Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Лабиринт переулков » "Переулок-скрытый-тьмой"


"Переулок-скрытый-тьмой"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Не спроста этот переулок называют самым мрачным и темным. Своё название он получил благодаря массивным многоэтажкам скрывающих переулок от света днем и ночью. Сюда практически никогда не заглядывает свет, здесь всегда отвратительно пахнет, да к тому же это место является идеальным местом для преступлений или торговлей запрещенными веществами, ведь стражи правопорядка обходят это место стороной. Местные жители знают об плохой репутации этого места, поэтому, сюда практически не лезут. Конечно, большая часть этих слухов преувеличена, однако, это не повод спокойно разгуливать по переулку как по собственному двору.
Что же можно сказать об местных обывателях? Здесь собран весь сброд который можно только найти. Список небольшой, начать можно с мелких воришек шныряющих где только возможно, и закончить небольшими "группировками" состоящих из детей выросших в нищете. (на деле же маленькими бандами).

0

2

> Блаженная неизвестность прошедших дней.
- О нет… - и снова поворот, который лишь ещё больше запутал меня. Вздохнув, я печально покосилась на темный экран севшего смартфона, который только и мог, что отчаянно мигать значком перечеркнутой батарейки. Ни тебе интернета, ни тебе GPS, все блага мира резко стали недоступными, а всего-то стоило забыть поставить телефон на зарядку перед сном. А теперь я заблудилась. И не где-нибудь, а в сранном переплетении темных переулков, где мания преследования липла к тебе, словно… В прочем, не важно. Вглядываясь в неосвещенные углы подворотен и проулков, я то и дело цепляла взгляды, холодно устремленные на мою скромную персону, что также скромно куталась в легкую черную ветровку и жалела о своей любви к рванным на коленках джинсах. Колени предательски подмерзали.
- Куда-то спешишь? – встреча столь же неожиданная, как и все, блять, в этом месте. Отвлеченная на что-то совершенно иное, я и не заметила, как на моем пути встретилась чужая спина, а когда шестое чувство забило тревогу, то уворачиваться было уже поздно и это нелепое столкновение было неизбежно. Воткнувшись розовым носом в натянутые мышцы чужой спины, я инстинктивно потерла ушиблено место, медленно поднимая взгляд вверх и понимая, что в столь отвратительно желтом мерцающем свете единственного фонаря ни черта не вижу, кроме отблеска желтых зубов, растянувшихся в тупой улыбке. Неприятности, я вас торжественно приветствую.
Отступив назад, я кинула короткий взгляд назад, понимая, что сзади уже подкатывает и остальная часть своры, в лице целого одного дружка-койота жилистой комплектации, ожидая хлеба и зрелищ. Цыкнув языком, трезво оценив происходящее, я поняла, что сегодня мне придётся замарать немного руки, пусть мне этого и не хотелось.
- Красавчик, уйди с дороги, мама будет очень волноваться, если я не приду домой до полуночи. Ну знаешь там, карета в тыкву превратить, платье в лохмотья… - несколько раз небрежно махнув рукой своей преграде, словно бы пытаясь смахнуть его, как назойливую муху с экрана моего восприятия, я шагнула вперед, но… Черт, это было так банально, что я лишь закатила глаза и устало выдохнула, когда «красавчик» схватил меня за грудки и приподнял от земли на несколько сантиметров, оставляя меня болтаться безвольной макарониной. Макарониной, которая начинала злиться.
- Твоя мамочка передавала тебе, что не беспокоится о такой маленькой шлюшке, как ты. – тупой хриплый смех от которого бросает в холодный пот любого, имеющего мало мальский слух. Меня тоже передернуло, скорее от мокрых всхрипов на вдохе, когда этот мутант-переросток хватал воздух в перерывах между смешками. Отсмеявшись, «красавчик» резко уронил меня на землю, да так, что рухнула я аккурат на свои голые замерзшие колени, а когда вскинула голову, чтобы бросить хоть какую-то колкость, то в нос мне уперлась альпийская свежесть давно не стиранных джинс. Ох, очень прямой намек.
- Предлагаю тебе сделку. Ты сосешь мне и моим ребятам и возвращаешься домой с покалеченной гордостью или я ломаю тебе ноги, выбирай, цыпа. – и, словно мне нужна была ещё порция намеков, этот придурок прижался своим пахом к моей щеке так сильно, что даже скула заболела, а также мне посчастливилось услышать пульс, гуляющий по набухающему члену. От этой картины аж заворотило, но ситуация вывернулась ровно настолько невыгодно, насколько могла. Я была вымотана после неудачной охоты и сил у меня было ровно на то, чтобы ровно стоять на ногах, четко говорить и вообще не подавать виду, что я голодная и уставшая, а уж о том, чтобы раздать подзатыльники парочке насильников и речи не шло, но…
Улыбнувшись столь фальшиво, что у меня даже треснула кожа на пересохшей нижней губе, я положила руки на ягодицы пса, поднимая голову и заглядывая в его глаза, чтобы встретиться с первобытной похотью и злобой. Да, прекрасное чувство, но не тогда, когда именно ты находишь снизу, а желания у тебя ровно столько же, сколько и очарования в этой прекрасной компании.
- Прежде чем ты вывалишь своего дохлого питона, скажи, ты смотрел фильм про дампира в плаще? – похоть сменилась недоумением в мгновении ока. Пес опешил, задумался и в целом выглядел так, словно пытался перевести в бинарный сигнал сороковую симфонию Моцарта. Но, в итоге, преодолев скрип своих извилин, пес вновь обратил на меня внимание и отрицательно мотнул головой.
- Жаль. – на этих словах, моя ехидная морда начала рваться. Буквально. С мокрым хрустом костей, мою морду рвало тысячей зубов, пока в следующую же секунду, бутон из челюстей не раскрылся, вывалив длинный темный язык и из глотки не полился пронзительный крик, смешавший в себе столь невообразимые и ужасные звуки, которые только можно было себе вообразить. Крик пробрал моего несостоявшегося насильника до костей и, падая на колени перед моей изуродованной мордой, хватаясь за голову, он с мольбой смотрел на своего друга, который опешил лишь на секунду, не понимая, что происходит. Все-таки с галерки мало что можно было рассмотреть, а сил на то, чтобы докричаться до него у меня не было, так что пришлось бить в одиночную цель. Но, развернув свою мерзкую харю и кинув взгляд на койота через плечо, я хлопнула челюстями и в следующую же секунду моя морда приняла нормальный вид, разве что немного забрызганная слюной.
Это был шанс.
Перескочив через оглушенного мудака, я была готова сорваться в бегство, но чья-то цепкая рука схватила меня за хвост и, потеряв равновесие, я шлепнулась грудью на асфальт. Пес пришел в себя и, игнорируя кровотечение из носа, ушей и глаз, вновь смог меня поймать, только вот… Минетом мне уже не отделаться.

