться и породить его на свет Божий. Правда, честно, лучше бы сдох ещё в утробе этой стервы, ибо, стоило ей родить Люка, как он тут же попал в холодные сухие руки какого-то воняющего старика, что был управляющим какого-то приюта для детей подобной судьбы. Захолустное здание, больше напоминающее что-то заброшенное и жуткое. Люк вспоминает, словно это было вчера:
"...когда я только начал осознавать мир, то смог разобрать то место, где я жил. окна на первом этаже были забиты досками, свет на четвертом постоянно "моргал", а шахматный кафель пола был грязный и от него исходил запах сырости. В приюте всегда было холодно. Не спасали даже колючие и жесткие пледы, в который я кутался с удвоенным усилием. Раньше всегда старался заснуть, но с каждым годом, взрослея, я всё чаще и чаще не спал. Я нашел себе местечко на крыше, где можно было неплохо скоротать ночь, глядя на бесконечное множество звезд. За свою жизнь я насчитал тысяча восемьсот три погасших звезды..."
В этом приюте и вправду было довольно плохой ремонт и отопление, так как денег было мало, а брать их не откуда. Но Всё-таки приют ещё "держался на ногах" благодаря каким-то сердобольным людям, которых было минимум, да и немного помогало государство. Люк ненавидел это место с самого своего начала. Он ненавидел детей, людей, что были в этом приюте и пары, которые редко заглядывали сюда в поисках "своего" отпрыска. Он был настоящим диким волчонком, сторонился всех, рычал и скалился, стоило лишь с ним заговорить и старался укусить за руку, если кто-то хотел погладить его по волосам или же прикоснутся.
Все дети там были такими. У кого-то были свои стайки, а кто-то был одиночкой. Люк же был каким-то перебежчиком. У него то была компания, то он существовал один.
Образование там давали, но приходили учителя из других школ, которые по доброй воли решили обучать брошенных детишек. Люк просто терпеть не мог сидеть за партами и что-то слушать. Он не мог усидеть на месте ни секунды и каждый раз что-то вытворять, но постепенно, взрослея, в свободное время сам упирался взглядами в книжки, пока никто не видел. Такое происходило двенадцать лет подряд, пока в один июльский день всё не перевернулось.
"...Было очень жарко. Стоптанная трава на нашей площадке зазеленела, но всё равно пахло каким-то собачьим дерьмом да и не было слышно детских счастливых визгов. Все как-то уныло качались на скрипучих качелях и протирали до дыр джинсы на ржавых горках. Я же в тот день, как и всегда, сидел как можно дальше от остальных и пялился на небо. Оно было в тот день так высоко, а облака летали так низко, что я всегда старался дотянутся руками до их бесплотного тела, но каждый раз мне не хватало роста или упрямости. Но потом меня окликнул по имени этот старый хрыч. Я сделал вид, что не слышал, обычно он тут же забывает обо мне, но на этот раз он повторил попытку и голос у него стал строгим и властным. Я невольно поднялся и подошел к нему. Вокруг всё затихло. Дети стали смотреть на меня так, словно сейчас меня поведут на расстрел. Старик повел меня внутрь, по коридорам ненавистного здания, в свой кабинет. Я зашел с опаской и не зря. В кабинете сидел странный человек, лет тридцати. У него были черные волосы, темно-карие глаза, почти черные, правда один почему-то был совершенно белый, словно мертвый. Я с опаской смотрел на него, а он с любопытством разглядывал меня. Воротник его черного пальто был поднят, потому губ его я не видел. Я не видел, как он улыбался в тот день. Тут старик сказал, что это за мной. Что это мой настоящий биологический отец. Канн Вишес. Я на всю жизнь запомнил тот день. Я даже не знаю, любить его или ненавидеть."
В тот день Канн пришел за своим сыном. Он узнал от своих знакомых, что одна из проституток родила от него и сдала чадо в приют. Как следует всё вынюхав, Канн отыскал мать Люка и выбил из неё информацию, причем в прямом смысле. Узнав, куда она дела сына, то немедля двинулся за ним. Что произошло? Просто Канн устал от одиночества. Героин ему наскучил, но зависимость осталась. Он купил себе образование на отцовские деньги, что тот оставил ему после смерти в банке [Канн никогда к ним не притрагивался из-за гордости - прим.авт.] и устроился на работу. Поднявшись в карьере он стал довольно влиятельным и страшным человеком в области медицины. А если быть точнее, то это было лишь прикрытие. Он убирал с дороги "мусор" и очищал своему хозяину дорогу и каналы наркоторговли. Денег было много, зато все друзья куда-то мигом исчезли. А тут птичка прощебетала, что у Канна есть родная кровь - его сын. Конечно же, наверно, на его месте любой бы спасся от одиночества подобным образом, тем более, по расчетам, сыну уже было двенадцать с хвостиком.
Забрав свое чадо, Канн привез Люка в свою квартиру, в Нью-Йорке.
Люк был просто потерян.
Квартира отца располагалась на предпоследнем этаже одной из тех прекрасных высоток Нью-Йорка. Большое окно на всю стену, прекрасный вид на город, красивая комната, кабинет…всё было просто...завораживающе высоко. Из темных стен детдома Люк попал в совершенно другую среду обитания.
Люк пошел в школу.
Там он продолжал свою учебу, но там всё было как-то немного по-другому. Одноклассники напоминали каких-то хищников, что разбились на мелкие стайки у которых разные статусы, а к чужакам они относились настороженно и принюхивались каждый раз, когда тот появлялся на их территории. Неуютно. Да. Можно так сказать. Люка это напрягало, но зато он нашел некий искривленный язык с ребятами постарше.
Собственно из-за этого пошли проблемы.
Парень частенько пропадал дня на два, не появлялся дома, а когда возвращался, то от него пахло алкоголем и сигаретами, а порой и смазкой. Это не напрягало Канна. Но, всё же, повинуясь слабым импульсам родительского инстинкта, он предупреждал каждый раз своего сына, что оторвет ему голову, если такое повторится, но, естественно, такого не происходило.
Но где-то лет в шестнадцать, Канн взялся за сына. Почему? Тогда было достаточно денег на наркоту и, поэтому, он был всегда «сыт». Так что были силы на воспитание своего чада. Честно говоря, это был ужасный год.
Наказания, порой дикая порка от которой задница наливалась кровью, ныла и сидеть на столь мягком месте было просто невозможно да и ещё такое унижение. Вишес начинал просто люто ненавидеть отца и даже здоровался с ним сквозь зубы. Так же Канн домогался до своего сына, так что Люк лишился всех своих девственностей благодаря отцу.
Но потом произошло это.
Отец ушел из жизни Люка.
Просто был вычеркнут.
Вернувшись, домой с учебы, Люк нашел своего отца, что лежал на диване с перетянутой венами. Рядом лежал шприц, на столе стояла банка с каким-то пойлом, в пепельнице догорала сигарета, а рядом рассыпаны мельчайшие пылинки «белой смерти» и…на коленях записка  в одно предложение «Прости меня за всё.»
_
С того дня Люк не возвращался в квартиру отца. Он сдавал её, а сам снимал комнату у одной сердобольной вдовы, а потом съехал и вновь начал снимать  квартиру у одной семьи, что живет в другом конце города. Он продолжает свою учебу и планирует стать журналистом или фотографом. Пристрастился к легким наркотикам, к никотину и алкоголю. Полюбил секс, не познал любви. Не вспоминает отца.

переделал персонажа :3

0

2

Готово  ^^

0


Вы здесь » Furry World » Архив анкет » после утреннего кокса...