Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Квесты » Путь во мгле (Машинист/Бёрпи)


Путь во мгле (Машинист/Бёрпи)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

     К 2019-ому году Зона, вопреки ожиданиям и всевозможным прогнозам касательно ее светлого и не очень будущего, практически не изменилась. Военные наконец-то возвели по периметру нечто, в самом деле похожее на кордон, а не задрипанный блокпост с горсткой контрактников в охранении. Десятиметровая стена протяженностью во многие километры, ощетинившаяся башнями со снайперами и пулеметами, обеспечивала защиту от незаконного проникновения по обе стороны там, где с этим не в состоянии были справиться аномальные поля и естественные преграды в виде огромных непроходимых болот или буреломов. Сталкеры и бандиты с переменным успехом сражались за ресурсные и стратегически выгодные позиции на приграничных территориях, ровно тем же самым, но ближе к Центру, занимались "Долг" со "Свободой". Ученые тыкали приборами в аномалии, изучали артефакты и скупали в промышленных масштабах части тел монстров для дальнейших исследований, в надежде рано или поздно совершить прорыв в какой-нибудь важной области. Остатки некогда могущественного "Монолита" разбрелись по самым дальним уголкам Зоны, откуда крайне редко совершали налеты на экспедиции и небольшие отряды сталкеров. А наемники продолжали выполнять свою работу, как известно, совершенно неважно - какую, лишь бы хорошо оплачиваемую.
     Именно о синих комбинезонах и пойдет речь в очередной главе этой бесконечной истории жизни сотен сталкеров, переплетенных меж собой порой стальными, а порой и белыми нитками в общем повествовании.
     Машинист и Бёрпи получили задание исследовать подземные коммуникации под Кордоном и принести оттуда всё, что могло представлять ценность и могло пролить свет на происхождение этих туннелей, долгое время остававшихся неизведанной частью ЧЗО. О них и сейчас мало кто, по большому счету, слышал, а те, кто знал, не особо горели желанием спускаться в потенциальный рассадник чудищ, неизвестных аномалий и вирусов, зная из рассказов о творившихся в застенках Икс-лабораторий ужасах. Но мерки имели за плечами немалый опыт выживания в Зоне и ведения боевых действий, а также, помимо этих, бесспорно, полезных навыков, острую финансовую нужду, возникшую в результате длительного отсутствия каких-либо контрактов для Синдиката. Мотивов своего напарника Машинист не знал, да и особо знать не хотел, а вот ему самому было необходимо оплачивать дорогостоящее лечение сестры, чья болезнь в свое время послужила мотивом бросить всё и рвануть в загадочную неизвестную Чернобыльскую Зону Отчуждения.
     Путь от Мертвого Города до Кордона наемники, переодевшиеся в обычные комбинезоны "Заря" и вооружившиеся не менее стандартными для сталкеров среднего уровня автоматами Калашникова, преодолели без проблем. Текучка отчаянных исследователей Зоны в пределах завода "Росток" была довольно большой, и потому незаметно проскользнуть мимо всех постов "Долга" на Свалку проблем не составило. Черно-красным было попросту плевать на еще один отряд одиночек, идущих куда-то по своим делам. На Кордоне же и подавно обитала одна желторотая зелень, за исключением пары ветеранов, перед которыми Машинист и Бёрпи отчитываться о своих целях визита к Сидоровичу были не обязаны. Просто двое сталкеров с Севера пришли по делам к торговцу. А между тем, ушлый обитатель бункера и по совместительству один из главных воротил торгового бизнеса в Зоне был в курсе истинной цели визита этих двоих. Сидорович, за немалое вознаграждение, должен был подготовить снаряжение для наемников, показать, где находится один из спусков в подземелья и рассказать то немногое, что было ему известно.
     Столкнувшись на выходе с каким-то чрезвычайно расстроенным неудачной сделкой молодым парнем в кожанке, наемник отпихнул его плечом в сторону и начал спускаться вниз по ступеням, увлекая за собою следом напарника.
     - Мы от Хога. - заговорил белый волк, убедившись, что пёс находится рядом, а герметичная дверь бункера плотно закрылась за их спинами.
     - А, ясно. - небрежно бросил в ответ тучный хомяк - вот уж в самом деле, старый щекастый грызун являлся наилучшим воплощением в жизнь всех возможных стереотипов о его породе - и поднялся со стула, засеменив коротенькими лапками в один из темных углов своего магазина-склада, - Вот снаряжение.
     На столе перед наемниками возникли две увесистые черные сумки, обозначенные цифрами 1 и 2. Машинисту принадлежала двойка, скрывавшая в своих недрах защитный комбинезон "Сева" с системой замкнутого дыхания, детектор "Велес", штурмовую винтовку G36C, пистолет Glock 21, набор медикаментов, боеприпасы и иное необходимое для спуска под землю снаряжения. Из схожего у единицы, Бёрпи, был только защитный комбинезон, список всего остального напарник составлял самостоятельно.
     - Благодарю. - застегивая крепления на разгрузке и начиная снаряжать ее карманы магазинами, продолжил волк, - Что вообще известно об этих подземельях?
     - Немного. Судя по всему, сразу после Второй Мировой правительство Советского Союза было очень обеспокоено темой быстрой эвакуации правящей верхушки в случае повторения подобных событий. И начали они рыть землю везде, где можно, создавая целую сеть секретных подземных железных дорог, соединяющих всю страну с юга на север, с запада на восток. Одна из веток, видимо, проходит здесь, под Кордоном, и ведет куда-то в сторону Киева.
     - И всё? Только железка? - волк скривил такую морду, словно ему на тарелке принесли сладкого хлеба и предложили выкушать.
     - Кто ж его знает. - хомяк пожал плечами, - В конце-концов, это вам начальство поручило разведку подземных коммуникаций. Ну и мне секретные архивы СССР не несут пачками на изучение.
     - Чудесно... Ладно, показывай, где вход.
     Отметка на карте в КПК показывала место в паре километров на восток от деревни Новичков, где уже вовсю господствовал густой Чернобыльский лес. Не слишком опасное место, по причине отдаленности его от Центра и регулярных профилактических налетов с воздуха со стороны приписанной к части на Кордоне авиации, но также и не популярное по причине отсутствия какой-либо ценной добычи. Неудивительно, что никто не наткнулся на маленький неприметный спуск под землю. Никто, кроме агентов Сидоровича.
     Покинув бункер и дав немалого крюка в обход сталкерского поселения, чтобы лишний раз не привлекать внимания чрезмерно любопытного молодняка, наемники выдвинулись в указанном направлении. А Машинист уже прикидывал, каковы их шансы доковылять пешком до столицы Незалежной, и что за долгие годы могло набиться в эти железнодорожные туннели. Жалко, что на вылазку не согласился бывший диггер Артём. Говорили, что у этого бойца опыта исследования лабораторий и прочих сооружений в недрах земли едва ли не больше, чем у всего Синдиката, вместе взятого.

