Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Квесты » Весна (Машинист/Аляска)


Весна (Машинист/Аляска)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

     Они были похожи на зомби, что бродят в окрестностях Радара и временами добираются до более отдаленных от центра Зоны районов. Четверо бойцов спецназа Украинских Вооруженных Сил в разодранной в клочья окровавленной одежде - назвать броней их обмундирование язык не поворачивался, поскольку от штурмовых комплектов экипировки "Скат-18" остались жалкие обрывки, да на груди командира отряда свисала на лямке одинокая пластина бронежилета с отметинами когтей - и вместе с ними волк, выглядевший ничуть не лучше людей. Его некогда замечательная во всех отношениях, кроме, пожалуй, цены, в которую обошелся сам комбинезон с системой дыхания с замкнутым циклом и последующая его модернизация, "Сева" являла собой такое же печальное зрелище и совершенно точно подлежала утилизации в ближайшей аномалии, но никак не ремонту в полевых условиях. Быть может, техники на базах и смогли бы взяться за такую работу, да только смысла было в этом ровно ноль. Куда проще и дешевле купить новую "Севу" и заново установить все примочки, вроде системы жизнеобеспечения, новых фильтров и прочих полезных штук, облегчавших существование в столь суровом месте под названием Зона. Был у этого отряда также один автомат Калашникова 300-ой серии на пятерых - прямо как красноармейцы в одном не самом лучшем фильме под названием "Враг у ворот". Им даже в спины стреляли нередко, только не комиссары, а сталкеры, прекратить огонь которых всякий раз неизменно заставлял громкий мат и несколько предупредительных выстрелов в воздух. Мертвецы таких забористых выражений не знают, это верно...
     Группу перехватили еще на подходе к Янтарю, куда они вышли с западных территорий, и мимо кассы, то есть, окошка для выдачи снаряжения в бункере Сахарова повели прямиком на Агропром, где по сей день продолжал жить-поживать военный гарнизон. А жаль, ведь профессору, наверняка, было бы очень интересно услышать о результатах экспедиции, закончившейся полным провалом несколько лет назад без каких-либо полученных данных. Все ее участники были списаны сначала в пропавшие без вести, а после - в погибшие. Никаких поисково-спасательных операций военные не проводили, ведь, шутка ли, ученые и их сопровождение сгинули далеко на Севере. В тех районах, куда даже самый отчаянный сталкер не сунется, и не пойдет на разведку рота солдат при поддержке тяжелой бронетехники. И вот, оказывается, не все полегли в тот злосчастный день, когда по рации раздались крики, стрельба, и через несколько секунд связь оборвалась насовсем.
     Похожих скорее на сбежавших из концлагеря заключенных, нежели элиту вооруженных сил и светило науки в количестве одной пушистой задницы, первым делом накормили и отвели в душевую - а смердело от них, поверьте, еще хуже, чем от мертвецов - после чего направили на медицинский осмотр, где немного охреневший от жизни такой полевой врач выдал каждому целую пачку диагнозов, основными среди которых было истощение, как физическое, так и психическое.
     Был и допрос, на котором каждый из участников экспедиции выкладывал на духу, как есть, все, что с ними произошло с момента попадания под гон мутантов и до сегодняшнего дня. Как столкнулись с невероятным количеством аномалий по всей территории разбросанных, словно детали конструктора в комнате маленького ребенка. Про тварей, что живучи, словно танки и быстры, как олимпийские бегуны. Про артефакты, что фонят подобно кучам мусора на Свалке и иногда взрываются в руках, не оставляя никаких шансов на выживание. Про пространственные пузыри, в которые доводилось попадать с незавидной регулярностью. Про ошалелых одиночек и мародеров, что открывают огонь по всему, что только попадает в поле зрения. Про НАТОвские патрули. И прочие-прочие-прочие интересные события на жизненном пути, приведшие в итоге к тому, что от отряда численностью более 100 бойцов и ученых в живых остались только пятеро. И пятерка эта выпала из реальности Южных земель практически на 3 года.
     - Что ж... - вздохнув и занеся в ноутбук последние из всех необходимых данных, лейтенант поднял голову и посмотрел на сидевшего пред ним волка тяжелым взглядом, в котором одновременно сочетались сочувствие, недоверие и желание поскорее вернуться в свой кабинет, дабы продолжить увлекательное занятие под названием "ничего не делать" - Командир уже сообщил твоим друзьям-волкам о чудесном возвращении блудного сына, обещали скоро прибыть. Советую не идти навстречу, а дождаться их тут, на базе. Вопросы есть? Вопросов нет. Разойтись.
     Предоставленный сам себе Машинист так и поступил, выйдя из штабного трехэтажного здания и усевшись на обшарпанную лавку под его стенами. Мимо проходили двое солдат, что оказались довольно любезными малыми и угостили сигаретой с огоньком. Волк втянул табачный дым полными легкими и выпустил обратно клубы сизого дыма. У него было время научиться курить, чего уж. Но чего не было, так это оружия, припасов, батареек и даже защищенный, казалось, от прямого попадания метеорита КПК приказал долго жить. У Машиниста с собой не было ничего, абсолютно. И фирменный ирокез давно разросся до огромной копны черных волос, на морде прибавилось царапин, да и некогда белоснежную шерсть не удалось отмыть в солдатской душевой в должной степени.
     Но он выжил. Добрался в родные края, пройдя через все круги Ада и теперь... Черт знает, что теперь. Сейчас единственное, что оставалось волку - смиренно дожидаться прихода сородичей и дальше снова вливаться в коллектив. Словно в первый раз.

Отредактировано Машинист (08.11.2019 22:43:06)

0

2

Экстренно собранная и отправленная на Агропром стая одним своим видом вызывала у попадающихся по пути сталкеров как минимум охреневание. Было отчего, пять волков, вооруженных и экипированный как на войну, были, ни много, ни мало, верхушкой Стаи. Винд, Ювелир, Рух, Рода, и, как вишенка на торте, сама Аляска шли прямо по дороге, ни от кого не скрываясь. Выражения морд волков отваживали от них даже самых тупых бандитов не меньше высокотехнологичного оружия и скафандров, которые комбинезонами назвать язык ни у кого не поворачивался.
Причиной такого аврала было возвращение из небытия Машиниста. Казалось бы, обычный волк-сталкер, заключивший контракт с учеными. Ни особых навыков, ни особых связей, самый обычный рядовой член Стаи, ради таких вся верхушка в путь не отправляется. Но было одно очень важное НО, Машинист вернулся из Северной Зоны. Той, что за ЧАЭС. Территория, полная мифов, легенд, абсолютно неисследованная, непонятная. И, как выяснилось, смертельно опасная. Аляска хотела из первых рук узнать, почему же Зона, вполне адекватная и понятная в Южной части, оказалась настолько страшной на Севере. Она опасалась за рассудок Машиниста, столкнувшегося с настолько серьезным расколом в мировоззрении, опасалась нездорового интереса ученых, недругов Стаи, да много чего.
Был и другой важный момент, таким демаршем вожак показывала, что Стая ценит всех волков, каждый важен, ради каждого волчица не постесняется лично отправиться и помочь, защитить. Множество подобных поступков и делало из Стаи единую, сплоченную семью, силу, с которой предпочитали поддерживать хотя бы нейтралитет, а не враждовать. Имидж всегда был очень важен, особенно сейчас, на фоне усиливающегося напряжения в отношениях Стаи и Свободы. Аляска своим выходом в поле продемонстрировала, что не боится покушений, так как ей - а значит и Стае - ничего не угрожает.
- Лейтенант Го... - стоящий на КПП солдат хотел было представиться, но волчица просто махнула рукой, и группа, даже не останавливаясь, вошла на территорию военной базы.
Одинокого белого - хотя какой он белый, скорее серый и лохматый, как Черногривый когда-то - волка Аляска приметила сразу, тот сидел на скамейке и курил, смотря вникуда. Прищурившись, волчица знаком приказала остальным ждать и первой подошла к сталкеру, нарочито громко топая, после чего села рядом, отложив автомат в сторону. Несколько секунд она молча сидела, следя за Машинистом краем глаза и пытаясь понять, в каком тот сейчас состоянии. Три года вдали от Стаи, в окружении смерти, ни для кого не могли пройти даром. Потерять свою стаю, неважно, что та состояла из людей, это всегда шок и травма, а тут все это должно было наложиться на чудовищные испытания воли, навыков выживания, да и Зона послушай, волк прошел через Ад и вернулся. Аляска не знала, какие мысли витали в голове у Машиниста, но чувствовала, что тому сейчас не задушевный разговор нужен, не похвала от нее, а нечто иное. Перебирая в голове множество вариантов, она понимала, что бессильна. Нет больше того веселого Машиниста, которого когда-то снимали с локомотива, нет и не будет. Рядом с ней сейчас сидел мрачный волк, не просто видевший смерть, а живший с ней чуть ли не в обнимку три года. Такое не лечится артефактами, разговорами и так далее, это на всю жизнь. Потрясения меняют и меняют навсегда.
- С возвращением, Машинист, - Аляска повернулась к волку.- Нужно что-нибудь? Доктор готовит Колыбель, если есть физические травмы, можно отправиться на Болота.
Одновременно со словами волчица подала знак Руху, чтобы тот принес вещмешок со снаряжением и оружием, стандартный для Стаи комбинезон, обеспечивающий хорошую защиту от практически всех воздействий, и полуавтоматический дробовик Benelli M2030 с магазинным питанием, надежный, крепкий и убойный.