+1

3

- В прошлом месяце, здесь уже не первый водила разбился. Говорят, мол, пьяный был... - в салоне засиял маленький желтый огонек, а запах табака внутри только усилился. Черный лис никак не мог сдержать словесного потока, выплескивая все свои знания полученные за недели работы в сторону сидящего на заднем сидении мужчины. Был уже давно не вечер, огни вывесок и фонарей окрасили улицы в разнообразные цвета, но куда ярче был свет исходящий от машин. С высоты, это зрелище выглядело как огромный, светящийся червь ползущий в сторону известную лишь ему. Он рассасывался медленно, постепенно разделяясь, а его отростки расползались в разные стороны, дай только светофору подать сигнал. Как бы там не было, но червь совсем не хотел уменьшаться, и даже наоборот, он увеличивался в размерах, становился все больше и больше.
- А знаешь, поговаривают, тут кого-то на прошлой неделе убили. Представляешь? Тут неподалёку полицейский участок, а какому-то бедолаге тыкву продырявили. Поговаривают, он был полицейским. До сих пор убийцу не нашли. - лис все мялся на пятой точке, вытягивался и пытался высмотреть что-то впереди, но единственное что он мог увидеть перед собой, так это кузов пикапа. Вытянутый, жилистый, его шерсть переливалась оттенками белого, черного, можно было разглядеть даже капельку серенького на морде.
Для Люция, этот день был очередной рутиной, насыщенной запахами рвоты, алкоголя, и наркотических веществ, которыми так любили "барыжить" местное хулиганьё. Его смена закончилась, и точно по расписанию, на замену пришел другой мордоворот, и его цель будет столь же "благородной", что и Люция... Всю ночь сторожить эту обитель, гордо сидящей "между булок" этого города. Для такого места хорошо было иметь пару тройку крепких парней, ведь пара иль тройка разбитых голов нормой, которую отлично выполняли местные завсегдатае, прибывшие туда лишь для того чтобы смочить горло, ведь в других заведениях, цены были куда выше чем здесь. Солдафон всегда добирался до туда на такси, ведь об пробках он знал прекрасно, а по собственным подсчетам, он быстрее разориться на топливе, чем спустит все свои наличные на такси. Сегодня, эта пробка была куда длиннее обычного, и куда удручал факт того, что она встала на месте.
Люций в самом начале пути уже хотел провалиться в сон, но сейчас, желание попросту было вырвано с корнем и выброшено на проезжую часть. Если не считать противного запаха, который был словно туча привязанная к массовому скоплению транспорта, куда сильнее бодрило световое шоу и сотня гудков доносящихся со всех сторон. И все же, водила был парнем приличным, и каждый раз он открывал форточку, дабы выпустить клубы дыма на улицу. Хотя, в такой обстановке, это было бесполезно.
В салоне автомобиля было холодно, грязно, но ранее живший в вечной грязи Люций внимания на бардак практически не обращал. Хотя, временами, было противно даже просто посмотреть в сторону желтоватого пятна распластавшегося на коврике и сидении. Когда мужчина потянулся в сторону водилы, что-то под ним раздалось глухим хрустом. Тяжелая длань легла на мохнатое плечо паренька, заставив его от неожиданности дернуться. Его руки только крепче сжали баранку. 
- Высади меня здесь. 
Из кошелька пропали пара очередная банкнот, и теперь, мужчина попал в лабиринт состоящий из разного вида транспорта, и приходилось вытягиваться, обходить, маневрировать, и все ради того, чтобы перешагнуть бордюр и оказаться уже на тротуаре. Таких как Люций, а именно замерзших и спешивших в свою обитель было множество. Клерки часами сидевшие за своими столами, словно трутни, бегающие по своему улью и в конце рабочего дня, возвращавшиеся обратно домой... Мужчина даже заметил одного работягу в замызганном, измазанном маслами рабочем комбинезоне. Он выделялся на фоне других.
Люций был одет как... Как Люций. Всё та же шинель песочного цвета, под ней натянутый свитер черного цвета, а под ним еще и пропитанная потом рубаха. Шинель отдавала едким, химическим запахом, который никак не походил на запах чистящего средства, хотя, чем-то по запаху напоминал хлорку. Темно-голубые джинсы, со слабоватым зеленоватым оттенком, и новенькие берцы, которые никак не сочетались с джинсами, но прекрасно сочетались с верхней одеждой. Образ мог дополнить нож, хорошенько припрятанный на поясе и странный, непредсказуемый характер мужчины. Некоторым было неудобно находится рядом с ним, все потому что он был "странным", и это было его очередной негативной чертой.
На улице было холодно, особенно хорошо его можно почувствовать после каждого порыва ветра, пробирающий дрожью аж до самих костей, как бы хорошо ты не укутался. Впрочем, была здесь и положительная черта, а именно разгоревшееся делание двинуться домой.