Отредактировано Машинист (31.07.2020 15:32:39)

0

2


     Парень в кожанке негодующе уставился сперва в спину волку, затем перевел свой взгляд на второго наемника. Напустив как можно более умиротворяющее выражение на морду, пес медленно помотал головой. Сейчас все они были совсем не в той ситуации, чтобы развлекаться раздуванием конфликта из пустоты. И, кажется, парень это понял. Удивительный уровень сообразительности для приграничного отребья.
     Бёрпи с большим интересом рассматривал интерьер этой норы, от входного лючка, как у сельского погреба с картошкой (чем, возможно, бункер когда-то и был), до дешевой «магазинной» сетки между обиталищем торговца и зоной для посетителей и самого скромного убранства его рабочего места. Он никогда не был в этом месте, как в принципе вообще в этой части зоны, и полагал, что тот-кто-может-достать-все живет в условиях немного более богатых. Хотя и не отбрасывал возможность, что этот подвал имеет свои, особенные секреты. Хлопнувшая сама по себе за спинами наемников гермодверь эту догадку подтверждала.
     Оставив беседу с Сидоровичем – не очень информативную и весьма холодную – на долю напарника, наемник разорвал проволочную пломбу и вскрыл баул со своим снаряжением. Первым делом он, разумеется, заинтересовался своим основным рабочим инструментом. Вытащив из сумки заказанный 224-й форт, пес приступил к его скрупулезному изучению. Новенький, без сучка, в масле, только с хранения, а может даже и прямо с производства. Бёрпи бы предпочёл, чтобы было наоборот: сейчас у него не было времени обстрелять новинку, и для души было бы куда спокойнее иметь уже кем-то обкатанный ствол. Попробовал приложенные магазины. Из шести, разумеется, ровно половина просилась вставляться с колена. Не такой плохой результат для местной сборки. Надежда оставалась на старенький чизет, который с первого взгляда давал понять, что пережил уже не одного владельца и собирается пережить текущего. Остальному снаряжению пес уделил внимания меньше: несмотря на то, что в Синдикате экипировались, по возможности и по уму, кто во что горазд, унификация эшелонирования все же была. Такая же, как у волка, медицина, тот же детектор, тот же защитный костюм, в который, как выяснилось, им вместо тканевых пакетов кто-то заботливо вложил не самые дешевые пластины. Отличалась только одна деталь, в поисках которой наемник беспокойно зарылся в уже с виду пустую сумку. Наконец, с явно видимым облегчением, он вытащил на свет божий вчетверо скомканный воротник и не без труда, кое-как приладил его на Севу. Это был его «горазд». Сложив всю экипировку обратно в сумку, пес принялся терпеливо ждать, когда Машинист с торговцем закончат свой обмен едкими любезностями и недовольными гримасами, без которых ни один серьезный деловой разговор в этой части света не обходился.


