Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Квесты » Дьявольский сад.


Дьявольский сад.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Дьявольский сад.

[Добро пожаловать в "Дьявольский сад". Участники: Кесс, Keerun и Raigho]

...

Ночная дорога пустовала. Несколько часов прошло с тех пор, как чьи-то колёса коснулись её, а свет фар разгонял коварные тени. Лишь ветер лениво елозил по асфальту снежную крупу, заставляя её двигаться, подобно белым змеям. Будто невидимая рука спустила поводок, натравляя холодных, белых зверей, против бурлящей мглы.

И тьма бурлила, кипела, кричала в немой агонии. Нечто зарождалось в ней, будто огромное, уродливое дитя в её чреве. Оно толкалось и причиняло ей боль. Оно рвалось наружу, прогрызая себе путь. Если бы смертный разум мог это увидеть, он бы обратился вмиг прахом.

Тьма страдала, пока далёкий свет фар не начал стирать её, разрывая в клочья, даруя спасение в забвении и долгом сне.
Монотонно гудя, как сонный жук, плёлся старенький, полупустой автобус. В нём сидело лишь несколько сонных пассажиров, да пожилой водитель. Морозные узоры оплели окна ледяными отростками, скрывая всё то, что было за стеклом, обращая пейзажи в однородную чёрную массу. Дыхание живых существ сплеталось с гулом мотора, склоняя уставшие тела и умы ко сну. Но лишь некоторые не спали. Сколько их было, тяжело сейчас сказать. Пусть они подберутся поближе. Ближе к страдающей тьме. Ближе к сладкому безумию. Ближе прильнули к окнам тени, словно хищные звери, стараясь заглянуть внутрь транспорта, и увидеть лица тех, кому улыбнулась Фортуна. Им выпал шанс решить свою участь.

Голодные тени сжали автобус, будто желая раздавить его, проглотить, растворяя всё, что внутри. Их влекло любопытство. Их интересовали Вы. Обладатели этих странных игральных костей, формы тетраэдра. Этих маленьких, иссиня-чёрных пирамид. Они стали вашими билетами в это долгое путешествие, которое вскоре завершится.

Ночная тишина не была потревожена, однако сама ночь больше не смогла сдержать крика, когда монструозное дитя прорвалось сквозь её чрево в мир. Его рёв смешался с её криками, и, словно волна, пронёсся по миру. Никто из пассажиров автобуса не услышал крик, но все его ощутили.

Неожиданно, мотор транспорта заглох, его металлическое сердце перестало биться, будто не выдержав всей боли, решил, что проще умереть. Водитель автобуса выругался, но все его попытки вернуть в этот коробок жизнь, оказались тщетны. Он вылез из автобуса, шумно хлопнув дверью, прогоняя последние остатки сна у пассажиров, и стал копаться во внутренностях металлического зверя. Но Ваш взгляд был прикован к окнам, в которых виднелись золотые отблески дьявольских садов. Вы не знали, что это, но ощущали, как вас манит  в ночь, будто невидимые сирены поют вам свои сладкие песни. Будто они поют только для вас, и никто другой им не нужен. Поднявшись с места, вы заметили краем глаза, как кто-то ещё поднялся вместе с вами. Что вы ощутили в этот момент? Облегчение, ведь кто-то разделяет с вами эту прекрасную мелодию? Злобу, ведь вы хотите, чтобы пели только вам? Страх, ведь вас так манит эта музыка, этот свет, это тепло.

Пришла пора сделать первый шаг.

+1

2

Ночная поездка редко кого могла порадовать. Но вот ночного жителя эта мысль радовала и даже будоражила. Дорога была не особо длинной, автобусы ездили довольно часто. Но по итогу вышло нестандартно. Да, выбран был именно самый поздний, самый тёмный маршрут. Потому что это комфортно.

На одном из задних сидений сидел сипух. Сидел один, у окна, прижав голову к стеклу. Мимо проносились черные тени, которые днём ещё были деревьями, заборами, домами. А теперь это редкие яркие пятна посреди черного-черного океана, который заканчивался лишь небесами, отличающиеся лишь маленькими яркими точечками звёзд. Мерно пыхтел автобус, везущий путешественников ночи. Особенно удивительно то, что их было несколько, если не считать пернатого. Видимо не мне одному нравится ночь и тьма, которые скрывают всю живость мира. Тем более ночь - это время потустороннего. А потустороннее нравится существу, обладающего нужным зрением.

Когда с младых лет наблюдаешь призраков, духов, элементалей - ты к ним привыкаешь, они становятся чем-то обыденным. И днём их не замечаешь, они размазываются среди светлых красок и ярких эмоций. А вот ночь - это их вотчина, это их время. И вот тогда они проявляются во всей красе. С ними можно говорить, спорить, обсуждать что угодно - но лучше ночью, ибо днём ты их теряешь по середине диалога, они растворяются, они исчезают. Дурная привычка наверное.

Что-то было не так. Резко отвлекшись от своих мыслей, сова увидел нечто неописуемое, нечто непонятное. Сначала яркие окна, затем это. И вот автобус заглох. Двигатель остановился резко, машина ещё немного проехала, после чего остановилась, когда водитель, ворча, нажал на тормоз. Да, поездка резко прервалась, причем не просто так, не случайность с ней произошла. Это было то самое нечто, то, что захотело оставить себе автобус и его живых обитателей. Как говорится - это неспроста.

Кое-что было ещё. Как глаза сипухи, на них взирали слепые окна. Яркие, желтые. Это прям было нечто такое зазывающее, привлекающее в свое лоно. Чтобы покинуть холодную ночь и мертвый автобус, очутиться в тепле и уюте. Венерина мухоловка Что ж, мысль проскочила удачная, ассоциация слишком идеально подходит к ситуации. Да, явно не просто так это всё произошло. И вот эти здания, которые абсолютно случайно тут оказались. Где-то в голове сипухи он стоял с поднятыми руками и сделал большие кавычки. Ситуация бредовая. И её надо решать. Надо найти помощь и договориться о проходе. Ну или решить этот вопрос... иным способом. Автобус явно не жилец на данный момент, пока "монстр не наестся". Ну что ж, надо идти и встретиться лицом к... чему бы то ни было.