0

3

     Окурок упал на растрескавшийся от времени бетон и в следующую секунду был растерт в порошок подошвой ботинка. Медленно, с чувством и расстановкой, как будто волк намеревался изничтожить все улики, указывающие на его новую дурную привычку, сокращающую и без того короткую сталкерскую жизнь.
     Машинист повернул голову в сторону Аляски и смерил ее грустным взглядом. Вожак совершенно не изменилась внешне, да и, скорее всего, в душе с тех пор, как провожала в свободное плавание одного из своих подопечных, давая напоследок несколько мудрых советов и предостережений. Некоторые из них были актуальны по сей день, иные же Машинист не мог более принимать на веру с тех пор, как он вдохнул воздух Севера Зоны полной грудью. Мертвый воздух.
     - Рад видеть тебя, Аляска. - ответил Машинист, - По мне не скажешь, но это правда. Доктор еще жив? Это хорошо, поскольку визит к нему действительно не будет лишним. На мне живого места не осталось после этого всего. Военный врач в ужас пришел, когда осматривал наш горе-отряд.
     Он также с благодарностью принял принесенные ему обмундирование и оружие. Недолго думая, сталкер прямо на том же месте, где и был, избавился от лохмотьев, некогда бывших замечательным защитным комплектом, и облачился в принесенный взамен комбинезон. Всем вокруг, казалось, было глубоко плевать, а уж ему-то и подавно. После пребывания на северных территориях несколько лет у Машиниста вообще очень глубоко размылись границы представлений о нормах морали, нравственности и всех прочих эмоций, которые здесь, на Юге, всё еще имели вес. Если тебе что-то нужно - бери и делай. Неважно, раздеться ли это до трусов посреди военной базы ради того, чтобы напялить новую экипировку, либо же проползти по сточной трубе несколько десятков метров по радиоактивному дерьму и схватить за хвост забившуюся в угол крысу, дабы после прикончить грызуна ударом ножа и приготовить на огне, поскольку жрать больше нечего. И то и другое - необходимость.
     Дробовик был непривычно тяжел и ощущался в пару раз тяжелее своего истинного веса, но вместе с тем прекрасное ощущение, сталь и пластик в лапах, предавали волку уверенности. Он оскалился, осматривая дарованную с барского плеча игрушку, и после того, как распределил в нагрудном кармане немногочисленные боеприпасы, кивнул Аляска, что, мол, можно выдвигаться.
     С остальными членами отряда Машинист, разве что, перекинулся дежурным "Привет, рад видеть" и на этом закончил. Ведь, о чем заводить разговор с теми, кто для тебя, фактически, чужак? Да, все они волки и все одной крови, но белый слишком долго обитал в других местах и водился с другими людьми, его контакты со стаей были минимальны и ограничивались редкими сообщениями о результатах различных полевых тестов в аномальных полях, да предупреждениями о Выбросах согласно показаниям приборов. И то, в том нужда была навряд ли, ведь Аляска получала все необходимые сведения из стоявших рангом выше источников. А уж после описанных ранее событий... Машинист и клички сородичей вспомнил не сразу, с трудом, что уж говорить об остальном.
     Пройдя мимо КПП, они свернули в сторону и направились через поля и холмы, за которыми начиналась дорога на Болота. Выводила она полустанку, где на вечной стоянке замер грузовой поезд, не рассыпавшийся еще в труху, видимо, исключительно за счет аномальной энергии Зоны, пронизывающий воздух невидимыми нитями, подобно паутине.
     Машинист молчал. Он слишком пристально всматривался в окрестности и водил стволом дробовика из стороны в сторону, хотя на горизонте не было даже малейшего намека на угрозу. Военные регулярно устраивали зачистки территории близ своей базы, дабы самим же потом не расхлебывать последствия собственной безалаберности. Но волк... Волк словно бы не понимал таких простых истин. Он останавливался на месте и тянул ноздрями воздух, всматривался вперед и то и дело бросал перед собой комки земли, зачерпнутые ладонью из-под самых лап. Любой шорох - и ствол дробовика тотчас вздымался вверх, устремляясь по направлению к источнику звука. И потому путь до тропинки занял времени раза в два, а то и три больше обычного.
     

Отредактировано Машинист (09.11.2019 22:03:15)

0

4

Аляска внимательно наблюдала за Машинистом, подмечая множество деталей, однозначно указывающих на его состояние.
Паранойя.
Волк реагировал на любой, даже малейший шорох, всегда проверял дорогу перед собой, но не болтами или гайками, а землей, постоянно останавливаясь за новой ее горстью. Постоянно принюхивался, осматривался, и это не было недоверием проводнику, коим сейчас была Рода, идущая в нескольких метрах впереди. Автоматизм действий, их естественность для него, говорила об одном - это все было необходимо для выживания там, на Севере. Поэтому все молчали, поэтому Винд периодически осматривал окрестности в прицел своей винтовки, поддерживая паранойю волка. Единственное, Рух периодически вздыхал и качал головой, этот старый, опытный наставник видел, Машинисту будет сложно вновь вписаться в Стаю. Сталкер и изначально не был особо близок к другим волкам, предпочитая все свое время проводить с исследовательской группой ученых, а теперь... Вряд ли он вообще с кем-то сможет сблизиться.
Тропа, к которой они шли, была сложной, опасной, но не из-за мутантов или аномалий, а из-за запутанности. Если начиналась она нормально, то чем ближе к Болотам становилась все уже, извилистее, земля пропитывалась влагой, воздух - запахами испарений. Болота даже в солнечный день не отличались хорошей обзорностью из-за вечной дымки, а уж сейчас, в мае... В общем, и так невысокая скорость движения упала еще сильнее, тут уж и остальные волки стали внимательнее. Болота не прощали ошибок или легкомысленности. Множество провалов, топи, радиация. Аномалий и мутантов традиционно мало, но те запрятаны так, что рискуешь обнаружить только в самый последний момент.
Аляска же чувствовала себя достаточно свободно. Она бывала здесь часто, даже слишком часто, и по ее воспоминаниям Болота не особо изменились, разве что стали немного мрачнее и воды было больше. С другой стороны, была она тут в последний раз лет пятнадцать назад... Примерно... Или двадцать? И если так подумать, в ее сорок семь не в ходку ходить надо, а в Норе сидеть. Красноречивые взгляды, бросаемые Родой, которую оторвали от подготовки к вылазке вглубь Зоны, намекали, что она права в своих рассуждениях. Да и Рух уж больно тщательно ее опекает, хотя самому-то лет сколько.
Рода неожиданно остановилась, подняв сжатый кулак.
- Впереди сталкеры, - Рода подняла замотанную в маскхалат мосинку. - Не одиночки.
- Засада? - Аляска присела рядом. - Рух, сложись уже.
- Не жалеешь мои больные колени... - вздохнул волк, с кряхтением приседая. Поверить в его игру мешала предыдущая плавность движений и цепкий, внимательный взгляд. Винд вообще исчез, умудрившись спрятаться в редких кустах.
- Нет. Идут в сторону Дома.
Аляска молча подняла бинокль, рассматривая людей. Потрепанная, грязная одежда, оружие... Двое явно помогают идти третьему, четвертый чуть впереди. Волчица достала ПДА и проверила контакты, и эти четверо были в списке, более того с пометкой "300". Рода, чей ПДА вот уже как лет десять был отключен от сети, этого, естественно, не видела.
- Отбой, эти к Доку. Идем в радиусе, - вожак кинула пеленг командиру отряда, и судя по тому, как те остановились на несколько секунд, осмотрелись и пошли дальше, информация была получена. - Винд, арьергард на тебе. Машинист, прекращаешь останавливаться, идем в темпе.
Раздав указания, Аляска кивнула Роде и волки быстрым шагом отправились следом за группой сталкеров.

0

5

     - Есть. - с ярко выраженным недовольством в голосе ответил сталкер, продолжая двигаться следом за группой.
     И дело тут было вовсе не в отношении к волкам. Напротив, будучи одним из тех, кто подвергался гонению за пределами этого маленького изолированного мира, Машинист ценил сородичей, как никого другого. К Аляске же у него и вовсе было некое трепетное отношение, словно к старшей сестре, что всегда поможет словом и делом. Не изменилось оно даже после того, как волк воочию увидел истинное лицо Зоны, Её сварливый нрав, что подобает злобной слетевшей с катушек ведьме, и никак больше не мог на веру воспринимать слова о том, что Её нужно чтить и уважать негласные правила поведения, эдакий кодекс чести, соблюдение пунктов которого ведет к обоюдному уважению сторон. Будучи чуточку впереди науки в понимании вопроса сущности Зоны, Машинист осознавал, что это не просто 30 километров, огороженных колючей проволокой и кордонами по периметру. Она - живая, она и вправду чувствует. Вот только здесь, на Юге, всё совсем не так. Здесь Зона лжет и прикидывается чем-то, что, якобы, нужно понимать и постигать, учиться сосуществовать и получать от этого симбиоза выгоду. Пристанище для волков и всех прочих, не нашедших себя в том мире бедолаг. Но всё не так. Там, на Севере, Машинист и его товарищи по несчастью на своей шкуре прочувствовали истинное отношение ее к каждому на своем теле. Организм, зараженный паразитами, от которых Она старается избавиться всеми силами. Но почему-то здесь продолжается игра по иным законам. Почему так, зачем? Ответа на эти вопросы сталкер за время пребывания по другую сторону ЧАЭС не нашел. Зато уверился в том, что рано или поздно подобный Ад разверзнется и здесь, когда Зоне надоест играться с людьми и волками. Партия на шахматной доске завершится проигрышной ничьей, все фигуры будут сметены с поля боя. И никто больше не расставит их вновь.
     Да, Аляска, ты говорила совсем другие вещи, которые тогда казались чертовски правильными, как дважды два. И они работали здесь. Но не там, на Севере, где никогда не бывал никто из Стаи. Ты и другие не поймут, нет смысла пытаться доказать обратное и разубедить в том, что на протяжении десятилетий принимается как истина в последней инстанции. Вы говорили с Зоной. Вы слушали ее. Но Она врала вам. И продолжает до сих пор. Это не ваша проблема. Не ваша месть. Не ваша битва.
     Но, если вернуться к делам текущим одного белого (нет) волка, а не его фантомным болям и безумным планам отомстить самой Зоне, то недовольство его было выражено банальным отсутствием приборов для регистрации радиоактивного излучения и аномальной активности. Не имея в лапах даже простого дозиметра, Машинист чувствовал себя максимально неуютно, поскольку об опасности мог узнать только со слов спутников, и наблюдая за их действиями. Нет, он привык работать в команде, иначе не сумел бы выжить вместе с теми спецназовцами за Станцией. Доверие и взаимовыручка были для него и военных основой выживания. Но легче на душе не становилось от осознания того факта, что в случае чего ты окажешься беспомощен и совершенно неспособен ориентироваться на местности. Требовать и возмущаться Машинист не собирался, поскольку ему и без того оказали огромную услугу, что сейчас сидела на теле и была крепко сжата в лапах.
     Сталкеры оказались мирными - хотя для них было бы дороже ввязываться в перестрелку с волками (о том, что у двух групп вооруженных ходоков в принципе не может быть конфликтов и противоречий волк даже и не подумал, ведь... да-да, на Севере всё было совсем иначе, он даже сам себе устал повторять эту фразу) - и потому до дома Доктора все добрались без приключений.
     - Дом на Болоте, для тех, кто собьется с пути, убежищем станет, но на карте его не найти... - вспомнив слова одной старой песни, тихо усмехнулся собственным мыслям Машинист.
     - Видимо, мы не первые в очереди на прием. Ждем на пороге?
     Группа сталкеров и вправду успела достичь места, где не видят разницы между человеком и мутантов, раньше волчьей стаи.