     Даже с «короткими, но длинными» расстояниями в Зоне и крюком, который они дали в обход деревни, их поход до метки занял не так много времени. Зато почти столько же ушло на поиск непосредственной цели. «Точные до метра» геокоординаты, как и всегда, привели их на пустое место посреди невзрачного кустарника. Пришлось изрядно попотеть, чтобы найти еще более невзрачный, поросший мелким сорняком холмик. Это была очередная типичная дверь в землю, которых в этих местах было явно больше, чем нужно. Левая створка была заперта, надежно приржавев к своим щеколдам. Правая же, похоже, давно уже начала независимую, самостоятельную жизнь; по крайней мере, за время изучения округи она им на глаза так и не попалась. Зато, если бы не эта зиющая пустотой дыра, найти вход было бы куда сложнее.
     Свалив сумку с плеча себе под ноги, Бёрпи вытащил фонарик и, левой рукой опершись о дверцу, наклонился и заглянул внутрь. Там было не то, чтобы очень интересно. Кучи лесного мусора на полу и широкая, мощная лестница, с большими ступенями и длинным, метров в пять, пролетом. Типичная конструкция, предназначенная для групп личностей в строгих костюмах с партийными значками, в лакированных туфлях и состоянии легкой паники. Оптимизма она не внушала. Тяжелые, стальные перила без слов говорили, что задача перед ними стоит такая же: тяжелая, стальная. Это может быть сродни лаборатории. А может и хуже.
     - Короткая разведка, так? – оттолкнувшись от дверцы, пес выпрямился и развернулся к напарнику, что уже начал приготовления. Особой надежды получить на свой вопрос утешающий ответ он не питал. Приказ им обоим поступил одинаковый, и в приказе было сказано коротко и ясно: разведать. «Разведать» значило разведать до самого конца. Точка.
     Бёрпи расстегнул сумку. Оттуда на него осуждающе уставился колпак комбинезона. Тяжелый, стеклянный и чуть мутный. И неотъемный от костюма: прекрасный подход с точки зрения обеспечения герметичности. И очень неудобный с точки зрения наемника. Кажется, это была его последняя возможность перекурить.