Водитель уже вышел в ночь и с ворчанием возился с двигателем. Он тут не причем. Он и не заинтересуется ничем таким, его сейчас волнует больше всего именно двигатель и то, что он до утра не доберется до дома. Как же всё для него просто. Пернатый поднялся с кресла и пошел к выходу, открытому в темную жаркую ночь. Тени не бегали вокруг и была абсолютная тишина. Здесь не было никого, даже духов. Опасная тенденция, такое редкость, особенно когда есть что-то большое и опасное. Отвратительно, но ничего не поделать, ноги уже вывели во тьму. Глаза спокойно наблюдают за всем вокруг, хотя смотреть не на что. Кто-то шел следом, поэтому отошел в сторону, тем самым оказавшись напротив этих отвратительно-ярких желтых окон, которые словно вновь поймали его взгляд и начали тянуть к себе. Фраза вырвалась случайно и скорее относилась к самому парню, но так же подходит и к ещё одному ночному жителю. Похоже все только начинается

+1

3

Несколько раз автобус сильно тряхнуло взад-вперед, и наконец он встал, оставив за собой две жирных черных полосы на покрытом тонким слоем снега дорожном полотне. Удивительно, но никого из спящих ночных пассажиров это не потревожило. Похоже, те, кто ездит в темноте, привычны к таким мелочам и не обращают на них совершенно никакого внимания. Таких не разбудит даже война. Но Киран таким не был. Маленькая пирамидка, которую он раздражённо катал между пальцев все время поездки, от резкой остановки вылетела из ладони. Лишь природные рефлексы помогли ему поймать ее на полпути к бездонной свалке между сиденьями. Окажись эта безделушка там, вернуть ее не было бы ни малейшего шанса. А для рыси это сейчас была самая драгоценная вещь на всей земле.
Тихо простонав что-то нечленораздельное, водитель покинул свою машину, и несколько минут тишину внутри салона изредка нарушал лишь свист ветра, залетавшего внутрь через открытую дверь. В конце салона послышался тихий шерох; мимо ряда, направляясь на выход, кто-то прошел - рысь не видел, кто именно из попутчиков это был, все его внимание занимала игра света на морозных узорах, покрывших окно. Немного помедлив, с трудом отрывая взгляд от окна, Кирон выскользнул наружу следом. Идея размять ноги показалась ему внезапно крайне заманчивой, хоть он и провел в автобусе жалких полчаса. Оставаться в этой медленно замерзающей консервной банке он точно не хотел. Водитель уже вскрыл переднюю панель, закрывавшую двигатель, и теперь закусился со своей машиной в борьбе за остаток ночи. Перекинувшись с ним несколькими словами, Киран, совсем не к своему удовольствию, понял, что этот бой он проиграет. Неделя хорошей, спокойной жизни, о которой рысь мечтал с той минуты, как узнал выигравший номер, ускользнула от него. Вновь. Опять. Неосознанным движением он вытащил из кармана пальто пачку с сигаретами и заткнул одну между зубов, едва сумев разжать сведённые тихим гневом челюсти. Киран попеременно буравил взглядом автобус и спину влезшего ему в чрево водителя: хотелось то запустить когти в предательскую машину и разорвать ее на части, то орать на водителя, пока того не хватит сердечный приступ. Конечно, умом он понимал, что последний ни в чем не повинен, а первый, может, и рад будет наконец завершить свой жизненный цикл.
Впрочем, глаза его не хотели видеть ни одного, ни другого. Они хотели видеть совсем другое; развернувшись к машине спиной, рысь снова обратил свой взгляд к источнику света. Огромная стеклянная конструкция посреди нигде, столпы света из которой уходят далеко в небо. Теплый, мягкий, приятный, не режущий глаз и разгоняющий такой неуютный окружающий мрак - может ли у существа, ненавидящего ночь, быть более верный союзник? Сомнительно. Ноги сами несли к нему, а мысли замедлялись и успокаивались. Кому важно, что там произошло на темной ночной дороге, когда совсем рядом настоящее чудо света.
- А если и заканчивается - уже не жалко, - свет привлек кого-то ещё. Конечно же. Киран ощутил лёгкий укол ревности - ему противила мысль разделять это чудо с кем бы то ни было. Он даже не понял, кто конкретно из попутчиков стал его компаньоном, как не понял и его короткой фразы. Своего ответа он, впрочем, тоже не понял. Зато понял, что что-то у него во рту мешает говорить - к своему удивлению он обнаружил там сигарету. Не отрывая взгляд от стекла перед собой, рысь скользнул рукой в карман за зажигалкой. Он твердо решил, что не будет тратить отпуск на эту привычку... но ведь отпуск так и не начался, верно? В конце концов, какая уже разница - вся округа была пронизана светом, и вряд ли бы случилось что-то плохое, добавь он немного от себя. Подпалив кончик, Киран осмотрелся вдоль ряда окон в поисках бреши в этой стене. Свет был "теплым", но не грел только душу, а хотелось ещё тепла более реального, ощутимого. Холодало. Хотелось внутрь.

+1

4

Огромное здание, золотая клетка из стекла и металла, излучала тёплый, золотистый свет. Тяжело было разглядеть, что внутри. Все стёкла были закрыты пеленой конденсированной влаги. Однако внутри было явно теплее, чем снаружи. И снаружи становилось только холоднее.

Ветер усилился, завыл между черных ветвей, разбиваясь о стекло, будто пытаясь прорваться внутрь. Оранжерея была огромной, её свет пробивался в некоторых местах, тогда как остальное здание терялось среди окружающих деревьев. Это место, было подобно опухоли, что выросла посреди леса. Оно казалось таким… чужим, непривычным, неестественным.

Сильный поток ветра заревел подобно безумцу. Ветви чёрных деревьев заскрипели. Некогда звёздное небо заволокла чёрная пелена туч, и ,вскоре, ветер обрёл форму. Будто одетый в снежные одеяния, он метался и кружился в своём безобразно-хаотичном танце, царапая снежными когтями всё, чего касался.

Ещё не поздно было вернуться в автобус. Мёртвое тело зверя могло дать убежище от ветра и, на какое-то время, от холода. Но этот золотистый свет был куда приятнее, куда теплее. Казалось и ветер, и ночная тьма тянулись к этому свету, тянулись, желая попасть внутрь.

Подойдя ближе, можно было разглядеть небольшую стеклянную дверь, которая казалась вовсе крохотной, по сравнению с общими габаритами здания. Однако рядом с дверью висела панель, с уже затёртыми кнопками. Было невозможно понять, состоял ли пароль из букв или цифр, и был ли он нужен вовсе, однако это было неважно. Маленькая, едва горевшая лампочка на панели излучала тусклый красный свет. Она мигала, её свет из последних сил трепыхался в стеклянном теле. Над дверью так же висела камера, что безмолвно глядела на приближающихся гостей.

Когда два силуэта пробирались сквозь вьюгу всё ближе к зданию, лампочка на панели погасла и вместо неё ярко вспыхнула другая, озаряя насыщенным зелёным светом ночной воздух. Она горела так ярко, будто никогда раньше не работала, дожидаясь своего звёздного часа. Если бы она могла говорить, она бы запела, улыбалась и звала бы поскорее зайти внутрь.

Раздался щелчок, небольшое шипение, будто воздух из оранжереи под давление протиснулся сквозь герметичную дверь. Пелена влаги исчезла за дверью, и, внутри, можно было разглядеть ровные ряды деревьев, чьи листья отливали неестественным цветом и блеском, подобно золоту. Свет от ламп отражался от них, разбиваясь подобно каплям, разлетался во все стороны. Казалось, будто листья сами были источником света.

Увидев, что внутри, ветер яростно взвыл, бросая снежные комья в лица идущих на встречу свету. Он гнал их прочь, а свет манил их внутрь.

Двери открыты.

0

5

Ответ был поразительно спокойным и от него внезапно захотелось глянуть на попутчика. Что ж, мертвые зеленые глаза выхватывали из темноты всё, тем более товарищ закурил, что дало совсем немного света. Перед ним находился невысокий рысь, он так же посматривал на желтую приманку она его поймала, стоял и курил. Особо выделяющихся аспектов в его образе не было, зацепиться было чрезвычайно не за что. Если бы он его увидел в толпе, то не обратил внимания. Даже аура и прочее были слишком нормальными. А вот это уже не всегда есть норма.

