Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Архив тем » Транзит


Транзит

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Раскалённый диск солнца медленно и лениво закатывался за серый горизонт, опутанный неизменной дымкой, красивая и вместе с тем привычная игра алого и бордовых оттенков поверх грязно-серого превращала сам пейзаж в нечто такое, с чем вроде бы и хочется связать свою жизнь, но вместе с тем хочется больше не видеть. Каждый вечер, изо дня в день. Не считая, конечно, кроме "торренте пурпуро" да весьма нередких пылевых бурь, приходивших сюда с севера, с самих Соединённых Штатов, в этих случаях не то что солнца, не видишь ничего дальше пары метров. Хотя, в такие дни все, кто может, прячутся в подвалах, убежищах и других доступных укрытиях, ибо местные давно знали, что оказаться на улице в момент "торренте пурпуро" почти всегда равносильно гибели, если не мгновенной, то скоропостижной и далеко не самой приятной. Но местные знали. Впрочем, как и все, кто проживал на несколько десятков километров к югу от границы. Тихуана жила своей жизнью. Ленивой, размеренной и, что ни говори, стабильной даже в последние годы. Меняются времена, но не люди. Да, конечно, в городе прибавилось населения на пару сотен тысяч, ибо Тихуана как была так и осталась воротами, на этот раз не в сторону США, а наоборот. Так забавно, как гринго вынуждены были пересекать границу в поисках лучшей и менее опасной жизни после того, что осталось от их страны, это было поводом насмешек не только среди жителей города, но и среди всех СМИ Мексики, чьё влияние и экономический потенциал многократно выросли с 2020 года. Но всё же американцев не жаловали здесь, нет, не было открытой вражды, хотя, в некоторых случаях "очаги" неприязни и конфликты имели место быть, но на янки косились, про себя ругались в их адрес, а то и отпускали им в спину не самые лицеприятные проклятия. Но стоило признать, что часть учёных, а вместе с ними и технологий в спешке перебралась из Силиконовой долины в Мехико, Тихуану и Монтеррей, здесь основывались новые предприятия, заводы, лаборатории, производства, в основном, связанные с IT и робототехникой, но ребята, бежавшие из Техаса, Нью-Мехико, Аризоны и даже Миссисипи смогли помочь экономике Мексики развитием другие отраслей, так что страна расцветала и, что скрывать, всё сильнее напоминала сами США до Катастрофы. Но всё же гринго здесь не жаловали.
   El Agave уже зажёг неон вывески, не самой затейливой, как и само одноэтажной здание старого бара, притаившегося в не менее старом районе Ла Меса. Говорят, этот бар был построен ещё в конце 19 века, ну, так говорил Рикардо, потомственный бармен, получивший это заведение в наследство от своего отца, а тот от своего деда, а от от прадеда и так далее. Да, в центре были вполне себе современные бары, наполненные "синтетической музыкой", кислотными цветами, молодняком и иностранцами, но это были уже не те классические бары, хранившие в себе атмосферу пресловутого "тепла и ламповости", это было нечто, принадлежавшее прогрессивному времени, технологиям и новому сознанию, витавшему среди новеньких стеклянных небоскрёбов, выстроенных на контрасте с историческим центром города. Здесь уже начиналась "Новая Мексика", а старые постройки, все эти постколониальные здания, да тот же бар "El Agave" были неизменной "Старой Мексикой", упорно хранившей свои традиции и разнообразную культуру.
 

El Agave

Транзит

На круглых настенных часах стрелки показывали 21:05. Бармен, которому уже перевалило за пятый десяток лет, неизменно лениво протирал пустые стаканы и бокалы не самой чистой на вид тряпкой, да изредка посматривал в зал, наполовину полный местными. Сложно сказать, чем они занимались при беглом взгляде, вся эта разношёрстная компания шумно галдела, что-то обсуждала под фон работающего под потолком старого кинескопного телевизора, по которому крутили матч местных футбольных команд. Хотя можно сказать было точно, что бар редко, когда был полным, ну а во-вторых сюда заходили ребята, чей род деятельности вслух не обсуждали. В этих краях не любили слишком любопытных. Не то время нынче. В сгущающих сумерках на парковку бара зарулил старый "Крайслер Ньюпорт",

Chrysler Newport

Транзит

всем своим видом отображающий как раз ту самую "старую Мексику", которая жила в каждом городке от Тихого океана до самого Юкатана. Пыль на зелёных боках и поскрипывание тормозов перед остановкой у входа. Ещё один посетитель, вернее, посетительница аккуратно толкнула от себя дверь, звякнувшую колокольчиком над входом, и вошла в атмосферу мягкого, приглушенного света, позвякивания бутылок, шума голосов уже подвыпивших посетителей, часть из которых на несколько секунд отвлеклась на вошедшую, после чего вернулись к своим делам. Да, точно, в таких местах ничего не меняется, изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год, но это мило, можно сказать, приятно для глаз и для души. Так рассуждала Камилла, которая последние два месяца жила в Тихуане (а помимо этого нередко бывала в этих краях и в этом баре в частности) и которая не очень любила шум и суету центра города. Бармен, дородный добродушный койот, протирая очередной стакан, еле заметно кивнул вошедшей и сразу выставил на барную стойку чарку, которую наполнил до краёв из бутыли "корралехо". Конечно, это могло бы со стороны показаться странным, ведь Камилла не была обычной фурри. Вернее, раньше была, но после несчастного случая на производстве, она обладала теперь кибернетическим телом, пусть и не самого последнего поколения, но обладающего расширенным, адаптивным функционалом. Фирма "Pacific Robotics" считалась одной из самых лучших корпораций на территории Мексики, которая производила робототехнику и киборгов - что и не удивительно, ведь до Катастрофы они работали в Калифорнии и все свои знания, технологии и опыт перенесли в новую страну. Кхм, небольшой отступление, так сказать. В любом случае, спасти органическое тело после инцидента спасти было нельзя, но сохранился разум, который специалисты смогли извлечь и интегрировать в металлическое тело из титанового сплава. Это был ещё и эксперимент, не в первую очередь, потому что робототехника нынче переживала второй бурный рост. Так что Камилла ощущала себя прежней, той, кем она была раньше, ну а металлическое тело. Что ж, жизнь не всегда благосклонна.
- Как обычно?(исп.) - взглянув ещё раз, бармен на этот раз чуть дольше задержал своё внимание на металлических изгибах плеч, проглядывающих сквозь спортивную майку без рукавов и после громко вздохнул.
- Да, спасибо, Диего.
Конечно, киборгам не нужно пить. Питаться тоже, но...для девушки все равно было трудно свыкнуться с мыслью, что многие бытовые радости теперь недоступны по объективным причинам, разве что физически, конечно, она могла принимать в себя жидкость. Вреда не причинит, будет своего рода "промывкой", от которой даже не почувствуешь вкуса. Обидно, но это было более делом привычки, прийти и пропустить пару стопок. Многие знали Камиллу ещё до трагедии, но не все привыкли к новой ней. Стоило упомянуть, что на окраинах не очень-то жаловали киборгов и смотрели на машин с недоверием, мало ли что в их искусственных мозгах.
- Как ты?
- Спрашиваешь... Ехала из Эрмосильо полсуток. Военные перекрыли дороги, что-то случилось, наверное. Долго досматривали весь транспорт. Кстати, привезла тебе кое-что, как ты и просил. - с этими словами, волчица достала из кармана потёртых камуфляжных брюк маленький чёрный цилиндр в пять сантиметров длиной и диаметром в три сантиметра с замысловатой резьбой по поверхности. - Аккуратнее с этим, не больше десяти гранул. Десять гранул, Диего, не больше.
- О, большое спасибо! Сколько с меня? - койот уже полез было в карман за купюрами, но жестом Камилла его остановила, изобразив на красно-чёрной мордахе подобие улыбки (да, эмоциональная матрица прилагалась, вместе с гибким и эластичным полимером, обтягивающим небольшие губы.)
- Оставь себе. Куда мне деньги? Посмотри на меня. Разве только бензин заливать в тачку.
- Ну возьми хотя бы тысячу песо. На заправку. Я настаиваю. Ещё текилы?
- Можно.
   По телевизору уже крутили прогноз погоды, но в баре ничего не менялось, посетители оживлённо беседовали между собой, пили, кто-то резался в покер за дальним столом, словом своя атмосфера, как сказали бы, и за этим было интересно наблюдать, по крайней мере Ками наблюдала за ними с какой-то тоской чтоли, вспоминая, что она когда-то тоже была "живой". Вернее, киборгу сложно было разобраться в своих эмоциях, они были другими, не такими, как у живой, но волчица ещё помнила эти ощущения, такие тягучие, как патока, остающаяся на языке, и эта точка ощущалась не просто как определённый набор синтетических производных позитронного мозга, это охватывало нечто большее, создавая весьма запутанные и сложные связи в голове кибернетического тела, срощенного с разумом живого существа.

Отредактировано Emerald (20.12.2018 21:52:50)

+1

2

     Солнце медленно, но неумолимо закатывается за горизонт. И хотя алый закат и последние лучи небесного светила являют собой прекрасное и завораживающее зрелище, всякий раз, когда не поднимаются в воздух тонны пыли и различного мусора, несущиеся по пустошам, гонимые попутными ветрами, любоваться им нет времени.
     Глухой удар, предсмертный визг, и на капот падает тело выпрыгнувшей под колеса из-за камня одичалой собаки. Ведь когда-то эти зверюги боялись огромных консервных банок, несущихся на всех порах по своим делам, и ограничивались лишь глухим лаем, да пробежкой бок о бок с машиной пару десятков метров. А те случаи, когда попадали под колеса псы, являлись всего лишь досадной случайностью и стечением обстоятельств. Но время изменилось, и после Катастрофы собаки, да и многие другие твари, утратили инстинкт самосохранения и бросаются на все, что попадает в их поле зрения: зверь помельче, зазевавшийся поселенец, команда зачистки или автомобиль, вот как сейчас. На любую цель, есть у них шансы или нет. Они голодны, невероятно голодны и готовы жрать мясо, кости и металл.
     - Сука... - тихо прошипел лис и вывернул руль сначала в одну сторону, а затем в другую, тем самым скидывая с капота тело, загораживающее и без того скудный сектор обзора.
     Его машина - некогда легкий армейский вездеход Jeep J8 цвета хаки, который, несмотря на прошедшие годы, грязь, кровь и царапины все еще можно было распознать, ровно как и затертую белую звезду в круге на капоте - напоминала нынче броневик. Давно выбитые стекла заменили листы металла с прорезанными в них смотровыми щелями (на лобовой плите со стороны водителя и по бокам), выполнявшими одновременно роль бойниц. Корпус был усилен внешним каркасом, а на дверях и передней его части прибавилось брони, защищающей самые важные элементы - двигатель и водителя, крутившего баранку. Мощный бампер, истыканный шипами, на которых свисают свежие и не очень ошметки тварей, которым не повезло сдохнуть столь же быстро, как этой псине, торчащие из дисков всех четырех колес заточенные листы стали различной длины и толщины, а также колючая проволока в задней части и цепи. Пиздец опасное говно, стоит сказать, но по-другому по территории бывших США передвигаться попросту невозможно. Постоянно какая-то мутировавшая сволочь норовит запрыгнуть и прокатиться, не передав за проезд. Кузов являл собой некий кунг, сваренный из обшивки какого-то старого самолета, и таил внутри себя все необходимые для дальнего рейда припасы. Топливо, еду, медикаменты, инструменты и прочее... Небольшой запас имелся также и в рюкзаке, болтавшемся из стороны в сторону по полу на месте пассажирского сидения, ровно как и оружие - старая-добрая автоматическая винтовка М16 неизвестной уже модификации. Это на случай, если придется экстренно покидать транспорт и ретироваться, чтобы не остаться без припасов в первую же ночь. Еще имелся Кольт 1911 в набедренной кобуре, но, как считал сам Александр - это сугубо на застрелиться. Против более-менее матерых тварей пустошей эта американская классика, увы, бесполезна. А нож так и вовсе - консервы открывать.
     Твари. Консервы. Как только окончательно стемнеет, из своих нор наружу вылезут такие уроды, что Вальтер вместе со своим чудом техники для них будут именно что консервами. Вкусными и питательными. Надо торопиться. Закрепленная в правой части кабины в развернутом состоянии и освещаемая одинокой тусклой лампочкой под крышей карта говорила, что до границы с Мексикой осталось совсем немного. По крайней мере, хотелось верить, что лис все это время правильно следовал ориентирам на местности и сейчас не катит в ебеня, наивно полагая, что держит верный курс.
     - Эх, пройдоха рыжий, не рассчитал ты. Надейся теперь на везение свое, жопу доселе многократно спасавшее, да на надежность продукции американского автопрома...
     Зачем же его вообще понесло в такую даль? Решил рвануть на поиски лучшей жизни, спасаясь от сурового быта северных земель? Как ни странно - нет. Александр был из числа тех, кто решил связать свое существование с постоянным риском, всякий раз отправляясь в рейды навстречу мутантам, бандитам и аномалиям по заказу тех, кто имеет деньги и власть, но не желание подставлять под удар свой драгоценный зад. Наемником, сталкером, мусорщиком - назовите как угодно, а сути это не изменит. Лис умел неплохо выживать, стрелять и чуять ловушки нового мира. И талант свой продавал.
     И вот на сей раз им заинтересовался, ни мало, ни много, Институт. Загадочная и чуть ли не мифическая организация, в существование которой одна часть населения пустошей не верила, а вторая боялась, как огня. Если верить слухам, то где-то на развалинах Вашингтона существовал отгородившийся от внешнего мира многометровой бетонной стеной и вышками с турелями комплекс, занятый военными и учеными. Последние до сих пор проводили эксперименты, суть которых была понятна одним лишь их седым умным головам. Говорили, что катастрофические изменения погоды - их рук дело. А еще, что однажды к ним прилетали инопланетяне на звездолете. Впрочем, последнее ставилось под сомнение, ибо к рассказчику, любившему заложить за воротник, инопланетяне на звездолете прилетали по несколько раз на неделе, и всякий раз в новых локациях. Самому же Вальтеру на Институт было, по большому счету, пофиг, у него имелись дела поважнее, не решение половины из которых могло стоить жизни. Но вот теперь... Теперь было совсем не пофиг. Странные люди с неизвестным оружием, пришедшие в лагерь поздно ночью, всучившие лису контракт на поиск сервера и платы центрального суперкомпьютера из секретной лаборатории, находящейся на территории Мексики. Расположен сей объект в окрестностях прибрежного города Салина-Крус, что аж на другом конце страны. Выделили средств на подготовку к рейду, а в качестве дополнительной мотивации пригрозили сжечь родное поселение дотла, а родных и друзей забрать для экспериментов. Предложение, от которого, сука, невозможно отказаться.
     - Ни тебе координат. Ни тебе данных о происходящем на Юге. Ни-ху-я тебе. - матерился лис себе под нос.
     Впрочем, кое-что люди из Института ему, все же, выдали в дорогу помимо денежных средств другой страны. Это были координаты города, в которой необходимо было прибыть для начала своего пути. А также название заведения и имя проводника, хорошо знающего эти земли. Нацарапано на блокнотном листе. Цифры. Широта. Долгота. Тихуана. El Agave. Камилла. Кто такая эта Камилла и как выглядит, сообщить Институтские работники не удосужились. Лишь один из них уже на выходе прогнусавил сквозь переговорную мембрану маски: "Ты ее узнаешь". И еще посоветовал из кейса ни единого песо себе в карман не класть, а передать проводнику в целости и сохранности. Ну окей, хорошо. Едем теперь на свидание.

***

     - Твою мать... А здесь вообще Катастрофа-то была? - лис не мог отойти от шока уже довольно продолжительное время.
     С самого момента, как на горизонте показались огни приграничного города и до сих пор, как его машина пробиралась по узким улочкам в поисках бара El Agave. Здесь всё было совсем не так, как на Севере. Америка гибла, и оставшиеся на ее территории выжившие могли лишь ненадолго отсрочить свой смертный час, сбившись в группки, поселения. Юг же... процветал. Да, конечно, Вальтеру много раз доводилось слышать истории от караванщиков о том, что Мексика живет и процветает, но он считал их не более, чем байками о летающих тарелках. Впрочем, теперь рыжий был готов поверить даже в их существование. Ведь сейчас он воочию видел город. Почти что как на картинках или в своих мимолетных воспоминаниях о прошлой жизни, пусть и не такой яркий и пестрый. С обычными людьми и антропоморфами, домами и машинами, в одну из которых лис чуть было не впечатался на своем монстре, в самый последний момент среагировав и вдавив педаль тормоза до упора. Его осыпали проклятиями на чуждом языке и, наверное, хотели постучать монтировкой по капоту, но подойти так и не решились. Слишком уж угрожающий вид имел Джип. Угрожающий и чуждый всему вокруг, ровно как и он сам.
     Дорогу спросить было не у кого, да и навряд ли бы стали местные общаться с пришлым американцем (к слову, немецкие имя и фамилия лиса были обусловлены сугубо его изначальным местом рождения, которое было покинуто в возрасте двух лет), потому пришлось изрядно поколесить по городу, прежде, чем в свете фар и комплекса мощных прожекторов на крыше возникла искомая вывеска.
     Парковка. Тяжело было втиснуться промеж этих пусть и потрепанных временем, но все равно невероятно непривычных взгляду автомобилей из прошлого, при условии, что всю свою жизнь ты просто бросал тачку где собираешься переночевать или еще что-то сделать. Но, на счастье - скорее даже свое, чем владельцев машин - Александр смог поставить свой вездеход так, чтобы никого не задеть, и ничего не перегородить. Выбрался наружу, закрыл дверь на ключ (на удивление, механизм запирания дверей в этом чудовище был вполне себе родной, и даже удалось изготовить подходящий под замочную скважину ключ) и направился в бар, на ходу пошатываясь от усталости.
     Выглядел рыжий ничуть не лучше своего транспорта. Комплект затасканной до дыр и со множеством заплаток пустынной американской военной формы, берцы и кепка. Все обильно перепачканное грязью, кровью и прочими следами пребывания в пустошах. Для жителей Севера подобное было в порядке вещей, но сейчас Александр был на Юге. И местные смотрели на него, как... на дурака, наверное. Ладно, похрен. Общаться с барменом и прочими посетителями данного заведения Вальтер не собирался. Ему нужна была Камилла. Так, мужская половина - скорее даже большинство - отметается сразу. Может, эта? Нет, вроде ничего особенного. "Ты ее узнаешь", сука. Как узнать-то? Но в конце-концов взгляд лиса зацепился за расположившуюся чуть поодаль от выхода волчицу необычного окраса. Вариантов особо не было, а посему лис направился к ней, намереваясь пока что проверить свою догадку. И в случае успеха уже пытаться выстроить дальнейший диалог.
     - Ночи доброй. - произнес Александр, привлекая внимание своей потенциально возможной цели поисков, - Вы Камилла?
     - Черт, а если она по-английски не говорит? Неудобная херня получится. И безвыходная.

Отредактировано Walther (21.12.2018 00:58:12)

+1

3

Опрокинув в себя любезно налитую стопку золотистой текилы, Ками чуть повернулась на круглом стуле и без особого интереса принялась наблюдать за происходящем на мутноватом экране, скорее всего так, чтобы был фон, способный отвлечь от мыслей. Трое из компании выпивох ушли, но заместо них пришло сразу пятеро, так, типичные местные забулдыги-tramposos, в целом безобидные ребята, пока к ним не придёт "белочка" от количества выпитой текилы. Хотя, стоит отдать должное Диего, этот рослый мужик имел среди посетителей почти что непререкаемый авторитет, и хватало пары слов (в крайнем случае оскала четырёхсантиметровых клыков), чтобы особо буйные притихли либо ушли, так что какие-то драки тут были редкостью. К слову сказать, волчица не сразу заметила, что в баре стало как-то тихо что ли. Как интересно, а почему? И как, чёрт возьми, чужеродно услышать здесь речь янки... От этого рефлекторно передёрнуло до лёгкого смещения плечевых пластин под тканью майки. Но вот обращение к себе по имени не то, что удивило - изумило. Нет, если бы это был испанский, ладно, но американский язык был всё ещё чужд по эту сторону границы, не считая конечно, центра городов и Мехико, где хватало "беженцев" из Штатов, но не здесь.
- О-ля-ля, смотрите, не думал, что ещё раз увижу воочию паршивого гринго у себя в краях. Бегут в нашу страну как чумные крысы, охваченные страхом (исп.) - за одним из столиков у окна раздался глухой, лающий смех, быстро переросший в гулкий, зычный голос все компании выпивающих, все из которых уже были под градусом и смотрели на вошедшего как минимум так, что видеть его тут не рады. Впрочем, сейчас всё внимание посетителей бара в мгновение ока было обращено на вошедшего. Диего за барной стойкой показательно поморщил нос и презрительно фыркнул, убрав со стойки все стаканы. Уж что-что, а этот парень явно был не намерен обслуживать любого, кто осмелился осквернять его бар поганой американской речью.
- Что этому янки тут нужно? Ещё и от тебя...(исп)
  Удивительно, ничего не скажешь. В приглушенном свете Камилла плавно развернулась на стуле и без особого интереса подняла взгляд на обратившегося. Светящиеся зелёным зрачки вмиг сфокусировались на незнакомце, на этот наряд, на саму внешность чужака, будто бы кричавшую, насколько он не вписывается в это место. Тонкая пластиковая зажигалка щёлкнула в металлических пальцах, зажигая небольшой жёлтый огонёк на конце, который волчица поднесла к сигарете между зубов и прикурила - ещё одна неизменная  привычка, оставшаяся с прошлой жизни живого существа. Надо же.
- Допустим, я есть Камилла. А что тут понадобиться грринго? Рразве ваше место не по ту сторону грраница? - и да, с английским у волчицы было неважно. Пришлось вспоминать те остаточные знания, что ещё теплились в голове, плюс акцент, приправленный механическими нотками, которые не удалось убрать даже в последней версии речевого модуля. Ах да, она тоже не любила янки, вернее даже не так, она их презирала, как и всех белых людей. Да, среди антропоморфов это так не бросалось в глаза. До тех пор, пока они не раскрывали рот. Так было принято к югу от границы с США, к янки симпатии не питали веками, так что и Ками вложила в свои слова характерную интонацию и оттенок, различимый даже на фоне того, что она киборг.
- Эй, проваливай, янки!
- Да, пошёл к чёрту, пока мы тебя не выкинули сами!
(исп)
В баре вмиг поднялся шум и гомон, и если бы не краткий взгляд бармена, остудивший особо буйные головы, то половина из присутствующих точно бы перешла от слов к непосредственному рукоприкладству, на фоне которого на лиса взирал холодный и явно неприветливый взгляд зелёных горящих глаз киборга.

+1

4

     Ему тут были не рады. Понять это можно было легко по одной лишь интонации, даже совершенно не зная языка, на котором сейчас изрядно подвыпившие посетители бара обращались к чужаку. Не испытывала симпатии к американцу и Камилла - да, Александр действительно угадал - повернувшаяся к нему на стуле и буквально пронзившая взглядом своих неестественно ярких зеленых глаз. Вообще, стоило лишь приглядеться, и даже невзирая на усталость, вызванную многодневной трудной поездкой, как можно было заметить в этой волчице много чего неестественного. Ее тело было словно заковано в броню, необычайно гибкую и тонкую, что одновременно вызывало вопросы о технологии изготовления и целесообразности применения. А голос ее прозвучал, словно пропущенный через речевой модулятор или переговорную мембрану. Хотя никакого намека на маску у Камиллы не было, а модуль мог быть спрятан лишь только в горле. Вальтер опешил, и на несколько секунд натурально выпал из реальности, пытаясь сообразить, что ему делать дальше. Она что, робот, киборг? Ну нет, это невозможно, ведь до Катастрофы наука и техника были далеки от того, чтобы создать даже нормально функционирующий боевой экзоскелет, не говоря уже о каких-то более крутых и навороченных штуках. Цивилизация не может после своего краха восстать из пепла, подобно Фениксу, и начать развиваться семимильными шагами. Хотя нет, может. Японцев после бомбардировки в 45-ом словно прорвало. Но, черт, это же японцы, они вообще словно не с этой планеты. Тут же Мексика, которую все презирали, считали страной второго сорта и вообще намеревались отгородиться стеной, словно от прокаженных. Черт. Нет, это невозможно. А россказни караванщиков - всего лишь россказни. Но в любом случае, спросить об этом можно было и позже. Сейчас назревал конфликт, который не перешел в активную стадию лишь благодаря железному взгляду бармена, который, видимо, был у забулдыг в большом почете и уважении. Не то, чтобы к чужеземцу он питал эмоции чуть более теплые, чем все присутствующие, скорее всего, просто не хотел потом платить за ремонт мебели, посуды и телевизора. Что же, спасибо тебе и за это.
     - Меня... Меня вынудили сюда приехать обстоятельства. - сумев наконец-то собраться с мыслями и проглотив противный ком в горле, продолжил лис, - И мне нужна ваша помощь, Камилла. Влиятельные люди рекомендовали вас, как хорошего проводника, отлично знающего земли Мексики. И... Эти же люди не оставили мне выбора.
     Рассказывать все и сразу было рискованно и слишком самонадеянно. Вальтеру не очень-то хотелось, чтобы все присутствующие погрели уши о его рассказ о нехорошем и могущественном Институте (ведь не факт, что все здесь собравшиеся не понимают английскую речь точно также, как рыжий не вдупляет их родную) и банально не позарился на денежный куш, предназначавшийся сугубо той, с которой сейчас он вел разговор. Но и если сама Камилла встанет в позу и откажется, то какой смысл выкладывать ей все заранее? Хотя, все равно придется. Только не здесь. Не на людях. Александр чувствовал витавшее в воздухе напряжение собственной шкурой, и очень не хотел, чтобы его первые же несколько часов пребывания в Тихуане закончились плачевно.
     - Если вы готовы выслушать, то, прошу, давайте сделаем это в более... уединенном месте. Я не хочу обсуждать сложившуюся в моей жизни весьма прескверную ситуацию в баре, где слишком много лишних ушей.