Дорогу домой вспомнить было несложно, но добраться к пункту назначения, было уже не совсем простой задачей. Люций наслышан историй про это место, про банды, подонков тусующихся здесь все время, круглосуточно, от их взора нельзя было даже днем. Однако, на стороне укутанной в шинель фигуры было преимущество, "бандитский" жаргон и опыт введения боя в такой обстановке.  Это место навивало ностальгию, заставляло вспомнить прошлое, пусть даже если оно было опасным и не раз пыталось лишить его жизни, но черт, как же тогда было весело. Разбросанный вокруг мусор превращался в горьки, тянущиеся вдоль стен, будто жители выбрасывали пакеты из окон, не утруждаясь в походах к ближайшему мусорному контейнеру. Грязные тела в тряпье лежащие прямо на улице могли показаться мертвыми, но прерывистых храп доносящийся из их уст явно говорил о том, что они живы и дышащие полной грудью... Пока что. Среди гудков доносящихся со спины, гонимых ветром стеклянных бутылок и писка грызунов, он услышал что-то. Это был громкий, неожиданный не то рев, не то вой, эхом доносящийся из глубин переулка. Люций замер, сердце спряталось куда-то в пятки и неуверенно постукивало уже там, и походу, разбудил ранее мирно спящего бомжа. Ему хотелось дать дёру, развернуться и убежать отсюда, но как бы страх не щекотал иглой пятую точку, оно неожиданно встретилось с любопытством. Хотелось пойти туда, посмотреть на то что могло издать его, хоть одним глазком. Подсознание уже начало придумывать множество страшных и немыслимых образов, но ноги почему-то тащили его тело вперед, в сторону крика.
Были слышны голоса, топот ног, и другие посторонние звуки, совсем "человеческие", подбадривающие его идти вперед и задаться вопросом "Может они поймали?". Люций держался в тени, если он боялся не воя, что мог привлечь чьё-нибудь внимание, так тех, кто набрался той же смелости и двинулся удовлетворять любопытство. Образы вырисовывавшиеся в голове мигом перечеркивались, ведь вместо страшной твари окруженной щупальцами и укрытой ореолом страха, он встретил целых три души. Первые две и были теми самыми жителями трущоб, а третья... Он мог покляться собственной головой, он где-то её видел, но где? Каждый день ему попадались сотни разных существ, но эта особа, она как птица запертая в пустой клетке, все билась и пыталась выбраться наружу.
По всей видимости, те двое были настроены вполне враждебно, и наверняка они собирались устроить представление прямо на улице. Девушке явно нужна была помощь, но а Люций... Люций испытывал чувство сожаления, самого  благородного чувства, подталкивающего мужчину пусть и на не совсем умный, но на самый добрый поступок из всех. В качестве оружия была выбрана бутылка. Зеленая, с болтающимся содержимым внутри и без этикетки, она была универсальным оружием готовым побороть даже собственного владельца. Когда вторая фигура двинулась в сторону "наездника", гвардеец тут же вынырнул из-за угла. На его стороне был элемент неожиданности, позволивший нанести точный удар прямо в затылок врага, да такой, что дно бутылки тут же раскрошилось в мерцающий град, одним лишь ударом превратив бутылку из дробящего - в колющее, а фелинида встретиться мордой с асфальтом.
- Астра Милитариум! - слова не имевшие смысла в данной ситуации, он просто выкрикнул их, а вместе с ними, и подошва берц встретила второго нарушителя порядка.

Отредактировано Кавальери (01.11.2019 18:28:22)