Отредактировано Машинист (10.11.2019 01:35:24)

0

6

С каждым пройденным метром Аляска все сильнее тревожилась за Машиниста, за его психическое состояние. Ей не нужно было смотреть на волка, ей хватало эмоций, которые она чувствовала. Они резко контрастировали с теми, что испытывали остальные, это была... ненависть? Тщательно контролируемая злость, немного обида, сожаление о чем-то. Гремучий коктейль, который был слишком сложным и слишком опасным здесь, в Зоне. Волчица не знала, на кого направлены все эти эмоции, но догадывалась. Вариантов было не слишком много, и если сопоставить эмоции Машиниста и вытащенную из военных информацию, то он и вовсе был один.
Вернувшийся с Севера, выживший в Аду волк ненавидеть мог только Зону, отобравшую у него друзей, стаю, перемоловшую в труху все светлое и теплое, что было на душе. Аляска могла лишь еле заметно поджимать губы и хмуриться, она отчасти понимала волка, ведь и она теряла дорогих и близких, теряли если не все, то многие. Рода так и вовсе замкнулась, стала тенью самой себя, тихой, незаметной, вечно пропадающей где-то. Но Машинист... он не замкнется, скорее всего нет. И ее задача, как вожака, помочь волку вновь адаптироваться к жизни в Зоне, если не избавиться от ненависти, то перенести ее фокус на что-либо иное. Зона чувствует отношение к себе, и такое терпеть не станет.
Но вот и дом Доктора. Добротное деревянное строение, стоящее на сваях, ничем особым внешне не примечательное. И то, что они пришли лишь вторыми, ни о чем не говорило.
- Нет. Ты в Колыбель, - коротко качнула головой волчица, поднимаясь вверх по ступеням. Она слышала голос Доктора, который уже осматривал пострадавшего, и судя по всему, ничего серьезного - для Доктора - там не было. Так что она уверена вошла в дом, разве что махнув рукой остальным, кроме Машиниста, волкам, чтобы те остались снаружи.
- Я могу после посмотреть артефакты? - поинтересовался Ювелир, вытягивая голову, словно надеясь таким образом увидеть таинственную комнату, напичканную целебными артефактами.
- Может быть.
Доктор, несмотря на свой солидный - даже слишком, далеко за семьдесят лет - возраст был вполне себе бодрым, словно время для него остановилось. Покрытое морщинами лицо, все такая же аккуратная бородка, поредевший ежик коротких, седых волос. Свитер и обычные синие джинсы, сейчас дополненные стерильными перчатками. Старик взглядом показал, что заметил Аляску и коротко кивнул, на что волчица благодарно склонила голову и сразу отправилась в Колыбель. Поговорить с Доктором можно было и потом, сейчас не стоило отвлекать его от пациента.
В центре комнаты стояла кушетка, самая обычная медицинская кушетка, на которую волчица постелила свежую простынь. Вокруг нее стояли контейнеры для артефактов, много, очень много, десятки самых разных, расставленных в определенном порядке, на разном расстоянии, особо сгруппированных. Это место не просто так называлось Колыбелью, здесь даже смертельно раненный сталкер имел все шансы исцелиться. Доктор иногда шутил, что если добавить пару особо редких артефактов, то Колыбель начнет и вовсе воскрешать недавно умерших. Проверять такую теорию-шутку, впрочем, никто не захотел, да и не было возможности.
- Раздевайся и ложись, - Аляска подошла к стене, на которой была закреплена схема-подсказка правильной последовательности снятия экранов. - Машинист...
Волчица резко обернулась, успев заметить, как волк в ужасе отшатнулся от дверного проема, буквально вывалился из комнаты, тут же принявшись отползать, словно вместо простой медицинской кушетки в центре стоял контролер со свитой из стаи кровососов. Перебрав в уме несколько причин такого поведения, Аляска остановилась на наиболее вероятном - страх перед артефактами оказался куда сильнее, чем она предполагала. Ей не требовалось даже вслушиваться в чувства волка, хватало ужаса в глазах, прижатых ушей и тому подобного. Недолго думая, она покинула комнату и захлопнула дверь, после и вовсе закрыв ее на замок с помощью висящего на гвоздике ключа.
- Машинист, - Аляска присела рядом с волком, внимательно смотря ему в глаза. - Теперь они тебя не достанут, обещаю. Прошу, успокойся. Эти артефакты не настолько сильны, как на Севере, им не хватит силы, чтобы воздействовать на тебя через столько слоев изоляции.
Волчица говорила тихо, спокойно, размеренно, намеренно встав между сталкером и дверью, словно прикрывая его еще и своим телом. Она понимала, Машинисту потребуется куда больше пары часов чтобы привыкнуть к тому, что артефакты больше не опасны. Возможно, на это не хватит и жизни. Вопрос о том, как волк будет зарабатывать себе на жизнь, можно было оставить на потом, сейчас важно было успокоить его.
- Прошу, расскажи, - волчица не стала уточнять ничего. Ей нужна была реакция сталкера, в зависимости от того, что и как он расскажет, следовало выстраивать дальнейший разговор.

Отредактировано Аляска (11.11.2019 20:23:25)

0

7

     - Никаких артефактов. Никогда. Я справлюсь. - и хотя волк с трудом поднялся с пола под жалобный скрип досок, а дыхание его было таким же шумным и частым, как после забега на короткую дистанцию, в своих словах тот был непреклонен и наотрез отказался возвращаться в комнату, наполненную самыми разнообразными аномальными образованиями, представляющими огромную опасность для жизни, - Когда вернемся в Нору, я попрошу выдать мне все необходимые медикаменты. У меня было время понять, что, куда и в каких случаях надо колоть, чтобы не сдохнуть. Нет ничего, с чем не могла бы справиться химия.
     Праведный страх перед артефактами объяснялся очень просто. Об этом слышали и военные, и, скорее всего, Аляска, получившая от людей в форме большую часть информации о неудавшейся экспедиции еще до момента встречи с одним из выживших ее участников. Сталкер воочию убедился в том, насколько коварными могут быть эти штуки, что каждый из бойцов и ученых считал чрезвычайно полезными и в некоторых случаях способными сохранить жизнь. Считали. До момента, когда одного из полевых ассистентов вывернуло наизнанку без всяких "Каруселей" и "Воронок" на глазах у всего научного состава и военных. Нарочито медленно, словно бы садист какой невидимой рукой проворачивал весь тот процесс. Крики и мольбы о помощи того бедолаги, плач и жуткие предсмертные хрипы в конце крепко отпечатались в голове волка. Еще несколько подобным эпизодов, в частности попытка спасти получившего сильные рваные раны в схватке с кровососом бойца прикрытия обернулись скоротечным гниением заживо. Это было так, словно бы все негативные свойства артефактов с Юга многократно усилились на Севере и случайным образом активируясь, давали максимальную... ульту. Да, это можно было сравнить с игровым термином, обозначавшим чрезвычайно мощную атаку. Вот только максимально паршивую и смертельную для владельца аномального образования. Всё это напрочь отбило всякое желание на пушечный выстрел подходить к артефактом, а детекторы - до тех пор, пока не закончились аккумуляторы - использовать не для поиска, а прокладывания маршрутов на максимальном удалении. К слову, этого добра на Севере было гораздо больше, чем здесь. Что, впрочем, неудивительно, принимая во внимание высокую аномальную активность и куда меньший уровень заселенности.
     Волк уселся на небольшую грубо сколоченную табуретку у стены и положил дробовик на колени стволом по направлению ко входной двери. Конечно же, Машинист не снял его с предохранителя и держал заряженным на случай внезапного вторжения... кого бы то ни было. Он нигде не чувствовал себя в безопасности, даже посреди военной базы, чего уж говорить про одинокий дом посреди Болот.
     Он бросил косой взгляд за спину Аляски и убедившись, что дверь действительно закрыта, поднял глаза на волчицу. Она ждала от него ответов, и, как ни крути, обязанный ей многим член стаи готов был озвучить многие. Но не все.
     - Что ж. Думаю, нет смысла рассказывать о том, с чем мы столкнулись. Всё это я уже выложил воякам на допросе и готов дать на отсечение хвост, что ты в курсе большей части той истории. - Машинист даже не спрашивал, а утверждал, поскольку был уверен в своем вожаке и ее способностях получать желаемое в максимально сжатые сроки любыми способами, - Но о Ней я не сказал ни слова.
     Голос его внезапно стал тихим, и было не понять, кого же сталкер опасается больше - случайных ходоков в соседней комнате, что могли услышать им не полагающуюся информацию, или же... Зоны. В любом случае, он подозвал к себе Аляску, после чего поднялся сам и доковылял до окна. Через мутное стекло были видны бескрайние просторы камышей, уходящие вдаль, почти до самой линии горизонта. Бесконечные топи, найти посреди которых самое разнообразное дерьмо - как два пальца об асфальт. Почти как...
     - На Севере... На Севере все было совсем иначе, Аляска. - говорил белый волк стоявшей рядом с ним волчице, не отводя пристального взгляда от окна, - Стоило нам обойти Станцию по западным землям, как я почувствовал легкий холодок, пробежавший по всему телу. И дело было вовсе не в том, что на дворе стоял октябрь. Это был ее взор. Пристальный и недовольный, полагаю. Не только я почувствовал, что что-то не так, но приказ есть приказ, и задание нужно было выполнять. Чем дальше мы продвигались вглубь Зоны, тем сильнее ощущалось это противное чувство, временами бросало в дрожь. Мы были чужими на той земле. Словно паразиты на теле организма, который терпит их присутствие лишь до определенного момента. Когда начался гон и за ним последовал выброс, я клянусь, Аляска, что мог различить в голове у себя слабый голос, противный и скрипучий. Он говорил: "Сдохните. Вы все скоро сдохните". Быть может, это были последствия нескольких бессонных ночей, паранойи и пси-излучения, которое все же коснулось некоторых из нас, не успевших добраться до укрытия перед первой разрядкой. Но то, что происходило после, весь тот Ад - это было словно подтверждение тех слов. Зона играла с нами. Но в эту игру про уважение и почитание, как в этих землях. Она подбрасывала нам новые и новые испытания, смотрела, как мы будем выбираться из очередного дерьма и скольких потеряем. Как ты знаешь, по итогу потеряли почти всех. И если бы не тот капитан ВСУ, Соболев, навряд ли вообще кто-то остался в живых.
     Машинист ненадолго замолк, собираясь с силами. Было видно, что слова даются ему с трудом, поскольку долгое время ему приходилось изъясняться по большей части жестами и держать пасть закрытой, ради сохранения жизни. Краев глаза он также увидел, как неподалеку от дома, у самой кромки воды, колыхнулись камыши, а по воде в разные стороны пошли круги. Молодая аномалия родилась. "Трамплин", скорее всего. Без выброса. И это - скверный знак. Она услышала.
     - И после всего этого дерьма... Я не верю ей здесь, на Юге, Аляска. На Севере она явила мне своё истинное лицо.