Подошел к рыси, смотрящему на здание, встал сбоку и почувствовал запах сигарет. Ветер немилосердно пускал дым от сигарет в лицо сипухе, но тут виноват скорее он, ибо выбрал неверную сторону. Но данный факт не мешал смотреть на здание, оно звало, оно манило своей теплотой. Этот желтый цвет был слишком теплым и уютным. Настоящий хищник. За спиной медленно стыл и замерзал автобус, который терял последние граммы тепла через открытую водителем дверь. Водителю было откровенно начхать на то, что его автобус покинуло двое пассажиров, да и на остальных сидящих внутри, судя по всему, тоже. Скорей всего он думал только о двигателе и о том, какой он несчастный и как он остался на дороге.

Оно тебя манит? Тебе хочется внутрь? Ты что-то чувствуешь? Окна светили на смотрящих на них, а потому сова явно теперь лучше виден для рыси. Возможно это его напугает, возможно заинтересует. Я собираюсь осмотреть здание. Нет желания присоединиться? Неожиданный поворот для самого парня. Что вызвало эту фразу, откуда она взялась. Непорядок. Тут мало что нормально, вот и реакция такая. Сипух призадумался и с прищуром посмотрел на дом. Нет, тут всё определенно не в порядке.

+1

6

Киран наклонил голову и пустил облачко дыма себе под ноги перед тем, как повернуться ко вновь заговорившему попутчику. Сова. Высокий парень. Очень высокий, головы на полторы выше него – даже сейчас, в ясном свете, рысь не сразу понял, с кем именно он разговаривает, пока не задрал голову вверх. Киран был озадачен: он не помнил сипуха среди пассажиров автобуса, но при этом почему-то был совершенно уверен, что он - его товарищ по неудаче.
- Конечно. А ты нет? – рысь неаккуратно выронил сигарету и потер напоказ ладонями, намекая, что там внутри сейчас явно куда приятнее, чем тут снаружи. Поэтому отвечать что-то на резко неожиданное, но заманчивое предложение он не стал. Незачем тратить свое собственное тепло на сотрясание воздуха, дабы озвучить и без того очевидную вещь.
Вместо этого безмолвно повернул влево и двинулся вдоль светящейся стены из стекла к маленькой плиточке, выбивавшейся из общей мозаики окон оранжереи. Воздушная с виду, но на самом деле безумно тяжелая прозрачная дверь уже призывно отошла на сантиметр от своего привычного положения – через щель наверх вырывался простыней пара теплый воздух сада. Для Кирана утечка драгоценного тепла показалась вопиющей расточительностью.
- Если дверь открыта – все законно, - рысь мельком бросил взгляд на застывшего рядом сипуха и положил пальцы на ручку. Та оказалось неожиданно холодной, хотя он ожидал совсем иного ощущения. – Ведь это значит, что нас приглашают, верно?
Оказавшись внутри, Кирун первым делом расстегнул пуговицы и раскинул полы пальто: на контрасте с температурой снаружи, внутри царила дикая жара. Вкупе со светом, ласкавшим глаза куда настойчивее без стеклянной преграды, и витавшими в воздухе ароматами приторного цитруса, мокрых листьев и теплой земли это создавало ощущения попадания в маленький филиал экзотических южных стран. Флора тоже баловала взгляд невиданной экзотикой: ровными рядами к центру оранжереи уходили аллеи невысоких деревьев, обвешанных красочными неузнаваемыми плодами. Киран приблизился к одному, висевшему ближе всех, пытаясь увидеть в нем хоть что-то знакомое. – Никогда такое не пробовал. Даже не видел. Что они здесь выращивают? Пусть рысь и обращался в сторону дерева, адресовал свой вопрос он скорее попутчику – в его голове жило непоколебимое убеждение, что все птичьи интересуются и хорошо разбираются в деревьях и прочих всяких растениях. Хотя, конечно, озвучь он эту мысль вслух хоть раз, она бы стоила ему карьеры…

+1

7

Позади остался автобус, с безразличным блеском сквозь ночь метались холодные фонари. Их свет терялся в нарастающей метели. Он так устал, что больше не мог привлечь ни единое живое создание. Он был блеклым и холодным, как сама зима. Последние остатки тепла и комфорта, словно разодранные в клочья флаги, трепыхались на ветру под злобную ругань.

Возможно, один из тех, кто стоял перед стеклянными стенами, обернулся. Возможно, у них промелькнула мысль о том, каким далёким теперь кажется этот образ обещанного комфорта и спокойствия. Быть может, чувствуя себя обманутыми, они пошли навстречу золотому свету, желая возместить утраченное.

Двери распахнулись, впуская внутрь холодный воздух, но растения будто вовсе не заметили его. Они стояли, безмолвно взирая, прямыми рядами, будто армия воинов, готовых к войне.

Без всяческих преград, мягкий свет нежно касался прибывших гостей. Словно лесные дриады, свет спускался меж ветвей, запуская тонкие пальцы сквозь мех или перья, лаская кожу. В воздухе витали дразнящие ароматы, разносимые лёгким ветром, искусственно созданным системой кондиционирования.

Крупные деревья, с бледной, как кости, корой, росли в неестественно ровном порядке, посаженные в отдельные ячейки. Между ними, в свободных ячейках, виднелись стеллажи и полки, на которых стояли горшки и стеклянные колбы, в них были другие растения, что выглядели точно миниатюрные версии деревьев, с бледными стеблями и золотистыми листьями. Некоторые были полностью закрыты стеклянными куполами, их листья были темнее, напоминая охру, и местами виднелись тонкие паутинки тёмно-лилового цвета. Они выделялись на контрасте с окружающим золотом, поражая своим мерзким, болезненным видом. Было очевидно, то растения изолированы не просто так. Однако остальные растения казались здоровыми, несмотря на неестественный цвет.

С главного входа мало что можно было разглядеть: деревья, небольшие кустарники, да пару стеллажей с более мелкими растениями. По бокам от входа были расположены шкафчики и вешалка, предлагая всякому воспользоваться их услугами. Быть может, это имело бы смысл, но стали бы вы оставлять так беспечно свои вещи?

Вперёд шла, слегка изгибаясь, свободная от всякой растительности тропинка. Она была достаточной широкой, чтобы уместить троих, стоящих плечом к плечу. Что она скрывала впереди – было неясно, но порой казалось, что меж деревьев мельком виднелось движение. Стоило присмотреться, сосредоточив взгляд, как, в самом деле, можно было заметить какую-то суетную активность впереди, но всё было относительно далеко и скрыто золотой завесой трепещущих листьев.

Вьюга усилилась, засыпая стеклянные стены мокрым снегом, скрывая от любопытных глаз внешнего мира всё, что происходит в золотых садах.