+1

4

Ну что, можно уже благодарить видимых и не видимых богов за столь чудесное спасение? Нет. Я даже не успела поднять голову, как мне на глаза упала собственная грива волос, закрыв весь обзор и все, что дошло до моих ушей , так это звон стекла, отборная брань и грохот чьей-то задницу о твердый асфальт. А потом шаги. Отчаянно сражаясь со своим призрачным врагом, я пыталась изогнуть хвост в жалкой попытке ужалить пса, что поимел такую наглость вообще прикоснуться к столь сокровенному и опасному месту. И ведь даже шипы не остановили!
А вот глухой удар остановил. Хватка пса заметно ослабла и мне хватило сил не только вырвать хвост из захвата, но и напоследок лягнуть пса в морду, прежде чем встать. Оглушенные, мычащие придурки сейчас могли лишь жалобно стонать и хрипеть, точнее один из них, койот, в которого и прилетела, как оказалась, бутылка, и вовсе лежал мордой в луже, да ещё и без сознания.
- A d’yeabl aep arse… - да, сейчас мне только грязных ругательств не хватало, так ещё и на родном языке. Судорожно отряхиваясь от влажной грязи, что налипла на одежду, я брезгливо посмотрела на стесанные до крови ладони, мысленно уже отправившись к праотцам из-за заражения крови, а заодно и прямиком в зал суда моды за слишком рванные колени, которые также обтесались об асфальт.
- Спасибо, но… Я сама бы справилась. Все было под… - только сейчас я соизволило поднять глаза на своего случайного спасителя. И… эту оглоблю я узнала бы из тысячи, как минимум потому, что это был чуть ли не единственный человек на ближайшую пару сотен человек среди всевозможных видов хвостатых задниц. Опешив, я даже сделала один неловкий шаг назад из-за чего чуть было не споткнулась и не потеряла равновесие, но устояла, пожалуй, лишь чудом.
-… контролем. Люций? – вопрос, исполненный удивления, непонимания, а самое главное какого-то возмущения. И да, оно было чертовски оправдано! Просто потому, что в таком месте вообще не положено никому быть, особенно ему, этому большому, но чертовски наивному исполину, который до недавних событий даже и не знал как целоваться.
Однако времени на реверансы подходило к концу. Пес со своим другом, кажется, начали приходить в чувства, по крайней мере стоны стали более осознанные, а койот и вовсе начал шевелится. Глянув на это безобразие через плечо, я цыкнула языком и, тяжело вздохнув, подошла сначала к псу и, поставив ногу на его массивную грудь, чуть наклонилась и улыбнулась.
- Иди поохоться за фиолетовым драконом, мудак. – жало вонзилось в руку так быстро, что движение было практически неуловимым. Пес что-то возмущенно заурчал, но уже в следующее мгновение сознание полностью покинуло его голову и все, что осталось от грозного насильника, была лишь струя слюны из пасти и невнятное бормотание. Койоту досталась такая же доза яда, может чуть поменьше, так как до сих пор он был лишь беспристрастным зрителем и ждал подачки от своего более властного друга, так что повода для растраты гнева на бесхребетную амебу у меня попросту не было.
Взяв Люция под руку, я потащила его как можно дальше от нашего маленького приключения и остановилась лишь тогда, когда мы вышли к трассе, где закупоренная городская артерия верещала миллионами клаксонов.
- И что ты там забыл? Неужели решил прогуляться в такой час в таком месте? – устало прислонившись спиной к стене серого дома, я достала из кармана изрядно помятую этой возней пачку сигарет и прикурила. Сегодня мои сигареты, кажется, были куда отвратительнее, чем обычно. Оно и не удивительно, я была немного на мели и пришлось таскать то, что рассеянные отдыхающие оставляли на барных стойках без присмотра. Так же было и со спиртным, и с едой, а с настоящей едой и вовсе дела обстояли крайне печально, что сильно отразилось на моих силах. Да, я была расстроена, что у пса не взорвался мозг, а лишь потекла кровь из всех щелей.

+1

5

Черт, как же Люций скучал по этому. Будни мордоворота в вечернее время были как и веселы, так и до безобразия скучны. Он не чувствовал того, что мог чувствовать раньше, ведь политика здесь была куда миролюбивее. чем у него на родине. У дебаширов, наркоманов и прочего сброда решившегося пойти против правил заведения, тоже, оказывается, были некоторые права. Можно было схватить за шкирку, и выкинуть за дверь на холодный асфальт как котенка, и то, это уже было пределом. Однако, большая из них часть напивалась до такого состояния, что всю ночь дрыхла на этом асфальте. А там, в мире вечной тьмы, едко окрашенной химией и с небом из камня укутанным переплетениями проводов, ничто не могло ограничить твою жестокость, только если политических между некоторыми бандами, или же, в поле зрения арбитров. Но и мир был шаток, ведь были и те, кто желал мести, или недолюбливал своих "союзников" по другим причинам.
Ничто так не заводило Люция, как хороший мордобой. Тело дрожало от нахлынувшего в кровь адреналина, мышцы под шинелью бугрились, а мужчина готовился если не встретится со своими оппонентами лицом к морде, то хотя бы хорошенько покалечить разложившиеся на земле тела, переломать кости и содрать с каждого шкуру, упиваясь стонами и криками воспевающими боль. Пусть даже если ему пришлось бы уподобиться этим существам. Имперская пропаганда и основанные на вере истины давали ему цель, они стали для него новым смыслом жизни. Однако, что-то заставило его усомниться, и может быть не полностью отказаться, но... Это было сложно объяснить. Он не слышал ничего кроме терзающего душу молчание, и он горевал.
Громила был повержен, удар пришелся ему прямо по морде, заставив его слететь с тела, и когда он ползал по земле отчаянно сжимая нос, Люций добил его ударом в живот, заставив и вовсе скрутиться от боли.
- Я не впечатлен - сквозь оскал прошипел мужчина, и тут же быстро перевел все своё внимание на жертву несостоявшегося насилия.
Только после того как он подошел к ней, он смог разглядеть её внешность более детально, и черт, он даже не смог поверить своим глазам. Уж кого, но мужчина не ожидал её здесь увидеть, встреча оказалась настолько неожиданной, что Люций неожиданно забыл как дышать. В лице это почти никак не выражалась, лишь усталый взгляд покрасневших глаз, и нахмурившееся брови, но через пару секунд, пальцы резко легли на закрывшиеся веки и принялись устало водить по ресницам, пока не переползли на переносицу где и закончили свой путь. Однако, и длинномордая не ожидала его увидеть здесь, в этом месте, да в "самый подходящий" момент. Вот только, она была куда в большем недоумении чем стоящий в паре шагов шкаф, ведь он был уже вымотан бесконечностью чередой будних дней. 
- Бог Император... - выдохнул мужчина с заметной хрипотцой.   
Девушка уже не упускала возможности поглумится сразу над обеими тварями, а внимание гвардейца на этот раз было приковано к хвосту. Он ему казался слишком неестественным, казалось, что конец хвоста был большим костяным наростом, но откуда он начинался? Но на этом странности не заканчивались, хвост будто бы дернулся, и тело на котором стояла девушка начало не то мякнуть, не то... А черт знает что это такое, но со стороны выглядело это довольно жутко, даже когда девушка начала двигаться в его сторону, он отступил на один шажок назад, пока она не повела его.
Вновь это неприятное место, жужжащие и топающее, звучащее рокотом двигателей и пронзительных сигналов. Были вопросы, всего-то пара, но они мало чем отличались друг от друга. Ньях опередила его, задав тот же самый вопрос, к ответу на который он был не готов
- Я? ... - он чуточку затормозил с ответом, водя мордой по улице, будто пытаясь найти ответ на вопрос. Стоит ли говорить, что это было бесполезно. - такси встало в пробке... Я решил срезать, потом услышал визг и решил проверить. А дальше... Ты сама все видела - он вытянулся и кинул взгляд вглубить переулка, уже пытаясь разглядеть там что-то. Темнота стояла кромешная, не считая света луны и ламп, слабым светом освещающих пространство перед собой
- Что ты здесь делаешь? Кто эти твари? Они мертвы? - теперь, целый поток вопросов посыпался на девушку.