Отредактировано Машинист (11.11.2019 21:25:19)

0

8

Долгие секунды, медленно, но неумолимо складывались в минуты. Молчание затягивалось, но Аляска не была потрясена, далеко нет. Она... пыталась подобрать слова.
То, что рассказал Машинист, то, что совсем рядом с домом образовалась аномалия, показывая, что Зона услышала слова волка, все это волчица ожидала. Потому что она знала, как никто другой знала, какой может быть Зона. Какой она является. Пройдя через боль потерь, прожив больше двух десятков лет здесь, являясь вожаком Стаи и отмеченная Ею, Аляска знала. И слова сталкера об ужасах Северных территорий не вызвало у нее ничего, кроме простого понимания, что она была права.
- Зона... Она существует, мыслит иными, непонятными нам категориями. Северная ее часть, Восточная, Западная, те, что никому неизвестны, закрыты, смертельно опасны. Вы же решили их изучить, - волчица встала рядом с Машинистом, оперлась о подоконник, смотря вдаль. - Ведь ты чувствовал, видел, СЛЫШАЛ, как Она говорила вам - не лезьте. Вы не послушали... И она решила, что вы стали паразитами. Теми, кто нарушает правила. Артефакты, которые вам помогали, стали ядом, ведь они всегда были ценны. Когда-то, в молодости, я проявила беспечность, плохо подготовилась к ходке. Не проверила оружие... Она решила меня наказать. Тогда я шла с Доктором сюда, в этот дом, и по пути на нас напала большая стая слепых псов. Они нападали на нас скопом, мы с трудом отбились... А я могла там и остаться.
Аляска закрыла глаза на несколько секунд, прогоняя старые, полустершиеся воспоминания. Вспоминая все то, что никогда не смела забыть, все знаки, все предупреждения. Все наказания.
- Зона действительно жестока, она не такая добрая, как я всегда вам говорила... Я признаю это, тебе, Машинист, признаюсь, я врала вам. Чтобы вы жили здесь, полноценной, пусть и опасной, но свободной и яркой жизнью. Чтобы не боялись, не опасались гонений, как там, на Большой земле. Поэтому просила соблюдать правила. Поэтому наказывала за их нарушение. Я сама поняла насколько чудовищна Зона всего лет десять назад, может быть. А так, за нас, волков, просили. Просили первые волки, Альфа, его ученики, одним из которых был Ганлок. Этого никто не знает, но... Черногривого, того, кто тогда был особо близок к Зоне, она же и забрала. Швырнула в пространственную аномалию, выбросила, я даже не знаю, куда.
Подул прохладный, не пробирающий, но просто освежающий ветерок. Аляска оскалилась, улыбаясь, чувствуя внимание Зоны, словно на нее смотрели с легким осуждением, словно журили за то, что рассказывала такое. Впрочем, волчица не обманывалась, это потому, что Доктор давно увел сталкеров в другую комнату, и услышать ее мог только Машинист. Будь иначе, она бы до Норы не добралась живой. Правила, установленные давным давно еще Альфой, соблюдать должны были все. Вожак боялась представить, какой была бы Зона, не будь этого соглашения. Наверное, такой же, как и там, на Севере.
- Сохрани то, что я рассказала, то, что ты знаешь и помнишь, в тайне. Это только наша ноша, Машинист. Знать, какая Она жестокая с теми, кто нарушает правила, кто не слушает ее. Она не чудовище, каким ты сейчас, пройдя через Ад, воспринимаешь. Она просто сразу, скажем так, рубит с плеча. Залез на запретную территорию - умри, никаких поблажек, никакой милости или второго шанса. Ведь тебя, как и всех, предупреждали... Но признаюсь тебе, - волчица отошла от окна, краем глаза заметив, как исчезает молодая аномалия. - Без этих знаний жилось бы намного проще. Идем, нам надо возвращаться в Нору. Быть может, я бы и хотела погостить у Доктора, но тогда мои заместители сожрут меня вместо мутантов.

0

9

     Волк нахмурился и кинул косой взгляд на вожака. Он ценил откровенность Аляски по отношению к нему, рядовому члену Стаи, по сути не внесшему никакого вклада в становление группировки тем, чем она являлась на данный момент. Просто пришедший из ниоткуда и ушедший в никуда бедолага, выдавленный напором обстоятельств с Большой земли сюда, в Зону. Волчица рассказывала ему такие вещи, о которых, наверняка, не были в курсе и некоторые ее приближенные. Шутка ли, вот так взять и признаться, что ты не рассказывала всей правды о Ней ради сохранения баланса и расстановки сил. Разумеется, верхушка Стаи далеко не дураки и если и не слышали от Аляски лично, то, наверняка, имеют подобные мысли. Но, скажем честно, есть среди них и такие волки, которые предпочитают лишний раз не мыслить шире своих каждодневных потребностей. Им хорошо, уютно и комфортно в своем маленьком мирке, ограничивающимся территориями к югу от Станции. Таким был и сами Машинист до того, как случилась вся эта история с экспедицией. Но именно что был. Сталкер не мог снова принять на веру слова вожака, хоть в них, как и всегда, было много правильных вещей озвучено. Он не простит Зоне всех тех смертей и никогда уже не свыкнется с мыслью о том, что такая жестокость действительно необходима. Но об этом он уже не скажет ни Аляске, ни кому-либо из Стаи. Это не их война. Не их месть. Вполне возможно, что, отлежавшись какое-то время на базе и приведя себя в порядок, волк вновь покинет Нору, дабы не подвергать опасности остальных своих сородичей. Вернется на Янтарь и с головой уйдет в науку. Но не просто так. Машинист будет денно и нощно стоять за спиной у профессора и слушать каждое его слово. Будет рваться в каждую полевую миссию по испытанию новых защитных и не только устройств. Он найдет способ отомстить за те загубленные жизни и свою сломанную судьбу. Но не так топорно и грубо, действуя в лоб и пытаясь прорваться за Радар к ЧАЭС. Постепенно. Аккуратно. А сейчас... Да, сейчас самое время поскорее убраться от этого дома и вернуться в Нору.
     - Принял. - вновь сухо, по-армейски, ответил на все слова Аляски ее нерадивый подопечный и, перехватив дробовик поудобнее, первым направился в сторону выхода, перешагивая за порог и напоследок бросая еще один недоверчивый взгляд через плечо в сторону двери, что по-прежнему была закрыта.
     Первоочередной задачей сейчас является привести себя в порядок, вывести из организма все накопленные токсины и, как бы не было банально, набрать веса. Потом ходить на зачистки. Отвести душу и вдоволь пострелять по тварям после всего этого дерьма, когда тебе приходится считать каждый патрон и часами лежать в канаве, в грязи и дерьме, в ожидании, когда минует опасность, будет самое то. И может быть... На секунду в его волчьей голове промелькнула мысль о том, что, может быть, стоило бы попытаться простить и вернуться в Стаю, но также было она покинула сознание.
     Машинисту явно нужно было пережить сильное потрясение вновь, что могло бы сблизить его со Стаей не на уровне "брата по крови", а именно что ощутить себя нужным и необходимым в общем деле. Как когда-то с ребятами из "Ветра", той самой полевой группы. Снова прошлое, снова знакомые образы перед глазами... Они словно просили, умоляли отомстить за их души, пожранные поганой заразой. И сталкер, слишком сильно цеплявшийся за свое прошлое, не мог им отказать.