Отредактировано Walther (21.12.2018 00:44:06)

0

5

Странное впечатление производил этот рыжий гринго, более чем. Начиная от внезапного появления и заканчивая тем, что он говорил и тем, что смогла понять сама волчица, продолжая немигающим взглядом буравить чужака. Он говорил, что-то про обстоятельства, насколько ещё Ками понимала английскую речь, которая более-менее формировала цель визита. Становилось ли от этого лучше или проще? Нет. Своё отношение к незнакомцу волчица не изменила ни на йоту, однако, появилось кое-что, что всё же могло показаться интересным, а именно то, что некто вроде как порекомендовал её. Но вопрос в том, что Камилла Диас не знала никого к северу от границы, её, условно говоря, заказчики обитали исключительно в Мексике и южнее, были даже ребята из Патагонии. Но не в США, а потому складывалась весьма интересная ситуация, учитывая, что за последние годы какое бы то ни было сообщение, как известно, между Штатами и Мексикой сошло на нет. По многим причинам. Но любопытство никуда не денешь, вот в чём загвоздка, а Ками была искусственной только в своей телесной оболочке, но не разумом, а потому за словами чужака последовал густой выдох табачного дыма в сторону лиса, почти ему в лицо.
- Может ты, янки, ещё и ррассказать, кто твои дрружки? Я не веду дела с грринго, по кррайней мере, если у них нет много деньги. И не ваши вонючие долларр, а песо.
  Молчание в баре становилось настолько гнетущим и густым, что, казалось, ещё чуть-чуть, и его можно будет пощупать и ощутить на себе, такая уж была тут энергетика и нескрываемая враждебность. А ведь это был приграничный город. Можно предположить, как относятся к янки южнее. Можно было даже не предполагать, ведь волчица, бывало, видела, что с ними делали. Да, это не было обыденным случаем, но в последние лет пять на территории Мексики появилась пара радикализированных группировок, которые особо ненавидели американцев. Ну, не только их, а впринципе всех европеоидов. Так что этому лису реально повезло, что его не пристрелили. Хотя, это только начало.
- Может его это...шмальнуть, а? Не нравится он мне... (исп) - наклонившись поближе, Диего лишь шепнул, взирая снизу на лиса.
- Пока не надо. У него есть какое-то дело, как я поняла. По моей части. Послушаю его, а там уже видно будет. Но ты свой бумстик всё же придержи. (исп.)
   Конечно, какая-то часть Камиллы протестовала против решения выйти на улицу, эта же часть предлагала послать незнакомца на все четыре стороны, но другая часть всё же склоняла к тому, чтобы выслушать. Да, возможно, Ками и не была настолько радикально настроена, несмотря даже на презрение к этому рыжему янки. Снаружи к этмоу времени уже почти совсем стемнело, эта темнота разгонялась лишь неоном вывески да одиноким старыми фонарём, роняющим болезненный жёлтый свет в виде круга на щербатый асфальт у бара да на часть припаркованных машин и мотоциклов. К слову говоря, правая рука, аккуратно и незаметно лежала на хромированной рукояти "Пустынного орла" 50 калибра. Так, мера предосторожности, если вдруг. Тут вообще не принято ходить без оружия, потому что если с тобой что-то случится, виноват будешь ты и только ты. Прибавим сюда самое главное - этот чужак-гринго, антипатию к которому испытывало, казалось всё, даже окружающая обстановка вокруг.
- Так что тебе, янки? С доррога сбился?

+1

6

     Что же, пока все шло неплохо. Насколько вообще могло быть неплохо в ситуации, когда ты пришел просить помощи у жителей чужой страны, которые только и ждут, чтобы всадить тебе пулю в затылок, ну или как минимум - хорошенько побить руками и ногами. Включая ту, к которой ты обращаешься непосредственно. Но Александр сумел заинтересовать свою пока что еще сугубо гипотетическую проводницу по совершенно незнакомым, и Бог знает, чем наполненным мексиканским землям. Камилла согласилась выйти с ним на улицу и переговорить с глазу на глаз. Кстати, о глазах - они в темноте выглядели еще более зловеще и светились столь ярко, что теперь это даже на специальные линзы не походило. Оные не были способны лупить перед собой, словно два маленьких прожектора. Сука, да что же с тобой не так-то, а? Так, ладно, спокойно, рыжий, сосредоточься. Сейчас твоя задача - уговорить эту странную девчонку поработать вместе с тобой, а все расспросы потом. Соберись.
     - Еще раз говорю, я прибыл сюда по наводке. И, поверьте, будь моя воля, я бы и дальше лазил по заброшкам в поисках еще рабочих приборов, да срезал с мутантов шкуры на продажу. Но у Института были свои планы на этот счет. - Александр осекся на полуслове, сообразив, что главную суть раскрыл несколько раньше, чем того следовало, но по пристальному взгляду волчицы, которая вот-вот была готова начать стрелять лазерами из глаз, понял, что продолжить свое повествование стоит прямо сейчас и с самого главного, - Что из себя представляет Институт, я не знаю. Никто не знает. Все на уровне баек и слухов. Говорят, что они засели на руинах Вашингтона или где-то в том районе и возвели базу, охраняемую столь тщательно, что можно безуспешно пытаться штурмовать их даже с тяжелой бронетехникой. На базе есть ученые, которые творят какую-то свою хрень, теоретически, связанную как со всем случившемся, так и с ныне происходящим в пустошах. Да и до вас должны время от времени доходить эти пылевые бури. Звучит, как типичная история у костра под пивко, я знаю. Сам не верил до недавнего момента в их существование. Но одной "прекрасной" ночью в наше поселение прибыла с "дружеским" визитом делегация людей из Института. Крайне суровые парни в каких-то навороченных костюмчиках и пушками, словно из фантастических фильмов. Они сделали мне предложение, от которого невозможно отказаться. И заключается оно в необходимости сгонять на другой конец Мексики, конкретно в город Салина-Крус, там в окрестностях отыскать некий замаскированный лабораторный комплекс, забрать из недр пару важных штук и вернуться обратно. В качестве мотивации пообещали солидное денежное вознаграждение, и, что самое главное - "не сжигать к хуям этот клоповник вместе со всеми его обитателями", то бишь моими родными и друзьями. Такая вот херня. И они же и указали в качестве начальной точки маршрута этот город, и ваше имя. Вот. - лис достал из кармана блокнотный листок и протянул Камилле, как будто это могло послужить неопровержимым доказательством правдивости его слов, - Если честно, я думал, что вы работаете на них. Но похоже, что это не так. И вот еще что, главный из их отряда столь любезно выдал необходимую для оплаты ваших услуг сумму. 300 тысяч Песо, я лично пересчитывал.
     Вальтер замолчал, ожидая реакции Камиллы. Она сейчас могла без лишних разговоров достать пушку - она у нее была, это даже думать не надо - пристрелить его, забрать ключи и вытащить из тачки кейс, который и в самом деле набит баблом под завязку. Но ведь ничто не мешало ей и другим обитателям бара сделать это еще раньше. Обыскать труп, затем тачку и всей толпой хорошенько загудеть на крайне продолжительный срок. Так что теплилась еще в рыжей груди робкая надежда на то, что волчица проявит чудеса гостеприимства, а заодно и задумается над тем, какого хрена Институт, расположенный у черта на рогах, дал незнакомцу примерно из тех же краев наводку именно на нее. Самого Александра, по крайней мере, этот, как и многие другие вопросы, волновали весьма сильно.
     Вопросы.
     - Да, и где такую броню делают? Она вообще имеет смысл? И что за линзы? - все-таки удержаться было трудно, и вопрос касательно поблескивающих в свете фонаря металлических пластин, и чрезвычайно ярких зеленых глаз сорвался с губ американца преждевременно.

Отредактировано Walther (21.12.2018 01:47:41)

+1

7

Из всего сказанного, увы, волчица поняла примерно половину, из-за скудных знаний чужого языка, но опять же, весьма точно уловила суть сказанного, а это, бесспорно, главное. За микросекунду сосканировала буквы, на измятом листке в клеточку, буквы, к слову, убористые и аккуратные, которые и вправду сложились в название города и её имя. Это понравилось ещё меньше, и, если верить, этому рыжему гринго, какие-то другие янки далеко на севере о ней знали. И если в родной стране, в определённых узких кругах, Ками была достаточно известна, то то же самое, но в отношении чужаков радовать уж точно не могло. Все возможные варианты уже были просчитаны, но вот решений по-прежнему было два. Не больше и не меньше. Будь она простой бандиткой с дороги, к этим двум прибавился ещё вариант прикончить янки и обыскать его, тем более, что он ляпнул про весьма солидную сумму. В Мексике убивали и за гораздо меньшее, а он находился явно в том месте, которое могло красноречиво намекнуть, что здесь даже местным не стоит задерживаться на улицах после заката. Но, как говорится, имеем, что имеем.
- Заткнись, ты много тррепаться, янки.
  Что ж, триста кусков на дороге не валяются. А волчица не была из тех, кто будет долго мучать себя муками нравственного и этического выбора. Да, янки, конечно та ещё дрянь, но этот мог заплатить неплохую сумму и этим определённо стоило воспользоваться. Докурив свою сигарету, Камилла ловко стрельнула окурок в ближайшую урну, затем снова воззрилась на чужака в потёртой форме военных. Да уж, выглядит он неважно, в отличие от 300000 песо.
- Что ж, если 300000 полагаться за то, что я отвезти тебя до Салина-Кррус, хоррошо. Меня не волновать, кто ты, и что тебе надо на самом деле. Но я за тебя не отвечать, comprende? И это не брроня. Я киберррнетический оррганизм. Что, грринго, не видел роботов?
  Надо было отлучиться в сам бар и заплатить за выпивку, да и попрощаться, всё же Диего хороший парень и хороший бармен, да и кое-что напоследок тоже надо было оставить, так, до следующей встречи, которая может состояться не скоро.
- Едем. И да, на таких вёдррах, как у тебя у нас не ездить. И в таких шмотках не ходить. На юге таких как ты не любить ещё больше. Если хотеть веррнуться в свою дыру живым и целым, то надо стать непрриметнее, comprende?
  Уже на выходе из бара Ками приметила явно чужой джип, к тому же, волчица видела в темноте очень хорошо, как днём, и это чудище на колёсах от её взора не укрылось, и не стоило долго гадать, чьё это. Суть в том, что лис будет обузой, сопроводить которую помогали лишь 300 тысяч. Да, проверила. Специально. Даже сама пересчитала, за секунд 5, скользя полимерным покрытием на подушечках металлических пальцев по хрустящим купюрам оранжевого цвета. Ровно.
- Мы поехать в центр сперрва. Избавься от своего ведрра. В том район грринго держать свои фирмы, гаражи, заниматься угнанными тачками, магазины. Возьмёшь на время менее приметная машина. Трряпки тоже сменишь. Ночью на трассах военные патрули. Поехать на такой машина, тебя расстрреляют.
  Ни слова больше не говоря, Ками заняла место за рулём своего старенького "Крайслера" - эти машины были крепкими и чертовски надёжными, с мощными моторами, во многом на таких старых машинах ездили те, кто от сладкой и вкусной жизни был далёк и жил на окраинах или в деревнях, эти машины передавали по наследству, чинили, перечинили и снова выпускали на дороги, чтобы они ездили ещё не один десяток лет, наматывая пробег, зачастую под миллион километров. Этот лис должен будет делать то, что ему говорят, это было простое правило безопасности в этих краях, где безопасно было разве что в центрах мегаполисов, напоминающих собой другой мир, глянцевую и чистую сторону Мексики. Конечно, можно привыкнуть, если ты родишься в такой среде. Да, об этом Диас иногда тоже думала, иногда - потому что это имело бы смысл, будь она "живой".
   Взрыкнув всеми восемью цилиндрами, тяжёлый седан медленно выехал с парковки, освещая дорогу перед собой и взял курс в сторону центра, до которого было минут 20 езды по ночным улицам. Что нельзя было не отметить - за последние лет 10 Тихуана ощутимо разрослась, плюс население увеличилось на добрую треть, да, в основном за счёт беженцев с севера, поток которых хоть и стал меньше, но полностью не иссякал, казалось, никогда. Да, "северных" тут не любили, как и везде в Мексике, но от них была польза, особенно от учёных, инженеров, врачей, которые помогали развиваться экономике этой страны. Конечно, какая-то часть держала путь дальше на юг, в основном, в Бразилию и Аргентину, которые хоть и не испытывали такого же мощного экономического роста, но все равно были крепкими экономиками Южной Америки в целом.
 
  - Эй, Гонзо, ты как всегда работаешь допоздна? (исп.)
  Старинное здание из трёх этажей в неоколониальном стиле располагалось в исторической части Тихуаны, среди узких мощёных улочек, остывавших после дневного зноя. Все дома тут были максимум в 2-4 этажа высотой, белые, из красного кирпича, из жёлтого камня, словом, здесь царила атмосфера расслабленного умиротворения и спокойствия, лишённого малейшего намёка на какое-то волнение. Здесь жили достопочтенные мексиканцы, престарелые и не очень, а ещё у некоторых дельцов были свои магазинчики. Разной направленности, пусть и под тривиальными вывесками, так и в этом случае, Ками зашла в небольшой магазинчик запчастей "От Ромеро", располагавшийся на первом этаже, с выходом на мощёную улочку и небольшую площадь перед церковью.
- А-а, кого я вижу, сеньорита Диас, прошу, проходите. - приземистый усатый человек в льняной шляпе заулыбался во весь рот, наполовину полный золотых зубов. - Давно не видел Вас, как Ваши дела, как работа?(исп.)
  Казалось, начав говорить, этот почтенный сеньор уже не остановится, но жестом руки волчица его остановила и кивком через плечо указала на лиса позади. Надо было дать понять, что она тут исключительно по делу и только.
- Гонзо, у тебя есть на прокат какая-нибудь неприметная тачка, не очень старая, не очень новая, но исправная, чтобы доехать до юга? Ну и что-нибудь переодеться этому гринго, а то в таком виде его пристрелит ближайший патруль на выезде из Тихуаны. (исп.)
- Да, сеньорита, конечно, идёмте!(исп.)
  Усатый сеньор вежливо поклонился Камилле, бросив на лиса настороженный взгляд торговца, но без лишних слов проводил своих гостей мимо прилавка по длинному полутёмному коридору в свой гараж, который параллельно был автосервисом местного разлива. Со всеми вытекающими, разумеется. За гаражом небольшая площадка, на которой под открытым воздухом стояли пыльные автомобили, из которых три были вроде как на ходу.
- Могу дать только эту чёрную "Хонду". 2015 год. Ручная коробка. Надежная, я это гарантирую! Кстати, сеньорита, как Ваша машина? Всё хорошо?(исп)
- Да, благодарю, ты отлично над ним поработал. Дашь ему одежду? Что-нибудь простое.(исп.)
Поклонившись, мужчина быстро покинул гараж и поднялся куда-то наверх к себе, чтобы через пару минут спуститься, держа в руках одежду. Как и просили. Конечно, она была не самая опрятная на вид: простая тёмно-синяя футболка, потёртые серые джинсы, которым на вид было явно больше пары десятков лет, ну и поношенные кроссовки, державшиеся на последнем издыхании. Волчица, осмотрев то, что принёс старый механик, еле заметно кивнула, после чего повернулась к лису:
- Одевай. Заплатишь Гонзо 15000 песо за машину и ещё 300 за одежду. Потом веррнуть эти деньги мне.

+1

8

     Кибернетический организм? Чего, блин? Это что, шутка такая?
     Камилла удалилась в бар по каким-то своим незаконченным делам, оставив Александра в гордом одиночестве поразмыслить над сказанным. О чем она вообще, конечно же он не видел роботов. Те забавные - но не более того - конструкции, видеозаписи с которыми можно было найти в Интернете до Катастрофы, не в счет. На Севере верхом технологического развития было исправное освещение в салоне автомобиля и работающие стоп-сигналы и фары. Тачка, верный карабин и пара банок тушенки в рюкзаке - вот они, основные компоненты суровой жизни бродяги пустошей. Роботы, ага... Наверное, это все-таки неудачная шутка. Ведь не может же... Или может, всё-таки? Увиденное до сего момента уже заставило охренеть от того лишь факта, что не везде жизнь такая, как было описано чуть выше. Что, если бродячие торговцы не врали, и на Юге уровень технологического развития взаправду нагнал и перегнал уровень прежней жизни? Не зря же сюда бежали все, кто только мог. Ученые, инженеры, врачи... Опять же, сколько всего нам не рассказывали о достижениях науки и техники до Катастрофы? Институт - тому лучшее подтверждение. Не могли же они организовать базу и проводить на ней исследования уже на руинах Вашингтона. У них была заранее заготовлена материально-техническая база. Черт... Все это заставляло задуматься над происходящим. И гораздо больше времени потребуется на это, нежели несколько минут, прошедшие между отлучкой волчицы и ее возвращением.
     И не успел рыжий отойти от одной замечательной новости, как ему тут же вдогонку выдали вторую. Избавиться от машины, на таких тут не ездят, военные патрули могут пристрелить? Ну просто, мать твою, замечательно, волчица! Ты хоть знаешь, сколько времени, сил и нервов ушло на то, чтобы восстановить из состояния практически непригодного к эксплуатации этот Джип и привести его в надлежащий вид? Легкая, обладающая хорошей проходимостью и защитой машина, идеально подходящая для передвижения по пустошам? Как избавиться? Да его же местная шпана разберет на запчасти. Замечательно, просто замечательно! Но всё негодование Вальтера так и осталось бурлить потоками сознания внутри его головы, разве что эмоции выдали его настроение. Навряд ли Камилле было да них какое-то дело, да и у Александра выбора не было. Он или движется за своей проводницей, беспрекословно подчиняясь любым требованием, либо движется нахуй. Последнее приемлемым вариантом не являлось, а значит, придется заплатить немалую цену ради достижения цели. В данный момент цена уже измерялась тремя сотнями тысяч Песо и собственным автомобилем. Хорошее начало, ничего не скажешь.
     - Что ж, поехали. Я буду сразу за вами. - вроде как избавляться от машины не нужно было прямо сейчас, да и навряд ли внутрь своей тачки Камилла пустит чужеземца, к которому, очевидно, так и будет относиться с нескрываемым презрением до самого конца поездки.
     Держать в поле зрения зеленую машину, петлявшую по узким улочкам, оказалось не самой простой задачей для совершенно не знавшего город, к тому же чертовски уставшего лиса. Но он справился, и даже никого по дороге своими дисками-"мясорубками" не зацепил. Он прибыли к автомобильной мастерской и зашли внутрь. Типичный магазинчик, как с картинки, довольно приятный усатый дядька, его владелец. Пока Камилла, которая кибернетический, мать ее, организм, о чем-то с ним беседовала, Александр получил возможность повертеть башкой по сторонам и рассмотреть ассортимент, предлагаемый потенциальным посетителям сего заведения. И, если положить лапу на сердце, это был настоящий рай для автомеханика с пустошей. Джейкоб - как он сам себя в шутку называл, "колдун" (потому что из всех инструментов у него было по пальцам одной лапы пересчитать, да и те работали по сей день не иначе, как благодаря высшим силам, покровительствующим автомеханикам) - слюной бы и зашел и что угодно отдал, лишь бы увидеть в своей хибаре и половину всех этих запчастей. Да и сам лис что-то, да понимал. В данный момент конкретно то, что мексиканцы в край зажрались. Разумеется, вслух говорить об этом не стоило.
     Затем хозяин магазина отлучился наверх и вернулся обратно, держа в руках те самые менее приметные тряпки, в которые надлежало переодеться, дабы ненужного внимания к своей персоне не привлекать. Александр без лишних вопросов (которые задавать мужику все равно смысла не было) принял одежду и осмотрел ее взглядом столь брезгливым и придирчивым, словно бы ему на ложечке преподнесли свежее собачье дерьмо. Серьезно, вот в этом в дорогу? А как же защита от радиации, а если мутанты нападут? Сознание до сих пор отчаянно отказывалось верить в то, что где-то есть мир, в котором все не так, как в Америке. А те самые военные в представлении Вальтера катались стройными колоннами по пустошам, выжигая и выкашивая всё, попадающееся в прицел. А тут - джинсы, футболка и кроссовки. Замечательно просто. Но делать было нечего, коли уж собрался играть по чужим правилам, то, будь добр, доведи партию до конца.
     - Не нужно. Пока что, по крайней мере. У меня имеется некоторая сумма на дорожные издержки. - ответил он Камилле и отсчитал владельцу магазина указанную ею сумму, после чего заныкался в ближайший закуток и наспех сменил свою форму на "неприметную одежду", отметив, что она ему на пару размеров больше. Поэтому ремень пришлось позаимствовать со старых шмоток в надежде, что уж за одну такую мелочь до него никто тут не докопается. К тому же, на ремне все равно никаких опознавательных знаков за все время его ношения уже не осталось.
     Настала пора осмотреть свое новое средство передвижения. И, если честно, на черный автомобиль, стоивший 15 тысяч местных денег, лис смотрел еще более брезгливо, чем на выданную чуть ранее одежду. Как на этом вообще можно за пределы города выбираться? Она же совершенно не защищена от угроз внешнего мира и наверняка сядет на первой же кочке на брюхо. Они что тут, совсем с ума посходили... Бред. Просто гребаный бред. Но выбора, как мы помним, уже не оставалось.
     - Зачетная тачка, ага. - вернувшись со стоянки и застав в магазине Камиллу, обратился к ней Александр, - Совершенно не представляю, как этом можно ездить, но всё потом. Сейчас у меня к вам есть две просьбы. Первая - я чертовски устал после нескольких дней, что добирался сюда, и хотел бы поспать. Есть тут место, где я могу спокойно закрыть глаза до утра и не проснуться с заточкой в горле? В принципе, меня устроит переночевать даже в салоне своей новой машины. К тому же, если по ночам дороги патрулируют военные, то выезжать за город в темное время суток будет неосмотрительной глупостью. И вторая - не могли бы спросить у этого достопочтенного господина, согласится ли он на время моего отсутствия взять Джип на хранение? Я надеюсь, что все-таки сумею выполнить свою миссию и вернуться назад. В пустошах уже ваши машины совершенно никуда не сгодятся, поэтому сохранность внедорожника для меня не менее важна, чем добыть... то, что мне нужно. Я готов заплатить ему столько же, сколько за аренду транспорта, причем 5 тысяч - сразу.
     Да, это были практически все оставшиеся деньги. Но Александр был готов потратить их.

Отредактировано Walther (21.12.2018 16:35:05)

0

9

Да уж, что точно, так это то, что везти предметы куда проще, чем антропоморфов или людей. Проблем меньше, они не болтают и не мешают, а тут мало того, что надо будет в ближайшее время поиграть в проводницу, так ещё и для гринго - эмоциональные импульсы всё ещё преобладали в презрительном спектре пот отношению к лису, который ещё и решил выказать свою жалобу насчёт машины, чем вызвал недовольный взгляд горящих зелёных глаз. А ведь они ещё даже не покинули Тихуану. Ах да, сон. Волчица, что естественно, не нуждалась во сне, хотя и старательно имитировала привычный для живого существа распорядок дна, просто отключаясь на ночь, но делала это иногда не всегда и то подстраиваясь исключительно под себя, а сейчас, видимо, нужно будет как-то всё же считаться с гринго. Спокойно, ведь тебе обещаны триста кусков. Потерпи. Это ненадолго. И Диас уже собралась было ответить рыжему, как снаружи, со стороны улицы послышался шум двигателя, скрип тормозов и последовавший после этого топот ног, сопровождавшийся щелчком открывшейся двери в магазинчик.
- Сеньор Гонзо! (исп) - голос незнакомый, но в этом голосе, доносившимся со стороны магазинного помещения, можно было отметить слишком уж приторные елейные нотки, вот только этот голос не был знаком лично Камилле, что лишь вызвало вопросы у последней, не тронувшейся с места и взглянувшей на хозяина магазинчика, который, в свою очередь словно бы обомлел. В глазах усатого мужчины читался страх, то самое выражение, которое ни с чем другим не перепутаешь.
- Пресвятая дева Мария... Сеньорита Диас, этого гринго надо спрятать! Это devoradores! Вот те на...уже и к нам добрались! Быстрее, сеньорита! Вам бы тоже им на глаза не попадаться... Ох, несчастье... (исп) - путаясь в словах, едва ли не заикаясь, Гонзо явно пугливо косился в сторону коридора, ведущего из автомастерской в сам магазинчик. Конечно, что-то такое волчица слышала о жреческом культе, но это было больше рассказы обитателей к югу от Мехико. Рассказы не самые хорошие, но... Как бы то ни было, но действовала девушка быстро и вполне решительно - лиса просто схватили за шкирку металлической рукой и без церемоний впихнули в объёмный шкаф у коридора, захлопнув перед самым его носом сдвижную дверцу. И весьма вовремя, ибо уже через секунд 5 в освещённый одной лампочкой гараж вошла небольшая процессия из четырёх персон, во главе которой шёл долговязый лис тёмно-бордового окраса, в длинном одеянии кремового цвета, похожего чем-то на одеяния католических священников, с то й лишь разницей, что этот тип носил на своих светлых одеждах вышитый символ божества, такой ни с чем не перепутать, этот стиль неизменно сопровождал культуру древних индейцев веками, зубастая стилизованная физиономия в кругу своеобразной "солнечной короны". Два ряда бус на шее из голубых и бирюзовых камней и вышитый пояс, который перетягивал тощую фигуру. Выглядело? Что ж, выглядело это весьма специфично, как некая помесь обычного христианского миссионера, вдолбившего неслабую порцию мескалина и метамфетамина и под некислым приходом решившего расписать себя и свои шмотки. И да, на его голове, довершая соответствующий образ, была надета украшенная разноцветными перьями шляпа. Конечно, серьёзность восприятия такого типа уже снижалась, если бы не трое сподручных позади него, нет, это не были амбалы, однако, такие же орнаменты вышитые на одеждах и непоколебимо-каменное выражение их лиц. Все антропоморфы, людей не было среди них. Ещё один лис, в кожаной потёртой куртке, долговязый доберман, сжимавший правой рукой рукоять нечто вроде длинного мачете и замыкала процессию весьма сурового вида носорожиха, взиравшая на Камиллу и поникшего Гонзо со всей возможной суровостью. Эта, похоже, будет самой опасной из всех, ей даже оружия не надо, стоило только посмотреть на её руки, комплекцию и мышцы. Она вообще вся занимала ширину коридора.
-Добрый вечер, сеньор Гонзо. Вы не пришли на вчерашнюю церемонию, как же так? И даже дары не поднесли. Вы же знаете, сеньор, наши боги не любят такого отношения со стороны нас, простых смертных? (исп) - заискивающий голос словно бы патокой растекался по воздуху, норовя затечь в уши, настолько приторно-слащавый, что это было противно даже для искусственного слуха. Впрочем, взгляд лиса переместился с перепуганного хозяина автомастерской на волчицу и вот здесь-то эта фальшивая улыбка медленно сползла с губ жреца. - М-м-м, Вы, сеньор Гонзо, ещё и водите дружбу с проклятыми говорящими машинами-роботами? Это грех. Их породил Шолотль, чтобы внести смуту в ряды живых...
- Эй, ты, тебе что тут надо, клоун? Ты что, один из этих ряженых придурков из культа жрецов давно вымершей цивилизации, да?(исп.) - в отличие от Гонзо, которые едва уже не съёжился от страха при виде лиса и его сподручных, Камилла такого страха не испытывала точно, более того, весь квартет вызывал у неё уже знакомое чувство отвращения, нечто наподобие того, как она относилась к янки, но не здесь её презрение носило другой оттенок. Да и встала волчица таким образом, чтобы чужаки заметили массивный хромированный ствол за её поясом - не стоило сомневаться, что реакция у синтета отменная. - Валите к себе на юг, здесь святошам любых мастей не рады.
  Напряжение, скопившееся в воздухе, было подобно таковому же в баре. Лис, который был в этой компании за главного, буравил Ками гневным взглядом, как и его спутники или шестёрки, кто их знает. Рука, сжимающая толстый пояс, напряглась, но, в отличие от волчицы, за поясом у жреца ничего не было. Конечно, стоило опасаться именно той здоровой дамочки, замыкающей процессию, но она даже не шелохнулась, лишь громко и злобно фыркнула, раздувая широкие ноздри. Впрочем, этот вечер ещё был полон сюрпризов, особенно когда снаружи магазинчика послышался звук двигателя, краткий гудок и через полминуты голоса уже послышались позади той самой, что перегодила своими габаритами весь коридор. Смех, гвалт и порция отборных ругательств, сопровождающихся тем, что всех четырёх последователей странного культа буквально вытолкнули в гараж, а за ними в помещение ввалились пятеро крепких ребят, и эти ребята были уже хорошо вооружены, что как раз и сказалось на том, что ряженый "жрец" и его компания как-то вмиг осунулись чтоли, особенно когда им в лица пару раз ткнули оружие. Эффекта это дало куда больше, чем слова.
- Гонзо, мать твою! Какого чёрта эти имбецилы здесь делают, а? Чёртов мусор! (исп) - приземистый широкоплечий гиен в пыльных армейских штанах, гогоча по-особому, по-гиеньи, с размаху врезал кулаком прямо по морде лиса-святоши, и, стоило признать удар был эффектным, после которого тот попросту осел на пол, держась за челюсть и с яростью взирая на обидчика. - Тебе не место в Тихуане, петух, давай, собрал своих ублюдков и вон отсюда. Быстро, педик, а то останешься без зубов, ты понял?
  Судя по всему, физическая сила всегда будет иметь эффект неизменно больший, чем простые слова, по крайней мере среди некоторой категории обитателей. Как бы то ни было, но это помогло и, изрыгая проклятия, лис и компания удалились, пообещав всем присутствующим непрекращающиеся муки. Всё бы хорошо, но вот ребята из банды были немногим лучше святош, лучше, потому что пару раз Камилла им помогла перевезти кое-что на юг, оттого её встретили достаточно благосклонно.
- О, Ками, детка, доброго вечера!(исп) - тот самый гиен даже мог проявить учтивость и даже сделал театральный реверанс, убирая свой револьвер за пояс. - Гонзо и тебе задолжал? Вот нехороший старый хрен. Слушай, раз уж мы встретились, скажи-ка мне ты слышала что-то о некоем гринго-выживальщике, который пересёк границу некоторое время назад на большом джипе, утыканным всяким хламом?
- Гринго? Очередной? Их у нас в стране и так хватает, что не так с тем, о которым ты говоришь?(исп)
  Волчица ответила сразу, не запинаясь - в этом было отличное преимущество скрывать свои эмоции за металлической маской. Да и к тому же, причин не верить ей у этих ребят не было, можно сказать, что Камилла была вроде как своя у них. Условно говоря, а потому намёка на подозрение даже не было. Гиен лишь на несколько секунд задумался, почесав свой подбородок когтем.
- Да вот, есть такая инфа, что у него с собой много кэша. Это не привычный иммигрант, говорят, что он в Тихуане что-то или кого-то искал. Ты не знаешь ничего об этом? Ну мало ли, ты же у нас нередко осведомлена о всяком, не так ли? (исп)
- Нет, увы, о таком янки я не слышала. Да и в Тихуане я всего второй день. (исп)
- Что ж, ладно. Сейчас наши ребята все равно будут по городу колесить, найдём, замочим козла и заберём деньги. Тупой гринго, не знал, куда приехал. Ладно, ну а ты, Гонзо, как насчёт тачек? Они готовы? (исп)
  Усатый, явно ещё находившийся под впечатлением от визита "жреца", запинаясь и заикаясь показал на стоянку, где стояли машины и еле заметно кивнул.
- А знаешь что, пожалуй, мы возьмём все, что здесь на ходу... (исп)
    Лёгкий скрип снаружи, свист и затем монотонный мужской голос через систему громкоговорителей три раза подряд повторил предупреждение о надвигающейся опасности. "Торренте пурпуро" - всего два, мать их, слова, способные произвести эффект разорвавшейся бомбы. Эта была своего рода система экстренного оповещения жителей о надвигающейся опасности с севера. Зная скорость, с которой двигался губительный циклон и своевременность оповещения, надо было действовать быстро, как можно быстрее. Банду словно ветром сдуло, подумать только, ещё какое-то мгновение они были тут, а через секунды снаружи уже раздался визг покрышек и рёв двигателя.
- Извините, сеньорита, я закрываюсь! Торопитесь! Времени мало! Быстрее-быстрее! - Гонзо, всё ещё бледный от пережитых событий вечера, по сути, выталкивал и волчицу и лиса-гринго на улицу - Идите в церковь Сан-Эстебаль через площадь, она рядом, вас приютят!