0

3

     - Будем надеяться, что там всё обвалилось за годы простоя без обслуживания. - ответил волк на вопрос пса, однако, надежды этой самой на легкое и быстрое завершение контракта по причине независящих от наемников обстоятельств в голосе его не слышалось от слова совсем.
     Отсутствие энтузиазма было хорошо понятно - в Советском Союзе строили тщательно и на века. Особенно тщательно и особенно на века сооружались различного рода секретные военные и правительственные объекты, способные, как казалось, простоять еще не одну сотню лет. Исходя из скупого и совершенно не устраивавшего, но за неимением лучшего принятого к размышлению, описания торговца, выходило, что отряду предстоит исследовать как раз нечто подобное. А посему никакой легкой прогулки вниз по лестнице с последующим утыканием носом в бетонный завал не предвиделось. Жаль. Будь это в какой-нибудь дешевой игре с бюджетом в ящик водки, события развивались бы именно таким образом.
     Спуску вниз предшествовала короткая подготовка и крайняя - некогда воспринимаемая не иначе, как бред, привычка говорить "крайний" вместо "последний" по отношению к каким-либо действиям довольно быстро приелась Машинисту, как и некоторые другие специфичные присказки и манеры поведения - выкуренная пара сигарет перед заданием. Тяжелые защитные шлемы скрыли за тонированными вытянутыми забралами морды наемников, ступивших друг за другом с оружием наизготовку. Нарушаемая лишь тихими медленными шагами тишина неприятно давила на психику, равно как и сомкнувшиеся над наемниками бетонные своды уходящей вниз кишки. Машинист не любил замкнутых пространств, лишавших его любой возможности маневра и являвшихся, напротив, идеальным местом для засады. Тварей или враждебно настроенных представителей различных группировок, с коими синими комбинезонам время от времени приходилось сталкиваться при различных обстоятельствах - неважно. Итог подобной неожиданной встречи, как правило, был чертовски хреновым в любом случае.
     Лучи света ручных фонарей некоторое время не выхватывали из темноты ничего, кроме бетонных стен с обшарпанной краской и обрывками неизвестных схем, прочесть кои в настоящее время возможным не представлялось, покуда перед волком и псом не наметился спуск на платформу. Такую же уныло-серую и, как казалось, абсолютно пустынную. Но замерев в нескольких метрах перед проемом и жестом подав напарнику сигнал остановиться, а также вырубить фонарь подобно своему примеру, Машинист прислушался. Одним из немногих ощутимых минусов подобных "Севе" защитных комплектов было приглушение любых звуков извне, что в моменты блуждания по темным лабиринтам коридоров могло сыграть злую шутку. Но даже при таком раскладе чуткие волчьи уши уловили доносившееся откуда-то с платформы хриплое сопение, похожее одновременно на храп и звуки, издаваемые утоплеником.
     - Кровосос. - прошептал наемник, снова жестом призывая напарника медленно и осторожно следовать за собой.
     К счастью, налетевший через выход различный мусор остался где-то наверху, и посему никакая веточка под подошвами ботинок предательски не хрустнула в самый последний момент. Фонарик сменился на встроенный прибор ночного видения, тихо щелкнувший при активации с пульта-напульсника и спроецировавший на забрало шлема картину окружения в зеленом спектре, чистом и без ощутимых помех. Пусть не настолько хорошую и четкую, как мог обеспечить луч света, но зато дававшую возможность рассмотреть сгорбленный силуэт одного из самых опасных хищников Зоны, не рискуя потревожить его чуткий сон. Выходивший на охоту мутант, как правило, днем забирался в свою нору и в подобном состоянии оцепенения проводил несколько часов, отдыхая и восстанавливая силы перед очередной вылазкой на поверхность. Кровососы предпочитали охотиться в одиночку или небольшими группами по 2-3 особи, однако случалось порой сталкерам наткнуться на самый настоящий рассадник. Самым известным таким эпизодом стало уничтожение логова на Затоне майором СБУ Дегтяревым, обнаружившим в подземных коммуникациях не менее дюжины особей и решившим для уничтожения применить боевой газ. Наемникам сейчас явно не удастся повторить подвиг Дегтярева, ибо в поле зрения по обоим краям технического ответвления железной дороги тварь была замечена только одна, но вряд ли Машинист и Бёрпи были расстроены этим фактом.
     Можно было бы попытаться миновать мутанта, ведь выстрелы могли привлечь других кровососов, что теоретически скрывались в недрах железки. Но оставлять за спиной такого противника тоже нельзя, и потому Машинист, встав с оружием наизготовку и взяв тварь на прицел, приготовился стрелять.
     - На счёт три. Раз. Два. Три. - вместе с последним вылетевшим из пасти словом загрохотала и немецкая штурмовая винтовка.

Отредактировано Машинист (31.07.2020 19:22:24)