0

8

Без ответа сипуха пошел ровно за рысем, наблюдая за его движениями. Двигался парень спокойно, по ощущениям его не напрягало ничего. Что вызывало ещё больше вопросов. А может он тоже наживка? Или может просто потерял страх? Ход до двери ничего не остановило, лишь завывал немного ветер и дул в спину, подталкивая. Ну и ещё когда сипух глянул в стёкла, то по саду внутри пронеслась тень на границе зрения. Так что сова сам себе кивнул, понимая, что не зря готовится к неприятностям и став почти как пружина заряженная: любой момент критический не застанет его врасплох.
Дверь оказалась открытой. Посреди леса это может быть и норма, но для теплицы явно нет. Единственное, что может успокоить - тут кто-то обладает телом и значит с ним легче будет общаться, ведь имеющий тело сможет общаться с обоими. И забороть его могут двое. Рысь может быть действительно полезным.
Когда курильщик зашел в теплицу, сипух бросил взгляд назад. Он пытался найти автобус глазами, но ветер мешал это делать, гоняя снег. Было ощущение, что они уже давно перешли границу и попали в иной мир. Тут тепло, тут всё живое. Все живое. Стоя на входе, парень мерно вздыхал, пытаясь нащупать что-то. Глаза закрыты, глубокое дыхание, тепло из теплицы гладит спину. Нет, ничего вокруг не было. Всё было тихо, никто не появился и не сказал Доброго вечерочка, заходите ко мне, чаем напою! Живая теплица, вокруг лес и абсолютная тишина.
Развернулся на носках и зашел внутрь, сначала подвис насчёт двери, но потом решил закрыть. Ведь если бы их хотели запереть, то они точно это сделают, когда он отойдет подальше. И плевать, даже если будет дверь открыта нараспашку. Они уже вошли в логово зверя. Которое выглядело довольно приятно. Первая ассоциация - родной лес. И сразу же себя внутри одёрнул - Нет, тут всё искусственно. Всё выращено в совершенно других условиях. Опасность не отошла. Тут собирались разные экзотические растения, часть вообще выглядели пародией на цветы, будто кто-то создал их, догадываясь о общей концепции, но не уловив суть. Здесь лучше всего подходит слово "гротескные" для описания.
И как маленькая муха, попутчик на это повёлся. Видно, что он не следит за происходящим. Всё вокруг для него видимо сказка или фантазия. Может быть сон. В общем очень недальновидный тип. И тут он замер, держа в руке ещё не оторванный плод с растения. Плод выглядел необычно, нетипично, привлекал своим ярким цветом внимание. Как и всё вокруг. Как и сама теплица. Но кое-что рысь сделал правильно - это задал вопрос. Выращивают они что-то генетически неправильное. Не удивлюсь, если данный плод, что ты держишь, сладкий и приторный. А потом окажется, что он переваривает тебя в желудке. Не расслабляйся, я здесь не узнаю ни одного растения. По крайней мере в наших широтах они водиться не должны. Кивнул на дорожку, ведущую в глубь теплицы. Предлагаю не задерживаться. Наш изумрудный замок видимо на той стороне этой дороги из желтого кирпича. Сипух двинулся вперед по тропинке, которая была широка даже для обычной пешеходной части улицы.

+1

9

В момент, когда попутчик упомянул генетику, рысь несознательно отдернул пальцы от плода, который пытался прощупать. Передним умом он, конечно, не находил ничего дурного в том, чтобы экспериментировать с растениями. Но когда кругом только и разговоров о том, что это все – токсичная отрава и вообще преступление против божественного замысла, трудно самому не поддаться, пусть совсем немного, таким настроениям. Тем более, что с этими растениями кто-то явно перестарался. Окружающий пейзаж больше напоминал поле научных изысканий, чем теплицу с южными помидорами на продажу.
Киран обернул пальцы подушечками к себе: они были покрыты белесым, под цвет древесной коры, соком, который он случайно выдавил. Рыси ужасно захотелось облизнуть их, попробовать эту штуку на вкус, но у него хватило ума не делать этого. Вытерев пальцы, как смог, о кору того же самого дерева, он разогнулся и повернулся к сове.
- М? Киран был немного удивлен словами попутчика, но поднятые высоко вверх брови эту эмоцию явно гипертрофировали. Не без причины. – Кажется, мы просто зашли погреться. Верно?
Сипух его намек проигнорировал. Попер вперед, будто прекрасно зная, куда и зачем он пришел. Немного подумав, Киран двинулся вслед, сохраняя дистанцию в пару шагов. То и дело боковым зрением он ловил движение в разных концах оранжереи. Большого значения этому он не придавал, мало ли что это могло быть: ночная смена садовников, или, может, какие-нибудь автоматические системы ухода, а то и просто шелест тысяч листьев на сотнях ветвей, содрогаемых движением воздушных масс по помещению. Все это было здесь к месту. А вот они двое – нет, и если за себя Кирон еще мог отвечать, то вот сомнения по поводу данного субъекта, идущего впереди, росли с каждым его шагом. Только сейчас рысь понял, почему он оказался здесь. Конечно, игра света была интригующей, а перспектива погреться – заманчивой, но одного этого было бы мало, чтобы принять решение покинуть автобус. Он бы в жизни его не принял, если бы не заученная, неосознанная необходимость двинуться вслед за тем единственным пассажиров, который повел себя странно. Повел себя подозрительно… Подозрительно много неосознанных поступков за такой короткий промежуток времени. Будь добр, Киран, верни голову на место. То, что ты в отпуске, ничего не меняет.

+1

10

Волнами извивалась тропа, словно змея. И каждое дерево на пути было неотличимо от другого. Каждый цветок, каждый сорняк в этом месте имел общие черты, будто был частями единого целого. Огромного организма, который поместили в огромную чашку Петри из стекла и металла. Он дышал, рос, двигался в своём собственном темпе.

Гости двигались вперёд чётким шагом, не сбиваясь с ритма, не останавливаясь. Сначала был один крутой изгиб, затем другой, и, вскоре, перед гостями открылся довольно широкий, свободный участок, напоминающий миниатюрную площадь. Он был вымощен светлым камнем и окружен пышными кустарниками, на которых росли похожие на нарциссы цветы, светлые, практические белые, они ловили окружающий свет, но отчего-то казались такими холодными.

Но, не они привлекали внимание, а фигура, стоящая в центре. Его тело склонилось над небольшим столиком, его руки двигались неспешно и чётко, разливая по небольшим, и хрупким даже на вид, чашкам горячую жидкость. Её мягкий звон сплетался с тихим шорохом листвы, а белесые струйки пара кружились в танце, распространяя приятный цветочный аромат.

Он был тёмным, бардовым пятном, посреди этого, залитого светом, места. На его пиджаке и брюках играли золотистые блики, на руках светлые перчатки. Быстрым движением он поставил на стол небольшой чайник, рядом с чёрным прямоугольным предметом, и выпрямился.
Дьявольский сад.

Он был высоким, возможно, два метра в высоту. Не говоря уже о его рогах, в которых, местами, застряли опавшие золотистые листья. Однако его голова, подобно шлему, была закрыта маской, грубо сделанной и простоватой. Будто он содрал кору с местного дерева и нацепил её себе на голову.

Закончив, он завёл одну руку за спину, и встал точно истукан, абсолютно недвижимый, будто пугало посреди поля. Его золотой мир вокруг бушевал как море, а он был непоколебимой скалой.