Отредактировано Кавальери (02.11.2019 18:50:21)

+1

6

Впервые городская суета меня больше раздражала, чем успокаивала. Бесконечный рев клаксонов, разрываемых от нетерпения водителей давил на уши, и я поняла, что совершила ошибку, выйдя в более людное место, чем того требовала ситуация. Признаюсь, я была напугана и боялась преследования, ибо успела нафантазировать себе сокрытых в тенях ассасинов-друзей этих двух мудаков. И меньше всего я сейчас хотела влезать в драку и втягивать туда Люция, который свалился мне на голову, подобно кому. Огромный, черноволосый ком, от вида которого мне невольно пришлось сжать бедра плотнее, дабы текучее тепло не пошло дальше зоны бикини и не вылезло на щеках невидимым под шерстью румянцем.
Да, я скучала. Черт, я призналась себе в этом спустя три дня после нашего расставания, когда, сидя в каком-то маленьком кафе в разгар рабочего дня, уныло помешивала ложкой уже не существовавшие кристаллы сахара в своем латте с ванильным сиропом. Я ненавидела ваниль, но бариста, работающий в тот день, так отдаленно напомнил мне Люция, что я невольно кивнула, когда он предложил мне добавить этот несчастный ванильный сироп в моей латте, а когда я очнулась от собственных фантазий, то уже поздно было что-то менять, а претензии я могла выразить разве что самой себе. И сейчас, когда он стоял передо мной, все ещё в легком боевом взводе мне приходилось отгонять миллиарды разных мыслей и сохранять столь отрешенное хладнокровие, что я даже не смотрела в его сторону. Но ноги все равно плотнее жались друг к другу, а пальцы, держащие сигарету, подрагивали от колкого ощущения.
- Ты в своем репертуаре. Срезать через эти трущобы никогда не было хорошей идеей, уж поверь. Я вот тоже напоролась на эти грабли. – тяжелая затяжка ударила новой дозой никотина по легким, и я поморщилась. Не от горечи табака, засевшем на корне языка, а от особо раздражительного водителя, который лупил по своей баранке особенно яростно из-за чего его машина буквально орала навзрыд и, я могла отдать зуб на то, что за плотно закрытыми окнами разгоралась не самая отборная тирада про этот треклятый вечер, дорогу и соседей, по несчастью.
- Нет, они живы. Думаю, немного попускают слюни от кайфа, подопрут асфальт стояками, а потом очнутся. В худшем случае их будет ждать головная боль и ощущение во рту, словно кошки насрали. Хотя… Если в их крови было что-то ещё веселенькое, то они вполне могут словить не самый лучший приход и их самые вожделенные фантазии превратятся в сущий кошмар, но, поверь, от кошмаров тоже не умирают, к тому же они без сознания и вряд ли причинят себе вред сильнее, чем это сделал ты. - выдох, я взяла короткую паузу, чтобы отлипнуть от стены и наконец-то повернуться всем телом к Люцию и все ради возможности вновь посмотреть на него снизу-вверх, только без той лукавости, что была в нашу первую встречу. Сегодня я была уставшей и голодной, так что никаких тебе хиханек и хаханек.
- А на счет того «кто они», то осмелюсь предположить, что они отвергнутый обществом мусор, который предпочитает удовлетворять свои инстинкты путем грубой силы, минуя букетно-конфетный период или хотя бы банальной расплаты наличными. Если проще, то… Я не знаю. Я их сегодня увидела в первый и, надеюсь, последний раз. И я крайне тебе признательна, что ты помог мне решить эту небольшую проблему… Хоть я и… - я запнулась, отвела взгляд и неловко провела рукой по волосам, словно бы пытаясь убрать непослушную прядь за ухо, но у меня, соответственно, ни черта не вышло.
Нервный водитель за все это время продолжал насиловать свою машину, кажется я уже даже начала слышать его крики боли и отчаянья, а ещё он определенно заплевал лобовой окно своей пеной. Кинув раздраженный взгляд в сторону клерка-истерички, тяжело вздохнув, я сделала короткий шаг вперед, вновь в тень переулка, ибо больше была не в состоянии слушать этот ужас, а страх перед невидимыми врагами куда-то улетучился. Все-таки никотин и правда странно влиял на натянутые нервы, ослабляя и расслабляя. Я шла нарочито медленно, незаметно кидала взгляд за плечо, чтобы убедиться, что Люций идет за мной, как и когда-то, когда я тащила его к фонтанам после бара и отвратительного, но холодного «Гинесса».
Я остановилась лишь тогда, когда назойливая оглушающая какофония городских пробок стала лишь ненавязчивым гудением где-то на фоне, а на первый план вышло хаотичное потрескивание крошечной лампы дневного освещения над дверью какого-то черного хода и маленьких неоновых вывесок, что словно путеводные маячки показывали путникам входы в подвальные крошечные клубы, под завязку набитые паленой наркотой, алкоголем и прочей грязью этого мира. Я даже улыбнулась, потешив себя мыслями, что неплохо было бы спуститься сейчас в один такой, но гул клубной музыки сейчас все-таки больше отталкивал, чем привлекал.
- Так… Как жизнь? Прости, что я тогда уехала вот так… Я несколько… смутилась… Да! Смутилась твоих слов, да и решила, что утро тебе лучше встретить без меня. Поверь, по утрам я хуже зверя, а это определённо испортило бы мой очаровательный образ. – это почти тянуло на извинение, если не учитывать тот факт, что местами я значительно приврала о своих истинных чувствах. В ту ночь я испугалась, словно какая-то маленькая неопытная дурочка и впервые почувствовав что-то, возможно, взаимное, я сбежала, как крыса с тонущего корабля моей холодной стабильности.
А самое предательское сейчас было то, что я…
Покраснела.