    Теперь же стоит немного рассказать о таком явлении, как "торренте пурпуро", или как часто его называют местные - "фиолетовая смерть" - доподлинно природа этого явления неизвестна, однако, эта дрянь приходит неизменно с севера, с бесплодных и выжженных земель США, это внешне напоминает самую настоящую грозу. Небеса в эти моменты становятся пугающе-фиолетового цвета, они клубятся, переливаются и нависают так низко над землёй, что порой и вправду касаются самый высоких крыш в городе. Звуки грома пронизывают воздух и сотрясают его так сильно, что внутри всё дрожит, как и земля под ногами, но и сам звук. О нет, это далеко не привычные нам раскаты и грохот, нет, это похоже на то, словно что-то исполинское и необъятное рвёт саму землю на части, разрывая литосферные плиты, этот звук пугает настолько, что у особо слабых сердцем может и в самом деле случится инфаркт. Эти звуки идут одновременно и с неба и как будто бы из-под земли, а яркие фиолетовые вспышки колоссальных молний озаряют всё вокруг ещё ярче, чем дневной свет. Но не это самое губительное, очевидно, что во время такой "грозы" исходит некое излучение или что-то вроде того, но как бы то ни было, любое существо, которое не найдёт себе хорошего укрытия, будет обречено на гибель. Даже эти крошечные знания стоили тысяч жизней, когда это явление только начало терроризировать Мексику.
  - Быстррее, грринго! Да шевели ты ногами, чёрррт бы тебя побррал! - Камилла ругалась и подгоняла лиса, то и дело оглядываясь через плечо, на это ночное небо, уже приобретавшее густой оттенок фиолетового, хорошо различимого даже в темноте, молнии сверкали всё ближе к городу, а земля под ногами начала гудеть от пока ещё далёких раскатов чудовищного неестественного грома. Одинокий монах активно махал рукой с фонарём, дабы привлечь запоздалых путников войти внутрь и укрыться. - Спасибо, сеньор. (исп)
  Собственно, в такое время в храме было практически пусто, ну, не считая, разве что полудюжины стариков, большая часть из которых была местными нищими и людьми без дома, о которых церковь заботилась и кормила, так что выглядели они сносно вполне. И половина из них антропоморфы. Усиленно молились и испуганно причитали, памятуя самого дьявола и "торренте пурпуро" как кару небесную - что поделать, люди слепы в своём невежестве, усиленном искренней набожностью. Но всё же сейчас здесь было укрытие, благо что толстые каменные стены храма и крепкие металлические ставни на окнах могли хорошо защитить от этого явления. Впрочем, монахи все равно проводили всех в подвалы, где уже были зажжены свечки на простых деревянных столах. Простенькие стулья и кровати, напоминающие собой разве что полати в каменных нишах в стене.
  - Могу ли я предложить Вам и Вашему спутнику еды, сеньорита? Ужин скромный, конечно, но подкрепиться можно. Эта...гроза явно не на час. (исп) - учтиво поклонившись, монах кратко оглядел Камиллу и лиса, затем, поняв, что волчице, очевидно, еда не нужна, обратился к лису. - Сеньор?
- Да, благодарю, принесите ему что-нибудь перекусить, он с дороги. (исп)
   Впрочем, всем присутствующим был организован простой ужин, людей надо было немного отвлечь, пока грохотание и эти чудовищные звуки противоестественного грома уже зазвучали над головой, заставляя стены слабо дрожать при каждом раскате. Через минуту перед лисом на стол поставили простую деревянную миску с фасолевым супом и куском грубого зернового хлеба. Да, не густо, но и не пусто, пока сама Камилла заняла себе место на стуле у кирпичного выступа, на котором стояла одинокая восковая свечка, источающая мягкий и тёплый свет. Что ж, хорошо это или плохо, но придётся подождать, возможно до утра, ибо ночью ехать не хотелось, патрули все равно не спят и работают куда активнее именно ночью.

+1

10

     Но не успела волчица ответить, как ситуация резко изменилось, причем не в пользу собравшейся троицы. Александр не понимал ни единого слова, однако по одному лишь выражению лица хозяина магазина догадался, что очередные посетители принесли с собой не кругленькую сумму денег, желая обменять ее на пару запчастей, а большие проблемы. Был ли причиной тому Вальтер или нет, стоило выяснять потом, а сейчас... сейчас его спрятали. Словно котенка схватили за шкирку и затолкали в шкаф у стены. Все далее происходящее оставалось вне поля зрения рыжего, и ему оставалось лишь довольствоваться обрывками фраз на чуждом языке, долетавшими из зала. Приторный голос незнакомца, следом за ним рычащий механический тембр Камиллы, очевидно, недовольной сказанным. Лис не знал, чем там все у них закончится и вообще зачем те ребята нагрянули в магазин на ночь глядя, поэтому на всякий случай вытащил из набедренной кобуре пистолет и снял с предохранителя. Да, супротив тварей Кольт 1911 не был особо эффективен, но дурь из людей и антропоморфов тяжелые пули .45 калибра вышибали на ура и по сей день. Затем снаружи послышался рокот двигателей и визг тормозов. В магазин нагрянуло еще больше народу - популярное, надо сказать, место, что на ночь глядя тут выстраиваются целые очереди - у которого с предыдущими визитерами возникли тёрки. Несколько довольно мощных ударов, от которых даже находящемуся в своем "укрытии" лису стало немного не по себе, новые голоса, смешавшиеся поначалу воедино. Кто-то говорил громко и властно, кто-то что-то часто бормотал, кажется, говоря о Дьяволе... Потом уже у Камиллы снова был диалог с другими ребятами, вроде, не на повышенных тонах, однако о сути его оставалось только догадываться. И навряд ли суть эта была хорошей для чужака.
     Неизвестно, чем бы все в итоге закончилось, но внезапно заоравшая система экстренного оповещения прервала текущую беседу и поставила крест на дальнейших разговорах и возможных вариантах развития событий. Монотонный голос трижды повторил: "Торренте пурпуро". И хотя значение этих слов для Вальтера оставалось неизвестным, он практически сразу догадался, о каком явлении предупреждал диктор. На севере это называлось кратко и лаконично - Выброс. Сие явление неизвестной природы являло собой мгновенный всплеск аномальной и псионический активности, от которого регистрирующие приборы моментально начинали сходить с ума и предупреждать своих владельцев противным визгом. У них в поселении была подобная штука, собранная из старого сейсмографа, пары усиленных детекторов аномалий, старой тарелки и еще какого-то барахла, найденного лично Александром в развалинах оборонного НИИ. Предшествовавшая разрядке картина навсегда отпечатывалась в сознании, стоило лишь раз увидеть окрашенное в багровые тона небо и гигантские молнии, достающие своими рваными краями до самой земли. Но стоит зазеваться и не успеть спрятаться в подземных коммуникациях или крупных и массивных развалинах, как Выброс сметет тебя. Все живое погибает на пути следования этой волны, не щадящей не людей, ни мутантов. Последние, к слову, отлично знают это, и приближение Выброса чувствуют задолго до того, как начинают бить тревогу приборы. Поэтому, если видишь, как в одной толпе ломятся куда-то собаки, волки, кабаны, медведи и прочая живность, стоит моментально бросить все свои дела и срочно искать укрытие. Желательно такое, чтобы все вышеописанное зверье не пожаловало к тебе в самый ответственный момент. И все дальше происходящее лишь подтвердило догадки Вальтера. Голоса стихли, затем раздался визг покрышек стремительно стартующих машин. Хозяин магазина поспешно вытолкал своих последних посетителей на улицу, что-то прокричав и указав рукой в направлении, куда, очевидно, нужно было бежать. Следуя за Камиллой по пятам, и то и дело оглядываясь в сторону Севера (кто бы мог подумать, что это дерьмо сюда доходит, практически не потеряв в своей разрушительной мощности), Александр вскоре оказался в застенках спасительного монастыря. Неудивительно, кстати, что именно это сооружение - ведь их издревле строили с расчетом на то, что в случае войны или природной напасти жители города побегут искать спасения именно там. Прочные массивные стены, способные выдержать попадания снарядов (до определенного момента, впрочем), крепкая крыша и подвал. Забавно, что даже после Катастрофы здесь монастырь по-прежнему служил свою службу, укрывая всех заплутавших от губительного Выброса. Впрочем, не забавно, а как раз вполне логично.
     Добродушный монах о чем-то говорил, пока препровождал всех в подвал и рассаживал за массивными деревянными столами. Лис ничего не понимал, но, благо, понимала механическая волчица, удивляться природе создания которой сейчас уже попросту не было сил. Свою порцию запоздалого ужина рыжий смял, наверное, одним из первых, если не самый первый. Наверняка местным подобная пища не особо-то и нравилась (тем, кто живет в городе, имеется ввиду, а не молившейся совсем недавно пастве) и казалось простой, но привыкшему питаться натурально подножным кормом и в случае удачи - консервами с каким-то чудом еще уцелевшего продовольственного склада зверю подобное было за счастье. Наверное, рыжий бы попросил добавки, да не одну порцию, он сейчас готов был целого кабана сожрать, да только языка он не знал, и чувствовал, что гостеприимству священнослужителей может придти конец. А оказаться в разгар Выброса под открытым небом рыжему не хотелось.
     - Ладно. Ненастье затянется не на один час, возможно даже, что и до утра. Как минимум, это означает, что в это время никто больше в храм не сунется, а присутствующие моей смерти не особо желают. По крайней мере, не выражают неприязнь столь открыто. Надо, все-таки, поспать. - с этими мыслями лис поднялся из-за стола, и направился в сторону свободной койки, которая сейчас была для него слаще самой мягкой перины.
     Однако прежде, чем укладывать спать свое северное величество, следовало подойти к Камилле и спросить у нее еще пару вещей, обсуждение которых с утра могло и не сложиться в силу спешки. А спешить по-любому придется, рыжий прям чувствовал это в свете недавних событий. Город тут был, конечно, спокойный и безопасный в плане отсутствия мутантов и аномалий. Но зато это с лихвой компенсировалось разношерстным населением, очевидно, не видевшим своей жизни без разборок на ровном месте. Взять бы их каждого, да выпиздить на пару дней в пустоши, мигом бы присмирели. Но имеем то, что имеем. Благо что к волчице подойти было по пути к койке.
     - Спасибо за помощь. Не знаю, что там было в магазинчике, но явно ничего хорошего. Это ведь из-за меня, да? И что насчет завтрашнего утра? Было бы неплохо добраться до машины и забрать оттуда оружие с припасами. Кроме того, там и ваш кейс с деньгами лежит, так что сохранность Джипа хотя бы до этой поры в наших интересах.
     - А если с ним что-нибудь случиться, то на обратном пути всегда можно ебнуть какого-нибудь местного жителя и реквизировать у него более-менее подходящий для преодоления бездорожья транспорт. Все равно никто из них не рискнет сунуться в пустоши. - кажется, с утратой своего J8 Александр уже смирился, все было не в пользу него и его владельца за прошедшие часы. К тому же брошенная под открытым небом во время Выброса машина пострадает весьма сильно. Накроются детекторы аномалий и дозиметр. А в таком состоянии Джип и вправду будет полезен в пустошах не больше, чем любое другое корыто со схожими ходовыми характеристиками. Да... Жаль, конечно, что не удалось в свое время затесаться в Орден Степных Волков. У этих бывших вояк, малость поехавших на рыцарских обычаях, были суровые броневики, нашпигованные защитой по самую крышу и способные без особых проблем защищать водителя, пассажиров и всю электронную начинку от Выброса, даже находясь в эпицентре. Грузные, неповоротливые, медлительные броневики. Пожалуй, это все же не тот вариант. Да и вообще все это история давно минувших дней. А теперь - спать, как только волчица ответит.

Отредактировано Walther (21.12.2018 20:57:02)

0

11

Ну что же, можно сказать, что на сегодня хватит приключений, да и разбушевавшаяся на улице погодная аномалия намекала лучше всего, что другого выбора нет. Повезло укрыться и на том спасибо, всё же находиться на улице даже синтету не стоило, а потому, за неимением дел, которыми можно заняться в подвале монастыря, волчица, устроившись на стуле поудобнее, хотела было достать свою пушку из-за пояса, но в последний момент одумалась. Гляньте на этих несчастных бедолаг, которых жизнь явно не жаловала, так не стоит ещё и оружием светить попусту, чтобы не пугать этих жителей сверх меры. Им хватало того, что сейчас бушевало над их головами. Искусно созданные механические пальцы сделали жест, имитирующий стряхивание пыли с крышки грубо сколоченного стола. Параллельно с этим в поле зрения Камиллы попал и янки, уминающий свою порцию еды с таким видом, что прибыл как минимум из концентрационного лагеря, даже забавно, как может живое существо так радоваться простой пище. Воистину уметь радоваться мелочам могут лишь обездоленные, бедняки да полоумные. Быть может, этот лис сочетал в себе черты всех трёх категорий. Как бы то ни было, но больше внимания на него волчица не обращала, даже когда он подошёл ближе и обратился. Машина? Ах да. Подумать только, он ещё и кейс не взял с собой - такую опрометчивую глупость мог совершить только иностранец, однако же, эта глупость спровоцировала целый поток самых нелестных выражений во всей эмоциональной окраске, на которую только способен испанский язык, позволяющий помянуть родню рыжей бестолочи до седьмого колена. Даже сидящие неподалёку прихожане-бедняки в ужасе воззрились на Камиллу, которая на чём свет стоит проклинала глупого янки, при этом умудряясь не переходить на откровенный крик. Ему хотелось врезать и оторвать голову собственными руками.
- Плешивый ты чёррт, янки! Ты вообще понимать, что ты наделал?! Ты оставить трриста тысяч песо вот так вот в машине?!  Идиот! Курротрах! Молись всем своим амерриканским богам, чтобы деньги были в машине по утрру, а иначе...а иначе... - это было фиаско. Джип американца стоял отнюдь не в самом неприметном месте и, учитывая, что даже в центре города хватало тех, кто любит поживиться чем-то чужим, то вероятность того, что машину лиса как минимум обнесут, а как максимум свистнут целиком была, как бы это сказать, выше среднего. Это знали все местные, потому в машинах никогда не оставляли что-то ценное. Хотя, стоило признать, что в последнее время бояться стоило владельцами иномарок. Старые авто, как, например, Крайслер Ками 1971 года был особо никому не нужен. К тому же, её многие  знали и вряд ли рискнули бы взламывать её машину. А вот с этим безобразным корытом лиса ситуация другая. Впринципе, её не волновала чужая машина, её волновали 300 кусков внутри! Целых десять минут Диас "полоскала" гринго, награждая его всеми возможными матерными эпитетами, не крича, нет. Камилла не умела кричать физически. Но. Произведённой тирады должно было хватить, после чего жестом руки волчица дала понять, чтобы лис скрылся с глаз и даже не вздумал обращаться к ней как минимум до утра, ну а сама же склонилась над столом, закрыв лицо ладонью. Нет, надо будет завязывать взаимодействовать с людьми или антропоморфами.

   Как и ожидалось, буря стихла в 4 утра 33 минуты, ещё полчаса надо было подождать, когда угаснут "всполохи", являвшие собой своего рода "афтершоки" ушедшей стихии. Солнце, теперь уже ничем не скрытое, медленно занималось на горизонте, выкатывая ещё сонный раскалённый диск вверх. Ночные тени на улицах исчезали вместе с ночной прохладой, царившей в Тихуане несколько часов и только ночью, город так же лениво просыпался, наполняясь жизнью, народом и движением. Камилла, которой спать не требовалось, рванула из подвала одной из первых, и, как только монах открыл массивную главную дверь, почти что бегом бросилась к джипу, красно-чёрной молнией пересекая мощёную площадь перед монастырём. Будь у неё живое сердце, оно бы сейчас бешено колотилось в груди, ибо на то были веские причины - джип. Он горел со стороны капота, пожар начал весьма активно заниматься подкапотным пространством, из-под которого уже валили густые и едкие клубы дыма, которые поднимались в утреннее небо. Весь кузов был в царапинах, вмятинах, можно было отметить, что двери пытались попросту сорвать с петель, и ведь кому-то это почти удалось. Судя по всему тот, кто это сделал, был тут совсем недавно, оно и понятно, "фиолетовая смерть" совсем недавно отступила, поэтому времени было мало. То, что не успели завершить мародёры, завершила Камилла, вцепившись правой рукой за отогнутый дверной край и с силой потянула на себя, под лёгкое жужжание работающих сервоприводов руки под силовым напряжением. Ещё немного под аккомпанемент скрежета металла и дверь с водительской стороны была окончательно выломана и сброшена наземь, а сама волчица влезла в окутанный дымом салон, с единственной лишь целью найти кейс с деньгами, и, слава науке, вот он, родной, лежал на полу заднего ряда, даже неповреждённый и целый. Это было несказанной удачей, ведь стоило только вылезти из салона и отойти на пару метров, как огонь уже перекинулся на салон, чтобы быстро и с аппетитом пожирать и его. Лёгкий хлопок и под капотом что-то взорвалось, превращая джип уже скорее не в средство передвижения, а в ярко пылающий цветок из огня и густого чёрного дыма. Кто-то из зевак звал на помощь. Что ж, янки повезло и он поживёт ещё немного. Теперь уже Камилла решила сама следить за кейсом, а потому спрятала его под водительское сиденье своего Крайслера, который уже был заведён и готов отправиться в путь. Медлить было нельзя, к месту пожара уже мчалась пожарная машина и военный патруль. Уж что-что, а с этими ребятами не удастся так мирно договориться, как с местной шпаной, так что приходилось оперативно рвать когти, пока их не застряли.
- Что смотрришь, янки? Хочешь остаться тут со своим ведрром? Либо оставаться тут, либо садись, чёррт тебя дери.

+1

12

     - А иначе не будет 300 тысяч. - как-то совсем уж равнодушно отозвался лис, сумев вставить свои совершенно несущественные пять копеек промеж двух продолжительных отрезков тирады, состоявшей, преимущественно, из потока нецензурной брани. Вот разве могут роботы так материться?
     Да, конечно, от этих денег целиком и полностью зависел успел мероприятия и несколько десятков жизни. Но Александра все равно в первую очередь волновала сохранность машины, во вторую - находящегося внутри нее запаса припасов, и только в третью уже кейс с местной валютой. Потому что имея первые две составляющих всегда можно было попытаться что-то сообразить, и уж в крайнем случае отступить обратно в пустоши, дабы затем вернуться более подготовленным. А за деньги - только получить пулю в лоб или перо в бочину. На Севере лишь редкие, как правило, бывшие людьми весьма влиятельными, личности гнались за капиталом, накапливая его, приумножая и вместе с тем прибавляя в весе. Торговали с другими такими же толстосумами, и крайне неохотно делились крохой, пачкой баксов с наемниками. Что последним для счастья надо? Исправный транспорт, надежный ствол и несколько консервных банок в рюкзаке. А доллар... Что доллар? Бумажка, обмениваемая с чистой совестью и легкой душой на ресурсы, которых должно хватить до следующей вылазки. На Юге же, очевидно, за баблом, на удивление, до сих пор имеющим немалый вес в мире, канувшем в небытие, гнали все. Как в старые добрые времена, черт бы их побрал. Даже хуже. Беззаконие, скрывающееся за маской красивой жизни. Нет, нахер, лучше обратно в пустоши. В свое родное захолустье, где ценность имеют лишь пригодные к практическому применению вещи, народ проще и свои намерения демонстрирует, как правило, сразу же.
     Выслушав от начала и до конца, какой же он нехороший лис, подвергнувший опасности столь ценный груз, Вальтер зевнул, кивнул, да и направился туда, куда изначально держал путь. Удобство, комфорт и прочие некогда необходимые для нормального комфортного сна условия его ныне не волновали. Подложив лапу под голову и отвернувшись в стене, рыжий практически моментально отбыл в Царство Морфея, можно даже сказать - отправился экспрессом, и захрапел.
     Но словно и не спал он, разбуженный одним из монахов в самую рассветную рань. Продирая глаза и не понимая, что происходит, и почему он видит перед собой священнослужителя, Александр вопросительно уставился на него, взглядом словно вопрошая: "Что, война началась?". Нет, паренек всего лишь указал на хлопнувшую вот только что дверь, и что-то проговорил на своем языке. Камилла. Точно. Наверное, он хотел сказать, что его спутница куда-то спешно выбежала, и неплохо было бы последовать за ней. Даже, если это в действительности не так, чертовски правильная мысль. Кивнув монаху и пробормотав кроткое "спасибо", которое тот навряд ли поймет, лис оторвал свой рыжий затекший - как и прочие части тела - зад от койки и поспешил следом за волчицей. Среди присутствующих черно-красной морды не наблюдалось, а значит, и вправду она выбежала парой мгновений раньше.
     - Пиз-дец. - предельно четкое описание сложившейся ситуации, представшей взгляду, сорвалось с уст американца.
     Машина его вместе со всем содержимым до утра так и не дожила. Неизвестно, когда закончился Выброс, но кто-то ушлый успел повозиться с внедорожником в попытках вскрыть и, потерпев неудачу, очевидно, поджег, руководствуясь известным принципом: "Не мне - так никому". На пустошах сие практиковалось регулярно при налетах на поселения: что могли, забирали с собой, а что нет - сжигали, ломали, крушили до такого состояния, чтобы никто уже воспользоваться не мог. И вот теперь сия дивная участь постигла лиса. То, что не закончили злоумышленники, с легкостью довершила металлическая волчица, явно собиравшаяся спасать не винтовку и не рюкзак, но кейс. Вальтер уже не успевал добраться до авто, поскольку стоило Камилле высунуться из салона в обнимку со своим сокровищем, пламя разгорелось с новой силой, охватывая сначала изнутри, а затем и снаружи нашедший свой покой транспорт. Если честно, первой эмоцией было достать из-за пояса Кольт (кобуру пришлось сбросить вместе со всем прочим, запихнув пистолет за ремень, и в карман пару магазинов) и пустить пару пуль в висок первому же попавшемуся на глаза прохожему. Просто так. Потому что они все здесь заодно. Но приближающийся вой сирен подействовал отрезвляющим образом, и внемля крику своего проводника, Александр запрыгнул на пассажирское сидение зеленого автомобиля, захлопывая за собой дверцу.
     - Заебись. Просто заебись. - произнес рыжий, когда они отъехали от места происшествия на достаточное расстояние, чтобы не быть обнаруженными местными... военными, полицией, кто у них тут под давно забытый звук сирены катается... похрен, - Я лишился транспорта. Оружия. Припасов. И еще даже от границы не отъехал. Отлично просто на Юг съездил. Ебаный Институт со своей лабораторией, гори оно все ярким пламенем.
     Хотелось орать. На всю машину. И чтобы в окрестностях было слышно. Но вместо это была лишь монотонная речь и направленный в никуда взгляд.