0

4

     Как только напарник прошептал это неприятное, малость даже мерзко звучащее слово, наемник резко развернул кисть с фонариком себе под ноги и выключил его. Эта встреча, как и почти любая другая в этом уголке Земли, была не из приятных. Но наткнуться на одного спящего монстра было все-таки предпочтительнее, чем на целую стаю, причем бодрствующих. Включенный на замену фонарю ночник спроецировал нечеткую картину зеленоватых тонов на внутреннюю поверхность шлема. Слух у волка был острее, чем у Бёрпи: храп этой твари последний услышал лишь когда её силуэт четко виднелся в нескольких метрах впереди. Стоя спиной к ним, в полоборота, он представлял из себя замечательную мишень. На краю сознания пса промелькнула мысль, что бой будет не особо честным.
     Среди сталкеров ходили байки разной степени адекватности о том, насколько эти штуки неубиваемы. Трудно сказать, подтвердили ли наемники их правдивость или опровергли, но чтобы выжить после кинжального огня из двух винтовок, практически в упор, твари нужно было истинное чудо. Но его, кажется, не случилось.
     Пока Машинист осматривал труп, удостоверяясь в кончине монстра, пес активно вертел стволом по сторонам, снова переключившись с ночника на фонарик – так было куда удобнее. Огромный минус севы во время стрельбы превращался в преимущество: в закрытом пространстве стрелков хотя бы не глушило от канонады выстрелов напрочь. Хотя и целиком это не защищало: шлепки шагов, даже многочисленных и злобных, все равно бы скрылись за неприятным посвистыванием в ушах. Поэтому Бёрпи больше полагался на зрение. Но все было спокойно. По крайней мере пока: пес был уверен, что звуки выстрелов переполошили  все живое далеко вперед по тоннелю.
     Быстро осмотрев безынтересный перрон ответвления, куда они спустились, наемники снова выстроились в двойку и медленно двинулись вперед по рельсам. Метров через сто путь вывел их в другой тоннель, шире и выше предыдущего. Он сильно напоминал привычные по старой жизни тоннели метрополитена, но был крупнее: казалось, при желании здесь можно было бы прогнать бронепоезд.
     - С какой стороны начнем? – наемники остановились на развилке, ведущей к съезду, откуда они пришли. Тоннель, сколько хватало взгляда, в обе стороны уходил совершенно одинаково. Бёрпи понимал, что одно направление должно увести их обратно вглубь Зоны, второе – вывести за её пределы. К сожалению, за время спуска он успел утратить ориентацию в пространстве и теперь слабо представлял, какое ведет куда, поэтому больше полагался на слово волка.

0

5

     Воспользовавшись моментом и прикрытием со стороны напарника, наемник склонился над телом твари и, убедившись в окончательной и бесповоротной кончине не успевшего даже понять на происходящее монстра, вытащил из ножен на правом бедре охотничий нож. Остро заточенная сталь клинка зловеще блеснула в темноте, отражая на мгновение пойманный луч света фонаря. Машинист крепко ухватился за нижнюю челюсть мутанта, затем занес лапу с ножом чуть выше, на уровне раскрытого уродливого рта, и в несколько резких движений отделил щупальца с фрагментами зубов от головы. Следующим шагом стала упаковка трофея в полиэтиленовый пакетик, небольшой запас которых у наемника всегда имелся при себе на случай подобных встреч. Щупальца этой мерзкой твари с большой охотой скупали ученые из-за их высокой ценности в исследованиях и разработке новых лекарственных препаратов. Машинист не особо вникал в когда-то услышанный из уст профессора Сахарова рассказ о бескрайней полезности такой запчасти мутанта, уяснив и отметив для себя лишь благотворное влияние щупалец на размер суммы банковского счета того, кто их продаст светилам науки. Было бы глупо лишать себя возможности стороннего заработка, и потому наемник аккуратно сложил добычу в один из подсумков, в котором нашлось немного свободного места.