+1

7

Выйти сюда было куда приятнее чем оставаться там, наверное, не только из-за обстановки которая скрывала в себе множество тайн, нераскрытых преступлений или просто неприятных сюрпризов, но и только потому что здесь было... Красиво. Многие любили называть подобную обстановку "романтичной", хотя, Люций и не совсем понимал что может значить это слово, но его зачастую сравнивали с тем, когда "тело само тянется к любимой, а душа начинает трепетать!". В прошлый раз, он испытывал точно такое же, вот только тянулась всего лишь одна часть тела. Здесь был относительно чистый воздух, не умеющий в себе той палитры запахов которыми была наделен этот переулок. Казалось, будто он сам пропитался запахом помоев и странной гнильцой, и ведь сама обстановка была жуткой, странной, слишком... Не той, совсем иной. Об этом он задумался только сейчас, но был слишком уперт и глуп чтобы не идти туда снова. К тому же, не Люций должен боятся трущоб, а трущобы должны боятся Люция. Однако, даже и у такого грозного гвардейца, были свои слабости.
Её пропажу Люций по началу пронял относительно спокойно, но потом, что-то внутри переклинило. Он не мог её выбросить её из головы, её имя, её голос засел глубоко в её памяти. Люций боялся, и боялся сам не знал чего, скорее подобных чувств, странных и таких непривычных, и все из-за одной девушки, с которой он виделся всего пару часов. Быть может, это и было то, что называли "любовью с первого взгляда"? Ему временами мерещился её голос, доносящий из толп остальных длинных морд, или другие черты, такие как волосы или длинные уши. В общем, Люцию скучно не было, и вот сейчас, когда он стоял перед ней, ему резко захотелось просто исчезнуть перед ней, не мозолить глаза своим ростом и... Своим образом в общем.
- Этот человек не пропадет. - он неторопливо поднял руку, дабы гордо стукнуть кулаком себя по груди - пусть лучше кому нибудь не посчастливиться напороться на меня, чем на... Какие-то... Грабли. -  он издал короткий, ехидный смешок, и тут же, попытаться не чихнуть от ударившего в нос запаха табака. Да, здесь становилось довольно шумно, а время было... Ну, нужно было просто посмотреть на небо, попытаться прищуром разглядеть плывущий по черному небу бледный шар, но разглядеть удавалось лишь стены многоэтажек, переплетения проводов, да огни фонарей. В поле зрения попало еще окно, но внимание привлекли танцующие на шторке тени. Хотя, их танец был чутка странноват.
- Зря я этого не сделал... Я должен был их убить сам, лично. Потому что они мне противны, до жути отвратительны и страшны, эти дегенераты поплатились своей невнимательностью, им еще повезло что я не достал нож и подарил каждому милосердие. - руки скрестились перед грудью, а плечо уперлось в холодную кирпичную стену. - какой смысл оставлять в живых? Они насильники, убийцы, их смысл, амбиции, это ничто иное как разрушение и паразитирование. Какой смысл оставлять их в живых? - от столь пламенных речей у Люция даже заболела голова, отзываясь болью в висках. Все же, отсутствие отдыха и постоянные давления со стороны окружения плохо сказывались на его здоровье, пусть даже если он не хотел этого замечать, бороться со всеми невзгодами и двигаться вперед, показать то что он сильный. Однако, вся эта показуха плохо сказывалась на его здоровье... Странно, но до этого, Ньях казалась ему чуточку выше. А может быть, все дело было в подошве?
- Так почему нам просто бы не сжечь этот мусор? ... Врятли их пропажу кто нибудь заметит, кроме того же самого сброда, да и у тех, мозгов не больше. - Люций и сам относился к этому мусору... Когда-то. Но его благополучно вычеркнули оттуда сразу же, стоило только вступить в гвардию. Искупить свои грехи можно было только кровью, до первой смерти от пули врага, или же от реактивного снаряда выпущенного в затылок. Первым можно было гордиться, второй же вариант нёс на себе клеймо позора - тебе незачем благодарить меня. Твой хвост, тот шкаф мог не ожидать этого, ты бы смогла одолеть их и без моей помощи... Я не мог стоять в стороне.
Говорить при ней было затруднительно, было неудобно, ведь она почему-то волновала его, волновала мыслями о том, что было бы, если бы он не успел, а жало так и не смогло настигнуть своего врага?
Как бы звуки улиц не тревожили парочку, Люций их будто не замечал. Привычка? Скорее всего, хотя тогда, в такси, они почему-то действовали ему на нервы, или всему виной тогда был лис? Он просто не мог сконцентрироваться на происходящем, всё его внимание заняла Ньях. Он знал что ему придется покинуть её, вновь совершить тот же самый путь по переулкам, и двинуться в сторону своей обители, проводя всю неделю в беспокойстве и параноидальных мыслях. Впрочем, даже до появления девушки, его жизнь была как остриё ножа, вечно хотело кольнуть его куда нибудь в бок, да вогнать сталь настолько глубоко, насколько это было возможно. По крайней мере, с болью приходил и опыт, пусть даже если его воспринимали как не совсем нормального.
Стоило ему только на что-то споткнуться, раздавить, а потом разглядывать это полным недоумения взглядом, как обстановка тут же поменялась. Он просто бездумно шел за ней, как собачка прикованная к невидимому поводку, а Ньях лишь тянула его на себя.
- Жизнь? - все тот же самый недоумевающий взгляд был устремлен на девушку, пока наконец, до него не дошел смысл её слов... Точнее то, как он их понял - Нет-нет... Все нормально. Я понимаю... Это было неожиданно. Признаться честно, я и сам не ожидал от себя подобных слов. Знаю, это выглядело странно... До ужаса глупо, незнакомец после нескольких часов разговор и пары минут кувырков в постели, резко заявляет об своей любви... К такой же незнакомке. Могу ли я просить тогда прощения? - сейчас, он был готов смотреть куда угодно, но только не в глаза. Ему было стыдно, стыдно за ту ночь, за ту ситуацию, и за те слова, что наверняка и стали причиной, из-за которой девушка и решила убежать... Глупец. Однако, в её словах он не слышал укора, а это уже хоть как-то успокаивало бушующую душу. Хоть и не на долго
- Думаю, нам пора расходиться по домам? Если хочешь, я могу тебя проводить. Кто знает, может быть здесь еще какая нибудь шваль ошивается.