+1

13

Дело оставалось вообщем-то за малым - скрыться. Так уж повелось, что представители закона, тесно сотрудничавшие с военными, не любили миндальничать с теми, кто закон, собственно, преступал. Неважно, человек это, антропоморф или киборг, нынче время не то. И хотя все признаки говорили как раз о том, что все социальные институты восстанавливаются, но во многом на улицах ещё царили законы полувоенного времени. Это было легко объяснимо, учитывая, что страну периодически трясло гадостями с севера, внутри страны набирал рост и влияние жреческий культ да и преступность явно была на традиционном для юга уровне. К этому можно привыкнуть, если ты рождаешься здесь, как бы это странно ни звучало.
  Покинуть город удалось без проблем, благо что Ками знала один выезд, который так не охранялся, как главная автомагистраль, и теперь впереди расстилалась широкая автострада, ведущая на юго-запад к побережью. Это был своего рода безопасный маршрут, да, более долгий, крюк в лишние сотни километров, но соваться сейчас на шоссе, идущее параллельно границе, было бы глупо. Там у военных блокпосты, тяжёлая техника и даже авиация. Говорят, в последнее время участились проникновения каких-то мутировавших тварей с севера, с территории бывшего штата Калифорния, и военные чётко за этим следили. Правда, лично это волчица не видела, но понимала, что так вполне может быть в этой стране.
- Чёртовы гринго. Уже потихоньку занимают наши земли. (исп)
  Это было больше замечание, адресованное многочисленным новостроям, тянущимся вдоль шоссе, там, где раньше был песок и кактусы в пыли, теперь вдоль трассы строили новенькие АЗС, маленькие магазинчики, стоянки для дальнобойщиков и мотели - десятилетиями здесь была пустыня и пыльный асфальт, но сейчас те иностранцы, которые обустраивали свой бизнес, подняли инфраструктуру, под стать растущего из года в год товарооборота между городами.Так непривычно видеть подобное, но, стоило признать, стало лучше. Да и вообще, как раз стоило заправиться, о чём свидетельствовала мигающая красная лампочка в шкале указателя топлива. Небольшая, сверкающая заправка в бело-синих тонах, чистота и порядок - можно было даже не гадать, кто тут владелец. Тяжёлый седан медленно съехал с трассы и остановился напротив колонки.
- Эй, янки, сходить, заплати за бензин. 50 литрров "Магны".
Что интересно, и что попалось на глаза - за кассой сквозь широкое окно был виден робот, более простая модель, более того, модель с боевым модулем, стоило только посмотреть на сдвижную плазменную пушку за спиной и кинетическую турель снаружи магазина. Всё же никто не отменял криминал, а налёты на АЗС раньше были обыденным явлением. Как и сейчас, так что иностранные владельцы позаботились, как обезопасить свой бизнес.
    Едва лишь лис скрылся в магазине, на заправку подъехал чёрный и огромный "Кадиллак", новенький джип, наверняка бронированный, на котором дорожная пыль уже успела сформировать толстый слой. Дверь с пассажирской стороны беззвучно распахнулась и из салона вышел весьма рослый волк, одетый с иголочки безупречный костюм и лакированные ботинки. Он словно бы источал собой дорогую и успешную жизнь далёкого от мирских забот нувориша. Солнцезащитные очки на носу и безмолвный леопард-охранник по левую руку. Тоже одет так, будто собрался на совет директоров какой-то корпорации, и по нему можно было бы так сказать, если не крохотный приёмник-рация на правом ухе да массивная кобура, из которой торчала рукоять достаточно мощного револьвера. Этот секьюрити секунды две смотрел, как Камилла вставляет шланг в горловину бензобака. Волчица, не мигая, точно так же смотрела на эту парочку. Эти-то точно янки. Нет, не такие, как лис, эти элитные, богачи, которые живут в Мексике не один год.
  - RP-18, как идут дела? Инцидентов не было? - волк, поправив свой безусловно дорогущий галстук бордового цвета и взглянув на лиса, чей вид мог бы сказать, что этот тип выполз, наверное, из трущоб, по-дружески, на чистом английском обратился к роботу-кассиру, который как раз положил перед лисом сдачу за бензин. - И тебе привет, амиго.
  Охранник смерил лиса пристальным взглядом и встал так, чтобы отгородить своего шефа, левым боком к рыжему. Сомневаться не приходилось, наверняка, этот кошачий раньше был либо наёмником, либо военным, тренированный, на пике рефлексов, и не выглядел как бездумный громила-шкаф.
  - Будь добр, мне был галлонов 12 "Премиума" для моей ласточки. Эх, Атланта, далёкая Атланта...небо твоё синее, красивое и широкое... - пропел господин в смокинге, выкладывая на кассу новенькую тысячную купюру. - Без сдачи, RP.
  Оплатив, оба вышли из магазинчика, провожаемые презрительным взглядом Камиллы и жестом, имитирующим плевок на землю, конечно, если бы волчица могла плеваться. Мало того, что янки, так ещё и богатенькие. Да уж, таких если грабануть, можно будет разжиться. И пока волк снова сел в просторный салон, на заднее сиденье, его охранник также начал заправлять внедорожник, при этом специально встал так, чтобы видеть и выход из магазина и волчицу, заправлявшую своего железного коня.

+1

14

     Мыслей у лиса было лишь несколько, и большая часть из них крутилось вокруг столь неудачного начавшегося пути в Салина-Крус. При любом другом раскладе, после такой фатальной череды неудач, рыжий бы давно плюнул и развернулся в обратную дорогу, ибо игра явно не стоила свеч. Не стоила бы, не будь на кону судьба родного поселения. И возможно, что после получения желаемого, люди из Института все равно пригонят парочку броневиков с огнеметами, которые устроят локальный огненный Ад, но невыполнение их поручение подобный исход предрекает со 100% гарантией. А так хоть какие-то шансы были. Поэтому он здесь и сейчас, трясется в чужой машине, с чужим напарником и по чужой земле, лишившийся практически всего. Подумать только, столько лет, и все в итоге напрасно, когда ты столкнулся с новым миром, живущим по своим законам. Жестокий и коварный, но настроенный против тебя, словно против прокаженного. Дело дрянь. И машины больше нет, и винтовки... Впрочем, это мы уже проходили. Утраченного не вернуть, оставалось принять это как горькую дань и сосредоточиться на дальнейшем выполнении заказа. О нем, кстати, тоже ничего хорошего сказать нельзя было. Что за лаборатория, как ее искать? Заброшенная или усиленно охраняемая? Ни тот, ни другой вариант не сулили ничего хорошего. Ибо в первом случае была высока вероятность встретиться нос к носу с тем, что (или кого) ученые длительное время держали в застенках, а затем, по какой-то причине, вынуждены были спешно покинуть комплекс или вовсе погибли. Пси-излучатели, универсальные животные-защитники, химеры, вирусы... Могло быть что угодно. Во втором же... Ну вот серьезно, не придет же Вальтер к металлической гермодвери, и произнесет в камеру на входе: "Здаров, пацаны, отдайте мне ваш сервер и плату из центрального суперкомпьютера, всего делов". М-да. Впрочем, об этом еще чертовски рано задумываться. Для начала надо преодолеть хотя бы половину маршрута, а это весьма... дохрена.
     И, конечно же, не переставали удивлять окрестные пейзажи. Даже объездная дорога сохранилась на удивление хорошо, так, что по ней с легкостью передвигался даже совершенно не предназначенный для езды по говнам и развалинам автомобиль. По дороге то и дело встречались магазинчики и заправки, словно миражи из прошлого, но на деле бывшие вполне себе реальными и работающими. Вальтер же после Катастрофы подобные заведения видел в крайне плачевном состоянии и обыскивал на предмет чего-то ценного, для себя или на обмен.
     На одной из таких они и притормозили. Лис не стал возражать, и направился прямиком на кассу, про себя повторяя название и тип топлива, которое необходимо было залить в бензобак. Для него такое тоже было непривычно. Ибо в пустошах в тачки заливали... Да, собственно, все, что могло заставить урчать вечно голодный двигатель. Выбирать по понятным причинам не приходилось, а посему особенно на Севере ценилась военная техника, даже в прошлой жизни способная перевирать что угодно. Сука, Джип. Такая машина была.
     Робот на кассе - вот это действительно робот, прикольно говорящая консервная банка, исполняющая только лишь ряд заложенных в ее электронную черепушку функций - все также вызвал у рыжего некоторое смятение. Но положенную сумму и информацию машине он отсчитал из оставшихся на кармане Песо (благо, что хоть бы деньги были переложены из формы в джинсы), и терпеливо ждал, пока механический автозаправщик отсчитает сдачу.
     В этот момент внутри показались еще одни ребята. И нет, на удивление, они не стали пытаться убивать лиса, к огромной его радости. Хотя он уже за прошедшую ночь практически привык к раскладу, что окружают его вражеский враги. Кроме того, эти одетые с иголочки господа были его соотечественниками. Только из числа тех, кто сумел вовремя свалить на Юг и воспользоваться там своими предпринимательскими жилками. Из дальнейшего их разговора с роботом можно было сделать вывод, что волк - главный - являлся хозяином заправки, а возможно и не одной. Вертевшийся вокруг него телохранитель всеми силами старался показать боссу, что отрабатывает свой хлеб не зря, хотя рыжий вовсе не собирался трогать этот ходячий мешок с деньгами. Впрочем... Учитывая все те же события прошедшей ночи, парень явно старается не зря. Удивительно, что он один вообще.
     Забрав деньги и вернувшись к волчице, что стояла возле своей машины и наблюдала то за процессом, то за важными курами в не менее важном и солидно выглядящем внедорожнике с явным презрением во взгляде, лис встал чуть поодаль и... собственно, тоже начал смотреть то на другую машину, то на процесс заправки их транспорта. Что еще оставалось делать-то?
     Ожидание подлянки сейчас оказалось обманчивым, и к радости рыжего, обе машины спокойно заправились и разъехались каждая в своем направлении. Даже не верилось, что кто-то не попытался обложить Александра потоком нецензурной брани или не наставил на него пушку. Наверное, потому, что земляк? Возможно, стоило попытаться завести диалог с этим волчарой? Нет, вряд ли. Будем честны, подобные ему звери всегда остаются ходячими денежными мешками, которых мало интересуют вопросы, не связанные с увеличением количества денег внутри собственного нутра. Ему нет дела до оборванца в старых джинсах и футболке, пусть даже он и говорит на одном с ним языке, и даже жил когда-то неподалеку. Поэтому нет. Не нужно было открывать пасть, и Вальтер поступил правильно. Да и настроение сейчас было, мягко говоря, прескверное от всего случившегося и того, что случиться должно было.
     Но молчание тоже было не в радость, оно давило, причем вполне себе ощутимо, доставляло неприятное чувство дискомфорта, и... Нужно было поговорить с Камиллой. Хоть немного, навряд ли она способна будет поддержать долгую беседу со столь неприятным ей чужаком.
     - Камилла, я спросить хотел... Как так вышло, что с ва... тобой случилось... Ну... - не особо умело подбирая слова и запинаясь после каждой из частей своего предложения, Александр в итоге так и не смог придумать ничего лучше, кроме как провести лапой от кончиков ушей до уровня талии волчицы, - Это? Как ты стала такой? Это... эксперимент военных или что? Мне все еще трудно поверить, что рядом со мной сидит "кибернетический организм", хотя сомневаться в этом уже не приходится. Пойми правильно, на Севере верхом технологий было то, что сгорело возле магазина на наших глазах. Ну и еще институтские штуки, которые они хрен кому когда дадут поиграть. У тебя сознание живой волчицы, или это настолько продвинутый искусственный интеллект, о котором до Катастрофы так любили говорить с телеэкранов, хвастаясь, что еще немного, и будет достигнут совершенно новый уровень?

Отредактировано Walther (23.12.2018 18:19:43)

+1

15

После недолгого зрительного контакта и заправки роскошного внедорожника, волк со своим охранником, наконец, покинули заправку. Что же, оно и к лучшему, как там оно говорится? Социальная пропасть? Да, пожалуй. Для многих в Мексике да и южнее, подобные богатеи были не самими приятными элементами, нет, не враждебными, но, когда ты видишь перед собой ходячий мешок с деньгами, весь такой лощёный, напыщенный, словно бы только что сошедший с "вершины Олимпа", поневоле внутри что-то щёлкает. У Камиллы это ощущение было слабее, по объективным причинам, но всё, чем она обладала, всё, что воспринимала в этом мире через призму собственного мировоззрения, всё это осталось из её прошлой жизни, и забыть или спрятать глубоко внутрь было нельзя. Да и зачем? Это делало её "живой" в той степени, что позволяло считать её кибернетическое тело всего лишь внешней оболочкой, под которой скрывается живая и, что самое главное, мыслящая сущность. В этом определённо было нечто, о чём можно было крепко задуматься. Но не сейчас. Как-нибудь потом. Бак был заправлен и можно было продолжать свой долгий путь, который только-только начался.
   И снова эта бескрайняя асфальтовая лента, уходящая всё ближе и ближе к побережью Тихого океана. Становилось всё жарче, с наступлением полудня, этот раскалённый диск солнца поднимался практически над головой, достигая своего утопающего в жаре зенита. Колёса старого седана наматывали сжираемые километры пути, и всё это время волчица размышляла о вещах более насущных, все эти чёртовы жрецы, которые уже дотянули свои лапы аж до границы. Граница, граница... Постепенно мысли с этого слова вернулись к тому факту, что в салоне находится тот самый гринго. Ах да, он спрашивал про неё. Этот вопрос всплыл в голове, как отложенный ранее в сторону незначительной мелочи, но сейчас, когда молчание в салоне затянулось до неловкого состояния, можно было снова достать этот вопрос, в конец концов лично для себя Ками не видела особой тайны, которую имело смысл скрывать. Она не единственный робот в Мексике, быть может, единственный, с интегрированным живым разумом уже умершей физической оболочки.
  - С момента катаклизма в нашу стррана потоком хлынуть люди из США. Много пррибыть из Европы, кое-кто даже из Азия добррался, это в большинстве быть учёные, инженерры, кррупные бизнесмены, некоторрые политики тоже бежали сюда со своими капиталами. Как забавно.
  Небольшая пауза, в ходе которой Камилла надавила на кнопку прикуривателя в машине и, дождавшись, пока он накалится, достала его и прикурила. Микронасос внутри металлической шеи погнал воздух, смешанный с горьким дымом, но, за неимением лёгких, как таковых, этот дым задержала в небольшой технологической полости в области ключиц, а затем стремительно покинул её, срываясь с полимерных красных губ тонкой сизой струйкой, которую быстро вывел из салона поток набегающего воздуха через открытое окно.
- Те, кто успеть сбежать. Наше прравительство встречало их с рраспростёртыми объятиями, им разррешать открывать фирмы, предпрриятия, заводы, им делали налоговые и прочие послабления, как ррезультат экономика начала расти. Очень быстрро.  А иммигрранты с охота работать на благо Мексика. Всё прросто. Почти вся как её...научная область в Калифоррния... - щёлкнув в воздухе пальцами, волчица за доли секунды проверила подходящее слово в скудном лексиконе английского языка, но данных слов не нашлось. - В общем, как гррибы после дождя у нас появляться НИИ, быстро рразвиваться рробототехника и всё такое. Я раньше, когда не была киборрг, работать в научная лаборратория при вновь откррытый универрситет из Берркли. Янки его основали и активно набиррать молодых мексиканских специалистов. Я тогда рработать над новое поколение organismo cibernetico. Позитрронный... el cerebro, мозг. Будущее всей робототехника. Ну а вкрратце, со мной произойти несчастный случай в лаборратория, что-то случилось с contorno нейтррино. Взррыв, половина моего тела попасть под облучение, плюс порражение многих участков тела жидким дибораном и его парами. Да, мне повезти больше, чем мои коллеги, которые умерреть горраздо быстрее. Я почти не помнить тот момент, но единственное, что смогли спасти - мой рразум. Не мозг, а мм.. Ola interferencia, её сохрранили и перенести в новый позитрронный cerebro, мозг, который внедррить в тело киборга. В это.
   Очередная затяжка.
- Я есть киборрг лишь внешне, мой разум остаться живой, хоть и управляется всё не органический мозг, а позитрронный.
   События, которые слова могли описать весьма скупо, но в памяти-то всё осталось, ярко, так, словно это произошло вчера, но вот ощущения почти стёрлись, боль, сейчас Диас уже забыла, что такое боль, но помнила, что это очень и очень острое ощущение, позволяющее чувствовать себя живой.
   К двум часам дня удалось достичь города Росарито, солнечный город, расположенный на самом побережье Тихого океана, туристический рай, полный отелей и ресторанчиков, чьи чистые пляжи ещё воспевали поэты прошлого. Тут тоже жило много бывших граждан США, которые развили туристический бизнес в этом городе до небывалых раньше высот, и каждого гостя Росарито встречал почти что ежедневными фестивалями, яркими красками, разноцветными огнями и сверкающими небоскрёбами отелей, способных удовлетворить любой вкус и кошелёк. Да, было время, когда численность города едва достигала 60000 жителей, сейчас же. Что ж, сейчас тут постоянно жило 400000 плюс половина от этого количества в виде туристов. Вот и размерами город превышал старую площадь вчетверо. Обзорные дирижабли кружили в воздухе, теплоходы теснились в порту, словом, по сравнению с Тихуаной здесь был не прекращающий своё биение фонтан жизни. Правда, шумно. Военно-полицейский патруль внимания на старый Крайслер не обратил и на том спасибо, так что можно было спокойно уже катить по главной автостраде, прошивающей город, утопающий в зелени, туристах и цветастых вывесках с местным колоритом. Это было красиво, правда красиво, и эта атмосфера праздника и едва ли не карнавала с характерным южным размахом передавалась, пожалуй, каждому гостю Росалито. А ещё тут у Камиллы были старые знакомые, которым, наверняка, понадобится что-то на юге. Так сложилось, что, если в каком-либо городе у волчицы были знакомые, друзья или просто те, кто нуждался в отправке посылок, то в этом городе следовало сделать остановку. Пока Национальная Почтовая Служба Мексики перевозила грузы обычные, легальные, то десятки "проводников" оказывали подобные услуги, когда речь шла о предметах, ценностях, деньгах, которые не стоило афишировать никому.
  - Можешь остаться в машине, янки.
  Вдали от всех этих шумных карнавальных улиц располагались старые кирпичные и каменные особняки, пыльные и не особо-то праздные, переходящие в своего рода трущобы, архитектура которых поражала своей аляповатостью, вычурно пролезающей безвкусицей и вместе с тем неизменной серостью. Пыльные улицы тянулись кривыми лучами вдоль бетонных, кирпичных нагромождений, тут даже имели место быть панельные трёх- и семиэтажки, с древними коробами полуржавых кондиционеров снаружи. Здесь жили преимущественно антропоморфы и всё чаще селились киборги, предпоследние и последние модели, которым пока ещё не давали возможность селиться в более престижных и опрятных районах. Да, не стоило забывать, что люди ещё с предубеждением относились к машинам, и чем более разумными они были, тем сильнее были эти предубеждения. Издержки сосуществования бок о бок биологических и синтетических организмов. Камилла припарковалась возле каменной жёлтой арки, ведущей во внутренний двор-колодец, окружённый как раз-таки старыми, пыльными панельными домами, ютящимися в длинном проулке, примыкающем к на удивление чистому прудику в зарослях тростника и бамбука.  Эдакий экологический уголок посреди этой пыли и грязи, заботливо поддерживаемый местными жителями. Хотя и назывался этот район не так приятно - El Agujero - Гадюшник. Трущобы да старые особнячки на протяжении десятка километров в виде аппендикса на карте праздничного города.

68

Транзит

Кроссовки хрустели по гравию, когда волчица поднялась по выщербленной лестнице на небольшую площадку перед потрёпанной жизнью пятиэтажкой и вступила в полный мрак подъезда, лампочки в котором давно либо выкрутили либо просто разбили и единственная горела лишь на последнем, пятом этаже. Не проблема. Ярко-синий режим ночного видения пришёл на помощь, пока красная поднималась на стёртым ступенькам на четвёртый этаж. Три коротких и два длинных стука в дверь, над которой краской вывели цифры 68. Как и следовало ожидать, дверь открыли не сразу, там, за тонкой деревянной перегородкой послышался на мгновение шорох и сиплое дыхание, не слышимое обычному человеку, но чуткий слух синтета услышал колебания воздуха так же легко, как слышишь жужжание назойливой мухи в комнате.
  - Лоренцо, свои. (исп) - и перед тем, как дверь наверняка откроют, Камилла, не поворачиваясь к лису вполголоса и чётко сказала: - А ты, гринго, дерржать язык за зубами, не вздумай даже ляпнуть слово на амерриканский язык. Орружие есть? Давай сюда. И не смотрреть хозяину этой кварртиры в глаза долго. Рруки дерржать при себе, comprende?

+1

16

     - Ну и дела. - лис цокнул языком, переваривая полученную в ходе разговора с волчицей информацию и проводил взглядом стремительно пронесшийся по краю дороги указатель с неразличимыми надписями.
     Рассказ Камиллы, несмотря на ее ломанный английский и ряд слов, значение которых без давно и безвозвратно утраченного Интернета не узнать, был Александру в целом понятен. Хотя, безвозвратно ли канула в небытие всемирная паутина информации? На территории Америки, являвшей собой самую, что ни на есть, стереотипную постапокалиптическую территорию, с мутантами, аномалиями, рейдерами и прочими радостями жизни, которую некогда преподносили на суд общественности разработчики и сценаристы в виде фильмов и компьютерных игр - возможно. Самым надежным и, пожалуй, единственным средством связи были старые армейские радиостанции, которым всё нипочём, и которые переживут еще не один десяток своих владельцев, продолжая исправно посылать в эфир сообщения о помощи, предупреждения о Выбросах и даже, изредка, шипящие записи старых песен, транслируемых неведомо кем и откуда. Однако, на Юге... Вальтер бы не удивился, достань кто-то на его глазах планшет и начни проверять почту, искать что-то свое, совсем как до Катастрофы. Наверняка, подобным диковинным зрелищем еще предстоит насладиться. Но что-то его рыжую задницу занесло в сторону от повествования.
     - Странным мне кажется это. - вопросов, возникших по ходу повествования, у лиса возникло немало, и мысли свои он решил выразить в виде некоего рассуждения, не требовавшего обязательного ответа, - Только за грубость не сочти. Но, смотри. Ты, по сути - обычный специалист, коих за воротами лаборатории пруд-пруди, и все хотят получить работу. Так не проще ли было после несчастного случая заменить штат на новых сотрудников? Ты ведь не одна из лучших умов страны, не родственница высокопоставленного чиновника и даже не элитный военнослужащий с бесценным опытом... А технология явно новая и дорогостоящая, ибо единственный кибернетический организм, что я видел до сих пор, сейчас сидит рядом, на водительском сидении. Ну и еще тот дурацкий робот-кассир на заправке, он не в счет. В чем твоя уникальность, мне пока тоже не совсем понятно. Сейчас ты ведешь, по сути, обычный наемнический образ жизни и за плату выполняешь различные поручения от людей по всей Мексике. Да, это круто, здорово, и наверняка ты отлично знаешь свое дело. Но... В чем суть? Это же не повод затрачивать столько сил, ресурсов и времени... На мой взгляд. Мотивов ученых, руководивших экспериментом, разумеется, мне понять не дано. Так что, либо ты мне чего-то не договариваешь, что понятно, с чего бы выкладывать чужаку всю подноготную вот так запросто, либо те товарищи в белых халатах что-то темнят. Да и Институт ведь не просто так дал на тебя наводку... Ладно, проехали. Неважно это.
     И хотя на самом деле лично для Вальтера было если и не важно, то как минимум - очень интересно, Камиллу он решил более не мучить своими вопросами и теориями касательно ее происхождения. Наверняка, волчица и без него, умника, за все прошедшее время успела не один раз подумать над этим, навести справки и что-то, да узнать. Что-то, что удовлетворило ее интерес - если он вообще был - и позволило вернуться в этот мир, пусть и в не совсем привычную жизнь и в новом облике.
     Рыжий после этого ненадолго закемарил на пассажирском сидении, а когда открыл глаза, то увидел перед собой уже совершенно иную, отличную от пустынных пейзажей и пограничного города картину. Это был еще один город на берегу моря, но во много раз превосходивший предшественника по величине, контрастам и... да всему. И если Тихуана показалась выходцу с северных земель прогрессивным и развитым местом обитания местных, то нетрудно догадаться, какие эмоции испытал Вальтер сейчас. Хотя, оговориться, всё же, стоит. Ибо если в первый раз это был поначалу неподдельный восторг и интерес, очень быстро омраченный суровой реальностью, то сейчас рыжей смотрел на весь этот неон, дирижабли и прочие красоты с подозрением. Для него, как уже неоднократно было сказано, такая жизнь была в принципе невероятно чужда и непривычна, как будто занесенная с другой планеты и развившаяся по каким-то своим законам, назло последствиям Катастрофы. Да еще и ощущение подстерегающей за каждым углом опасности, что все это лишь для местных, не давало в полной мере проникнуться красотой огромного города. И даже больше - вызывало стойкое желание поскорее убраться отсюда обратно в пустыню, бывшую такой просторной и, как ни крути, куда более привычной.
     - У меня уже задница затекла. От комфорта, с непривычки. Так что, пожалуй, разомну лапы.
     Трущобы. Да, как были еще до Катастрофы в каждом мегаполисе подобные кварталы, словно бы не являвшиеся частью города, отгороженные от основной его части, отчужденные, так и в этом райском уголке существовал подобный сектор. Как ни странно, Александру вид этих невысоких, пыльных и местами совсем уж похожих на дома с заброшенных северных городов, был намного более привычен и даже... приятен? Нет, это не те чувства были, когда при одном лишь взгляде на энный объект испытывает нечто теплое, уютное и умиротворяющее. Приятно было тем, что от трущоб веяло знакомой атмосферой, недружелюбной, заставляющей постоянно вертеть головой по сторонам и держать оружие наготове. Хотя и, если говорить на чистоту, даже местные трущобы выглядели в сто тысяч раз опрятнее и живее самых развитых поселений на территории бывших США. Но хоть что-то.
     В подъезд лис вошел следом за волчицей и сразу же погрузился в полумрак, к которому привыкшие уже к яркому солнечному свету глаза адаптировались далеко не сразу. Но да ничего страшного. Когда они поднялись на предпоследний четвертый этаж, Камилла постучала в дверь под номером 68 особым, очевидно, условленным сигналом и перед тем, как попасть внутрь, потребовала у Александра отдать ей оружие и помалкивать.
     - Вот уж фиг. Я итак потерял почти все, что имел, и последний пистолет тебе не отдам. Да и смысла заходить внутрь не вижу, это ваши тёрки, хрен ли мне там присутствовать? Подожду здесь, скажешь, что знакомый, попутчик. Какое вообще твоим друзьям до меня должно быть дело? - шепотом отозвался рыжий и, наверное, хотел еще что-то добавить, но как только услышал звук проворачивающегося замка, тотчас замолк, дабы свою, являвшуюся уже причиной стольких проблем, американскую речь не палить.
     Да, волчица ему велела делать все, как она скажет. Но твою-то мать, чем это доселе заканчивалось? Неприятности преследовали их одна за другой, что невольно наводило на всякого рода мысли. Не слишком ли часто срабатывают скрипты на их еще не начавшемся толком пути? Подозрительно даже, сука. И, дайте подумать, что произойдет сейчас, если всучить Кольт проводнице и последовать за ней в барские хоромы гостеприимных господ? Правильно - в какой-то момент Вальтера так или иначе впалят, придется спешно драпать, а пушку черно-красная или на входе охране отдаст, или выронит. Знаем, проходили уже. И останется рыжий вот вообще ни с чем. Нет уж, пусть идет, договаривается о чем ей там надо, и возвращается. Да, надо бы уточнить, зачем вообще была эта остановка, если цель маршрута указана, а оплата - выдана? Навряд ли это хоть как-то относится к лаборатории.