0

10

- Что же, это твой путь, Машинист. Твоя ноша. Но помни, в сражении бабочки и тайфуна шансов у красавицы нет.
Аляска чувствовала, знала - сталкер остался при своем. Он будет мстить. Волки, что бы не думали люди, злопамятны, мстительны и даже злы. Она знала это, помнила события двадцатилетней давности, когда волки, ведомые жаждой мести, ненавистью и злобой, отправились штурмовать базу "Свободы". Помнила, к чему это привело, и не хотела повторения подобного. Волчица могла сколько угодно демонстрировать расположение к Машинисту, быть доброй к нему, но ей не хотелось держать того в Норе. По нескольким причинам. Одна, и самая главная для вожака - вывести остальных членов Стаи из под удара. Зона не будет спокойно смотреть на похождения мстителя, если тот зайдет слишком далеко. И она не будет разбираться в правых и виноватых.
Другая же причина... Аляска на секунду прикрыла глаза, тихо вздохнув, и достала ПДА. Она понимала - волку нужно выпустить пар. Хотя бы немного утолить жажду мести, приглушить ненависть. И единственный способ сделать это - охота на мутантов. Ей нужен был контракт на зачистку, желательно несколько, чтобы на неделю или две занять Машиниста стрельбой по столь ненавистным ему порождениям Зоны. Нужна и соответствующая стая, волки без меток Зоны, желательно достаточно чуткие, способные понять, когда надо молча выполнять задание, а когда - перекинуться парой или больше слов. Увы, не все было слава Зоне.
Контрактов на зачистку удалось найти достаточно, причем отлично подходящих не выпускающему ружья из рук Машинисту: плановая зачистка Темной Лощины, следом - туннеля, соединяющего Кордон и Темную Долину, потом на Свалку, помочь Долгу вынести гнездо снорков, оттуда в Бар, короткая передышка, и следом, с отрядом вольных сталкеров, на зачистку Деревни кровососов. Все задания относительно безопасные, но с большим объемом работы, стрелять Машинисту придется много, очень много.
А вот со стаей были проблемы. Из свободных подходили только четыре волка, из которых разве что Хорек не попытается расспросить поподробнее о Севере, и то, потому что будет дремать прямо на ходу. Были еще Птица и Деми, но эти две волчицы получили такую метку, что от них даже опытные сталкеры по первой шарахаются в ужасе. Одного Машиниста отправлять было опасно, вдвоем с Хорьком... Тоже небезопасно. Кого же добавить? Аляска мысленно щелкнула пальцами, Тандер. Ответственный, всегда трезво оценивающий обстановку, а главное, специалист по тяжелому оружию. Отлично подойдет для зачистки, Хорек же будет скорее прикрытием и усилением на случай столкновения с людьми. А главное, Тандер как раз отдыхает. Как только Машинист подлечится, он будет готов к ходке, а Хорька надо просто чуть придержать, хотя этого соню и уговаривать не придется.
Чуть заметно кивнув самой себе, волчица сосредоточилась на Ходке. Путь до Норы был неблизкий.

***

Нора. Тайная база Стаи, место, куда никогда не сможет попасть посторонний. Зона словно лично следила за этим, ведь почти все входы и выходы в Нору были своеобразными пространственными аномалиями. Аляска искренне опасалась, что Машинист, наверняка помнящий особенность базы, откажется входить через такой, пусть и удобный, но все же АНОМАЛЬНЫЙ вход, и была вынуждена просить Роду провести их к стабильному запасному. Это накинуло почти четыре часа к ходке, но это лучше, чем подорвать и так еле теплящуюся веру в нее, как вожака.
- Дуй к Шаману, - успела похлопать волка по плечу Аляска и тут же буквально убежала к себе в кабинет, надеясь спрятаться от заместителей прежде, чем те, фырча и хмурясь, набросятся на нее за длительное и внезапное отсутствие.

0

11

     Память - удивительная штука. Порой она бережно хранит в архиве воспоминания события давно минувших лет, десятилетий даже, воспроизводя их в любой момент с максимальной достоверностью, словно всё было вчера. А порой почти подчистую стирает из головы некогда важные и нужные вещи, оставляя лишь крохотную крупицу информации. В роли последней для Машиниста послужило напоминание о том, что основной вход на территорию подземной базы блокируется пространственной аномалией, войти в которую могут лишь не все, но не каждые... Тьфу, вот же прицепилась эта глупая фраза. И откуда только взялась? Неважно. Так вот, шагать в пространственный пузырь, пусть и работающий стабильно, исправно и перемещавший всегда в нужную точку, волк отказался. И был рад тому факту, что вход имелся также и запасной. А вот сама Нора, ее планировка и большая часть обитателей... Машинист не помнил ничего или почти ничего. Сородичей он признал от силы двух-трех, и то по каким-то обрывочным воспоминаниям, ориентировался наугад и несколько раз попадал не туда, куда надо, сумев найти правильную дорогу лишь благодаря подсказкам.
     Аляска не сказала, закреплена ли за ним до сих пор койка или ее уже кто другой занял, но Машинист, не мудрствуя лукаво, опустил задницу на скрипучую металлическую кровать, выглядевшую незанятой. Хорошо заправленное шерстяное одеяло, из-под которого торчит уголок простыни, небольшая помятая подушка. Может быть, это и его собственная койка? Кто знает. В любом случае это было то место, где можно было отдохнуть. Белый волк снял с себя разгрузочный жилет и положил его у изголовья кровати, закинув одну из лямок на самый край так, чтобы в случае резкого подъема по тревоге можно было резко схватить экипировку и облачиться на ходу. Дробовик - рядом с собой, спать с ним Машинист намеревался в обнимку и на предохранитель поставил словно бы через силу, только лишь потому, что вокруг него было слишком много других волков. Не очень хотелось в первый же день пребывания в Норе подстрелить кого-то из своих, по старой привычке подорвавшись от какого-то особенного шума, что даст сигнал мозгу и заставит все тело в мгновение ока принять боевое положение. Согласитесь, глупо.
     Спал волк недолго и плохо. Ему мерещились искаженные больным сознанием сцены пережитых событий, подчас принимавшие ярко выраженный психоделический вид. Рык неизвестной твари совсем рядом, буквально за стеной... Машинист просыпался в холодном поту, вскакивая с кровати и останавливая ладонь в считанных миллиметрах от предохранителя. Мозг помнил, что оружие не готово к стрельбе, и первым делом отдавать команду привести его в боевое положение. Только недоуменные взгляды и запоздалое осознание того, что все увиденное, в кои-то веки, сон, а не реальность, заставляли лечь обратно в койку - при этом, к слову, будучи облаченным во все тот же комбинезон и даже обувь - и вновь ненадолго уснуть чутким неспокойным сном.

***

     Прошла, наверное, неделя. Или две? Три? Волк потерял счет времени. Его организм, однозначно, ощущал себя лучше после интенсивного курса лечения самыми разнообразными медицинскими препаратами и хорошего сытного питания, которое выглядело настоящим шведским столом после Севера. Машинист на самом деле успел забыть, какова на вкус тушеная свинина, а уж когда разогрел ее... Белого от банки было не оторвать, жрал как в последний раз и прямо из жестянки. Но вот сознание его в норму приходить решительно отказывалось, напротив, казалось, что волку становится только хуже. Сталкер стал еще более параноидальным в своем постоянном ощущении опасности, что караулит за каждым углом. Никакой толщины стены и никакая населенность Норы не могли убедить его в обратном. Тогда, в экспедицию, тоже отправлялась чертова уйма народу и с броней. Помогло им это? Вот и сейчас не поможет. До рукоприкладства и открытых конфликтов дело не доходило, но белый чувствовал, что здесь он лишний. Стая не приняла блудного сына и терпела, наверное, лишь за счет контроля со стороны Аляски.
     Она славная. Правда. От осознания того факта, сколько для него за непродолжительный срок после встречи сделала эта волчица, Машинисту порой становилось грустно и печально. Он не хотел терять и отпускать вожака прежде, не мог определиться с эмоциями и пару раз бывало даже и такое, что вынужден был покидать Нору и уходить подальше, в сторону Долины, дабы там забиться промеж огромных камней и дать волю эмоциям. Слезы сомнения, отчаяния и безысходности. Белого волка давили изнутри противоречия. Но сталкер понимал, что рано или поздно настанет тот момент, когда ему придется осуществить задуманное. Безусловно, забота Аляски задела некоторые струны его души и пошатнула было монолит уверенности в собственной правоте. Но глыба устояла, и месть должна свершиться во что бы то ни стало.
     Разговор не был назначен, но Машинист смог выгадать некое окно и пройти в кабинет вожака, пока та никого не принимала и не решала каких-то особо важных вопросов.
     - Здравствуй, Аляска. - грустный и спокойный голос белого сразу должен был натолкнуть на определенного рода мысли и дать понять, к чему он ведет, - Мне уже лучше. И, думаю, на этом нам снова нужно расстаться.
     Он грузно плюхнулся на стул, заскрипевший под неожиданно упавшей на деревянные плечи ноши, и положил ружье на колени. С дробовиком Машинист не расставался даже когда ходил по нужде.
     - Стая не приняла меня, я это вижу и не могу винить ребят за такую реакцию. Думаю, ты итак знаешь, что я день ото дня еду крышей и таблетки не особо-то помогают. Может быть, меня однажды окончательно переклинит и тогда, сама понимаешь.