Отредактировано Кавальери (03.11.2019 03:20:56)

+1

8

Как же все усложнял этот туман в голове. Силясь, я пыталась смотреть на Люция, а не куда-то сквозь него, ибо запах свежей крови слишком сильно перебивал городское амбре. Ни вездесущий аромат общественного сортира, ни бесконечный поток ядовитых выхлопов, чужого пота и волнения не могли сейчас отбить этот запах свежепролитой крови, которая сейчас стекала из разбитых носов двух подонков и, не будь сейчас рядом со мной никого, то эти двое стали бы неплохим перекусом до следующей охоты. Но… ведь не все так просто, верно?
Не просто. Совсем. Люций мало того, что свалился мне на голову, так ещё принялся мелить чушь. Он просил прощения, преуменьшал свои заслуги и выглядел столь невинно и грустно, что у меня аж засосало под ложечкой. Неприятно, болезненно, даже во рту пересохло и перед глазами появилась мерцающая рябь. Поморщившись, я лишь мотнула головой, что-то несвязно пробубнив, даже сама не поняв смысл своих слов.
- A d’yeabl aep arse… Люций… Что за чушь ты несешь? Скажи честно, тебя ударили по голове, пока я не видела? – язык наконец-то принялся извиваться так, как мне хотелось и из нечленораздельный звуков вывалились слова, но со столь серьезной интонацией, что у меня чуть не треснуло лицо. Фыркнув, я скрестила руки на груди и посмотрела на мужчину так, как может только женщина, ждущая не пустых и глупых просьб о прощении, а действий.
Да, я безусловно была бы больше рада объятьям, не смотря даже на то, что обязательно сыграла бы недотрогу и запротестовала, но всей своей душой незаметно потянулась бы и прильнула сильнее, просто чтобы прощупать момент полностью и успокоить вибрирующие от адреналина нервы. Сейчас же… Сейчас я просто хотела укусить этого дурака, чтобы больше так не делал, но и тут мне приходилось сдерживать себя.
Сегодня не день, а одни сплошные ограничения.
- Извиняться ты будешь перед своим богом, когда предстанешь перед его судом, а мне эти слова ни к чему. Мы хорошо провели время, даже очень хорошо и я ни о чем не жалею, а те слова… Это ведь слова, верно? Слова, сказанные с алкоголем в крови после хорошего секса, они порой вот так вылетают не вовремя и превращают все в неловкий момент. А я терпеть не могу неловких моментов. – «таких, как этот», но недомолвка осталась недомолвкой, и я лишь вновь опустила взгляд куда-то вниз, скользнув по своим рукам и, аккуратно, словно малое дитя, на грудь Люция, скрытую под таким же дурацким свитером, что и в прошлую нашу встречу.
В конце концов, если что-то хочешь сделать хорошо, то делай это сам. Вновь недовольно вздохнув, я сделала первый шаг и в долю секунды сократила это мучительно расстояние между нами, чтобы в следующий момент обнять этого большого глупого дядьку с его глупыми мыслями. Может мне и не хватило обхвата, чтобы загрести Люция в свои объятья полностью, но мне хватало скуки, чтобы со всей силой вжимать щекой в мужскую грудь. От удовольствия даже мой розовый олений нос начал подрагивать, словно у кролика.
- Esseath… То есть, ты рано прощаешься. Может лучше выберемся из этих задворок и сунемся в какое-нибудь шумное место? Выпьем парочку сладких коктелей, поругаемся на излишнее световое шоу и безвкусную музыку, на полу голых танцоров, угарающих со своей «кислоты», а потом… вспомним ту ночь, но уже в новых декорациях? Конечно, если ты любишь тесные помещения и не гнушаешься химического запаха лимона. – вот так по щелчку пальцев я превратила эту неловкую романтику в откровенную похабщину, опошлив все наши чувство до уровня низменных инстинктов. И я бы наверняка могла прикрыться своей природой, голом, да хоть банальным воспитанием, но нет, такой я была с юных лет и даже на своем костре умудрялась выкрикивать соседям всевозможную грязную похабщину. Ух, как же это их злило!