Отредактировано Walther (23.12.2018 23:42:41)

+1

17

Напоследок Камилла смерила янки взглядом, хорошо выразившем её раздражённое презрение, настолько искусно сымитированное искусственной мимикой синтета, что оно читалось на ура даже в плохом освещении подъезда. Лишь зелёные глаза горели в полумраке. Чёрт с ним. Дверь чуть приоткрылось. Сквозь эту щель взирало знакомое лицо человека, покрытое растущей сетью морщин и недельной щетиной, и выражавшее тут самую характерную усталость от жизни, которая ложится печатью на многих обитателей трущоб к 40 годам жизни. Просто на людях это заметнее всего. Лёгкий кивок головы и дверь раскрылась шире с тем самым безмолвным приглашением войти внутрь, чем, собственно, и воспользовалась волчица, скользнув в тускло освещённый коридор. Надо же, всё, как и в прошлый раз, и в позапрошлый, год, два, пять лет назад. И хорошо ещё, что Диас утратила возможность обонять, иначе бы её встретил неизменный запах затхлости, пыли и какого-то необъяснимого тлена чтоли. Все эти дырявые, пыльные ковры на полу, груда коробок и ящиков вдоль всей стены коридора, освещаемые лишь одной лампочкой накаливания, излучающей скудный свет на всё это непотребство. Да и в двух комнатах почти так же. Когда-то Рэй Сантьяго был успешным заправилой на тихоокеанском побережье, но три ранения, усиливающаяся конкуренция со стороны более молодых и более нахальных "дельцов" да и прогрессирующий алкоголизм делали своё - к 44 годам он напоминал собой типичного обрюзгшего алкоголика из трущоб. Однако, связи никуда не делись и этим кое-кто ещё пользовался, когда надо было провернуть операции по транспортировке, торговле и сбытом вещей, не совсем легальных даже сейчас.
- Рэй, дружище, да ты стал выглядеть чуть получше чтоли. Как твоя нога? (исп). - надо было быть дружелюбной. Ну, насколько позволяла это эмоциональная матрица. Впрочем, Рэй, вернувшись в свою комнату, занял своё место в кресле и как-то отрешённо уставился в пыльное окно, выходящее во внутренний двор. Минута молчания, которая могла бы показаться неловкой, и пришлось-таки снова заговорить, чтобы обратить на себя внимание. - Послушай, я бы хотела у тебя кое-что спросить...

   А в этот самый момент в этот дворик тихо и быстро скользнуло около полудюжины вооружённых людей, держа штурмовые винтовки наизготове. Чёрная усиленная форма, шлемы с интегрированными тактическими визорами и шевроны подразделений полиции особого назначения. В то же время по крыше так же аккуратно и не производя никакого шума к чердаку пробиралась вторая группа бойцов, семеро, у этих форма несколько отличалась, тёмный хаки с серыми шестиугольными элементами камуфляжа, но уже без каких-либо опознавательных нашивок, однако же, оснащение у них было даже покруче, чем у спецназа, к тому же их с воздуха прикрывал боевой "глайдер", сейчас находящийся в режиме маскировки, а потому и незаметный с земли невооружённым взглядом. Все семеро, по одному, скользнули в узкий чердачный проход и аккуратно, прислушиваясь к окружающим звукам, направились по лестнице на верхний пятый этаж. Ведущий дал знак остальным, что там, ниже кто-то есть. Сквозь визор в фильтре ночного видения был заметен лис, который, казалось бы, ожидал кого-то возле квартиры номер 68. Этот субъект не был известен, на его счёт не было никаких приказов, только сведения от информатора, что двое, синтет и этот лис вошли в подъезд, где проживал подозреваемый. С позиции ведущего бойца площадка перед дверью была видна отлично, хотя сам он затаился за лестничным пролётом, ведущим на чердак дома. Между гнутых прутьев лестничной ограды показался чёрное металлическое дуло, но нет, это не винтовка, видимо, на счастье рыжего, но лёгкий хлопок всё же раздался, а уже через долю секунды в шею объекта впился дротик с сильнейшим транквилизатором, достаточным, чтобы за пару секунд свалить с ног коня.
-Одного отключили. Начинаем операцию.
  Что интересно, в переговорном устройстве звучала чистая речь на английском. Простая и понятная команда, которая обозначила переход к более активной фазе: пока цепочка спецназовцев входила в подъезд, держа на прицеле, казалось бы, каждый угол в этой дыре, бойцы из второго отряда уже спустились на этаж ниже и рассредоточились возле нужной двери, пока один из них, рыскал по карманам вырубленного и лежащего на полу лиса. Собственно, как и предполагалось, ничего особо интересного - несколько купюр песо, пара магазинов к армейскому "кольту" да и сам пистолет. Никаких документов.
   
  - Ты что-то явно не договариваешь, да и вообще, у тебя точно всё в порядке? Знаешь, при иных обстоятельствах... (исп.) - Камилла осеклась на полуслове, когда уловила звуки со стороны лестничной клетки, нет, это не шаги или что-то, чтобы напоминало возню ожидающего снаружи гринго. Что-то щёлкнуло, еле уловимый звук, затем через 3 секунды другой, совсем рядом у двери. В таких районах местных было бы слышно. В обычных случаях. К тому же грабить такую квартиру и самого Рэя не стали, особенно Рэя, его тут знали достаточно, чтобы не лезть к этому типу с грязными намерениями. Жестом волчица дала знак собеседнику замереть и свободной рукой вытащила из-за пояса заряженный тяжёлый пистолет, взведя большим пальцем курок. Предосторожность вещь такая, что никогда не бывает лишней, а уж в наше время, так что стоило быть начеку. Конечно, видеть сквозь двери волчица не могла, но весьма хорошо слышала и обладала отменной реакцией, вот только эти странные звуки утихли, совсем, тишина "мёртвая", не считая жужжания жирной мухи где-то под потолком в комнате Рэя да отдалённого шума шоссе, и эта "тишину", наверняка привычная для уха обывателя, была резко и весьма бесцеремонно нарушена звоном разлетевшегося вдребезги оконного стекла - осколки ещё не успели осыпаться стеклянными блёстками на пыльный пол, как в комнату влетел продолговатый металлический цилиндр с красной окантовкой по бокам, сразу же после касания об пол начавший с шипением испускать клубы густого тёмно-серого дыма, способными заполонить помещение за считанные секунды. Сантьяго, на удивление, даже не подумал бежать или рыпаться, он так же безучастно сидел в своём кресле, уже кашляя, хрипя, но не сдвинулся с места, не говоря про саму Камиллу, которая сразу же перевела своё зрение в усиленный инфракрасный диапазон, но уже здесь ожидал сюрприз, весьма неприятный, ибо поле зрения сплошь пестрило "шумом" и усиливающимися помехами, затрагивающими не толе поле зрения, но ещё и слух - Диас практически ничего уже не видела, как бы не переключала оптические диапазоны и не пыталась фильтровать звуковые волны - тщетно: она ослепла и оглохла. Сейчас будет штурм, это уже было понятно, как ясный день, и, помня своё положение, Ками уверенно навела утяжелённый хромированный ствол своего "Орла" на входную дверь и вслепую открыла огонь, уже беззвучно для самой себя, но гасимая рукой отдача каждый раз передавала мощный импульс от каждого выстрела, пока плеча что-то легко коснулось и через секунду сильный ЭМИ попросту отключил систему, оставив волчицу медленно рухнуть на колени с опущенными руками и погасшими глазами опущенной вниз головы.
- Заходим, заходим. Проверить помещение! Рассредоточьтесь!

    Что же мог увидеть лис, когда всё же проснулся? Это была небольшая камера или каюта или кабинет, сложно сказать, но можно было сказать точно, что это не какое-нибудь захарканное помещение с дурным запахом где-нибудь в подвале, нет, вовсе нет, здесь было чисто, если не сказать стерильно. Светло-серые, почти белые стены с металлическим покрытием, в стене в углу медленно крутится вентилятор вытяжки за толстой сеткой, встроенные в потолок люминисцентные лампы лишь усиливали эту почти что медицинскую белизну своим мертвенно-лунным светом, льющимся с потолка. В центре квадратный столик, привинченный к полу и пару стульев, на одном из которых лис и сидел, ожидаемо прикованный наручниками к спинке своего стула, со сведёнными назад руками. Ещё минут через двадцать в эту комнату зашёл рослый доберман, сжимая в уголке рта дымящуюся сигару, в серо-зелёных армейских брюках в камуфляжных шестиугольниках. Тут можно было даже не гадать, стоило было посмотреть на безукоснительно-строгое выражение, манеру держаться, на ровную до идеала выправку и атлетичную комплекцию, что было особенно заметно через чёрную майку без рукавов, поверх которой висели на цепочке армейские же жетоны. Военный занял место за столом напротив лиса, взирая на него с леденящей беспристрастностью чтоли, но ещё минуту не проронил ни слова. Просто рассматривал Вальтера, сложив перед собой на столе мускулистые руки.
- Как тебе Мексика? Немного отличается от Штатов, не так ли? Путешествуешь или очередной беженец? - как ни странно, но несмотря на такую суровую, без преувеличения, внешность и не менее суровый взгляд холодных голубых глаз, доберман начал свою речь весьма мягким тоном, чуть вкрадчиво, не повышая голос. И, что не менее удивительно, на чистом английском языке, с характерным акцентом американца, который спутать было ни с чем нельзя. - Уж на местного раздолбая ты не особо похож. Документов нет, пушка в кармане, наличка. Знаешь, в любом другом случае военный патруль при проверке за "чёрную" пушку мог бы тебя на месте пристрелить. Но меня это не интересует, тут таких полно. Лучше расскажи мне, куда и зачем ты ехал вместе c синтетом? Не бойся, у нас простая беседа, это так, для удовлетворения моего любопытства.

0

18

     Волчица зашла внутрь, и дверь за нею захлопнулась. Лис остался на лестничной площадке в гордом, как тогда казалось, одиночестве, предоставленный сам себе и собственным мыслям. Повторяющимися уже не один час мыслям, что, подобно назойливым мухам, нарезали в голове круги и мешали сосредоточиться на своей задаче. Слишком многое пошло не так с самого начала, слишком много если, сомнений, слишком много километров дорог еще предстоит преодолеть на пути к прибрежному городу...
     Рыжий и не заметил, что в какой-то момент оказался в подъезде не один. Разумеется, передвижения незнакомцев что внизу двора, что на крыше оставались для него неведомыми, и до самого момента, как дротик со снотворным воткнулся в шею, Александр пребывал в неведении.
     - Что за... - он даже вытащить шприц-патрон не успел, лишь только дотронулся до него лапой.
     А затем сознание начало стремительно покидать бренное тело, безвольно сползшее по стене и распластавшееся на полу бесформенным мешком.
     Все самое интересное Вальтер пропустил, а очнулся уже в совершенно незнакомом месте.
     Голова болела, словно после продолжительной пьянки, тело затекло, и каждый сустав его слезно умолял дать размяться, сменить столь неудобное положение. Но это оказалось не так-то просто сделать. Еще толком не продрав глаза, лис попытался пошевелиться, однако, потерпел неудачу. Вяло дернувшись пару раз из стороны в сторону все с тем же отрицательным результатом, он, наконец, проморгался и получил возможность осмотреть окружающие его стены необычайно чистого кабинета, напоминавшего медицинский, наверное. Еще до Катаклизма которые были, а не те заваленные окровавленными тряпками, ящиками, ржавыми кастрюлями и прочим добром заведения, в коих сохранившие частичку навыков из прошлой жизни врачи латали бродяг из пустошей. Никакой стерильности и подходящих условий, лишь бы только достать из тела кусок свинца, да заштопать рваную рану. Повезет - пациент не получит заражения крови, гниения тканей или чего-то такого, выкарабкается. Не повезет - на все воля Божья, как говорится.
     Время томительного ожидания уж слишком затянулось, и успевший во всех подробностях рассмотреть интерьер диковинного кабинета рыжий бродяга, как оказалось, прикованный к стулу наручниками, весьма просто и вместе с тем эффективно, начал уже откровенно скучать и считать количество отверстий в вентиляционной решетке. Но вот, наконец-то, его почтили своим визитом гостеприимные хозяева. Со спины изначально не было видно вошедшего, но спустя несколько шагов он все же оказался в поле зрения лиса. Крепкий доберман, очевидно, военный. По крайней мере неполный комплект формы на нем напоминал прежнюю одежду лиса, только был гораздо более чистым, с другим камуфляжным узором, да и в целом выглядел так, словно только что полученный со склада.
     - Дерьмовое местечко. Руины и мутанты мне нравились больше. - дружелюбный тон незнакомца, с которым Александр сейчас делился своими чрезвычайно богатыми впечатлениями, доверия не внушал, ровно как и внешний вид, и всё остальное.
     Пёс спрашивал о Камилле и цели визита на Юг. Волчицы в этом помещении не было, так что хрен знает, удалось ли ее механической заднице сбежать, или она где-то тут за соседней стенкой. А может быть... Может быть, она с ними заодно? Мысль эта была сродни пуле снайперской винтовки, просвистевшей над самой головой. Что, если это было не случайно? Что, если она - агент каких-то местных спецслужб, и, узнав про Институт, согласилась помочь наивному дурачку добрать до места назначения? Она ведь и вправду как-то слишком легко согласилась, принимая во внимание отношения остальных местных к пришлым. Сука, вот ты лопух, Вальтер. Дурак! Можно же было догадаться, ты ведь сам не поверил в историю про несчастный случай в лаборатории. И вот теперь поплатился за это.
     - Не валяйте дурака, она, наверняка, вам все уже рассказала. - отчего-то резко уверовавший в правдивость своей только что родившейся теории лис искоса посмотрел на добермана, - Она же ваша, не так ли? Давайте сразу скажите, что вам конкретно от меня надо, и как скоро меня пристрелят?

Отредактировано Walther (25.12.2018 20:26:24)

0

19

Лениво потягивая свою сигару, добер слушал рыжего не сказать бы, что без интереса, просто это точно не походило на допрос, как его можно было бы представить. Как беседу, возможно. Вполне вероятно, что военный слабо верил сам, что из этого оборванца можно будет вытащить много ценной информации. Так, задать пару-тройку вопросов, а там дальше по ситуации. На фразу про сообщницу, тот лишь ухмыльнулся и выпустил из носа клубы ароматного сигарного дыма, при этом сощурившись во взгляде на лиса через стол.
- Скажу сразу, ты представляешь ценности ещё меньше, чем киборг. Ты вообще должен быть благодарен, что тебя не пустили в расход ещё в том клоповнике, как лишний объект. Но у начальства на тебя, судя по всему, есть какие-то планы. Опять же, ввиду того, откуда ты приехал.
  Небольшая пауза, которая растянулась на пару минут, в ходе которых доберман что-то читал с дисплея своего наручного коммуникатора. Затем его взгляд с прежним холодом обратился к лису.
- Тянуть не буду. Раз уж вы оба попали к нам, то вы оба и поможете. От вас двоих потребуется не так много. - при этих словах здоровяк неспешно встал из-за стола и, обойдя его по кругу, чуть наклонился позади Вальтера и в пару движений освободил того от наручников, после чего как ни в чём не бывало ухватил под локоть и буквально потащил к выходу. Хватка крепкая, из такой не вырвешься, если вдруг в голову придёт такая мысль. - Идём.
  А снаружи такой же приторно-светлый коридор, по верху которого шли толстые силовые кабеля и уходили змеями по второстепенным примыкающим коридорам, которых здесь хватало с лихвой. Двери, коридоры, двери, коридоры, окна, закрытый жалюзи изнутри и снова двери, мимо которых лиса вёл сопровождающий, потом путь по лестнице на два пролёта вверх и, наконец, рыжего привели в просторный конференц-зал, центральное место которого занимал овальный стол из полированного клёна в окружении дюжины стульев. Проектор выводил на белую стену какие-то графики и таблицы и возле этой картинки стояли трое антропоморфов в белых халатах и о чём-то вполголоса спорили, эти-то даже внимания не обратили на военного, ведущего лиса под локоть. Зато напротив входа в зал панорамное окно во всю высоту от пола до потолка выходило во внутренний двор между тремя корпусами бетонных зданий в 20 этажей. Невзрачные здания, без вывесок, только с рядами прямоугольных окон на фасаде.
   Камилла, которая сидела за столом уже, наверное, полчаса, также курила и без всякого интереса смотрела в окно - уж что-что, а её удар током явно не обрадовал, как и незаконное удержание в непонятном месте. Впрочем, эти господа явно умели ловко обходить закон. Впрочем, как и она сама, но кого это волнует, не так ли? На вошедшего в сопровождении рослого добермана гринго, она даже не посмотрела. Тут и так янки хватало. Вернее, они тут почти все, ибо испанского волчица так и не услышала за всё своё время нахождения в этом месте, хорошо ещё, что не разобрали. Так, задавали вопросы и то половина из этих вопросов касалась как раз-таки лиса. Скрывать было нечего, так что Диас сказала всё, что знала, ибо прикрывать его не собиралась впринципе, а тут ещё и неприятности начались, все эти не то военные, не то учёные, поди их разбери, не внушали на капли доверия.
- Итак, все в сборе? Хорошо. Джонни, объясни нашим гостям вкратце суть предстоящего задания.
  Ближе к проектору вышел приземистый волк в простом сером свитере и брюках, в карманах которых засунуты были его руки, он и прохаживала чуть вразвалку, что-то рассматривая на столе, и, когда к нему обратились, откашлялся и поочерёдно посмотрел на Ками и на Вальтера, прежде чем начать говорить.
- Ах да. Таить не буду, вы двое должны будете отправиться в одну зону вместе с остальным нашим отрядом. Миссия спасательно-разведывательная. Вам не рассказали? Хм-хм, упущение, что ж. Мы работаем в тесном сотрудничестве с правительством Мексики по многим вопросам, можно сказать, что мы НИИ, мы также работаем с военными и нашими ребятами, кто эмигрировал из США ещё во времена известных катастрофичных событий. У нас свои правила, разумеется, но это не мешает нам сотрудничать и это хорошо. - волк, которого представили как "Джонни", снова откашлялся и прошёлся к стене, затем обратно к столу, продолжая негромко рассказывать. - Суть в том, что около полугода назад на территории Мексики, в штате Коауила упало небесное тело неизвестного происхождения, похоже на метеорит, небольшое, не было даже громкого взрыва и разрушений, тело упало на границе пустыни и степи, но этот метеорит или чтобы это не было, образовало на месте столкновения своего рода аномалию. Эта аномалия простирается на 1500 квадратных километров и абсолютно непроницаема для наших приборов, ни для какого визуального наблюдения, даже со спутника, это как чёрная дыра. Мы послали туда особый отряд неделю назад, с целью изучить аномалию, но связи с ними нет, они не вернулись назад. Мы знаем, что аномалия не впускает и не выпускает волны, так что связи между нами и отрядом нет. Но они должны были вернуться спустя 2-3 дня. Так вот, мы подготовили второй отряд, более оснащённый, правда и пришлось нанять много местных. Хорошо знающих местность, какая была там раньше. Мне сказали, что Вы... - волк кивнул в сторону Вальтера. - ...прибыли из США, а значит, должны быть хорошо осведомлены о местных неблагоприятных условиях, наверняка обладаете определённой информацией об аномалиях, опасных зонах и прочих явлениях. Поэтому Вы можете быть полезным в этом путешествии. Что касается Вас, мисс Диас, то Вы, как сами сказали, были ранее биофизиком, не так ли? Ваши знания тоже могут весьма пригодиться в пути. К тому же Вы умеет держать в руках оружие, а это должно пригодиться, я уверен. К тому же Вы...эм...весьма интересная модель. Позитронный мозг...гм...Наши учёные отказались от идеи вести разработки в этом направлении, считая этот тип искусственного интеллекта весьма..своеобразным и непредсказуемым, но, учитывая Вашу ситуацию, мы готовы на это закрыть глаза. Заодно можно будет понять, как воздействует аномалия на кибернетические организмы. Мы, к сожалению, не послали в предыдущую экспедию каких-либо киборгов. В общем, через пару часов вы оба отправитесь на нашу базу в паре километров от аномальной зоны. Там вас более детально проинструктируют. Надеюсь, у Вас, мистер, возражений особых не будет? Нам бы не хотелось прибегать к...
- Джон, давай без этого, полагаю, наши гости благоразумны и согласятся помочь.
- Что, янки, вам нужны подопытные? Что по оплате, сколько Вы предложить мне?
- Мисс Диас, боюсь, Вы не в том положении, чтобы требовать материальное вознаграждение. В Эрмосильо после взрыва в лабораториях, кто-то хорошо подчистил следы и весьма ловко скрыл инцидент с Вами и Вашими коллегами перед государством. Говорят, списали даже целого робота и позитронный мозг, как брак. А Ваша могила находится на городском кладбище, правда там и инициалы другие, ведь до инцидента Вы не были Камиллой Диас, верно? Что, если расследование, скажем так, снова поднимут, окажется, что списанные изделия вовсе не брак, а под заводским индексом...
   Долговязый лев в белоснежном научном халате, нацепив на нос очки, на пару секунд уткнулся в какие-то бумаги, лежащие перед ним на столе.
- ...TFR3882 успешно себе поживают, правда, с небольшими косметическими изменениями, занимаясь незаконной деятельностью на территории Мексики. Вас будут разыскивать как преступницу, как сбежавшего робота, а уж когда Вас поймают, а Вас рано или поздно поймают, имея на руках Вашу внешность и заводские номера, то Вас попросту разберут на гайки до основания. Это несложно устроить. Но, если Вы нам поможете, то вся оставшаяся информация о Вас будет уничтожена и Вы как и раньше будете жить прежней жизнью. Не заставляйте прибегать к этому, Вы были весьма умной учёной, у Вас было хорошее будущее. С этим мы тоже можем помочь. Ну так что?
- У Вас, ублюдков, нет чести и морали. Вас бы тут всех за яйца вздёрнуть да протащить по пустыне десяток километров (исп.) - Камилла сжала кулаки и злобно сплюнула окурок на пол в сторону льва, но всё же была вынуждена признать, что у этих янки была преимущество перед ней. Они нашли на что надавить, и это как-то уж очень слабо походило на блеф. Это не какие-то мелкие бандюки с дороги, вон у них как тут всё оснащено. - Хорошо, янки. Я есть согласна, если таковы условия договора.
- Чудно. Ну а Вы, кстати, как Вас звать, мистер?
  Теперь уже лев, с той же самой приторно-вежливой улыбкой повернулся в сторону лиса, в ожидании ответа от второй стороны.