- Добро пожаловать, - его низкий голос звучал на удивление чётко, будто никакой преграды для звука не было. Он стоял всё так же неподвижно, будто и не мог двигаться вовсе. – Я ожидал вашего прибытия.

С этими словами, он слегка наклонил голову. И, хотя вместо глаз были видны лишь две чёрные дыры, он смотрел прямо на гостей. И вновь он застыл, не двигаясь.
- Чаю?

0

11

Да, брожение по саду вызвало ещё больше ощущений. Всё это не случайно, всё это ненатурально. Возможно они должны испытывать сейчас холод. Или тут очень мощный... дух? А дух ли это? Напрягает лишь то, что непонятно, что можем встретить на пути. Пока-что растения не атаковали, не вызывали никаких проблем. А ещё товарищ... Похоже он наконец проникся ненормальностью, он понял, что не так. По крайней мере похоже диалог возле плодов его отрезвил. Хорошо лишь то, что он не является частью ЭТОГО. Так что пока есть союзник, которому можно довериться.
Кажется, мы просто зашли погреться. Верно?. Данный вопрос отлично показывает случайность попутчика. Его бы на самом деле вывести из теплицы... Но он не пойдет, он не поймет. Ладно, надеюсь не будет случайной жертвой. Сипух старался идти перед рысем, дабы его не задело в случае атаки или чего-то подобного. Однако это было лишним, впереди тропинка стала расширяться и стала площадью. Она казалась не совсем нормальной относительно геометрии, что-то в ней было явно не отсюда. И посреди этой ненормальной площади выделялся ОН. Сначала ОН казался статуей, но потом задвигался. Поставил чайник чайник здесь, минимум нормальности в этом ненормальном мире после чего вновь выровнялся. Он напоминал дерево. Он здесь был слишком органичен. Казалось, что весь сад вокруг, вся теплица - это ОН. Скорей всего так и есть.
Сова подошел поближе, до сих пор держась немного впереди и рукой как-бы приостанавливая за собой рыся. Да, теперь он точно не выглядел, как приманка/западня/ловушка/фантом. Поэтому и рисковать потенциальным союзником не хочется. Я ожидал вашего прибытия. Эта штука ждала НАС или она просто очень вежливая? Что такого важного в любителе покурить, который вообще не проявляет никаких особенностей? Или этому ЧЕМУ-ТО всё-равно, кого пускать на удобрения.
Он снова наклонился, черные глаза столкнулись с зелеными. Неизвестно, куда смотрели оба. Точнее как, сипух знал, что он смотрит в пустую бездну. Что там, за маской, нет лица. Что это ожившая фигура - просто марионетка. Что им что-то движет извне. То есть сейчас он говорит с аватарой. Не с владельцем сада. Или говорит через марионетку с самим садом. Живые растения, ирония. Ему бы быть друидом, а не шаманом.
Случилось не то, чтобы неожиданное, скорее удивительное. Чаю? Опять же, если он видит всё, что творится в голове, он знает, что оба настороже, даже рысь, который вначале беспечно хотел попробовать сладкий плод. Но он встречается напрямую... Ладно, не напрямую, через марионетку. Но он проявил себя. Он пытается выйти на диалог. Если бы это был монстр, который заманивает в свои сети жертв, то он бы изначально бы всех разделил, а потом их бы сожрали огромные плотоядные растения. Тут что-то другое. Ему что-то нужно. Рискнуть?
Я могу предположить, что вы уже знаете наши предпочтения в чае и подготовили именно тот, что мы бы пожелали? Шах. Если я догадался, то мы выясним, что эта тварь читает мысли. И в таком случае он готов ко всему. Мы уже в ловушке. Он так не отпустит. Но и сожрёт не сразу. Любопытно.

+1

12

- Я ожидал вашего прибытия. А я нет. Занятно.
По крайней мере теперь стало ясно, почему дверь с высокой степенью защиты и электронным замком открылась так легко и призывно – это просто-напросто было безмолвное приглашение. Киран внимательно, несколько раз подряд прошелся взглядом по представшей перед ними фигуре, от каблуков элегантной обуви до кончиков рогов. Внешний вид незнакомца, на удивление, очень хорошо гармонировал с местным пейзажем, но максимально расходился с тем, что рысь ожидал увидеть. Это явно был не рядовой садовник. Если вообще сотрудник. Киран почему-то подумал, что он похож на загадочного богача-плантатора из дома на высоком холме – классического персонажа каждой первой мелодрамы про колониальную эпоху, что он видел. Даже держался он похоже. Только его маска не вязалась с образом и путала все карты, заставляя рысь строить все более и более странные теории по поводу личности под ней. Наконец, так и не придумав ничего вразумительного, он принял единственно верное решение: плюнуть на вопрос «кто» и дать возможность незнакомцу самому рассказать о себе. Зато правдоподобный ответ на вопрос «зачем» он нашел почти сразу: скука. Тот же холод, что загнал их с совой сюда, только жгущий изнутри.
- Благодарю за предложение, но вынуждены отказаться, - рысь вклинился в разговор тут же, как его попутчик замолк, не давая малейшего шанса фигуре в пиджаке ответить на его вопрос. Потому что тот ему не понравился. Он звучал резко и немного бредово, но рысь чувствовал, что задан он, в общем-то, по существу, что в нем есть подтекст. Глубокий смысл, который он не понимал. Кирана это раздражало, он не мог себе позволить такую роскошь, как непонимание. – Вы уже проявили достаточно гостеприимства, пустив нас сюда. Рысь хотел продолжить вопросом в духе «сюда – это куда?», но почему-то осекся и замолчал. Не смог его задать, почувствовал, что он вызовет у незнакомца недовольство. И он испугался этого недовольства.
Он не мог отделаться от мысли, что было во всей это ситуации что-то… странное. Неясное. Кирон не мог сформировать эту мысль как следует, но чувствовал, что происходившее сейчас просто не должно происходить на самом деле. И еще понял, что поведение попутчика не просто так показалось ему подозрительным: тот тоже догадывался о чем-то похожем. Нет, не догадывался. Знал наверняка. Но скрывал. Рысь огрело по голове: сейчас он один ходит в дураках и не понимает, что происходит; эти же двое друг друга понимают прекрасно. Честолюбие больно наступило на то, что природа оставила ему вместо хвоста и прогнало всю скованность.
- Сэр, я вынужден спросить: чья это собственность? – он вышел из-за плеча сипуха и показательно остановился ровно на шаг впереди него. Если ты считаешь себя профессионалом – будь добр задавать вести себя, как профессионал. – И что конкретно, и с какой целью, здесь выращивается? Последнее не было особо важной информаций, но интерес взял верх. Рысь незаметно потер друг о друга подушечки пальцев, все еще липкие от остатков белесого сока.

+1

13

- Я могу предположить, что вы уже знаете наши предпочтения в чае и подготовили именно тот, что мы бы пожелали?

Сипух сделал шаг навстречу оленю. Его зелёные глаза смотрели в зияющую пустоту, он всматривался вглубь, в попытках отыскать блеск зеркал души. Но он не смог его отыскать. В глазах пернатого плясали отблески золота и его глаза выглядели почти… совершенно.