+1

9

Для тех кто частенько контактировал с Люцием, не был секретом тот факт, что со "здешними" он общаться не умел. Его речь, голос, само поведение выдавали в нем не самую разговорчивую личность. По крайней мере, с ним он пытался хоть как-то наладить контакт. И тут, выступали две стороны. Первая была до глупости романтичной, безмятежной и подталкивающей вперед, заставляя действия сменять красивыми словами. Вторая была чем-то, зарывшимся глубоко внутри, и время от времени выглядывающей, скалящейся и недовольно рычащей сквозь мерзкий оскал. Она уже пыталась быть более наглой, решительной и похабной, заменить словцо действием. Вторая сторона была ему куда роднее.
- Ну... я... - Её слова немного пристыдили Люция, пусть даже если на лице, в эмоциях это никак не отразилось. Все такой же высокий и чуть сутулящийся в сторону химеры, но его уставший взгляд был отведен куда-то в сторону, в полный мусора угол. Белоснежная рука нырнула в затылок, скрываясь среди засаленных локонов волос. Да, он забыл с кем разговаривает. Они были из разных миров, с разной культурой и манерами, и такая манера речи странной казалось не только Ньях. Некоторые, за подобные пламенные речи принимали его за святошу, в прошлой жизни размахивающим кандило и восхваляя своего бога. Другим же, он казался просто через чур дурным, и они предпочитали к нему не приближаться, но работодатель закрывал на подобный недуг глаза. Конечно, были случаи когда Люций не рассчитывал силы и мог что-то случайно сломать, но главное что он не воровал выпивку, и не напивался до беспамятства на рабочем месте.
- Я такой, каким меня создали... Ничего необычного. - сухие, молочные губы растянулись в короткой улыбке, натягивая бледную, словно лист бумаги кожу.
Когда же он так боялся? Нет, почему он вообще боялся? Что было на то причиной? Он стоял перед ней, перед девушкой которую видит второй раз, и даже как нужно поступить. Может быть, ему стоит сделать один шаг вперед, в её сторону? Но не спугнет ли её амбал, который одним лишь своим видом мог нагнать жути. Да еще и её взгляд. Его горло, казалось, пересохло до самых хрящей, а все его тело было обезвоженным и истощенным, словно он только что вырвался из сжимающейся, стальной хватки ужасной лихорадки.   
- Врятли мой Бог простит меня. Он не прощает тех, кто любит кувыркаться с не-людями… Врятли меня простят там. Скорее сожгут на костре. -  подобные мысли всегда почему-то отзывались холодом, быстро бегущим по всем четырем конечностям и пробирающими до озноба. Если чего-то он действительно сильно боялся, так это “правосудия” со стороны его мира. Оно никого не щадило - секс-с-с...а? Да, я наверное тогда... и не мог думать о чем говорил. - под что-то напоминающее невнятное бурчание, пальцы принялись быстро передвигать локоны с лица, занесенные резким порывом ветра в спину.
Люций чуть отшатнулся, стоило ему только заметить что девушка резко развернулась к нему, и тут же, эти пара сантиметров резко сократились всего-то в пару миллиметров, сжав мужчину в кольцо объятий. Внутри Люция что-то разгорелось, прямо в самой груди, заставляя сердце биться чаще а грудь покрыться потом. Волнение, как же он ненавидел это чувство. Приподнятые руки начали потихоньку опускаться, до того момента, пока холодная рука не прикоснулась к спине, а вторая так же робко легла на поясницу. Он чуть согнулся, более уверенно взяв девушку во что-то, напоминающее объятия.
Вояка сразу понял, что имела ввиду девушка. Он даже чуть покосился на ту переливающуюся кислотным цветом вывеску. и он бы предпочел более "живое" и безопасное место проведения досуга. Такое же шумное, набитое алкоголем и бушующим столь же громко, как и волны бьющиеся об скалы. Он не разу не видел моря. 
- Ньях... - сжав зубы, он вновь вспомнил часть своего нелегкого прошлого. Кислота, коктейли, полуголые бандиты и прочие нелицеприятные вещи, они были повседневностью. Но Бог Император, как же они насыщали жизнь, и там, дурь была не такой как здесь. Правда, она была и в разы опаснее, даже некоторые ингредиенты могли с легкостью оторвать тебе кисть, стоило им только щелкнуть мандибулами. Сейчас, Люций не мог противиться и дать дёру в свой милый дом, он боялся потерять её... После этого случая, волнения могли только усилиться. - ... Кхм, пожалуй... - вздохнув, он отслонил руку от спины девушки, резко дернув и сжав пальцы в жесте, напоминающим раскрывающийся цветок. - Да? Да, внесем в нашу встречу хоть немного позитива...
-----> Ночной клуб "MoonRise"

Отредактировано Люций (18.11.2019 21:32:55)

+1


Вы здесь » Furry World » Лабиринт переулков » "Переулок-скрытый-тьмой"