0

12

Даже погруженная в дела, Аляска не прекращала наблюдать за Машинистом. Ей было интересно, как поведет себя волк, узнавший правду о Зоне, почувствовавший на себе ее гнев и когтистую хватку. И то, что она видела, ее откровенно расстраивало.
Машинист не смог принять произошедшее, а Стая не смогла принять его, отчужденного, параноидального, озлобленного и носящего жажду мести в душе. Аляска понимала волков, хотя и пыталась сгладить углы, помочь волку вновь влиться в коллектив, но... Но видела - не выйдет. Рана, оставленная Зоной, слишком глубокая, и ей не удастся исцелить ее. Может время, надежные товарищи и относительная безопасность выветрят жажду мести, а может только усилят ее. Одно точно - Машинист уйдет. И в ее силах сделать этот уход не расставанием навсегда, а миссией, заданием, которое будет под силу только этому волку.
Поэтому когда Машинист пришел, заполнив кабинет грустью и тоской, она лишь выслушала его и сделала вид что задумалась, внимательно смотря на него. Чуть дернув вибриссами, волчица тихо вздохнула и вытащила из ящика стола папку с биркой "МАШИНИСТ". Хотела бы она, чтобы эта папка никогда ей не пригодилась, но тут ничего не поделаешь.
- Не буду тянуть, вижу, ты все решил, - уголки губ волчицы чуть дернулись вниз, показывая, что ей это не нравится. - Это твое решение, твоя инициатива, и твой выбор. В одном ты прав, твое душевное состояние не изменилось, но что ожидать за такой короткий срок?
Аляска не стала говорить, что свою потерю она преодолела сразу. Это было несравнимо, ее потеря одного, пусть и очень дорого, но одного волка, и его - всех друзей, всей стаи.
- Но я не могу выкинуть тебя без ничего, Машинист. Не сейчас, не в таком состоянии. Поэтому я прошу, возьми несколько заданий, в команде будут Хорек и Тандер. Если ты их не помнишь, они спокойные и адекватные волки, лезть не будут, но спину прикроют. Этим ты поможешь и нам, и заработаешь денег на все необходимое для жизни все Стаи.
Вожак развернула папку и пододвинула ее волку. В ней были листы с контрактами на зачистку. Темная Лощина, стандартное задание на зачистку от мутантов с такой же стандартной наградой в семь тысяч, помощь патрулю "Долга" в зачистке гнезда снорков, награда по обстоятельствам, но не ниже восьми, и зачистка многострадальной Деревни кровососов в компании с вольными сталкерами. Награда - двенадцать тысяч плюс найденное на территории деревни разделят в процессе.
- Да, чуть не забыла, - полазив по ящикам, Аляска достала коробку со своим старым универсальным детектором со встроенным счетчиком Гейгера. Вставив батарейки и убедившись, что прибор работает, она протянула его Машинисту. - Держи. Я не смогу дать тебе что-то серьезнее, но этот детектор мне в свое время жизнь спасал не раз. Только обнови базу данных. И самое главное, помни - Стая своих не бросает, даже если они ушли в свободное плавание. Я всегда на связи.

0

13

     Возможно, своими словами и действиями вожак хотела сделать лучше, приободрить одного из своих подопечных и отправить его в свободное плавание хотя бы с одной светлой мыслью в голове, но получилось совсем наоборот. Внешне волк никаких новых эмоций не продемонстрировал, он оставался всё таким же понурым и смотрящим словно куда-то мимо разложенных перед ним контрактов, но внутри всё сжалось, словно в себя все переживания и чаяния засосала гравитационная аномалия. По Аляске и этому месту, из которого, к огромному сожалению, не получилось милого дома, он будет скучать так же сильно, как и по погибшим товарищам. А вернуться уже не имеет правда, ведь мало того, что сказано - сделано, отныне все его действия будут происходить под неусыпным надзором той, что и стала причиной всех бед и несчастий, свалившихся на плечи одного белого волка. Зона. Она знает, что он собрался мстить, и стоит только перейти черту, разделяющую мысли от дел, начнет реагировать, и под удар попадут все оказавшиеся поблизости. Машинист никому смерти не хотел, а Стае - особенно. Поэтому прощай, Аляска, навряд ли нам предстоит увидеться снова, пусть эти южные земли и не такие большие по площади.
     - Хорошо. - после непродолжительных раздумий волк ткнул пальцем в лист, на котором были расписаны условия уничтожения кровососов на складах и причитающаяся за данный подвиг награда, плюс список участников, - Я начну с этого. Если ты на связи, то дальнейшую выдачу заданий я предлагаю осуществлять именно через КПК. - карманный компьютер был выдан несколькими днями ранее взамен безвозвратно потерянного на Севере, - Не стоит мне здесь появляться. Мы оба знаем, почему.
     Эта уже немолодая волчица не была дурой и прекрасно понимала, что тогдашний разговор на Болотах ни к чему не привел, и каждый остался при своём. Понимал это и Машинист. Понимал и мысленно благодарил вожака за то, что не уснул в одну из тех беспокойных ночей вечным сном с перерезанным горлом, будучи явным источником проблем. Быть может, потому, что в открытую он о своих планах никому не говорил и вряд ли скажет, а, следовательно, объяснить мотивы устранения одного из членов Стаи будет проблематично другим волкам. А, может, всё дело в личном отношении... Кто знает?
     - Нет, я их не помню. Но если ты считаешь, что тех сталкеров будет недостаточно, то пусть Тандер и Хорёк пойдут тоже. Стволы лишними не бывают при встрече с кровососами.
     Понятно, что у этого порыва благородства есть и другой мотив - слежка и наблюдение. С чего бы Аляске отправлять на важные только для Машиниста задания его кого-то в помощь, да еще и таких, что слова лишнего не скажут и просто будут на спуск давить в нужный момент, верно? Пасти они будут его белую задницу, сообщать о каждом шаге и следить, дабы ничего такого не выкинул. Хорошо, пусть будет так. У него, Машиниста, планы долгоиграющие и реализуемые весьма нескоро. Он ведь толком даже не сориентировался еще в этой Зоне, ведь Юг для себя по сути открывал по-новой.
     Разве что навыки остались.
     - Спасибо. - когда были решены все организационные вопросы и получен подарок в дорогу, тихо произнес белый волк и поспешил покинуть кабинет вожака.
     Спутники должны были ждать у запасного выхода, дорога к которому, правда, до сих пор не была запомнена достаточно хорошо. Но метки и подсказки помогли в итоге достичь нужного места, где и в самом деле дожидались двое.
     - Пошли. - не утруждая себя особо приветствием, разговорами о жизни и прочими знакомствами, буркнул Машинист и прошел мимо, готовясь высунуть нос далеко не на самый свежий радиоактивный воздух.

0

14

Аляска несколько минут молча смотрела вслед Машинисту, понимая, что волк уже не вернется в Стаю. Конечно, она никогда не переживала из-за потерь, понимая, что все они смертны, но все равно считала, что их обычно можно избежать. Но не этой. Оставалось лишь принять все, как есть, и принять меры для нивелирования последствий действий покинувшего Стаю волка. То, что они, действия и последствия, будут, она не сомневалась, другое дело, что ожидать их стоило пару недель, а то и месяцев спустя. Машинист не выглядел тем, кто помчится мстить, в лоб штурмуя Радар, нет. И это в некоторой степени раздражало. Оставалось уповать на благоразумие волка и то, что он не обрушит своими действиями столь долго выстраиваемые отношения с кланами.
- Ты уверена, что его не стоит устранять? - из шкафа, за которым находилась потайная комната, вышел Рух. Старый волк, наставник молодняка и просто опытнейший сталкер был хмур и мрачен.
- Ты сам знаешь ответ, - волчица сцепила пальцы в замок, оперевшись на столешницу. - Хотела бы Зона, он бы и до сюда не дошел.
Рух лишь фыркнул, но возражать не стал. Действительно, в случае чего, им, волкам, даже не придется подталкивать Машиниста к смерти, Зона сама заберет его, способов у нее много.
В это время Хорек и Тандер уже ждали волка у запасного выхода. Рыжий снайпер дремал, устроившись у стены в обнимку с древней М14, а серый пулеметчик просто молча стоял, периодически поправляя лямку рюкзака, к которому снизу был приторочен патронный короб. Стоило появиться Машинисту, как Тандер приветственно кивнул, легонько пнув Хорька.
- Веди, - так же коротко произнес серый сталкер, беря свой FN Mitrun на изготовку.
Волки, коротко переглянувшись, не стали ничего говорить и просто пошли следом за Машинистом. Тандер занял позицию по центру, постоянно бесшумно зевающий Хорек - в конце колонны. Вот только первое впечатление о рыжем было обманчивым. Хоть снайпер действительно всегда хотел спать, что и делал в любой удобный момент, но любой опытный сталкер моментально бы заметил острый, внимательный взгляд, которым волк осматривал все подозрительные места. Хорек двигался совершенно бесшумно и провожал стволом любые укрытия, включая даже совсем гипотетические. В отличие от него Тандер был достаточно шумным из-за своего снаряжения. Усиленный комбез, множество сумок с патронами, и это не считая большого патронного коробка, от которого к пулемету тянулся гибкий рукав. И это не считая множества гранат и закрепленного за правым плечом мачете. Оба сталкера были настроены серьезно, ведь задание сопровождать Машиниста на зачистках им выдала лично Аляска, из-за чего они несколько недель сидели безвылазно в Норе, готовясь к ходке.

***

Переход на Милитари занял не так уж и много времени, так как в Баре волки не останавливались, сразу отправившись на встречу с одиночками. Вольные сталкеры в количестве четырех человек встретили Машиниста и его сопровождающих очень тепло, даже радостно, они не особо надеялись даже на помощь проходящей мимо стаи, а тут специально выделенная группа зачистки. И даже просьба Тандера не трогать Машиниста, высказанная приватно лидеру группы, не омрачала радости людей. Впрочем, к белому волку они и правда перестали лезть, но и сторониться не стали. Уж среди волков было множество самых разных личностей, включая тех, кто не мог верить людям после пережитого.
- В Деревне по нашим данным крупная стая в восемь тварей, - на ходу начал говорить сталкер. - Но это только те, которых мы видели. Гнезда у них в домах, накрыть все сразу не выйдет, но можно занять оборону, забаррикадировавшись и предварительно разделившись на группы.
- Мне б высоту занять, - зевнул Хорек, словно невзначай махнув стволом винтовки перед носом слишком близко подошедшего человека.
- Водонапорную займешь, - фыркнул Тандер, чуть прищурившись. - Прикроете?
- Ага. Шальной, Ручка, вы снайпера прикройте, я и Ваня в одной группе, а вы, я так понял, во второй?
- Звучит как план, - серый волк кивнул и посмотрел на Машиниста. - Что скажешь?