Отредактировано Emerald (25.12.2018 23:42:00)

+1

20

     Чертовски сильно хотелось плюнуть в морду этой псине, да послать далеко и надолго по известному адресу. Для лиса этот пес сейчас выглядел ничуть не лучше, чем... люди из Института? Почему-то на ум снова пришли те ребята в навороченных костюмах и непонятным оружием наперевес, поставившие ультиматум, который, в данный момент, привел рыжего, сквозь огонь, воду и медные трубы на какой-то непонятного назначения комплекс. Пока что Александр видел одну лишь комнату, да и то не всю, но это - лишь вопрос времени, если исходить из слов добермана. Наверное, именно так и должна выглядеть изнутри та могущественная и отгородившаяся от внешнего мира организация?
     - Так Камилла, всё же, не с ними? М-да, теперь все еще более странно и непонятно. Что за звери, какого черта им тогда понадобилось в трущобах? Неужели они целенаправленно шли по нашему следу все это время? Или нам просто не посчастливилось оказаться не в том месте, не в то время... Ай!
     К реальности впавшего было в размышления обо всей этой ситуации лиса вернул здоровенный детина, что в несколько движений освободил затекшие лапы от оков наручников, а затем поволок на выход. База эта представляла изнутри один огромный лабиринт со множеством ведущих непонятно куда ответвлений, перегороженных отсеков и даже лифтов, доставлявших ее обитателей на разные ярусы. Сходство с воображаемым комплексом Института еще более усиливалось. Точно, он непременно должен выглядеть подобным образом. Суровые дядьки в форме и снующие туда-сюда ученые, построившие на обломках цивилизации свою цитадель.
     Впрочем, прогулка их не была такой уж и затяжной, так что вдоволь насладиться красотами и прелестями технологической архитектуры, да попутно утонуть в собственных мыслях, лису не дали. Его притащили за шкирку в огромный просторный зал, залитый ярким солнечным светом через огромную панорамную стену. Вошедших встретила сидевшая за столом чуть поодаль Камилла, выделявшаяся на фоне всего окружения ярким черно-красным пятном, волк и пара зверей в белых халатах у проектора. Волчица выглядела крайне недовольной происходящим, что ее механическая морда демонстрировала уже в который раз довольно убедительно, а, значит, ничего хорошего ожидать не следовало.
     Первым разговор завел волк неприметной наружности, но бывший, очевидно, не последней мордой в этой корпорации. Он с ходу заговорил до боли знакомым тоном, от которого хотелось завыть и возопить: "Серьезно? Во второй грёбаный раз?!". Предложение, от которого невозможно отказаться. Снова. Только на сей раз предстояло отправиться в некую аномальную зону, возникшую на месте падения неизвестного космического тела, и разыскать отряд, посланный несколько раньше на разведку. Да оперативность принятого решения не могла не радовать. Космический камушек грохнулся в районе полугода назад, а они решили посмотреть на место падения лишь на этой неделе? Либо бюрократическая проволока перекочевала в застенки данной организации и приняла еще более извращенный вид, чем до Катастрофы, либо волк... оговорился, темнит? Черт его знает.
     Аномалия. Волк говорил о ней, и Александр слушал крайне внимательно. Оказывается, даже на Юге случаются подобные инциденты, являвшиеся на Севере частью неотъемлемой жизни. Сектор, сокрытый от любых средств наблюдения, кроме собственных глаз, глушащий радиосвязь и скрывающий внутри нечто, сгубившее первую поисковую группу. С подобным дерьмом приходилось ранее связываться, да. Причем было оно в своем проявлении достаточно различным: подобные "слепые" зоны могли не таить внутри себя совершенно ничего, что выбивалось бы из привычного списка опасностей Пустошей. Иногда караваны, попадавшие в радиус действия пятна, подвергались налетам мародеров, пользующихся беззащитностью грузовиков, не способных отправить сигнал бедствия. Доставалось даже "Степным волкам", имевшим в своем распоряжении некоторое число боевых вертолетов, способных быстро добраться до нужных координат и в случае необходимости всыпать врагу по первое число. А еще там могли скрываться наиболее опасные и уникальные мутанты, которых на карте Америки не было нигде более, кроме как на аномальных территориях. Но вернемся к вертолетам и электронике. После того, как у "Волков" упало несколько пропеллеров, ни с того ни с сего, быстро и опытным путем было выяснено, что на электронику "Слепые пятна" действуют крайне негативно. Даже... Впрочем, об этом Александр решил сообщить прямо здесь и сейчас, поскольку к нему обратились и молчать было как-то совсем уж невежливо.
     - Вальтер, если будет угодно. А у меня что, выбор есть? - лис, подобно только что высказавшейся волчице, был явно не в восторге от предстоящей перспективы в добровольно-принудительном порядке поработать на важных кур, однако, хорошо понимал последствия отказа, - Будь моя воля, я бы прямо сейчас послал вас всех куда подальше и направился на выход. Но навряд ли бы дошел даже до дверей, не говоря уже о возможности выбраться с базы.
     - Нет, ты только подумай, какая великая честь. Из тысяч возможных вариантов, не считая своих людей, на почетную роль проводника и консультанта по аномалиям выбрали именно меня. Спасибо, блядь, больше, низкий земной поклон вам! У меня же так много времени на то, чтобы отвлекаться на всякие сторонние дела.
     Рыжий скрипнул зубами и продолжил.
     - Насчет "Слепого пятна". Да, у нас на Севере эта дрянь так называется. Во-первых, оно у вас какое-то неимоверно огромное, я никогда еще не слышал об аномалии, накрывающей долбаных 1500 квадратов территории. Во-вторых, внутри может быть что угодно, от целого нихрена, до самых уродливых и разнообразных тварей, которых нигде больше нет. Тамошнее излучение каким-то образом влияет на живые организмы, попавшие под его воздействие, и уродует до неузнаваемости. Как это работает - в душе не чаю, не ученый. Но вполне возможно, что вашими ребятами полакомились мутировавшие в отдельно взятом секторе койоты, скорпионы и прочая дрянь, ну, что тут у вас водится. А еще там могут быть бандиты, рейдеры. На Севере проблема глушения радиосвязи и невозможности взглянуть на местность со спутников не стоит так остро, по той лишь причине, что хрен у кого остался доступ к болтающимся над США консервным банкам. Но в вашем райском уголке подобные условия могут сыграть на руку преступникам, желающим скрыться от всевидящего ока. Так что, вариантов много. Дальше, насчет воздействия на... кибернетические организмы. - Вальтер покосился на Камиллу, - Не знаю, как у нее обстоят дела с защитой от электромагнитных помех, но вертолеты в зоне действия "Слепого пятна" сыпятся, электроника мгновенно выгорает. На Севере есть ребята, которые это узнали ценой нескольких своих бортов. Говорят, что у них даже коллиматроные прицелы на винтовках дохли в аномальной зоне. Так что... Сами смотрите и думайте. Большего я вам сообщить не могу, и конкретно за ваш случай узнавать придется непосредственно на месте.
     - Хоть бы они передумали и сказали: "Ну, ок, идите тогда на выход". Что, слишком оптимистичная сказка, лис? Да, увы.
     - И раз уж об оплате просить не приходится, то выдайте, хотя бы, нормальное оружие. Последний мой пистолет ваши ребята любезно реквизировали, а вот отдать назад так и не удосужились. Желательно максимально простое, без этих ваших технических наворотов, которые в аномалии один фиг станут только обузой и лишним весом.
     - Интересно, как этот кибернетический организм выкручиваться будет? Или у нее есть там защита, на должном уровне обеспечивающая подавление подобных помех? Хотя, вряд ли... Ее ведь как-то же вырубили те человеки-пауки в трущобах.

Отредактировано Walther (26.12.2018 11:57:07)

+1

21

Стоило признать, что с организацией рабочего времени и пространства у этих ребят было всё на должном уровне: не прошло и пяти минут, как тяжёлый транспортный вертолёт взмыл в воздух. Помимо Камиллы и лиса в просторном грузовом отсеке на скамьях расположились молчаливые военные в тактическом обмундировании, пара антропоморфов в штатском, которые с увлечением, но достаточно тихо обсуждали что-то своё, склонившись над развёрнутой бумажной картой и то и дело пальцами водили по какому-то участку на этой самой карте. Также здесь было шесть крупных ящиков, укрытых брезентом, о назначении и содержимом которых можно было разве что гадать. Но да ладно, это уже волчицы не касалось, потому она и заняла себя всё путешествие тем, что просто рассматривала медленно плывущий пейзаж под винтокрылой машиной, все эти жёлто-серые участки пустыни и степи, чередующиеся в лесистыми холмами, пятнами деревенек, серыми лентами дорог, вьющимися между ними и паутиной расползающиеся во все видимые стороны и всё вместе это создавало подобие живого лоскутного одеяла, накрывшего местность, холмы, долины, плато и равнины, хранившие неизменное молчание в раскалённом дневном воздухе, перемалываемого лопастями вертолёта.
    Внутренний хронометр отсчитал 5 часов и 15 минут полёта, достаточно долго, конечно, но это и не самолёт. Если свериться с загруженной картой и сделать запрос ближайшему спутнику, то получалось, что они сейчас находятся в самой настоящей глуши, далёкой от ближайших населённых пунктов километров эдак на 115 минимум, не самая приятная новость, однако, вертолёт уже пошёл на снижение и ещё через пару минут приземлился посреди самого настоящего военно-полевого лагеря, три крупных, собранных из блочных элементов, серых здания по периметру огороженной площади походили чем-то на штабы, или что ещё может быть главного у вояк? Палатки, большие и маленькие, расположенные в ровных четыре ряда, чуть дальше, если присмотреться, можно увидеть и металлические ангары. Но только Камиллу повели мимо ряда палаток как раз к одному из трёх зданий, которое чем-то напоминало административную постройку с отдельно вынесенной в сторону наблюдательной башней с установленным пулемётом. Прибавим сюда вооружённую охрану, массивные ворота, через которые периодически въезжали выезжали грузовики, джипы, БТРы, пулемётные вышки по периметру и мощные прожектора - видно, что ребята устроились основательно. На секунду в голове пронеслась мысль о побеге, но эта затея выглядела излишне утопичной, учитывая высоту толстого бетонного забора, на вершине которого проходила ещё и линия под высоким напряжением, плюс зорко следящих за периметром солдат - в общем, об этом можно было забыть пока. Само же здание внутри ничем особым не выделялось, небольшая площадь, три этажа, внутри которых за перегородками сидели у аппаратуры как военные специалисты, так и какие-то спецы в гражданской одежде, что это за аппаратура и зачем - а чёрт её знает, но выглядела весьма-таки интересно, тут были как и массивные огромные металлические "шкафы" с кнопочными панелями, мерцающими кнопками и реле, и внутри этих шкафов что-то тихо щёлкало и гудело, чуть дальше располагались и новенькие настольные компьютеры, проекторы, выводившие трёхмерные карты отдельных регионов в виде объёмной голограммы прямо над столом. Бумаги, папки и ощущение бурной деятельности, если так присмотреться. Кто-то разговаривал по телефону, кто-то быстро печатал текст, чуть в стороне, пока Камилла в сопровождении двух солдат поднималась по лестнице наверх, принтер безостановочно изрыгал бумажные листы, сплошь пропечатанные таблицами, текстом и графиками. Собственно, уже на третьем этаже сразу у выхода с лестницы их встретила достаточно молодая лисица в бордовой толстовке, поверх которой несколько небрежно был накинут белый халат. Под мышкой толстая папка, набитая бумагами до такого состояния, что, казалось, готова была вот-вот лопнуть, да и сама дамочка выглядела несколько взъерошенной и невыспавшейся. Даже чашку с кофе сжимала в руке, глядя на новоприбывших, хотя и вполне гостеприимно улыбнулась, рассматривая как Вальтера позади, так и Ками, правда уже с возросшим интересом, прежде чем пригласила жестом следовать за ней в дальнее крыло этажа.
  - Проходите, присаживайтесь. Вас профессор Хэмлок ввёл в курс дела? - чуть сиплым голосом поинтересовалась учёная, откашлялась и уже более уверенно заняла место за небольшим столиком, на котором и разложила свою папку. - Хотя, не думаю, что он дал много информации. Он вообще не любит вводить в курс дела людей со стороны. Хм.
  Эта тоже говорила по-английски, но зато с весьма выраженным испанским акцентом, который нельзя было спутать ни с каким другим, уж Камилле точно, которая, скрестив руки на груди, предпочла изъясняться на испанском.
- Ваши люди ведут себя как мудаки, сеньора. Начать с похищения меня с улицы? Привезли хер знает куда, начали травить весьма интересные истории, которые, впрочем, меня не особо задевают... (исп)
- А-а, так Вы, та самая модель? Хм, хм, хм, надо же, вот уж не думала, что разработка позитронных мозгов когда-либо выйдет из теории и станет практикой. Впрочем, судя по тому, что современные модели так и не оснащают ими, Вы были...экспериментальной моделью? (исп)
- Не надо ко мне обращаться, как к тупой жестянке! Хотя у меня...такое тело, у меня интегрированный разум живого человека. Меня, то есть. Короче, я живой разум внутри вот этого. Так что... (исп).
   Громкий кашель позади отвлёк обеих от диалога и заставил волчицу без всякого интереса покоситься в сторону входа в комнату - тот самый доберман, закрыв за собой дверь, прошёл в помещение и занял себе место у стенки, в стороне от Камиллы и лиса, однако, своё внимание он сосредоточил как раз на последних. Как он только успел здесь оказаться...
- Мисс Крус, на английском, пожалуйста, я же не понимаю. Введите этих двух в более детальный курс дела. Нам через полчаса надо будет отправить их к сектору-22 вместе с остальным отрядом.
- Хорошо. Итак, миссия у нас спасательная, по большей части. Конечно, это не отменяет того, что наши специалисты будут параллельно вести сбор данных внутри сектора. Кхм. Да, мы обладаем некими общими данными, но мы не понимаем характера этой аномалии, наши зонды, отправленные за границу сектора, так и не вернулись и не посылали никакого сигнала изнутри. Равно как и наши сигналы не могут проникнуть за границу сектора, в этом и проблема. Прошло несколько дней, а мы не получили никаких вестей от предыдущей группы. Собственно, я так поняла из этих данных, что Вы, мисс Диас были ранее биофизиком в Академии Разработки Искусственного Интеллекта в Гвадалахаре, верно?
- Верно. (исп)
- Отлично, Ваши навыки весьма пригодятся в нашем деле. А Вы, мистер...эээ...Вальтер? Вы же прибыли прямиком из США? А значит, Вы обладаете весьма полезными навыками и познаниями о подобных аномалиях и выживании в трудных условиях. Нам известно, что сейчас значительная часть территории бывших Штатов находится в сложных условиях, с обилием разного рода аномальных зон. Вы нужны нам, как своего рода, эксперт в таких ситуациях. Никто из нового отряда не сталкивался ни с чем подобным, да и мы сами обладаем малым количеством данных. Собственно, задача несложная, но надо быть готовыми ко всему. Итак, отряд будет состоять из десять членов, считая вас двоих. Двое военных учёных плюс биофизик, и группа прикрытия. Мисс Диас, полагаю, Вы умеете держать в руках оружие. Каждый член отряда будет вооружён, это необходимость ввиду неизвестности и потенциальной опасности внутри сектора. К тому же, Вы будете первым кибернетическим организмом, который отправится за границу.
- У меня есть вопрос. Если вы, ребята, не знаете, что происходит внутри того сектора, если никакие сигналы не проходят вовнутрь и не исходят изнутри, спутники не пробивают сектор и всё такое, какой будет прок от меня, я же, как-никак, синтет, эта дрянь может воздействовать на меня и попросту вырубить. А я не очень хочу отключиться в какой-то грёбаной аномалии, ибо, если вы до сих пор не смогли эвакуировать своих ребят, то уж о чужаках точно не будете париться, нет? (исп) - это был вполне резонный и логический вопрос. Данных мало, ситуация скверная и обстоятельства, при которых её сюда притащили. Удивительно, как эти грингос тут себя вольготно чувствуют, как у себя дома, надо же. И всё это время Камилла с явным скепсисом взирала на лисицу, скрестив руки на груди и покачивая ногой да и всем своим видом выражая, что находится здесь ей ох как не по нраву.
- Эм, сейчас объясню. Смотрите.
При этих словах лисица встала из-за стола и прошествовала к широкому, во всю стену, окну, прикрытому жалюзи. Учёная начала быстро сдвигать жалюзи в стороны, открывая вид из окна на жёлтую пустыню за высоким бетонным забором. Эта пустошь тянулась, казалось, без конца и края во все стороны, однако вдали, что-то было. Камилла даже решила, что с оптическими сенсорами что-то не так: прямо посреди пустыни из-под земли вырастало нечто, напоминающее своей формой полупрозрачный купол, высокий, огромный купол, поверхность которого переливалась радужными пятнами, как надутый мыльный пузырь на поверхности воды, а внутри купола простиралось что-то тёмное, подрагивающее в раскалённом воздухе и переливающееся точно так же, наподобие миража в воздухе. Конечно, с такого расстояния сложно было понять, что это такое, но даже, приблизив свой фокус зрения в 20 раз, волчица все равно не смогла бы рассмотреть, что же таилось внутри купола. Чертовщина какая-то, не иначе. Здоровенная хрень, просто колоссальная, оно и понятно, если они сказали про полторы тысячи квадратных километров.
- Да, никакие сигналы не проникают за границу. Как и никакие сигналы, на всех частотах, не проникают извне. Иначе бы группа связалась с нами по прибытии, как и наши дроны и зонды. Этот купол поглощает равзе что инфракрасное излучение в больших объёмах и не излучает его обратно, поэтому в тепловизорах это будет почти что чёрное пятно. Однако, мы полагаем, что внутри сектора аппаратура работает нормально.
- Полагаете? То есть, вы ничего не знаете наверняка? (исп)
- Верно. Потому мы отправляли технику и отряд за границу. Вы отправитесь на их поиски и эвакуацию. Дополнительно постараетесь найти исследовательские зонды. На этом всё. Дополнительные инструкции даст командир отряда.

  Конечно, эта задумка была крайне паршивой, это было понятно даже кофеварке, но, опять же, выбора никто не давал. Броневик вёз всех десятерых к месту, по пути ещё зарядил сильный ливень, усиливающийся с каждой минутой, что они приближались к куполу, дойдя уже до самого настоящего урагана с градом, лупившем про броне грузовика яростной барабанной дробью, но это ненастье стихло так же внезапно, как и началось, и грузовик подъехал к странному явлению уже при абсолютно ясно погоде, даже солнце жарило с неба так же сильно, как и полагалось в пустыне. Даже если оглянуться назад, не было видно ни туч, ни мокрой земли, ничего, что напоминало бы о том, что пару минут назад их едва не сдуло с земли и не залило тоннами воды. Странное место, оно и понятно, и это не могло хоть как-то нравится. Ну а отряд...что ж, отряд разношёрстный во всех смыслах этого слова, половина люди, половина антропоморфы, уже на месте вся группа начала облачаться в бронежилеты, проверяли записывающие устройства (да, это было тоже условием, что каждый член отряда будет при себе иметь интегрированную в бронежилет мини видеокамеру, которая должна будет фиксировать всё происходящее вокруг. Конечно, если догадка учёной была верна и аппаратура будет работать внутри границы сектора), проверяли и оружие. К слову, Камилле и рыжему янки оружие, хоть и с заметными колебаниями, но решили выдать в самом конце. Небольшой арсенал в корме броневика был к услугам, к некоторому неудовольствию командира отряда, крепкому двухметровому ящеру. Хорошо хоть ещё вернули "Desert eagle", но и то, как волчица начала монотонно доставать добермана, этот, к слову, тоже отправился с ними, обеспечивая прикрытие и боевое сопровождение, что не удивляло, учитывая, что выглядел он как типичный солдафон на пару с ящером.
- Откуда у вас оружие русских?
- Из Южной Америки от русских друзей. - доберман вяло осклабился, проверяя свой карабин М4.
- 5.56 не калибр, а дерьмо собачье. Только ворон с веток стрелять. - сама же Камилла, изучала взглядом имеющееся в броневике не очень уж разнообразное вооружение, но тем не менее, себе "в дорогу" волчица всё же нашла что взять - а именно полностью снаряженный, но достаточно старый "Печенег" с сошками, с механическим прицелом и отъёмным магазином на 200 патронов более эффективного калибра 7.62 на 54 миллиметра. Дополнительный магазин пришлось подвесить сбоку на бронежилет, который волчица нацепила на себя прямо поверх майки. Ещё десять секунд на калибровку внутренней прицельной сетки и фокуса под пулемёт и вуаля - цифровое поле зрения "обогатилось" комплексным секторным прицелом зелёно-голубого цвета с отображением дистанции до цели и необходимыми баллистическими поправками для стрельбы на более дальние дистанции с данного оружия. Пистолет был закреплён за поясом и теперь предстояли финальные приготовления, пока перед собравшимися не вышел вперёд ящер-командир, держа в полусогнутой мускулистой руке дулом вверх новенький военный SCAR.
- Итак, дамы и господа, всё, что нам надо будет, войти в сектор и двигаться на запад. У каждого из вас хоть и есть компас, но он может не работать. Будем ориентироваться по солнцу и звёздам, по любым природным ориентирам, которые будут там. Держаться строго вместе, никаких разделений на более мелкие грубы без моей команды. Всё, что вы заметите странное, подозрительное и потенциально опасное - сразу докладываете мне. Смотрите в оба, по сторонам, под ноги, наверх, словом, вы должны прикрывать товарищу тыл и не только тыл. - зычный, громкий бас разносился вокруг, дабы слышали все. - Здесь двое учёных, их надо прикрывать в первую очередь и обеспечивать их безопасность, чтобы они даже срать не ходили одни. Эта дамочка-"железный человек" биофизик, так что тоже относится к учёным, но, надеюсь, она может за себя постоять лучше этих господ из Института. Заодно проверим на ней, как работает сложная аппаратура внутри аномалий. Дальше. Этот вот... - ящер кивнул в сторону Вальтера. - ...у нас, оказывается, самый настоящий сталкер, который прибыл в нашу солнечную Мексику из радиоактивных Штатов, и хотя счётчик Гейгера при его присутствии не трещит, тем не менее, если заболеете раком и будете медленно и мучительно умирать при возращении домой, знайте кого благодарить. Идём цепочкой. Я первый, за мной наш заграничный исследователей пустошей, дальше по порядку. Женская версия Терминатора пойдёт в центре нашей цепочки, вместе с учёными. Имейте в виду, Три Закона Робототехники ей неведомы, так что приглядывайте за ней, и если она будет вести себя странно, или съедет с катушек - бейте в затылок. Замыкает группу Ньюэлл. Идёмте.
    С этими словами лидер группы развернулся и твёрдым шагом направился к куполу, перед которым даже не задержался, ни замер, а просто вошёл в него, сразу же скрывшись из вида. За ним второй, третий. Диас, лишённая мук томительного ожидания или волнения, так же твёрдо направилась к переливающейся границе, отделяющей её привычный и знакомый мир от чего-то неизведанного, там, по ту сторону. Некогда раздумывать, сейчас точно не место. Один шаг, ещё один, и вот уже гладкая полупрозрачная стена совсем близко, на расстоянии вытянутой руки, ещё шаг и поверхность поглотила и её и...и ничего, никаких особых ощущений, датчики не зафиксировали ничего, никаких перегрузок, вообще, вот только теперь взору Камиллы предстал...самый настоящий и густой лес, высокие толстые стволы деревьев с пышной листвой устремились к небу, застилая его ветками и листьями, сквозь которые пробивались лучи южного солнца, заливающие поляну, поросшую папоротниками и кустарниками ярким сиянием. В пустыне? Серьёзно? Предводитель отряда уже стоял чуть поодаль и терпеливо ждал, пока сюда выйдут остальные члены группы. А что же сзади? Та же толстая полупрозрачная оболочка, за которой разве что можно было разглядеть смутные очертания жёлтой пустыни и размытое пятно броневика. И что, это всё? По одному, другие точно так же входили сюда, изумлённо оглядываясь по сторонам, кто-то громко ахнул.
- Всё работает? Ощущаешь какие-то отклонения, ничего не сбоит? - доберман, который вошёл последним в купол, сжимая свой карабин в руках, замер возле Камиллы и пристально посмотрел на неё, именно так, как обычно смотрят на потенциального неуравновешенного. Вот только зря он так косился, ибо волчица не ощущала никаких отклонений, вообще ничего, что могло бы отличаться от нормы. Зрение работало как и раньше, анализ системы не выявил ошибок, так что в ответ на эти вопросы Диас лишь отрицательно покачала головой.
- Эй, как себя ощущаете? Все остальные в порядке? Головные боли, головокружение? Что-нибудь?