- Благодарю за предложение, но вынуждены отказаться.

В то же мгновение, ответил рысь, в его голосе отчётливо слышалась уверенность и… раздражение?

Рысь сказал что-то ещё, но олень его уже не услышал. Он медленно опустил голову и смотрел на стол. Над чаем в кружках ещё кружился пар.

Затем рысь сделал шаг вперёд, спрашивая что-то о собственности и о растениях. Вероятно, сейчас он злился. Вероятно, эти двое злились, были напряжены. Боялись? Опушенная голова оленя смотрела на своё отражение в хрупкой фарфоровой чашке. Он так старался сделать всё правильно, но, вероятно, нет способа сделать всё правильно. Хрупкий сосуд нельзя заполнить, если он уже полон.

Он видел это. Быть может, не столь явно, но он видел их – эмоции. В каждом мимолётном сокращении мимических мышц. В каждом движении. В их взгляде.
Это… так…

- Отвратительно, - его слова звучали пусто, кроме смысла самих слов в нём больше не было ничего, ни враждебности, ни даже отвращения. Он сказал это тихо, но окружающий шелест листвы не мог бы скрыть его голос, даже если бы он хотел этого.

- Какая жалость. – Олень взял чёрный, прямоугольный предмет и отодвинул его на край стола, после чего он  вновь навис над столом, и, положив своё тонкое, как ветка дерева, предплечье на стол, он начал медленно сдвигать всё к его краю. Раздался скребущий звук фарфора о дерево. Вскоре чайник столкнулся с первой чашкой с громким звоном, а затем с ещё одной, и так, тарахтя, олень медленно протащил посуду к краю стола так, чтобы ни капли не пролилось на его поверхность. Но он не остановился, и первая чашка полетела на каменный пол, за ней последовала другая, и затем вниз полетев чайник. Они лопнули, как мыльный пузырь, звон фарфора был смягчен плеском воды. Горячий чай впитывался в щели между плитами. Мгновение олень не двигался, позволяя пространству поглотить инородный звук бьющейся посуды, затем, он вновь выпрямился и направил свой бездонный взгляд на гостей.

- Если вы считаете, что я проявил достаточно гостеприимства – так тому и быть. Вы – мои гости, я должен позаботиться о вашем комфорте, - от разлитого чая больше не шел пар, вся жидкость впиталась в землю, и на её месте, в  ускоренном темпе, начали появляться маленькие золотые листья, что тёрлись друг о друга с нарастающим шелестом. Их тонкие отростки оплетали камень, хватаясь за мелкие щели и трещины, выталкивая себе наружу. – Ведь вы обязательно поможете мне. Я знаю это.

0

14

Киран всегда считал, что аккуратно отказаться, когда малознакомый субъект предлагает разделить с ним трапезу – одно из базовых правил вежливости. И осторожности. Но олень, кажется, принял его отказ слишком близко к сердцу.
- Какая жалость. Застыв, рысь наблюдал как медленно, но при этом неестественно плавно посуда поехала к краю стола и полетела на плитку под ногами хозяина оранжереи. Киран ожидал, что следом его оглушит нестерпимым звоном бьющейся керамики, но этого не произошло: чашки лопались почти беззвучно. В уме рыси промелькнула мысль, что он почему-то ожидал чего-то подобного. Какой-то экспрессивной сцены, кричащей, но при этом по-своему элегантной; прямо как пиджак оленя.
Кирон снова не решился перебивать незнакомца, позволив тому выдержать комфортную паузу. Молчал и его попутчик. Рысь скосил глаза на него, пытаясь прочитать эффект, который на сипуха произвело произошедшее. Но тот, похоже, был больше заинтересован происходящим, уставившись оленю под ноги. Киран проследил за его взглядом и застыл еще сильнее. Маленькие золотистые ростки на глазах пробивали себе путь на поверхность через щели между плитами. На мелочи они не разменивались: в месте, куда упал чайник, они вытолкнули край плиты целиком и начали расходиться вьюном по полу, обволакивая его теплым свечением. Рысь непроизвольно сделал пару шагов назад, снова вернувшись за спину попутчика, когда часть из них потянулась в его сторону.
- Сэр, мы непременно постараемся вам помочь, - Киран по его тону почувствовал, что речь идет совсем не о помощи в сборе осколков разбившейся посуды. О чем-то грандиозном. Сложном. Он снова бросил короткий взгляд на попутчика. Птичья мимика – сложная в освоении наука, но по тому нельзя было сказать, что он разделяет такое рвение. Скорее наоборот. А кто тогда «мы»? – Но наши силы немного ограничены. Может, вам обратиться к кому-нибудь более компетентному?

+1

15

Что именно заставило чудовище действовать - до сих пор не ясно. Но что-то резко поменялось. Судя по всему ловушка захлопнулась окончательно и теперь мы полностью в его власти. Отвратительно, учитывая, что именно такой исход и прогнозировался. А еще эта театральщина... Не ведут себя так духи, не ведут. Что вообще выбило из-под ног сипухи землю. И это заставило его неотрывно следить за перфомансом. Рысь при этом как раз начал вести себя соответствующе для такой ситуации, но поздно. Если бы у него на вхрде сработал инстинкт самосохранения... Ну, теперь мы как две крысы в клетке. И мы должны будем... Помочь.
А может ли это быть не дух? Да нет, зелень из разбитых кружек только так и лезет, это явно паранормальное явление перед нами. Тут теперь вопрос лишь в том - а будет ли возможность выжить? По факту мы добрались до центра, где мы поговорили и обсудили все. Нас не сожрали по пути, что было сделать легко. С нами ведут диалог. Шансы выжить растут с каждой минутой, что мы находимся здесь под статусом "гости".
Отвлекшись от внутреннего диалога, сова сначала глянул на уже напрягшегося рыся, а затем снова в эти пустые глазницы оленя. Немного спонтанный ответ на вопрос в целом удовлетворял и не требовал дополнений, но кое-что хотелось бы уточнить. И что нам за это будет? Мы останемся в живых? Просто чем можно помочь ВАМ? На последнем слове он сделал акцент, ибо сейчас в голове возникла мысль о Гештальт-сознании. Банально, но такое тоже могло быть. А значит это может быть множество мыслящих в одном направлении растений. И если растения мыслят... То с их логикой наша логика может банально не работать.

+1

16

Ваша компетентность уже не должна никого тревожить, - олень развернулся, - Больше некому помочь. - за пару шагов обойдя чайный столик, не глядя, он взял с него чёрный, прямоугольный предмет и сделав ещё пару медленных шагов в сторону своих гостей, остановился. – Как Смотритель, моя задача обеспечивать вам безопасность, и комфорт. И ВЫ мне поможете. – Обычно монотонная речь оленя явно контрастировала с моментом, когда он сделал акцент в конце предложения, как бы подражая словам сипухи.

Не дожидаясь ответной реакции, Смотритель поднял руку держащую нечто чёрное. Теперь было очевидно, что это был пульт, с множеством мелких, тёмных кнопок. Смотритель направил пульт куда-то себе за спину, в сторону едва виднеющегося между деревьев небольшого строения внутри оранжереи, из окон которого мерцал холодный, белый свет, и большим пальцем нажал несколько кнопок. После чего, демонстративно выпрямив руку в сторону гостей, сжал его в своей ладони, раздался треск пластика, но ладонь Смотрителя сжималась стальным прессом, медленно и легко, будто пульт был сделан из бумаги. Он разжал ладонь, и груда хлама рухнула на пол с глухим стуком.