0

15

     Признаться честно, белый волк не был рад тому, что из всех возможных напарников в группу ему достался именно пулеметчик. И дело вовсе не в каком-то предвзятом отношении, которого сформироваться к едва знакомому члену Стаи попросту не могло за столь короткий срок. Ведь Тандер действительно почти всю дорогу молчал, как и счастливый обладатель старенькой, но надежной американской винтовки. Но вся его бряцающая и громыхающая на каждом шагу амуниция по мнению Машиниста была не подспорьем, а проблемой при столкновении с кровососами. Он прекрасно понимал, что подавляющая огневая мощь при зачистках является чуть ли не первостепенной по важности своей, что тяжело вооруженные бойцы необходимы в отряде, идущем против живучих тварей, что пулемет за счет создаваемой плотности огня может помочь обнаружить невидимого мутанта за счет одного удачного попадания. Понимал, но действовать привык совершенно по другому.
     Если Север и научил его чему-то полезному - так это умению слушать. Каждый рык, шорох или вздох. Волку подолгу приходилось прятаться в тени от самых опасных тварей Зоны, выжидать момент и атаковать быстро и стремительно. В этом плане с кровососами приходилось сложнее всего, поскольку эти действовали по той же тактике и владели ею в совершенстве. Им не составляет труда подкрасться к жертве с неожиданной стороны, выдав свое присутствие лишь в самый последний момент хриплым дыханием за спиной. Быстрый взмах мощной когтистой лапой - и ты уже не жилец. Тварь либо сломает тебе позвоночник, либо просто отвесит такого смачного удара, после которого ты гарантированно потеряешь равновесие и выпустишь из лап оружие. Ну, или, если повезет - свернет шею. Разумеется, везение рассматривается в контексте, если ты готов умирать. Но белый волк не хотел, и потому научился слышать тех, кто почти бесшумен, и видеть тех, кто невидим. На кровососов у Машиниста в самом деле выработалось некое чутье, подсказывавшее ему направление атаки, откуда исходит угроза. Необходимость ли приспособиться и выжить была тому причиной или влияние Зоны, чьи мотивы и поступки, как известно, никакому логическому объяснению не поддаются, но биться с призрачными тварями сталкеру было немного проще, нежели остальным.
     И именно по этой причине Тандер со своей дурой станет для него обузой. Машинисту бы кого-то проворного и шустрого в компанию, с хорошей реакцией, зрением и пушкой, способной в ближнем бою показать чудеса убойности и при этом не весить тонну. Но все роли были распределены, к тому же, в компетентности одиночек у волка были сомнения. Это не те бравые парни из спецназа ВСУ, прошедшие огонь, воду и медные трубы вместе с ним. Но что имеем, то имеем. Избежать столкновения не выйдет, ведь они, блин, сюда целенаправленно пришли бить тварей. Значит, придется шуметь, привлекать внимание и в общем и целом очень весело проводить время. Дерьмово, конечно, но зачистить логово иначе невозможно. Ну, разве что с вертолета. Почему Аляска не достала где-то штурмового "Крокодила"?
     - Скажу, что из тебя выйдет плохая приманка. - ответил белый, оценивающе глядя на сородича, - Хорошо или плохо, но это факт. Ты со своей дурой за мной не поспеешь.
     Пока что они были на возвышенности, вид на деревню открывался просто отменный. Все дома и улочки были как на ладони, и Машинист старался как можно лучше запомнить их расположение и сразу же наметить пути отступления. Желательно такие, чтобы не получить пулю от своих же.
     - Они в любом случае вылезут из нор при первых выстрелах и быстро найдут источник опасности, то есть, нас. Занимать одну точку нельзя, иначе мы рискуем тут надолго встрять. Не думаю, что "Свобода" будет рада оказать помощь волчьему отродью, не так ли? Поэтому, Тандер, останься с людьми и выберите какой-нибудь дом, который вам понравится. А я попробую выманить тварей и увести к вам.
     У лидера отряда был автомат с подствольным гранатометом, а его напарник держал в руках массивный автоматический дробовик, кажется, что-то из нового поколения "Защитниц". Вкупе с пулеметом этого должно было хватить для того, чтобы удержать оборону и не дать кровососам проникнуть внутрь дома. Главное, чтобы строение оказалось достаточно прочным и без дополнительных дырок в стенах, иначе всё накроется медным изделием типа таз.

Отредактировано Машинист (17.11.2019 19:29:00)

0

16

- Приманкой будет вот это, - старший в группе одиночек показал на светошумовую гранату на поясе.
- Не сомневаюсь в твоих навыках, но при такой концентрации мутантов ты перекроешь сектор обстрела, - Тандер оценивающе прищурился, осматривая территорию деревни. - Будь тут хотя бы трое с автоматическими дробовиками, можно было и от бега работать.
Волк не стал перечислять оружие одиночек, те были вооружены стандартными трехсотыми "калашами", разве что один из них носил на поясе под рюкзаком старенький короткий обрез в кобуре. Неудивительно, что их старший предложил работать тремя группами от обороны.
- Занимать будем три точки. Хорь на вышку, я к нему в оборону, благо вход один. Машинист, ты со мной, прикроешь, одиночки двойками в домах рядом, благо у тех дыр нет. Расстояния небольшие, в случае чего друг друга поддержим, - волк похлопал пулемет по ствольной коробке, раздумывая о чем-то. - Впрочем, если так хочешь побегать, можешь начать с другого конца, Вечноспящий прикроет.
- Прикрою, - кивнул Хорек, открыв глаза.
- Тогда выдвигаемся?
Тандер просто коротко кивнул, лишь покосился в сторону Машиниста, следя за его реакцией. Пулеметчик не отличался хорошей наблюдательностью и чуткостью, но уж понять, что он белого волка раздражает, он мог. Хотя тут даже гадать нужды не было, будучи специалистом по тяжелому оружию, он редко ходил в длительные ходки - слишком шумный. Опытные волки вообще предпочитали ходить тихо, незаметно и такими буераками, что у Тандера шерсть дыбом вставала.
В деревню группа зачистки спустилась быстро и без проблем, хотя каждый ожидал нападения в любую секунду. Напряженная тишина, изредка прерываемая шорохами от порывов ветра, давила не хуже понимания, что где-то рядом бродят восемь опасных мутантов, способных вырезать группу и побольше. Позиции опять же заняли спокойно, хотя все ожидали столкнуться нос к носу с парой кровососов.
Но пронесло.
- Ждем твоего сигнала, - Тандер, вставший у входа в водонапорную башню с пулеметом на изготовку, повернул ухо в сторону Машиниста.

0

17

     Компромиссным и сочетающимся с планом решением было отправиться вместе с группой к водонапорной башне и оттуда начать двигаться вглубь деревни, исполняя первоначальную задумку по разведке территории и выманиванию тварей из гнезд собственной тушкой.
     Светошумовую гранату Машинист попросил отдать ему и приберег на крайний случай, поскольку эта милая хлопушка вполне могла спасти жизнь в критичной ситуации и обернуть исход боя в сторону жертвы, а вот он своей белоснежной - когда-то - шерстью, увы, кровососа ослепить не сумеет. Для максимального облегчения собственной нелегкой участи и ноши, волк оставил под винтовой лестницей рюкзак с небольшим запасом медикаментов, продовольствия, батареек и прочих необходимых для выживания штук. Выключил карманный компьютер и детектор, дабы те в самый неподходящий момент не выдали писком или вибрацией присутствие белого. Он даже бронежилет расстегнул и оставил лежать возле сумки, полагая, что от когтей одних из самых опасных в Зоне монстров такая штука его не спасет, а вот в подвижности немного, но ограничит. По сути, при нем остались только дробовик и пистолет.
     И вот он весь такой красивый и, можно считать, что голый - не буквально конечно, но из всей защиты на нем сейчас разве что молитвы снайпера висели - вышел на свежий радиоактивный воздух, зажмурился и потянул ноздрями кислород, после которого впору лечиться в ближайшем баре народными средствами. Но химией все-таки надежнее. Любой зверь гораздо более чуток, чем человек, и Машинист надеялся услышать любой шорох поблизости или уловить запах тварей. Запах Смерти, с которым кровососы ходили рука об руку и были самыми лучшими друзьями. Обычно получалось, но сейчас было подозрительно тихо и спокойно. Учитывая описанное в заказе количество тварей и полученные на месте сведения о том, что их может быть еще больше, это было чертовски странно и подозрительно. Мутанты невидимы, конечно, но не бесшумны. Да и группа двигалась, что называется, "на вы", ни о какой скрытности перемещения и речи не шло. Одного Тандера не менее чуткие охотники должны были услышать за версту и приготовиться, если не пойти в атаку сразу же. Кровососов нельзя назвать глупыми существами, Машинист неоднократно имел честь убедиться в наличии у этих тварей интеллекта и умения действовать в стае. Тем паче странно, что они позволили все занять укрытия, ведь теперь мясо плотно закрылось в консервной банке, и не всяким когтем ее вскрыть получится. Слишком странно.
     Потому волк медлил. Команда ждала сигнала, а он все вертел головой по сторонам, щурился и тщетно пытался уловить среди домов и пустых окон хоть какое-то движение, услышать шорох травы или частое хриплое дыхание. Засадой не просто пахло, а воняло. Но слишком хорошо и слишком организовано для мутантов она была поставлена. И дело тут могло быть только в одном. Контролер. Или несколько, принимая во внимание тот факт, что держать под контролем даже одного кровососа - задача не самая простая. Это не тупая оболочка с автоматом в руках, некогда бывшая сталкером или слепая собака. Возможно, подчинена воля самых матерых особей, вожаков или вожака, которых в свою очередь слушаются остальные монстры.
     - Слишком тихо. Мне это не нравится.
     Холодный ветерок потрепал волка по загривку и оставил после себя неприятное покалывание. Как будто за шиворот накидали сухого льда. Это было знакомое ощущение, которое Машинист уже испытывал прежде, когда лапа его ступила на Северные земли. Пристальный взгляд невидимого наблюдателя, что сверлит затылок и заставляет нервно обернуться через плечо, чтобы увидеть там лишь недоумевающего сородича с пулеметом на изготовку. Обернуться обратно и...
     На несколько секунд волк замер, словно вкопанный. В окне дома метров за 50 от башни он увидел человеческий силуэт. Он стоял на свету и не скрывался, давая возможность отлично рассмотреть себя во всех чертах. А черты до боли знакомые, отпечатавшиеся в памяти раскаленным железом. Шестерня. Один из тех, кого Машинист мог не задумываясь назвать братом. Тот, кто неоднократно спасал его шкуру во время заданий и прикрывал спину. Тот, кто мог в поле с набором "Юный техник" починить, казалось бы, безнадежно сломанный автомат. И тот, кто сгинул одним из первых, оказавшись на пути разбега огромного кабана. Без шансов. Но Шестерня был словно живой. Он грустно смотрел на волка и словно осуждал его за то, что тот не смог помочь товарищу. Потерял его во всей той суматохе и после был вынужден спасаться бегством от наступающего Выброса. Бросил. Не помог. Печальный взгляд его глаз пробирал до самых костей и задевал нужные ниточки в сознании. Хотелось упасть на колени и просить прощения. Хотелось обнять старого друга. Как он выжил, как добрался сюда...
     Машинист слишком поздно понял, что происходит.
     Приключения на Севере имели и обратную сторону монеты. Повредившийся рассудком волк стал гораздо легче поддаваться внушению, что делало для него встречу с любым мутантом, обладающим пси-способностями, настоящей борьбой за жизнь. Такую, в которой ты находишься не в той весовой категории и заведомо имеешь гораздо меньше шансов на победу.
     Лишь мимолетный проблеск адекватности заставил белого вскинуть дробовик и от бедра дать выстрел в сторону дома. Картечь со свистом влепилась в стену и выбила из старого кирпича целое облако крошки, а наваждение спало. Не было в том окне никого, и потому никто другой больше не видел опасности именно оттуда. По голове словно ударили молотком, а лапы налились свинцом.
     Тут же откуда-то из центра деревни раздался громкий рёв. Началось. Разведка провалилось, и волку ничего другого не оставалось, кроме как отступить под защиту круглых стен и занять оборону рядом с Тандером.
     - Контролер... Возможно, не один. - прохрипел волк, - Надо уходить!
     Но откуда? Ведь их присутствие не должно было остаться незамеченным. Особенно если учесть, что стая кровососов здесь обосновалась довольно давно. Разве что... Зона?