+1

22

     Не похоже, чтобы его словам кто-нибудь придал хоть какое-то значение, и лис, до глубины своей рыжей души, вопреки расхожему стереотипному мнению у него вполне имевшейся, решил более никакой информации своим новым "друзьям" не сообщать, лишь только когда те непосредственно спросят. Раз уж он тут словно бы лишний, самый бесполезный эксперт по аномалиям, которого только смогли найти.
     Вертолет. Никогда прежде - ни до Катастрофы, ни после - Александру не доводилось летать на этой винтокрылой машине. Лишь со стороны Вальтер видел, как по небу, под звучный рокот рвущих воздух лопастей, мчатся эти аппараты. И вот теперь лис внутри одного из них вместе с крупным отрядом летит... хрен его знает, куда. Какая вообще разница? Вариантов все равно не было. Зато было непривычное и доселе странное ощущение некоей... легкости? Когда двигатель, раскручивавший лопасти, набрал нужное число оборотов, и вертушка оторвалась от земли, Александр как будто скинул несколько десятков килограмм. Корпус легонько вибрировал, а вместе с ним и сидение под задницей. Летели молча. Ну, точнее - он и волчица, остальные все-таки предпочли скоротать время за разговорами и обсуждениями каких-то карт с нанесенных на них планом местности. Первые час-полтора Вальтер подался примеру Камиллы и созерцал в окно иллюминатора проплывающий под металлическим брюхом вертолета монотонный ландшафт, практически однородный и редко когда сменяющийся пятнами одного оттенка на другие. Затем разглядывал десантный отсек, сосредотачивая свое внимание на каждой заклепке и прочих незначительных для местных мелочах, бывших, однако, чрезвычайно интересных для пришельца с Севера. Когда еще удастся полетать на настоящем вертолете? Хоть какой-то плюс был во всей этой ситуации. Да, лис считал крайне положительным моментом столь любезно предоставленную ему возможность побыть в роли пассажира винтокрылой машины. Об этом он, если уцелеет, конечно, и все разрешится благополучно, будет еще долго вспоминать и рассказывать братьям по несчастью. А пока что летим. Окинул взглядом военных, их форму, ученых, покосился на перегородку, разделявшую кабину пилотов и десантный отсек. Снова посмотрел в иллюминатор. А затем лис плавно отрубился под пусть и далеко не самый тихий из всех возможных звуков гул двигателей, да рокот лопастей. Ему, в общем-то, было не привыкать, и в родном поселении звук работающего на последнем издыхании, свистящего и пердящего генератора, например, уже давно никого не смущал. Да и силы нужно было немного восстановить. Чуяло его нутро, что сделать это дальше предстоит ой, как не скоро.
     И снова открытым глазам предстала совершенно иная обстановка. Только на сей раз можно было относительно свободно, пусть и под неустанным контролем со стороны людей и зверей в форме, пройтись по территории лагеря и изучить ее. Да, кто бы не были эти ребята, но посреди пустошей они развернули настоящий форпост, с различными оборонительными, административными и складскими сооружениями. Техника, солдаты.
     - И что, у них не нашлось, кого послать посмотреть в аномалию? - вопрос улетел в никуда, да лис, в общем-то, особо и не ожидал услышать на него ответа; с ним с момента прибытия на Юг вообще как-то неохотно контактировали кто бы то ни было, все основные события крутились вокруг Камиллы, звезды, блин, программы.
     Внутри блочной коробки, набитой доверху всевозможной аппаратурой неизвестного назначения, работавшей, как и обслуживающие ее сотрудника в военном и штатском, в усиленном режиме, их встретила лиса и повела за собой на еще один инструктаж. Вальтеру, конечно, не очень хотелось выслушивать все по второму разу, но тащиться за рыжей пришлось, уж больно настойчивыми были сопровождающие. И, как ни странно, этот разговор не оказался повторением предыдущего. Да, поначалу ученая сообщала те же самые вещи, что ее коллега на базе, только чуть более развернуто и попутно вела диалог с механической волчицей, которая отвечала на своем родном языке, в то время, как лиса вещала на английском. Но им двоим было, очевидно, нормально. Вальтер уже привык к тому, что Камилла при любой возможности переходила на родной диалект, и винить ее за это было сложно. У кибернетического организма с английским дела обстояли не очень хорошо. Правда, всяко лучше, чем у лиса с испанским. Но тем не менее, нужная информация доносилась до ушей обоих пришлых "специалистов со стороны". И она решительно разнилась с тем, что знал лис об аномалии, охарактеризованной поначалу, как "Слепое пятно". Очевидно, профессор Хэмлок и вправду не умел вводить в курс дела. Ибо странности начались, стоило только ученой открыть окно и указать в сторону пустыни. Вдалеке, пусть и слабо различимая, виднелась некая полусферическая зона над поверхность Земли, напоминавшая своим видом огромный мыльный пузырь. То же, на что изначально грешил Александр, не имело никаких видимых ориентиров, и определялось сугубо лишь экспериментальным путем, резким отказом электроники. А это что такое, Вальтер к огромному своему сожалению не знал. Однако вида решил не подавать, поскольку, скажи он сейчас, что мол, ребята, извините, но у нас такой херни отродясь не бывало, то его мигом пустят в расход, и спрашивать не станут. Грёбаная Мексика, здесь даже аномалии другие. Лис многозначно хмыкнул, вдоволь насладившись пейзажем, и вернулся на свое место под строгий, точно у надзирателя, взгляд добермана. Да, того самого детины, что оказался первым живым существом, встреченным на базе. Странно, его, вроде, не было в вертолете. Летать, что ли, научился, без помощи техники? Ну да ладно. Вторым потрясением стало заявление о том, что внутри купола электроника должна работать нормально, просто сфера эта сигналы не пропускает как изнутри, так и снаружи. Вот тут уже лис не смог удержаться.
     - Если вы уверены, что с электроникой внутри ничего не случится, то какого же хрена вы все это время сидели на заднице, и если не отправились выручать своих людей, то хотя бы не проверили данный факт?! У вас тут всевозможных устройств - хоть задницей ешь! Трудно было закинуть пару компьютеров в машину и прокатиться с ними до границы аномалии?!
     Пёс напрягся, заерзал на стуле и собрался было уже встать, чтобы на привычном для него языке насилия сообщить лису о том, в подобном тоне общаться с ученым не следует, но лисица жестом остановила его, после чего ненадолго отвлеклась от своего рассказа и посмотрела на сородича взглядом, на удивление, спокойным. Секунда, другая... Александр ожидал, что она хотя бы какие-то звуки издаст в качестве ответа, но нет, была лишь только эта бессмысленная игра в гляделки, окончившаяся тем, что рыжий всплеснул лапами, повел плечами и отвел взгляд в сторону, всем своим видом демонстрируя нетерпение в ожидании скорейшего завершения инструктажа. Ему подобных подход было непонятен и чужд. Уж если эти вояки так лениво и неохотно отправлялись спасать своих же людей, то что говорить о чужаках, случись внутри этого злосчастного купола какая-то неприятность.
     Дальше была непродолжительная поездка к границе аномальной зоны. Ничем бы не примечательная, как бы не один нюанс - дождь. Даже целый ливень с порывами мощного ветра, заставлявшими содрогаться многотонную махину и вместе с нею всех десятерых десантников на борту. Ливень. Посреди пустыни. Явление, конечно, крайне редкое, но в целом возможное, вот только такая смена погоды не происходит резко, словно в плохой компьютерной игре. Не было грозовых туч, пришедших со стороны и затянувшись небосвод непроглядным черным маревом. Просто началось ни с того, ни с сего, и также быстро закончилось. Выйдя из броневика, Александр первым делом обернулся через плечо, и увидел лишь привычную уже взору, простиравшуюся до горизонта пустыню. Никакой воды. Никаких туч. Ничего. И что это было, спрашивается? В недрах сознания ответа на этот вопрос не нашлось, ибо такие погодные катаклизмы для Севера не были характерны. Насколько нехарактерны, что их, сука, не было в принципе.
     - Чудно. Значит, буду кидаться собачьим дерьмом в ворон и вообще развлекать себя как могу, а вы там повоюйте, в случае чего.
     Удивившись, почему Камилла сразу не оторвала от броневика орудийную башню и не пошагала вместе с нею наперевес, а ограничилась "всего лишь" пулеметом неизвестной модели, но, как сказала волчица, он был русским, лис окинул взглядом предоставленный на выбор, пусть и со скрипящим сердцем, арсенал. Выбирать особо не пришлось, ибо среди немногочисленного уже на данный момент оружия нашлась как и привычная лапам М16, пусть и выглядящая намного новее потерянной в огне винтовки, так и Кольт 1911, чей внешний вид - потертый корпус со множеством царапин и налетам старины - очевидно, шел в комплекте к каждой пушке, независимо от ее возрасте. Военная униформа была несколько непривычная по ощущениям, но, в целом, достаточно удобна, а совмещенная с легким бронежилетом разгрузка обладала множеством карманов, по которым можно было распихать достаточно много магазинов с "бесполезными" патронами для винтовки и пистолета. Вальтер набрал с собой гораздо больше, чем было нужно. Так, на всякий случай.
     Голову посетила мысль о возможном побеге. Если с территории базы удрать было совсем без шансов, то здесь было... наверное, трудно осуществимо, но все-таки. Их всего 10, минус сам лис и Камилла, которая, наверняка, в случае какой заварушки если и не встанет на его сторону, то, как минимум, стрелять не станет, а просто по-тихому свалит. С пулеметом, да. Двое ученых, которые, по сложившейся традиции, не бойцы, и идут тыкать в аномалию своими приборами. Итого шестеро разношерстных бойцов. Если в какой-то момент группа разделится, или просто одна часть отстанет от другой... В теории, возможно. Но стоит ли игра свеч? Даже выбравшись из аномалии, лис окажется посреди гребаной пустыни, пусть и увешанный оружием, но зато без припасов и медикаментов. Плюс - совершенно непонятно, куда идти. Да и навряд ли эта самая корпорация одобрит. Они же рано или поздно пошлют и третью группу, и когда та обнаружит своих коллег в виде трупов с простреленными спинами, а лиса среди них не окажется, очень быстро все сойдется. И, как думаешь, рыжий, найдет тебя на своей же земле, возможно, крупнейшая военно-научная организация, имеющая подвязки и с армейцами, и с полицаями? Ответ очевиден. Так что, как ни была заманчива идея отвязаться от этих ребят преждевременно, придется распрощаться с ней.
     - Институт? - из инструктажа ящера лис выделил для себе одно лишь слово, на которое среагировал, как подопытный кролик на разряд тока, пропущенный через его тело, - Нет, наверное, он про своих ученых. Всего лишь совпадение.
     Знаете, что под куполом оказалось? Грёбаный, мать его, лес. И это совершенно не шутка. Аномалия скрывала в своих недрах то, что, казалось, было безвозвратно утрачено на любой территории, неважно, Север или Юг: густо растущий дикий зеленый массив. Огромных усилий стоило не разинуть пасть от удивления и сделать максимально возможно умную морду лица, как будто не в первый раз.
     Камилла. На удивление, кибернетический организм ощущал себя вполне себе хорошо внутри аномалии. Ну а что до остальных... За них Вальтер сказать не мог, но вот у него голова немного закружилась. Что, впрочем, было вполне объяснимо - воздух по ту сторону купола оказался необычайно чистым и насыщенным кислородом. Хотелось жадно глотать его, как нечто вкусное и желанное. Шумно выдыхать и по-новое. Видя со стороны главного в отряде некоторое недоверие во взгляде, лис поспешил пояснить.
     - Воздух свежий. На Севере таким себя не побалуешь.
     И они двинулись, шаг за шагом, на поиски пропавшего отряда и еще каких-то разведывательных штук.
     - Эй, Ньюэлл. Пс. - лис шикнул через плечо, оборачиваясь к замыкающему построение бойцу, - Ньюэлл.
     - Чего тебе?
     - Скажи "три".

Отредактировано Walther (27.12.2018 01:55:58)

0

23

Нет, всё же надо откалибровать все системы поголовно, здесь это точно актуально как никогда, и, пока командир отвлёкся на остальных, Камилла на несколько секунд "ушла в себя" - то, как это могло бы показаться при взгляде со стороны, но всё это время система подверглась тщательному анализу, умело контролируемым позитронным мозгом: все модули, суб-софт, подсистемы, всё было подвергнуто тщательной проверке и перезапуску с последующей калибровкой. Лес перед глазами пропал, уступив место бегущим зелёным строкам, загрузочному экрану и, наконец, сверхчёткая картинка окружающего мира "собралась" по кусочкам в единое изображение, приправленное базовой информацией, сгруппированной в углу поля обзора. Не работала разве что навигация, координатная сетка вращалась по кругу, мигая и выдавая каждую секунду разные направления, и это не считая, что стороны света здесь тоже "скакали" и ежесекундно меняли своё направление. Что же, чудно, этого следовало ожидать, учитывая, что у остальных с компасами была такая же дрянь. А раз так, то единственным средством остаётся ориентироваться по солнцу над головой, по мху на деревьях да по звёздам ночью, если это место не решил сыграть с ними шутку и всё перемешать на небе. Ну, теперь-то можно было идти, ступая по мягкой лесной подстилке, утопающей в густой растительности, причём, что интересно, это не были джунгли, это был, казалось, лес средней полосы, с той лишь разницей, что здесь было гораздо более зелено, листва, переплетаясь в единую зелёную массу, свисала с узловатых веток деревьев наподобие накидок. А где-то над головой сквозь переливчатый купол проникали солнечные лучи, но и они тоже были странные, этот свет переливался, в расширенном оптическом спектер волчица видела эти причудливые световые завихрения, которые мягко устилали лес, проникая между деревьями и ложась на них игристыми сверкающими пятнами. В обычном оптическом спектре казалось, что этот свет немного искрится разноцветными радужными брызгами, отражаясь от поверхностей, но в ИК и УФ спектре всё было смазано, картинка становилась хаотичной и полной фрактальных помех и лишь в расширенном волно-хроматическом спектре мир представал в своём полноценном величественном исполнении. Одно было точно и ясно, здесь не самое лучшее место для проживания. Хорошо хоть нет радиации и прочих вредных излучений, о чём почти сразу же сообщили учёные, тыкая своими приборчиками в воздух и в почву под ногами.
- Идём. Сохранять строй. Смотрите по сторонам и под ноги. Ориентируемся по солнцу, идём на запад.
  Первый привал отряд организовал через часа три, на небольшой опушке, окружённой деревьями по периметру и склонившей к ней обросшие длинные ветки, с ниспадающими почти до самой земли длинными листьями. Быстро собрали палатки, развели костёр для приготовления пищи, двое учёных разложили рядом свою аппаратуру и что-то усердно переписывали с дисплея ноутбука.
- Хм, посмотрите на это, что думаете? - одна из тех самых учёных из института чуть развернула к Диас ноутбук, над которым склонился и второй тип в тонких очках. Тоже работник науки, как же, этих легко отделить от остальных по специфическим повадкам, пропечатанному заумному виду и некой растерянности чтоли в живом мире, вдали от стен своих лабораторий. Тем временем на экране ноутбука царила самая настоящая неразбериха из таблиц, секторных графиков и целого вороха цифр и текста, которые пришлось за доли секунды прочесть и собрать информацию воедино. Как поняла волчица, это были результаты спектрометрики и биоанализа каких-то образцов, которые высоколобые ребята успели собрать по пути за купол. Растения, что ж ещё, но внимания Камиллы, как знающей биологию, привлёк именно ДНК-анализ.
- Местная флорра? Рразве?
- Именно. Все организмы на нашей планете обладают весьма определённой структурой ДНК, каким бы ни был организм в нашем мире, но базовые элементы одни и те же. Вот, смотрите, чисто для сравнения, это образец ДНК берёзы, такой, как, например, растёт в нашей стране. А вот это образец ДНК местной берёзы, который я взял полчаса назад. Вы обратили внимание на то, как выглядят здесь деревья, кусты и цветы? Я взял образцы многих из них для сравнения и в каждом образце обнаружил весьма заметные отклонения именно в порядке построения последовательности нуклеотидов. В части цепи ДНК этот порядок перестроен, хотя в других частях всё вроде бы в порядке. Все они, и деревья и листва на деревьях, и кусты и даже травы с цветами тут обладают подобными отклонениями.
- Это мутация? - честно говоря, в Камилле проснулось любопытство, именно то самое забытое давно любопытство бывшей учёной, которая давно не оперировала подобными понятиями и алгоритмами. И теперь данные, которые были забыты искусственным разумом, теперь быстро восстанавливались и обрабатывались, волчица вспоминала почти всё из той области знаний, в которой и работала годы назад. - Так, насколько я помнить, в этой зоне упасть метеоррит? Что могло быть прринесено этим телом, что способно вызвать такие изменения на урровень ДНК?

   Тем временем ящер, как командир отряда, отдавал распоряжения другим бойцам на счёт размещения в импровизированном лагере, кто будет в роли часовых, и, конечно же, нести вахту поручили и волчице, ей же не надо было спать, она лучше видит, у неё лучше восприятие. Конечно, не она одна. Вальтеру выпала честь постоять на стрёме тоже, вместе с ещё одним бойцом, суровым на вид койтом, украшенным зигзагообразным шрамом через всю левую щёку. Этот без слов обхватил покрепче новенький XM и занял сторожевое место по юго-западной части разбитого лагеря, так же без слов отвернулся спиной ко всем и вперился взглядом в эти лесные кущи, простирающиеся на многие километры во все стороны. Что ж, было бы побольше народу, тогда были бы и другие возможности, наверное. Но не сейчас. И как только стемнело совсем, оставалось разве что обратить своё внимание на отведённый сектор и следить. За чем? А чёрт бы знал. Не стоит исключать, что здесь водятся дикие звери. Вопрос в том, в каком они виде, учитывая то, что стало с местной растительностью на клеточном уровне, да, конечно, это растения, и вполне возможно, что фауну это может и не затронуть, но в этом месте лучше полагаться на худший вариант. Всегда стоит ожидать худшего, это будет лучше для себя.
- Ну что, гринго, у вас на северр часто такая же хррень встрречаться? - так как лис располагался на "дежурстве" совсем неподалёку, можно было беседовать, даже особо не повышая голос. К тому же, Диас было даже интересно, каковы так называемые аномалии у них там, насколько они похожи на это вообще. - Что у вас там может водиться в опасные зоны?
   
   Тихий зуммер монотонно и долго "зудел" где-то в тёмном пространстве, слишком долго, пожалуй, прежде чем эта темнота быстро наполнялась яркими и цветными пятнами, подобными микровспышкам на чёрном фоне, и каждая такая вспышка останавливалась в пространстве, замирала и растворялась в виде кусочка изображения, как паззл, который складывался и заполнял картинкой пустоту. Лес восставал перед глазами из небытия, покрываясь первичной шестиугольной сеткой обрабатываемого визуального спектра, и как только изображение было восстановлено, Камилла с немалым для себя удивлением обнаружила себя сидящей спиной к дереву с пулемётом на коленях, и в таком положении, о котором можно было бы подумать, что она "заснула" как самый обычный человек. В этом и было изумление от происходящего, ибо волчица не могла "спать", она могла отключаться, но то было исключительно принудительное состояние и оно протекало иначе, чем то, что испытала Диас сейчас. Немало удивительного и в том, что неподалёку также дрых Вальтер, а ещё дальше койот, свернувшийся клубком на мягкой лесной подстилке. Не стоило лишний раз говорить о том, что командир отряда был в бешенстве, он минут десять обходил импровизированный лагерь, с ревностным пристрастием осматривая каждый его закуток, он наорал как на койота, так и на лиса и даже Ками и то получила "на орехи" за то, что они трое задрыхли на стрёме. Впрочем, получить какого-то внятного объяснения ни ящер, ни доберман так и не смогли, ибо этот же самый вопрос мучал и волчицу, которая не могла получить ни байта информации из системы. Она просто...отключилась. Более того, они "отдыхали" ни много ни мало 37 часов. Все спали как убитые всё это время, но, к счастью, не произошло ничего опасного, ничего не пропало, никто не пострадал, правда, легче от этого не становилось, вовсе нет, произошедшее, скорее всего, сильнее укрепило мыль о том, что в этом месте слишком много идёт не так, как надо, а ведь они не сильно углубились в аномалию. Не улучшало ситуацию и тот факт, что командир не знал, что точно происходит, а даже если и знал, то старательно изображал своё неведение. Правда, единственной хорошей новостью стало то, что в паре километров на запад таки удалось засечь следы прошлой экспедиции. Ну как следы...полузаросшая цепочка следов ботинок, ведущих на запад да обрывок камуфляжа примерно 5 на 5 сантиметров. Всё. Однако, это несказанно воодушевило ящера, который получил доказательство того, что его отряд движется в нужном направлении, да и здоровяк решил более активно задействовать Вальтера, раз уж его роль заключалась в том, что он "бывалый ходок по выжженным землям", вот только первым заданием для лиса стало то, что его поставили в группе первым в очереди, и так продвигались через этот лес, пока он не расступился и взору предстала самая настоящая речная заводь с обширной затокой и рукавом широкой реки, чья зеркально-гладкая поверхность даже не дрогнула рябью. На берегу этой заводи можно было видеть слегка покосившийся не то сарай, не то хижину с деревянной пристанью, рядом с которой две старые лодки уже наполовину ушли под воду и бурно заросли какой-то зелёной не то ряской, не то тиной, хрен её знает, но место выглядело точно покинутым.
- Река? Здесь? Серьёзно? - идущий последним доберман, настороженно навострил уши и пристально осмотрелся по сторонам, принюхиваясь при этом как заправская ищейка, хотя тут кроме запаха реки, и лёгкой заплесневелости, несущегося со стороны хижины, ничем особым не пахло. - На картах местности, до падения сюда метеорита, тут была практически высохшая мелкая речушка. Чертовщина какая-то... Эй, Ньюэлл, Вальтер, оба сходите в дом, только осторожно, проверьте, нету ли там каких-либо следов от предыдущей экспедиции, они тоже могли заглянуть туда. Да под ноги смотрите. Мы прикроем снаружи.

+1

24

     - Если честно... - лис осекся на полуслове, затем, чтобы обернуться через плечо в сторону лагеря, да бросить косой взгляд на еще одного часового и убедиться, что никто, кроме Камиллы, его слов не услышит, после чего продолжил, - Никогда такого не видел. Аномалии на территории США - нечто, что сразу определяется, как опасное для жизни. Видимые или невидимые, они всегда несут смерть попавшему внутрь. Сами ли или с помощью тварей, что обитают в пределах этих зон. Что насчет последних, то... много всего, Камилла. Изуродованные до неузнаваемости организмы, в которых, подчас, трудно угадать первозданный облик животного. Некоторые из них чрезвычайно сильны, а тело покрыто толстым слоем хитина, словно броней. Другие могут на время становиться невидимыми и передвигаются неимоверно быстро. Есть и такие, что могут взять твой разум под контроль и заставить обернуть оружие против недавних товарищей, ну или просто застрелиться, чтобы затем поработать обедом. Что забавно, кстати, наиболее опасные сектора находятся в местах, представляющих ценность в плане ресурсов, ну, базы там военные, продовольственные склады, заводы и прочее. В пустынях, конечно, тоже хватает дерьма - стаи одичалых койотов или скорпионы размером с небольшой автомобиль, например. Но эти зверушки и в подметки не годятся тем мутантам, что караулят стратегически важные объекты. Они и всяческие огненные, электрические, гравитационные и прочие ловушки. Словно кто-то специально на карте Америки натыкал эти аномальные зоны и закрыл доступ к необходимым для выживания вещам нам, простым бродягам.
     Почувствовав усталость в ногах, Александр на время прервал свой рассказ и опустил задницу на довольно большой камень, что выступал из-под земли на добрых полметра. Отложил винтовку в сторону и снял с пояса полученную в довесок ко всему прочему снаряжению флягу, наполненную чистой, хотя и с привкусом хлорки, водой. Сделал несколько глотков, облизнулся, собирая языком с шерсти живительную влагу, и после того, как вернул все на положенные места, продолжил.
     - Так что... Не знаю, что нас здесь ждет. Я деревья-то последний раз видел еще в детстве, если не считать на картинках. А тут - целый лес. Только какой-то он... Ну, знаешь, слишком уж красивый и яркий. Как будто и не настоящий вовсе. И что здесь может водиться - хрен его знает. Если вообще может. Заметила, что на протяжении всего пути мы ни одного зверя, ни одной птицы не услышали и не заметили? Странно это. В пустынях зверюги, несмотря ни на что, сумели выжить, а здесь для них, считай, созданы райские условия. И... - тут он широко зевнул, и как-то слишком внезапно потерял ход собственных мыслей.
     Веки словно налились свинцом, голова потяжелела, и рыжий, сам того не заметив, практически моментально отключился, безвольной тушкой скатившись с камня в высокую и сочную траву.

     37 часов. По крайней мере, так сказали звери из лагеря, когда первый проснувшийся из них подскочил, словно подстреленный, и побежал будить остальных. Вырубились все, и даже кибернетический организм, которому, как бы, спать совершенно не нужно. Волчица данным фактом была весьма озадачена, и ответа на вопрос, как такое случиться могло, дать не смогла. Никто не смог. Ученые с задумчивым взглядом потирали затылки, снова тыкали своими приборчиками в небо и землю, но техника ничего такого не сообщала.
     Совершенно не чувствуя себя выспавшимся на почти что двое суток, лис отправился в путь вместе с остальными, на ходу разминая затекшие от продолжительного пребывания в практически неподвижной позе суставы. Ситуация ему не нравилась от слова совсем, и мысли о том, что поисковую группу надо бросать и бежать на выход, все чаще посещали голову Вальтера. К тому же, теперь казались ему абсолютно обоснованными не только личной неприязнью к представителям неизвестной организации, но также инстинктом самосохранения, логикой, здравым смыслом и прочими полезными чувствами. Да только кто же ему даст свалить-то? Очевидно, что отряд их разделяться не планировал, а в одиночку с такой толпой народа точно не справиться. Придется тащиться за ними и искать предыдущих горе-исследователей, ибо надеяться на то, что у командира группы внезапно включится мозг, не приходилось.
     Так они и шли, шли долго, пока, наконец, не наткнулись на следы, да кусок ткани на ветке. Ящер тут же воодушевился находкой и решил, что находя непременно указывает на пропавших ребят и ломанулся через лес если и не как паровоз, то уж точно массивный армейский грузовик, не замечающий на пути к цели препятствий. Александр этого энтузиазма совершенно не разделял, ведь следы были далеко не первой свежести. След может оборваться, затеряться или... Привести к месту, откуда, по логике, идти дальше некуда. Цепочка отпечатков подошв вывела отряд на берег реки. Самой настоящей реки, наполненной водой до берегов и простирающейся вдаль. Как? Откуда? Александр знать не мог, разумеется, но в очередной раз уже состроил максимально возможно умную морду и сообщил:
     - Не стоит удивляться. Внутри аномалий возможно всё.
     И только Камилла знала, что на самом деле эта фраза должна была прозвучать как: "В душе не ебу".
     На берегу реки находился какой-то покосившийся не то сарай, не то остатки лодочной станции. И, как вы думаете, кому выпала честь заглянуть внутрь и разведать? Правильно, счастливчику и эксперту по аномалиям. С трудом подавив в себе желание огрызнуться и сообщить доберману, что если ему надо, то пусть сам и идет, лис в сопровождении еще одного бойца двинулся вперед, а остальные - следом, крайне медленно и неохотно. Окна в строении были заколочены, так что момент томительного ожидания растягивался на неприлично долгий срок. Вход всего один, и что за ним - поди угадай. Александр повесил штурмовую винтовку за спину и достал из кобуры пистолет, снимая его с предохранителя. В ограниченном пространстве от него будет гораздо больше толку.
     - Я пойду первый. Дам знать, если всё чисто. - Вальтер отодвинул собравшегося уже было идти на штурм динго в сторону.
     Раскосая дверь противно скрипнула, и внутрь рыбацкого домика хлынул яркий солнечный свет, в миг разогнавший полумрак. Следом за ним внутрь прокрался и лис с пистолетом наперевес. До боли знакомая картина - все вокруг разломано, перевернуто и покрыто толстым слоем пыли. Массивный деревянный стол у стены, лежавший вверх ногами, пара-тройка табуреток различной степени целостности, какие-то обрывки газет, обгоревшие книги и прочая макулатура. Углы затянуты толстым слоем паутины. Чуть поодаль, у стены, нечто вроде администраторской стойки с проржавевшем кассовым аппаратом на ней, чей открытый лоток для валюты практически пуст, и лишь пара утративших былой свой блеск монеток лежит в нем. А за стойкой... Что или кто было там, Александр не успел рассмотреть, ибо в этот момент за его спиной раздался оглушительный хлопок, и все вокруг вновь погрузилось в темноту.
     - Эй! Что за шутки? Откройте грёбаную дверь, я тут не вижу ничего! - крикнул рыжий через плечо, полагая, что это кто-то из отряда решил над ним подшутить.
     Но то, что это не так, стало ясно в следующую же секунду.
     - Они не услышат... Пока ты тут... - раздался из темноты хриплый дрожащий голос.
     Пистолет Александра не был оснащен тактическим фонариком, а тот, что был встроен в шлем, остался снаружи, собственно, как и сама каска, которую лис оставил у порога, мотивируя тем, что внутри она ему только обзор будет перекрывать. Однако, на счастье, на поясе имелся обыкновенный ручной, не слишком мощный и надежный, работавший от пары батареек. Но в данной ситуации категорически кстати.
     Щелчок, луч света скользнул по стене, а за ним и пистолетный ствол. В полумраке за стойкой виднелась голова с одним острым ухом, торчавшем сбоку от камуфляжной кепки. Изрядно выцветшей и потрепанной, но все еще различимой. И это был тот же окрас, что на куске ткани, найденном по пути к реке.
     - Эй, ты кто? - Александр так и остался стоять на месте, не решаясь приблизиться к незнакомцу, - Из первой экспедиции?
     - Из первой... - голос повторил часть слов сталкера и на несколько секунд замолк, лишь только сиплый свистящий хрип и тяжелое дыхание наполняли помещение, - Нет смысла... Поздно... Всё иллюзия...
     - Да ты бредишь. Вставай давай, за тобой помощь прибыла. - лис снова оглянулся назад, - Да откройте же, я нашел одного!
     Голова вздрогнула, чуть приподнялась на тощей шее. А затем и весь зверь показался из-за стойки. Словно ходячий мертвец, зомби, или как таких называли на Севере - обожженный, волк с трудом поднялся с полуразвалившегося кресла и облокотился на стену. Вид у него был жуткий: исхудалое тело со множеством глубоких, свежих и старых ран, что проглядывали сквозь разорванную военную форму, превратившуюся к моменту обнаружения бедолаги в лохмотья. Левая глазница пуста, а глаз в правой выпучен и налит кровью. Левая лапа вывернута в обратную сторону, однако же пальцы все еще шевелятся. Когтистые пальцы со свисающей клочьями слипшейся от крови шерстью.
     - Всё... Иллюзия... Поздно... - солдат повторял одни и те же слова, да таращился на лиса своим глазом, - Всё... Кончено...
     - Черт, ну и досталось же тебе. - Вальтер нервно сглотнул, и начал пятиться в сторону выхода, - Подожди тут, я... сейчас врача позову...
     - Нет! - неожиданно громко выкрикнул волк, и тотчас зашелся приступом кашля, по результатам которого выплевал на пол, кажется, часть собственного легкого, - Еда... Я хочу еда... Вкусно... Свеже...
     Медленно переставляя лапами, он двинулся на лиса, который к тому моменту уже достиг двери, по-прежнему намертво закрытой. Похоже, боец окончательно двинулся рассудком, и теперь представлял серьезную угрозу. Александр понимал, что, скорее всего, эта туша пригодилась бы ученым живой, если вообще это слово уместно. Вот только блядская дверь вносила некоторые коррективы и заставляла действовать, исходя из сложившейся обстановки. Еще раз окрикнув военного и убедившись, что тот на слова не реагирует, Вальтер прицелился и выпустил в него всю обойму. Первые три пули, засевшие в груди, лишь заставили волка покачнуться, но затем .45 калибр решил попробовать на прочность черепную коробку. Счет оказался 1:0 в пользу американской классики, и практически обезглавленное тело, прошедшее по инерции еще шаг, безвольно рухнуло на пол, напоследок содрогнувшись в посмертной конвульсии.
     - Быстро, пошел! Заходим! - дверь выбили, и наконец-то подоспела помощь в лице трех солдат из группы и добермана, который, очевидно, в прошлый раз потратил всю ману на телепортацию от базы до полевого лагеря, а потому решение на штурм принял столь "оперативно", - Эй, ты, какого хрена тут происходит?! Что за стрельба?!
     - Там. - Александр не глядя указал лапой на пол и направился к выходу, решив предоставить псу разбираться с трупом одних из своих коллег, - Я пытался его остановить, но боец напал на меня и...
     - А ну стой! - тяжелой лапой пес схватил рыжего за шкирку и в миг развернул на месте, - О чем ты, черт побери? Тут никого нет!
     - Ты что, слеп...
     Но нет, со зрением у добермана было все в порядке. Лис же своим глазам поверить не мог, но на полу, где он еще несколько секунд назад наблюдал собственноручно застреленного волка в форме, сейчас не было никаких следов его присутствия. Даже пятен крови. Бойцы группы прикрытия проверили помещение, но никаких следов присутствия живых или мертвых существ не нашли.
     - Черт, что за говно... Камера! У меня же есть камера на груди, посмотрите запись с нее.