     Дальнейшее продвижение вглубь туннеля привело волка и пса к развилке, предполагавшей наличие выбора достаточно минимального, учитывая, что железнодорожные пути простирались на десятки и сотни километров в обе стороны и одинаково плотно могли быть населены различного рода нечистью. Ну и точно также можно было наугад двигаться в любом направлении в надежде обнаружить то, не знаю что.
     - Так. Мы двигались на восток, после чего в туннеле свернули на север и какое-то время двигались со смещением на запад, следовательно... - Бёрпи не мог видеть эту до предела серьезную морду, с которой Машинист начал излагать дальнейший план действий, зато отлично слышал такой же твердый и уверенный голос, который резко оборвался прерывистым хриплым смешком, прозвучавшим из-за забрала шлема, словно кашель, - Следовательно, я хуй его знает. Пошли направо.
     Выбор представлял собой аксиому Эскобара, поэтому - какая разница? Наемники двигались друг за другом, то и дело оглядываясь по сторонам и проверяя каждый темный угол широкого туннеля, предназначенного, судя по всему, для каких-то крупногабаритных составов, намного больших, нежели стандартные вагоны метро. Вряд ли удастся найти здесь хоть одну такую дуру и воочию убедиться в колоссальности и капитальности продукции советской инженерии, но уж ладно. Сорвавшаяся инструкция наемника совершенно не волновала, а вот результат их вылазки под землю, как следствие - и на оплата за контракт, очень даже. Что они тут ищут? Какие доказательства и вещи, способные пролить свет на назначение данного объекта? Ну железка. Ну секретная. Ну ведет из одного крупного города в другой. Дальше что?
     Ответом на немой вопрос стало содержимое одного из служебных подсобных помещений, в которое "гуси" заглянули в ходе осмотра коммуникаций. Уходящий в недра земли коридор был намертво завален бетонной глыбой, зато внутри крохотной комнатушки находилось несколько трупов различной степени свежести. Посреди обломков мебели и обрывков пожелтевших газет лежало тело военнослужащего в старом образце экипировки и успевшее уже превратиться в натуральную мумию. К стене прислонился молодой кот в бледно-серой кожанке с зажатым намертво ПМ-ом в левой лапе. Тело притащили сюда совсем недавно, бедолага только начал гнить. Брюшная полость разорвана, части внутренностей недостаёт. А вот третье тело представляло собой фрагменты скелета к грязных лохмотьях, в которых с огромным трудом удалось опознать лабораторный халат.
     - Так. Значит, тварь тут всё-таки не одна. - безрадостно констатировал Машинист, бегло осматривая тела жертв кровососа, - Тот, что был на платформе, так далеко не стал бы тащить. Дальше - солдат и сталкер явно попали сюда относительно недавно. А вот скелет... Кровососы не объедают жертв до костей, только кровь и самую мякоть - значит, он тут лежит уже очень давно. Хм.
     Отодвинув в сторону особо толстый кусок иссохшей ткани вместе с обернутыми в нее костьми, наемник обнаружил под толстым слоем пыли пластиковую карточку. Толстую, с напрочь стершейся маркировкой и какими-либо обозначениями, но с всё еще неплохо сохранившейся магнитной летной. Это была не кредитка или иная бесполезная для обитателей Зоны вещь с Большой Земли. Другие габариты, другая форма.
     - Взгляни-ка на это. - волк выпрямился в полный рост, закончив осмотр, и продемонстрировал находку псу, - Похоже на электронный ключ или карту доступа. Но что ей тут, в подземке, может отпираться...