0

18

- Не вижу, - коротко отозвался Хорек, и тут же вразрез с его словами раздался выстрел, следом еще один. - Волна! Волна пошла!
- С прицела! - рявкнул Тандер, открывая шквальный огонь по выскочившим из-за домов кабанам.
В одно мгновение обычная зачистка превратилась в мясорубку, грохот автоматов и рев мутантов разнесся по округе. Это была самая настоящая волна, подобная тем, что образовывались перед Выбросами, создания Зоны валили смешанной лавиной, напарываясь на пули, спотыкались, падали и терялись под телами сородичей. Полетели на землю первые отстрелянные магазины, с рычанием скрылся за углом пулеметчик, быстро заряжая новую ленту, но за эти секунды мутанты преодолели последние метры, отделявшие их от водонапорной башни... И резко разбежались в разные стороны, не успели сталкеры рвануть вверх по лестнице.
- Кровос-а-а! - заорал-завизжал один из людей, изломанной куклой слетая с лестницы.
В следующее мгновение голова мутанта разлетелась от попадания картечи, снова загрохотал пулемет, накрывая ворвавшихся в башню псевдопсов, с остервенением пытающихся прорваться вверх невзирая на потери. Вниз полетела ударная граната, перемоловшая в фарш тех тварей, что успели набиться внутрь.
- Один готов! - пробился сквозь шум вопль Хорька.
Смерть одного из контроллеров пагубно сказалась на координации действий мутантов, теперь внутрь повалили все, включая кабанов и кровососов. Озверевшие до полной потери инстинкта самосохранения, твари рвались внутрь, желая как можно скорее добраться до поднявшихся вверх сталкеров, но раз за разом натыкались на заслон из пуль и картечи.
- Крайний! - заорал один из людей, перезаряжаясь. Ответом ему была лишь стрельба, сталкеры слишком сильно сосредоточились на выживании, чтобы реагировать на что-либо еще.
- Стая, стая, на связи Птица, прием, прием!
- Слышу тебя, Птица! - перекрикивая грохот стрельбы, ответил Тандер, с шипением пытающийся сменить раскалившийся докрасна ствол пулемета.
- Мы окружаем деревню, вы на какой высоте?!
- Второй пролет! - Тандер быстро повертел головой, ориентируясь.
Словно в ответ всю нижнюю часть водонапорной башни изрешетили десятки пуль, грохнуло несколько взрывов, совсем рядом бабахнуло что-то совсем крупнокалиберное...
И все закончилось. Так же резко, как и началось. Вот мутанты перли волной, а вот внутри уже никого, и только снаружи изредка постреливают. Перегретый воздух вонял пороховой гарью и кровью, потом и паленой плотью. Даже беглым взглядом можно было насчитать пять кровососов, с два десятка псов и полдюжины кабанов, а сколько их всего под слоем тел, можно было только гадать.
- Что ж Зона-то так обозлилась... - пробормотал Тандер, держа перегревшийся пулемет на вытянутых руках. Оружие активно парило, воняя смазкой и металлом.
- У меня три магазина осталось, - спустился к остальным Хорек, держа подозрительно дымящуюся М14. Рыжий волк смотрел на всех круглыми глазами и периодически вздрагивал, словно от резкого сквозняка. - Повезло, что контроллеры слишком заняты мутантами были. Ни у кого же нет анти-пси комплекта?
В ответ все сталкеры лишь помотали головами.
- Раненые есть? - в дверном проеме появилась обвешанная почти до потери узнаваемости HK G103, а следом и ее владелица, белая волчица с накинутым на голову капюшоном. - Медпомощь нужна?
- Все целы вроде, - обведя взглядом вольных сталкеров и волков, ответил Тандер. - Вы тут откуда?
- Аляска отправила, - волчица пожала плечами. - Сказала, подстраховать, мы мимо проходили... Вы что тут устроили?
- Зона знает, - покосившись в сторону Машиниста, пробормотал пулеметчик и первым начал спускаться, пинками скидывая мутантов с лестницы. Волк не знал, что произошло и почему к этому белому волку, давным-давно фактически покинувшему Стаю, было такое привилегированное отношение со стороны вожака, но ему это не нравилось. - Блин, патронов спустил больше, чем заработал...
- Я фотки заказчику накидал, нам награду повысили, - поспешил успокоить волка старший среди людей.
Серый лишь коротко кивнул, пытаясь прорваться сквозь гору трупов.

0

19

     - Это единственное, о чем ты думаешь после того, как едва не сдох под сотней копыт и лап? - раздраженно фыркнул белый волк, ступая следом за сородичем, что, как и положено было настоящему ходячему танку, двигался впереди всей троицы и прокладывал путь через завалы трупов.
     Можно было бы добавить, что в таком случае следовало послушать совета Машиниста и спешно ретироваться из деревни, но сталкер понимал, что из всей этой разношерстной группы реальные шансы спастись бегством были только у него одного. А бросать товарищей ему не хотелось... больше. На секунду перед глазами снова возник образ Шестерни, словно живого, но Машинист быстро отмахнулся от этих мыслей и решил, что теперь ему надо немного поработать лапами. Ведь его бронежилет и рюкзак со всеми необходимыми для выживания штуками оказался погребен под кучей дохлых монстров, хватать его при спешном отступлении вверх по лестнице. Сталкеру было не привыкать возиться в грязи, крови и дерьме ради получения необходимого результата, но времени ему все равно понадобилось достаточно много, и встречу у подножия водонапорной башни волк пропустил.
     Застегивая на ходу лямку окровавленного броника, Машинист вышел на свежий радиоактивный воздух с видом таким, словно всю ту ораву созданий Зоны он лично разорвал в клочья голыми лапами и клыками. Почти в полном составе его встретили люди, лишившиеся в пылу боя одного из членов отряда, Тандер и трясущийся Хорёк, которому игра в гляделки с контролерами даже через призму оптического прицела явно на пользу не пошла. Плюсом шел еще один вооруженный отряд сородичей, которых и следовало благодарить за спасение. Сталкер коротко кивнул и ограничился парой сухих слов благодарности, ведь, наверняка, всё было сказано уже за него.
     - Собираем трофеи и уходим. Мне не по себе от этого места.
     Не видя смысла объяснять 1000 и 1 очевидную причину того, почему деревня со всеми ее замечательными обитателями, зашедшими на огонек помимо оговоренных в контракте кровососов, стала волку не мила, Машинист первым подал пример к действию. Он присел на корточки рядом с телом явно молодого кровососа, который встретил свою смерть в десятке метров от входа в башню и потому не попал в общую братскую могилу. Положив дробовик на землю так, чтобы в случае опасности вмиг схватить его за рукоять и вскинуть, Машинист вытащил с ножен на поясе охотничий нож и ухватил труп за подбородок. Крепкая и остро заточенная сталь прошла плоть, словно масло, и с характерным хлюпающим звуком вспорола грубую кожу аккурат у основания нижней челюсти. Перерезая хрящи и сухожилия, белый волк отделил от тела нижнюю честь достаточно быстро и без лишних движений. Взглянув на изуродованный труп, Машинист оскалился, и в глазах его блеснул нездоровый садистский огонек. Словно бы он уже проделывал это не только с мертвыми, но и еще живыми кровососами. Конечно, в это верится слабо, но кто знает, как оно там было, на Севере...
     - Я пойду на Янтарь. - между делом сообщил он, бросая косой взгляд сначала на Тандера, а после - на ближайшие несколько строений, несмотря на то, что на такую вооруженную толпу никто в здравом уме не попрет, а все безрассудные уже закончились, - Вернусь в естественную среду обитания, так сказать. Если хотите, идемте со мной.
     Опять же, вполне очевидно. Сахаров скупит все эти куски, один из которых Машинист сейчас оборачивал в плотный черный полиэтилен и складывал в отдельный отсек рюкзака, по самым лучшим ценам, что станет неплохим довеском к вознаграждению за задание и позволит пополнить припасы. Конечно, они у Аляски на базе кажутся казенными, но даже ей не под силу сотворить цинк "пятёрки" из ничего. Белый же должен будет о многом поговорить с профессором и приступить к подготовке к задуманному. Этот тревожный звонок дал понять, что действовать нужно не в темпе раненой черепахи, как изначально планировалось.

0


Вы здесь » Furry World » Квесты » Весна (Машинист/Аляска)