Через мгновение, всё вокруг загудело, сама земля начала вибрировать, заставляя листья окружающих деревьев  дрожать, как если бы они были напуганы, или в предвкушении чего-то.  Вскоре, к гулу присоединился громкий щелчок снаружи, заставляя стёкла затрястись. Раздался треск, если стекло и не разбилось, то явно где-то треснуло. Затем ещё один щелчок. И ещё. Ещё. И вскоре, с громким щелчком, металлический занавес сомкнулся над оранжереей. Чернота ночи сменилась пластинами, на которые падал отражающийся от листьев золотой свет, превращая, некогда стеклянный купол, в некое подобие бункера.

Ещё один сильный толчок сотряс здание, и свет на минуту погас. Затем, мигая, он включился вновь, лишь для того, чтобы осветить стоящего, прямо напротив прибывших гостей, Смотрителя. Он навис над ними, подобно старому, сухому дереву. Его тело не двигалось, будто застыло, а руки быстро схватили сипуху и рысь за запястья, сжимая достаточно сильно, чтобы не дать им возможности так просто вырваться, но с явной осторожностью, дабы не сломать кости.

- Больше некому помочь. Слишком поздно.

0

17

Киран поздно понял, что это была совсем не просьба. Это была угроза. Почти неприкрытая, хотя и красиво поданная. Олень поднял вверх руку, держа в ней что-то черное – рысь не сразу смог рассмотреть, что конкретно, поэтому предусмотрительно сунул в карман правую кисть и крепко обхватил ладонью рукоять служебного револьвера. Предусмотрительно? Скорее с опозданием, сильным опозданием.
Впрочем, его опасения были «напрасными». В руке смотрителя оказался всего лишь пульт. Правда через мгновение рысь осознал, что лучше уж бы это тоже был пистолет. Что-то зашевелилось за пределами оранжереи. Кирон замотал головой по сторонам, закрутился на месте, пытаясь понять, рассмотреть через дребезжащие стекла, что происходит снаружи. Но не увидел ничего, кроме темной пелены, с ужасающим скрежетом ползущей по стенам здания. Ночное чудовище, в ловушку которого они забрели так глупо, схлопнуло свою пасть. А значит скоро вас начнут переваривать.
- Что? – более осмысленной реакции рысь выдать не смог. Но вот его гневно-удивленная гримаса говорила вместо него весьма доходчиво. Если бы еще её было, кому увидеть. Свет моргнул, и здание тряхнуло еще один раз, сильнее предыдущих. Какая-то доля секунды, но смотрителю этого хватило, чтобы преодолеть дистанцию, которую они с сипухом предусмотрительно держали. Киран почувствовал, как очень нежные и аккуратные тиски сковали его кисть, не давая ей пошевелить. Разумеется, именно ту, что была наполовину в кармане и все еще мертвой хваткой сжимала револьвер. Воспользоваться которым ему не дадут – слишком поздно. Он молча уставился в прорези маски, пытаясь непониманием и раздражением побороть подступающий ужас. То, что его загривок почувствовал и осознал уже давно, мозг Кирана начал постигать только сейчас. То, что они попались. И помочь больше некому. Теперь сами.
Что конкретно «сами», он не знал. Рысь просто продолжал буравить маску взглядом – мысли, хоть какие-нибудь, угрожающие, вопрошающие или хотя бы молящие, никак не хотели связываться в слова. В голове вертелась только старая, как контора, шутка. Значок. Покажи ему свой гребаный значок. Почему-то она была к месту.

+1

18

Вот ловушка и закончилась. Прекратились расшаркивания и присматривания друг за другом - теперь играем в открытую. Запирающаяся в огромную железную клетку теплица даже успокаивала, ведь по факту теперь их нет смысла травить и прочее - мы нужны живые. Я и... рысь Сипух обратил внимание на дергающегося представителя кошачьих, который был не причем. Он понял. Он увидел. О да, он потянулся к карману. Там что-то есть. Полезное. Но что это такое - останется тайной.
Сломанный пульт - такая же драматургия, как и до этого разбитый чайник. На это уже нет смысла обращать внимание, надо теперь следить за тем, что же пугает этого "оленя." С чем же мы ему должны помочь? - вот сейчас какие мысли донимали сипуха. Теперь шансы на выживание растут буквально на глазах, теперь то волноваться нет смысла. Иронично, что рысь при этом начал паниковать. Видно, что у него работает логика на обычном уровне, он не планирует настолько далеко и не ощущает всего, что нужно.
И тут от мыслей оторвало кое-что, что, вообще-то, неприлично: Сову и Кота поймал Олень за руки, держа их крепко, не отпуская. И эта угрожающая речь. Понятно, что мы единственные и неповторимые, но это не повод нас так сильно держать, тем более вот эти все пластины на окнах. Ехидная мысль пронеслась в голове. А почувствовали ли изменения пассажиры и водитель? Или мы уже всё, вообще не в том времени и пространстве? Любопытно, как для них это выглядит со стороны. И снова вернулся на место, уже даже не смотря в пустые глазницы. Туда нет смысла смотреть, ЕГО там нет, по крайней мере сейчас. Сипух снова обратил внимание на товарища по несчастью. Вот он пытался этот контакт сохранить, он полагает, что общается с ЭТИМ напрямую. А в кармане... Нет, бред, не может это быть оружие. Ведь он бы вытащил его тогда гораздо раньше, ведь обладатель зеленых глаз ещё в самом начале пути предупредил, что это опасно. Тогда может религиозный знак? Ну, боги здесь явно не помощники.
Продолжая мысленно развлекаться, пернатый позволил вести себя куда необходимо вместе с попутчиком. Куда приведет это?

+1

19

Металлический занавес, окружающий оранжерею, заскрипел, как от сильного давления. Раздался скрежет искажающегося металла, но вскоре он стих. Этого было достаточно, чтобы привлечь внимание Смотрителя. Он повернул голову в сторону звука, его хватка окрепла. Затем он вновь взглянул на своих гостей. Их жизнь была в его руках, буквально. Кончиками пальцев он ощущал их сердцебиение.

Смотритель ожидал сопротивления от этих существ. Сражения. Страха. Но ощущал лишь смятение и… смирение? Некогда было разбираться. Он выпрямился, и поднял прибывших гостей над землей, которая в тот же миг треснула. Бледные корни вырывались наружу, выталкивая каменные плиты и разбрасывая повсюду комья мягкой почвы. Змеями они извивались, раскрываясь подобно пасти голодного зверя. Когда всё стихло, часть корней потянулись к сове и рыси, оплетая их и утягивая вниз.

Они рухнули на землю, но корни смягчили падение. Дыра в земле быстро заросла корнями, свет из неё едва освещал эту сферическую темницу, полностью состоящую из переплетённых между собой корней. Их темница оказалась самой настоящей ямой, будто наспех вырытой самими корнями. Помимо отверстия наверху, у этой клетки был вход. Слабый свет проходил через корни, освещая серую стену напротив. Больше ничего нельзя было увидеть. Учитывая расстояние от «входа» до целой стены, это скорее был коридор, нежели комната.