Отредактировано Машинист (03.08.2020 20:37:45)

0

6

     - А они разве вообще утаскивают свою, ну, добычу? – пёс отвлекся от рассматривания наблюдения тоннеля за их спинами и, выглянув из-за плеча напарника, мельком осмотрел комнату. – Я всегда думал, что они жрут прямо на месте. Бёрпи поежился, когда воображение живо нарисовало ему картину: огромный двухметровый монстр тащит свой улов в укромный уголок, чтобы там неспешно, со смаком начать разделывать его своими длинными, крючковатыми пальцами. От мысли о том, что сама жертва в этот момент может быть ещё живой, пёс поежился ещё раз.
     Пока волк копался в прахе куска тряпья, при ближайшем рассмотрении оказавшемся телом в лабораторном халате, наемник уделил больше внимания остальной обстановке комнаты. Стул, стул, стол, лампа, половина стула, стол, еще одна лампа. На одном из столиков – ворох газет. Первая полоса самой верхней, в хлам измочалившейся и изжелтевшей газеты, кричала о попытке захвата самолета духовым ансамблем. Бёрпи не очень воодушевляли дела настолько глубокой старины, но вот дата в шапке его заинтересовала: март 88-го года. Значит, минимум два года после первой аварии подземка работала в штатном режиме. Занимательная херня.
     Трупы оказались менее занимательными. Попытка вытащить ПМ из руки кота в кожанке окончилась неудачей: чтобы извлечь ствол, последнему нужно было отрубить пальцы. Впрочем, зачем именно ему это вообще нужно, пёс сам себе сказать тоже не смог. Разве что в качестве сувенира. Рама пистолета застыла в заднем положении – парень явно отстреливался до последнего и умер с оружием в руках. Вещь, принадлежавшая погибшему с достоинством, и потому содержавшая в себе частичку его доблести – артефакт, для личностей определенной культуры (к коим Бёрпи, разумеется, относил и себя) более ценный, чем то говно, за которым охотятся обитатели Зоны. Труп военнослужащего оказался ещё менее интересным, у того не было даже оружия. Наемник собрался уже поживиться батарейками из его фонарика, но, после короткой возни, с сожалением выкинул парочку дутых окрашенных ржой цилиндров.
     - Здесь? – находка Машиниста оказалась куда интереснее. Обернувшись к напарнику, все еще в присяде, пёс носом уткнулся в маленький пластиковый брикетик, что волк сунул почти в самую его морду. – Я сомневаюсь, что это вообще отсюда. Вещь-то сложная, технологичная. В советские времена такие вообще были? – скрючив вопросительную гримасу, Бёрпи перевел взгляд сперва на белого, потом обратно на карточку. Попытка расшифровать маркировку на карточке провалилась; расшифровывать было нечего. – Ладно, все равно не выкидывай. Мало ли...
     Больше в этом ответвлении осматривать было просто нечего, поэтому наемники двинулись обратно на основной путь. Пёс, как обычно, занял свое место в двух шагах позади и полушаге левее ведущего, держа в голове его фразу про то, что тварь здесь явно не одна. Ему очень не хотелось встретиться с хозином трапезной каморки в этой узкой, темной кишке, где так удобно отстреливаться, но ещё удобнее быстро сокращать дистанцию. Обошлось: своды тоннеля, походяще на своды грандиозного собора на контрасте с той норой, из которой они только что выползли, встретили их той же умиротворенностью. Немного потоптавшись на месте, волк снова свернул вправо. Бёрпи же замешкался: его внимание привлекла не замеченная им до этого жестяная табличка: «придерживайтесь правой стороны». Рассудительно кивнув надписи, пёс снял правую руку с рукояти карабина и быстро выкинул в сторону таблички вытунутую ладонь. С чувством глубокого удовлетворения он снова подхватил карабин наизготовку и и широким шагом бросился догонять уже ушедшего вперед напарника.

0

7

     - Откуда мне знать? - ответил волк, - Я в этом Союзе никогда не был и, думаю, что слава Богу. Нам достаточно рассказывали о всех "прелестях" жизни за "железным занавесом". Хорошо, что по итогу он развалился.
     Будучи уроженцем солнечной Калифорнии, 30-летний Коди Фрейзер, разумеется, никогда не бывал на территории стран, некогда объединенных под знаменами коммунистической партии. Он и родился-то всего за 2 года до того, как развалился второй по силе и численности альянс, оставивший после себя горстку разношерстных государств различной степени паршивости. Да и как становилось понятно из слов наемника, даже имея возможность посетить гостеприимно распахнутые (нет) ворота любого советского аэропорта с последующей экскурсией в стан потенциального противника, волк непременно отказался бы от столь заманчивого предложения. Многочисленных статей и фильмов, рассказывавших о "красном терроре", с лихвой хватило для того, чтобы еще один американский гражданин свято уверился в животной и скотской сущности Совка, который нависал над миром медведем-шатуном и оказал огромную услугу, перестав в один прекрасный день существовать.
     Но речь сейчас не об этом. Бёрпи, скорее всего, был прав, и карточка вместе с прилагающимся к ней трупом оказались здесь уже много позже введения объекта в эксплуатацию. Но, опять же, каким образом? Если это не дело лап чудовища, то по какой причине несчастный ученый дошел до этой комнаты и внезапно скончался? Еще одна тайна Зоны, ответа на которую нет и быть не может ввиду недостаточно хорошо прописанного неведомым сценаристом сюжета. А жаль, этот ленивый чёрт мог бы организовать наемникам расследование с лихо закрученными сюжетными поворотами. Но нет, пошли-ка они в жопу и на очередное очень "оригинальное" задание по исследованию подземелий.
     Покуда единственной, представляющей хоть какую-то ценность, но одновременно совершенно бесполезной находкой являлась эта самая карта доступа хрен пойми для чего и где. Туннели встречали медленно продвигающихся вперед наемников лишь кромешной тьмой, бесконечно простирающимся вперед железнодорожным полотном и редкими приглушенными звуками шуршания маленьких лап, чей источник неизменно ускользал от направленного в его сторону луча света фонаря. Скорее всего - крысы или тушканы, иные обитатели подземелий уже давно бы вышли из сумрака, хоть их никто к этому не призывал. Конечно, сбившись в стаю, и эти мелкие ублюдки также представляли серьезную опасность и в иных ситуациях могли дать фору тому же кровососу, но покуда грызуны шкерились по углам, не было никакого смысла пытаться разогнать их выстрелами в воздух. Одиночная крыса - труслива всегда. Многочисленная крыса - бесстрашная дура, готовая прыгать на пулеметы и огнеметы. Так что бессмысленно, да и нечего патроны тратить понапрасну.
     - Черт, у меня от этих подземелий уже голова кругом идет. - остановившись, посетовал волк, потерев ладонью в защитной перчатке скрытый за толстым слоем такой же защитной ткани затылок и не достигнув ровно никакого результата, - Ненавижу замкнутые пространства.
     Машинист всегда отличался негативным отношением к различного рода катакомбам и подземным сооружениям, что для любого работавшего с ним в группе бойца Синдиката не являлось новостью. Волк, к тому же, всякий раз не пренебрегал возможностью напомнить об этом во всеуслышание. Потому обычно эти слова воспринимались никак иначе, нежели обычное ворчание одного белого волка, ненавидящего не телепорты, но подземелья. И именно данная привычка сейчас сыграла с Машинистом злую шутку. Ведь о другой его особенности, а точнее - уязвимости, знал уже куда меньший круг наемников. Пониженный порог сопротивляемости пси-воздействию и внушению.
     - Всему персоналу, внимание! - резко прозвучавший одновременно со всех сторон и внутри головы механический голос заставил наемника подскочить на месте и вскинуть оружие в тщетной попытке определить источник звука, - Состав П-02 проходит по четвертому пути, будьте осторожны и не стойте на пути следования.
     - Какого?! Эй, ты слышал это? - Машинист взглянул на Бёрпи и остатками начавшего стремительно покидать его тела рассудка успел понял, что пёс остался глух к воззванию оператора, что могло означать лишь одно - Су...ка... К-к-конт...
     Это было последнее, что наемник успел произнести, будучи в сознании. Пространство вокруг опускающегося на колени волка начало стремительно преображаться. Обшарпанные своды туннеля на глазах сменялись новенькими, свежевыкрашенными и хорошо освещенными стенами. Лампочки... Они были повсюду, настолько ярко освещавшие туннели, что хотелось закрыть глаза. И белый зажмурился, тотчас услышав позади себя постепенно нарастающий гул и ощутив под спиной вибрацию рельс.
     - Повторяю, всему персоналу, поезд движется по четвертому пути, будьте осторожны и не стойте на пути следования.
     Пока что поезд был очень далеко, но волк понимал, что с каждой секундой многотонный состав приближается. Ему нужно было как можно скорее добраться до ближайшей платформы или скрыться в технических туннелях, что многочисленными ответвлениями пронизывали сеть подземной железной дороги насквозь. Но, вот засада, лежащий на путях псовый не мог пошевелиться! Его словно парализовало, оставив возможность лишь беспомощно наблюдать по сторонам настолько, насколько хватало обзора. Внезапный животный страх пронзил Машиниста, который не задавался сейчас вопросами, вроде, а откуда тут поезд и рабочий мегафон, кто по нему вещает, но отчаянно не желавшего умирать под колесами локомотива. Воображение необычно правдоподобно и во всех красках описывало волку его скорую кончину, демонстрируя как последние секунды жизни, так и последствия встречи с поездом. И чем дольше наемник думал об этом, тем сильнее ему хотелось избежать жуткой участи. Пусть даже он не выберется из туннеля, но ни за что не попадет под поезд, видевшийся ему уже не простой машиной на электрическом ходу, но огромным монструозным червем, несущимся по норе и пожиравшим всё на своем пути. Проклятый зеленый червь с ярко горящими желтыми глазами... Нет, он его не получит! Нужно собрать все силы в кулак и попытаться дотянуться до пистолета в кобуре. "Глок" должен избавить наемника от страданий и ужасной участи быть сожранным заживо. И зачем вообще он полез в это проклятое логово, взяв заказ "Долга" на убийство очередной твари? Она маленькая, должно быть, уродилась недавно и прочее бла-бла... Ну конечно, с каких это пор маленькие твари рождаются под Атомной Станцией? Грёбаные ученые, черт бы побрал их самих и эти полевые испытания...

Отредактировано Машинист (Вчера 20:14:28)

0


Вы здесь » Furry World » Квесты » Путь во мгле (Машинист/Бёрпи)