Однако корни там были тонкими, слабыми, на их светлой поверхности медленно расползались тёмные пятна. Возможно, если приложить достаточно усилий, можно было бы раздвинуть их, выбраться из заключения. Темнота расползалась по корням, что закрывали путь к свободе, и вскоре на их тёмной поверхности стал прерывисто мерцать символ глаза. Он был едва различим. Слаб. Возможно, он был лишь видением. Он смотрел на вас, в ожидании.
Дьявольский сад.

0

20

Поскольку Кэсс кубы уже бросал, а перекидывать успешный результат я точно не буду, считаем, что все идет как надо.

Киран лежал на спине и чувствовал, как под кожей, где-то над левой почкой, начинает медленно расплываться пульсирующее пятно. Стоило встать на ноги, ну хотя бы подвинуться, чтобы изгиб корня перестал давить в это место, усиливая и без того не очень приятные ощущения. Но пошевелиться рысь не мог. Все его внимание занимало пятно света над головой, на фоне которого с каждой секундой разрастался все плотнее рисунок переплетающихся корней. Будь Кирун романтиком, он бы увидел в этом прекрасную историю о двух путниках, обманутых настолько банально, что даже свет покидает их за их глупость, оставляя наедине с тьмой и сырой землей. Но романтизм ему был не свойственен. Будь рысь самим собой, но пару минут назад, он бы нашел в этом зрелище повод испытать трепет, настоящий животный ужас перед необъяснимым. Но и собой в полном смысле он больше не был: если необъяснимого становится слишком много, то в один момент реакция на него притупляется и никаких иных мыслей, кроме "а, ну да", новые удары не вызывают, какими бы грозными они ни были. Для Кирана такой момент настал несколько секунд назад, когда захлопнулся купол. Правда, вместе с возможностью чувствовать страх притупляется, к сожалению, и все остальное. Поэтому рысь просто бесцельно, без единой мысли, наблюдал, как гаснет свет.
В конце концов это стало скучно. Скучно, похоже, стало и товарищу по несчастью - отзвуки его движений и, кажется, тихий мат вернули рысь в сознание. Киран медленно сел и носом револьвера, все еще крепко сжимаемого в руке, прощупал саднящее пятно на боку. Весьма бездумно - он быстро об этом пожалел. Мельком оглядевшись вокруг, он неутешительно констатировал для себя полную непримечательность этой ямы. За исключением, разве что, ближней к нему стены, откуда ощутимо бил сквозняк. Немного поколебавшись, не посидеть ли ему еще, он поднялся на ноги и побрел в сторону дыры. Зрение немного прояснилось: теперь он видел, что сквозь переплетение корней также, как сверху, бьёт свет, но совсем другой. Он как будто вырисовывался в фигуру раскрытого глаза. Очень четкую фигуру. Киран мотнул головой, наваждение пропало, остался только свет, пусть и не такой яркий и агрессивный, как там, сверху. Прислонившись мордой к прорехе между корнями, он жадно всосал носом воздух. Запах четко нарисовал ему картину помещения с другой стороны: сырость, плесень, бетон.
- Так что же все это... такое? Киран почувствовал, как со спины приблизился его попутчик. Мозг, сильно перегруженный эмоциями и переживаниями и отказавший оттого в работе, после жесткого приземления начал снова возвращаться к работе и заниматься своей любимой деятельностью - генерировать вопросы. Хотя с формулировками пока еще было не очень хорошо. Рысь развернулся, чтобы разглядеть сипуха. В темноте его силуэт был едва различим; о том, чтобы считать его настроение, не шло и речи. Впрочем, оно и не было нужно. Он вел себя нагло со смотрителем - значит он был уверен. Он был уверен - значит он точно понимал ситуацию, контролировал её. Он понимал ситуацию - значит, настало самое время поделиться пониманием. - Ты ведь знаешь. Ты точно знаешь.
Свободной рукой Кирон потянулся в карман пальто за пачкой сигарет и скривился, когда не обнаружил её там. Зато нащупал что-то другое. Это что-то было смутно знакомо, но рысь никак не мог вспомнить, что это за вещь и зачем она ему была нужна. Двумя пальцами он извлек из кармана маленькую пирамидку, блеснувшую лиловым отсветом перед тем, как выскользнуть из пальцев и воткнуться в землю у их ног. Выскользнуть и загореться тем же лиловым цветом.

+1

21

Вспышка, подобная лиловому пламени озарила темницу из лоз. Болезненные чёрные пятна на их бледных отростках разрослись, иссушая и ослабляя их. С треском, подобно сгорающим в костре поленьям, корни стали осыпаться чёрным прахом на землю и каменные плиты, открывая проход. Больше ничто не сдерживало узников, они без всяческих преград могли пройти в узкий коридор, в котором, едва ли не умирая, светили неоновые лампы. Их раздражающий треск заполнял окружающую тишину, отражаясь от голых бетонных стен, а постоянным морганием они грозились вот-вот погаснуть, погружая всё вокруг во тьму.

С правой стороны от входа в темницу была металлическая дверь, корни проросли и там, сжимая и деформируя её, не давай ни единой возможности открыть её вновь. Сквозь скомканный металл можно было разглядеть комнату, гораздо опрятней коридора. Плитка аккуратно была выложена на полу, пластиковые панели на стенах и потолке. Вдоль стены были расположены громоздкие компьютерные системы, множество мониторов указывали на состояние оранжереи, прочность укрывающего её завесы, температуру, влажность, химический состав воздуха, в котором помимо кислорода были так же другие примеси газов в незначительных количествах. На одном из мониторов мигал красный сигнал тревоги, указывая на трещину в металлическом занавесе и угрозу нарушения целостности защиты. Множество лампочек мигали вразнобой, то ритмично включаясь и выключаясь, подобно пульсу, указывая на состояние систем оранжереи, то хаотично мигая, стараясь обратить на внимание на возможные трещины и изъяны.

Провода исходили во все стороны, соединяя всю систему в единую паутину, однако местами их изоляция была порвана, и сквозь неё прорастали крохотные золотые отростки с едва заметными листьями, словно ветви и корни растений заменяли провода. Часть проводов вела к другой двери, которая была не повреждена и больше походила на обычную, деревянную дверь. Эта дверь сейчас – единственная возможность попасть в комнату управления.

С левой стороны от входа  в темницу коридор продолжался и уходил в темноту. Лампы там сдались, и лишь изредка свет мелькает из их стеклянных тел. Лёгкий, едва ощутимый поток воздуха исходит с той стороны, вместе с прохладой и запахом сырости. Однако, есть что-то ещё. Незримое и гнетущее, вызывающее дискомфорт и ощущение, что из тьмы следят множество глаз. Возможно это было бы лишь ощущением, но множество едва уловимых сполохов бледного, лилового света, вырисовывали на стенах очертания глаз, что возникали и исчезали, не давай времени понять, насколько они иллюзорны.

0


Вы здесь » Furry World » Квесты » Дьявольский сад.