     Уровень доверия после данного происшествия к Александру резко упал. Назад его вывели уже под прицелом пары автоматов, после чего один из ученых достал ноутбук, в который была вставлена карта памяти с записывающего устройства. Качество видео было отличное, к тому же, как выяснилось, в отличие от Вальтера, камера в темноте неплохо видела и без фонарика. Вот только... Были слышны реплики рыжего, затем лапа с пистолетом и выстрелы. Выстрелы в пустоту. Никаких волков в военной форме. Никаких реплик из темноты. Нихрена. Совсем.

Отредактировано Walther (03.01.2019 22:28:28)

+1

25

Странные дела, так, если подумать, то нужно обладать поистине колоссальной энергией неизвестного типа, чтобы вот так вот посреди пустыни сформировать оазис. Радоваться бы, но всё это место не могло внушать доверия ни на грамм, это понимала и Камилла, даже будучи кибернетическим организмом, что уж говорить и про "органических" спутников, многие из которых, конечно, страха не выказывали, но было видно, что здесь им тоже не по нраву. И пока лис с ещё одним бойцом отправились проверять ветхую деревянную хату, сама волчица обвела взглядом берег и зеркальную тёмную гладь воды, уходящую на сотни метров в виде широкого пологого изгиба реки. Противоположный берег подёрнут лёгкой туманной дымкой и виднелся слабо с такого расстояния, но всё же такие же густые заросли были и там, разве что не было такого песчаного спуска к воде. Хотя стоп, что это? Акустические ресиверы уловили отчётливое колебание со стороны воды, этот звук напоминал тихий всплеск, и судя по частоте этого звука, источник появился метрах в 20-25 от берега, правда, стоило лишь взглянуть туда, ровная гладь по-прежнему демонстрировала идеальный штиль.
- Посмотрите на эти цветы... Это...это похоже на незабудки, но они не росли на территории Мексики да и к тому же, они сильно изменились. И эти цветы тоже, а посмотрите на траву.
Двое учёных склонились над небольшим участком в стороне от берега, покрытым яркими и пёстрыми цветками, что они там увидели лично волчица не поняла, ибо цветов-то особо не видела в своей жизни, но волнение учёных господ не особо-то обнадёживало. Судя по их репликам, здешние растения менялись на клеточном уровне, и это также проявлялось в их форме. Хотя да, логично, стоило только посмотреть на деревья, они чем-то отличались, их листья были сильно вытянутой серповидной формы, а сама листва росла большими пучками и свешивалась с веток наподобие мочалок. Вон даже мох и не мох вовсе, а цветущий ковёр, с россыпью крошечных цветков по всей поверхности.
- Но при этом воздух чист, в нём нет каких-то примесей и токсичных веществ.
- Значит, воздействие другого рода. Это может быть излучение или особые поля... Хм, я соберу ещё образцов.
  И пока двое собирали образцы в герметичные пластиковые контейнеры, со стороны хижины раздался крик и громкий стук - стоило только повернуть голову на источник звука, чтобы лицезреть весьма...занятную картину, как в дверь ломился динго, настойчиво и громогласно требуя его впустить, и буквально через несколько секунд воздух наполнили  хлопки выстрелов, что странно, эти звуки были глухие, как будто бы стреляли в глубоком подвале. Один, второй хлопок, и так ровно семь выстрелов под аккомпанемент ругани динго и размашистых стуков его берца в деревянную дверь, которая хоть и скрипела под таким натиском, но так просто сдаваться не собиралась. Они же вроде должны пойти вдвоём в этот домик и как так получилось, что янки остался там один, да ещё и дверь запер. Застрелиться он там не мог, учитывая, что по количеству выстрелов тот разрядил весь магазин.
   Впрочем, "спасательная операция" по вызволению Вальтера окончилась так же быстро, вызвав у командира отряда, да и у остальных тоже достаточно вопросов, на которые рыжий если и смог дать какие-то ответы, то ответы явно не устроившие при таком раскладе. Встроенная камера. Она могла бы дать ответы на вопросы, но...на деле оказалось, что всё сводилось к тому, что там, в пустой хате, у лиса немного поехала крыша. Волчица, просматривая запись из-за плеча одного из бойцов, скептически и громко хмыкнула, снабдив происходящее на экране ёмким и далеко нелицеприятным комментарием на испанском языке. Тут даже не надо быть умным роботом, чтобы понять, что у этого гринго теперь могут быть проблемы в отряде. Хотя, чего они ожидали, взяв его в группу? Ни проверку здоровья ни провели, ни исследования, ничего, а значит, подвергли риску операцию, раз уж они так это называли. Да и самой Камилле эта ситуация была не по духу, от слова совсем. А уж когда внутренняя память извлекла архивированный кластер воспоминаний минувших дней, вернее ту их секцию, которая отвечала за дополнительные детали последних дней и событий в церкви, то желание тут находиться упало ещё сильнее - у неё там, снаружи, осталась машина, в которой лежала куча денег, и всё это было брошено в трущобах. Хорошенькое дело, это не Гвадалахара и даже не Тихуана, где её и её машину знали в определённых кругах и можно было бы надеяться, что тачку не вскроют или не угонят, но тот район... Отлично просто. Если им повезёт отсюда выбраться, то надо будет как следует отметелить чёртового янки и дать ему пинка, чтобы шёл пешком сам посреди пустыни.
  Опять этот всплеск, позади, со стороны воды и не один, а сразу три, недостаточно громких, чтобы на них обратил внимание кто-то ещё из отряда, но достаточный, чтобы его засекла акустическая система Ками, которая снова обернулась на звук, на этот раз крепче сжимая пулемёт в руках. Водная гладь по-прежнему представала ровной, как стекло, слишком, неестественно ровной, и это-то и было подозрительно. Но нет, не в этот раз, сейчас уже волчица приметила небольшое подёргивание метрах в 15 от края берега, так, будто бы кто-то ткнул в воду чем-то небольшим и теперь от этого места в разные стороны побежали концентрические круги, затем ещё один всплеск, более видимый и уже в 10 метрах, затем целая россыпь всполохов в пяти метрах - всё произошло настолько резко и неожиданно, словно бы тихую идиллию этого странного пейзажа в один миг разорвали и скомкали, отбрасывая в сторону: вода у берега словно бы взорвалась огромным фонтаном сверкающих на солнце брызг, разметавшихся на многие метры во все стороны, и сквозь беснующуюся в десятках водоворотах толщу воды вынырнуло колоссальное серо-зелёное пятно с поразительной для таких габаритов лёгкостью и проворностью. И даже воды не успела обрушиться с воздуха на землю, как нечто схватило ближайшего к берегу бойца за туловище. Сама же Диас находилась чуть поодаль, метрах в пяти и только сейчас за всей этой вздымающейся водяной завесой смогла-таки выцепить контуры...крокодила. С той лишь разницей, что их воды вылезло самое настоящее огромное чудовище с тремя рядами острых шипов вдоль толстой спины, сложно сказать, насколько эта тварь была огромная, но даже половина тела, высунувшаяся из воды, достигала в длину пары десятков метров, здоровенная плоская крокодилья морда, разомкнув челюсти, ухватила несчастного бойца и, не прошло и секунды, как снова захлопнувшаяся пасть перекусила тело натрое, отбросив половину окровавленной головы и откушенные голени по сторонам. Но и этого твари было мало, и чудовище, несколько неуклюже, но вполне уверенно поползло к остальной группе, щеря свою пасть, полную окровавленных и чертовски острых зубов, длина которых внушала самый праведный ужас, и это не считая того, что зубы росли в два ряда. И хорошо ещё, что присутствующие не впали в ступор, а бросились врассыпную. Это помогло, и чешуйчатая тварь громко клацнула челюстями на том месте, где ещё пару секунд назад был командир отряда.
- Что смотрите, стреляйте, мать вашу!
  Воздух на берегу практически сразу наполнился гулким оркестром из оружейных выстрелов, все, как один, открыли шквальный огонь по огромному крокодилу, однако же, к неприятному удивлению, шкура у этого гада была настолько прочной, что морда и спина попросту не воспринимали попадания, даже бока и нос.
- Глаза! Стррелять по глаза!
  Всё бы хорошо, если бы чудище, встретившее такой ожесточённый отпор, не начало метаться по прибрежному участку, взрывая лапами мокрый песок, но уходить обратно не думало. Более того, эта гадина, издавая громкие сипящие звуки, с открытой пастью метнулось в сторону учёных, которые при всём желании, не могли стрелять так же хорошо, как военные, да и дамочка и вовсе, побросав на песок сумку со своим снаряжением, с громкими воплями бросилась в лес, а крокодил, наплевав на всех остальных, рванул на всех четырёх за ней. Камилла уже давила гашетку "Печенега", который с рокотом выплёвывал тяжёлые пули в голову твари, причём одна пуля таки попала в левый глаз чудовищу. Кровавый всплеск и самый настоящий багровый фонтан из простреленной глазницы сопровождались таким мощным и жутким на слух рёвом, что даже земля под ногами задрожала, но это всё же помогло, и крокодил бросил свою затею преследовать учёную в лес, но теперь, он, судя по всему, ох как разъярился, поворачивая огромную морду, наполовину залитую кровью из простреленного глаза, к бойцам. Что же, теперь вряд ли будет проще, ибо боль, судя по всему, разозлила крокодила настолько, что он с ещё большей скоростью бросился обратно на пляж, прямо на динго и Вальтера с единственным и понятным намерением разорвать их на части.

+1

26

     Черт, неужели и вправду галлюцинация? Лис снова и снова прокручивал на экране ноутбука запись с камеры, надеясь рассмотреть хоть что-то из увиденного собственными глазами, но всякий раз картинка в зеленом спектре демонстрировала лишь абсолютно пустое заброшенное помещение, внутри которого рыжий разговаривал и стрелять непонятно в кого. Приборы ученых не зафиксировали никакой пси-активности, значит, на мозг влиять это место, по идее, никак не должно. Тогда все становилось еще хуже, и Вальтер уже сам готов был поверить в то, что за время своего непродолжительного путешествия на Юг поехал кукушкой, из-за смены климата, не иначе.
     - Дай-ка сюда винтовку. - ящер не стал дожидаться реакции Александра, и М16 из его лап натурально вырвал, - Да и пистолет, пожалуй, тоже. Опасно тебе оружие доверять, еще пристрелишь кого, ненароком.
     - Командир, может, пристрелим его сразу? - усмехнулся один из бойцов, - Зачем нам этот псих вообще нужен?
     Кажется, чешуйчатый идею оценил. И неизвестно, чем бы обернулась вся ситуация, ибо лис уже начал тянуться к уже перезаряженному пистолету в набедренной кобуре. Скорее всего, численность отряда поубавилась на пару организмом - его собственный и ящера. Но в этот момент со стороны водоема раздался оглушительный всплеск, мигом заставивший забыть одну из сторон о приведении только что оглашенного приговора в исполнение, а вторую - попытаться перед этим забрать на Тот Свет командира группы, чтобы идти на поклон к апостолу Петру было не так тоскливо.
     Огромное зеленое нечто, хрен пойми оказавшееся у самого берега столь бесшумно и незаметно, что обнаружило свое присутствие только сейчас, схватило стоявшее ближе всех к воде бойца и в мгновение ока перекусило мощными челюстями, как сухарик. Тот даже вскрикнуть не успел, настолько все внезапно произошло, и лишь только хруст костей, да чавканье были слышны. Секунда, наверное, даже меньше, и вот все уже бросились в рассыпную, не желая повторить участь бедолаги. Застрекотали автоматы, винтовки и пулемет, который волчица с собой тащила, не иначе как подозревая о встречи с монстром. Впрочем, толку от всего этого разнообразия калибров было мало, ровно как и от криков Камиллы о выцеливании уязвимых зон. Зеленая гигантская туша металась по берегу из стороны в сторону и вообще всячески старалась, чтобы никто не попал туда, где больно. Лис же и не пытался. В первые несколько секунд он, отбежавший дальше всех назад, вообще намеревался воспользоваться полученной возможностью и драпануть подальше от отряда. Но, во-первых, куда? Они уже прошли достаточно много по времени и по километрам, чтобы к границе аномальной зоны можно было возвратиться по собственным следам. А во-вторых, лес оказался не таким уж и безжизненным, и то, что до сего момента на пути никто не попадался, очевидно - неимоверное везение. Стоит ли на него полагаться, пробираясь через эти заросли в одно лицо и будучи вооруженными лишь Кольтом? Сомнительно. Так что нужно что-то предпринять. Вот только, что этому гиганту с пилорамой в пасти сделать-то можно? Зеленый сначала погнала в лес за одной из ученых, после чего развернулся назад, видимо, соскучившись по звукам выстрелом, и ломанулся... Ломанулся прямо на лиса и пса, которые в процессе всех перемещений по местности вновь оказались близко друг к другу. Динго открыл огонь, и это для него стало фатальной ошибкой, для лиса же - шансом еще раз увернуться из-под атаки. Пёс слишком увлекся стрельбой и проморгал момент, когда еще можно было отпрыгнуть в сторону и успеть подняться на лапы до того, как машина-убийца развернутся. Что ж... Это был второй фраг на счет мутанта, и останавливаться он явно не собирался.
     - В глаза не попадешь. Слишком сильно дергается и постоянно мечется из стороны в сторону. Должно быть еще уязвимое место. - в этот момент зубастая туша в очередной своей, на счастье, в этот раз безуспешной попытки закусить очередным бойцом, подпрыгнула на месте и на несколько секунд открыла взору лиса брюхо, выглядевшее отнюдь не так хорошо защищенным, как все остальные части тела, - А вот и оно.
     Рискованный, безумный, безрассудный и вообще обреченный на провал по всем законам логики и здравого смысла план созрел моментально.
     - Взрывпакет! - Александр подскочил к доберману, как раз менявшему опустевший магазин на новый.
     - Что? - пёс на мгновение опешил, не понимая, чего от него хочет этот припизднутый лис.
     - Взрывчатка у вас есть?! - вроде как, зеленая туша пока отвлеклась на кого-то другого, и дала совсем немного времени на то, чтобы достучаться до разума здоровяка и по возможности получить желание, - Ну?!
     - Да, мы взяли с собой небольшой запас C4 на случай... Неважно! А тебе нахрена?!
     - Увидишь! Где?
     - Вон сумка! - пёс махнул лапой, указывая на камуфляжного окраса баул, а сам вновь принялся стрелять по монстру.
     Александр в мгновение ока оказался на месте и расстегнул молнию. Есть, брикет и дистанционный детонатор. Если до сих пор фонарики, компьютеры и прочая электроника внутри аномалии работали, то и эта штука не должна подвести. По крайней мере, хотелось в это верить.
     Выйти наперерез чудовищу, привлекая его внимание выстрелами из пистолета, мог, наверное, и вправду только поехавший. Монстр даже на мгновение замер, взглянув на лиса непонимающим взглядом одного оставшегося целым глаза, но после издал громогласный рык и бросился вперед, подобно завидевшему красную тряпку быку. Отшвырнув опустевший Кольт в сторону, лис тоже рванул с высокого старта, моля сейчас всевышнего о двух вещах: чтобы получилось, и чтобы никто сейчас не подстрелил его жопу. С каждым шагом расстояние между ними стремительно сокращалось, и нужно было не прогадать, выбрать тот самый момент, когда удастся проскочить и не попасться в зубы мутанту. Секундой раньше или позже - все, пиздец. Александр не прогадал. С разбегу выполнив подкат и прокатившись задницей под влажной траве - а к тому моменту чудище с пляжа таки выползло подальше - лис на мгновение разминулся с хищно сомкнувшимися над самой головой челюстями, укусившими вместо его черепушки землю. Время словно замедлилось, и Вальтер, как будто совершенно никуда не торопясь и имея в запасе кучу времени, прилепил на брюхо твари сжимаемый доселе в другой лапе взрывпакет, после чего благополучно выкатился с обратной стороны ходячего танка. Секунды вновь ускорились, и понимая, что нужно срочно делать лапы, Александр подскочил и рванул, что было сил, за ближайшую возвышенность, скорее даже просто небольшой холмик высотой едва ли по пояс, неровность рельефа, на ходу истошно проорав:
    - Сейчас рванет!
    Упав на спину, рыжий выхватил из нагрудного кармана разгрузки детонатор и принялся судорожно им щелкать. Щелк, щелк. Щелк, щелк. Сука, неужели не сработало? Но техника все сжалилась, и на 8-ой попытке прогремел взрыв, сопровождаемый оглушительным, пробирающим до самых костей, рыком ярости и боли. Выглянув из укрытия, Вальтер увидел, как зеленая туша, покачнувшись из стороны в сторону, грузно оседает на брюхо, прямо в гору собственных кишок, а затем заваливается набок.
    - Добейте его, добейте! - вновь заорал рыжий, выбираясь из-за холмика и бегом бросаясь к монстру, которого оставшиеся в живых после нападения - сколько, считать времени не было, может, тварь еще кого-то схарчить успела - бойцы уже расстреливали в незащищенную область.
    Стволы еще с минут сливались в единой симфонии стрельбы, прежде, чем мутант в последний раз дернулся и затих на веки вечные.
    - Знаешь что, командир. - склонив голову набок и осмотрев результаты проделанной только что охоты, отметив, что такого монстра ранее не видел, и что смело можно записывать на свой счет еще один достойный трофей, лис обернулся к ящеру, - В пизду вашу спасательную операцию. Если тут такое водится, то навряд ли яйцеголовые и их охрана уцелели. Коли есть мозги, то прикажи своим людям повернуть обратно и чесать до границы аномалии в ускоренном темпе.

Отредактировано Walther (05.01.2019 18:59:29)

+1

27

Чёртова тварь не хотела поддаваться, а тяжёлого вооружения с собой, что ожидаемо, не было, хотя нет, вроде бы у командира отряда есть гранаты и даже пластид. Хотя, зачем им пластид в спасательно-разведывательной операции? И эта штука оказалась весьма кстати, правда, с поправкой на то, что ей решил воспользоваться гринго - не самый лучший вариант, но тут уже не до размышлений. Со своей стороны Диас старалась поливать огнём из пулемёта гигантскую рептилию, метя в уязвимые места, в оставшийся глаз, например. Но вот загвоздка, это чудище из реки оказалось весьма и весьма проворным для своих габаритов, и приходилось проделывать порой упражнения на ловкость, когда ситуация грозилась быть особенно опасной, ведь крокодил кидался как на органических членов отряда, так пытался броситься и на киборга, видимо посчитав, что за выбитый глаз стоит поквитаться. Сквозь крики, матюги и непрекращающийся стрёкот выстрелов, перемешиваемых с громогласным рыком крокодила, волчица заметила, что янки удалось отвлечь чудовище на себя, и здесь-то и можно было уже посчитать, что тварь закусит и рыжим, если бы не продемонстрированные "чудеса ловкости и везения". В эту же сторону Ками и побежала, плюя в морду крокодила очередями из пулемёта, пока не прогремел звонкий хлопок взрыва из-под широченного светлого брюха колоссальной рептилий, сопровождающийся чавкающим последующим хлопком и куда менее приятным звуком отвала внутренностей гадины через зияющую от взрыва дыру в брюхе. Супер. Просто отлично, учитывая, что речная тварь оказалась тем ещё крепким орешком и приняла в себя сотни патронов без видимых проблем, а что дальше? Если по пути ещё попадутся такие же существа, то опять надеяться, что удастся прилепить им взрывчатку на уязвимое место? И пока собравшиеся вокруг поверженного врага члены отряда без лишних слов осматривали результат проделанной работы, сама Камилла смотрела в сторону реки. Нет, конечно же, там сейчас никто не стремился выползти на берег, даже водная гладь снова поражала своей ровной поверхностью, без малейшей ряби, но сейчас нельзя было быть уверенной, что ситуация не изменится в худшую сторону. Увы.
  - Никто обратно не пойдёт. У нас у всех есть приказ, миссия, если хотите. И мы не вернёмся, пока её не выполним. Мы движемся на запад и это не обсуждается, а если ты, рыжий, думаешь иначе, то тогда мне проще тебя застрелить.
  На несколько секунд в воздухе и вовсе повисло напряжённое молчание, пока ящер смотрел Вальтеру в глаза, не моргая и не отводя взгляда, с таким выражением, в котором сложно было бы усомниться, что он не ответит за свои слова, к тому же, никто другой из отряда не выказал как-либо желания повернуть обратно. Неудивительно, ведь их же наверняка специально отбирали и эти вооружённые ребята готовились к чему-то подобному, чтобы чуть что при первой опасности развернуться и убежать. Разве что учёные в их отряде выглядели менее...оптимистично чтоли.
  - Как долго надо идти? Есть примеррное ррасстояние до какой-то цели или мы прросто идти по следу?
  И да, Камилла влезла буквально между лисом и ящером, переключая внимание на себя и заодно чтобы отвлечь последнего от того, чтобы не пустить в ход оружие, ибо янки выглядел не так надёжно, да, он здорово помог всем, придумав такой ход со взрывчаткой, но сейчас на этом не стоило зацикливаться. Конечно, волчица бы и сама непрочь уйти, но вот у неё уже зародились свои мысли насчёт этой зоны, скорее всего, выход не удастся найти вот так вот просто и вполне вероятно, что не получится просто выйти за границу "купола" так же, как получилось в него войти. Вряд ли кто-либо из отряда сомневался в том, что здесь творится некая необъяснимая херня.
- С математической точки зррения наши шанс выше, если мы дерржаться вместе. Отряд потерял двоих только прри встрреча с эта гадость. Никто не знать, что будет дальше и насколько хуже будет дальше. Если у командирр есть конкрретные координаты, будет прроще добрраться до туда как можно быстрро. Пока что это перрвичная цель, как по мне.
  Ящер, сжимая в руках свою штурмовую винтовку, ещё с несколько секунд пристально смотрел на лиса прямо поверх головы Камиллы, но затем громко фыркнул и отвернулся, еле заметно кивнув.
- Справедливо. Надо идти на запад. У предыдущей экспедиции было то же задание и они должны были двигаться в том же направлении. Найденные ранее следы это подтверждают. Будем идти по следу на запад, учёные будут собирать данные, проводить анализы и отмечать всё, что может быть нам полезно и важно. Держимся вместе, как и раньше, не разделяемся. На всякий случай будем держаться дальше от водоёмов и рек. Пошли. Сделаем привал до заката.
  Просто и понятно. Прежде чем выдвинуться дальше, бойцы наскоро похоронили останки своих сослуживцев в неглубокие ямы прямо на берегу реки и уже после чуть поредевший отряд двинулся, углубляясь опять в лес. Можно сказать, что лес, хранивший доселе непроницаемое спокойствие, сейчас заставлял быть настороже куда больше, после произошедшего у реки, могло бы показаться, что лесной массив усыпляет бдительность, заманивает к себе вглубь, чтобы потом...а что потом? Что там будет? До сих пор даже не было известно, погибли ли предыдущие участники прошло экспедиции, от которых сейчас остались лишь полузаросшие следы на лесной подстилке, и теперь они все идут по этому следу, километр за километром, углубляясь в аномалию.
   Впрочем, через часа три подобных блужданий, идущий первым командир призвал замедлить ход и быть настороже - да, там, впереди деревья резко расступались и редели, и что же было дальше? Лично волчица не могла поверить своим глазам, когда увидела впереди не поляну, не опушку и даже не озеро, там, за несколько сотен метров виднелся целый комплекс зданий...аэропорта. Вот и широченная ВПП, не тронутая трещинами, лишь только кое-где сквозь асфальт прорывались травинки, ну а дальше крупные терминалы, чьи высокие окна выходили в сторону ВПП, тут и самые настоящие просторные ангары, в половине которых стояли небольшие самолёты, снаружи, на полосах можно было насчитать полдюжины пассажирских самолётов, небольших и здоровенных, типа окрашенного в оранжевый Боинга-787 US Airlines. И всё это не было в разрухе, не сгорело и даже не заросло зеленью, что бы показывало, что аэропорт находится тут давно. Нет, складывалось ощущение, что воздушная гавань была оставлена недели или дни назад.
  - Смотрите по сторонам. Идём внутрь. Скоро солнце сядет, остановимся здесь на ночёвку.

+1

28

     - Идиот. - сквозь зубы выругался лис и мысленно поблагодарил появившуюся в столь нужный момент волчицу, а не то черт знает, чем бы закончился повторный разговор с ящером, чуть ранее уже высказавшим намерение убрать рыжего, как ненужную обузу и, видимо, усомнившимся в правильности данного решения исключительно благодаря победе над мутантом.
     Александру никто никаких приказов не отдавал, и никакой миссии у него тут не было. Было предложение, от которого невозможно отказаться, и в данном мероприятии пришлось участвовать в добровольно-принудительном порядке. Заботила ли Вальтера сохранность жизни тех пропавших ученых? Нет. Заботило ли его то, какие данные соберут их пока еще не потерянные коллеги, что хвостиком плетутся за отрядом бойцов и, чуть что, сразу разбегаются в стороны? Снова нет. Стоила ли игра свеч? Попробуйте угадать ответ и на этот вопрос.
     Обсудив, куда стоит двигаться дальше - а было это хоть и не из разряда "туда, не знаю куда", но очень близко, что не могло вызвать восторга - поубавивший в численности после схватки с монстром из озера отряд двинулся дальше. Лис вернул себе свою законно положенную винтовку, мотивируя это тем, что за эпизод со стрельбой в якобы пустом доме рассчитался победой над монстром и вообще в этом лесу может быть опасно, а, случись с ним что, кто вам еще крокодилов взрывать будет? Да, Вальтер все-таки вспомнил название той зверушки, на которую отдаленно походило это огромное уёбище с несколькими рядами зубов, способное тех самых обычных крокодилов на завтрак кушать.
     - А еще Ньюэлл так и не сказал "три". Эх, светлая память тебе, дружище, ты был мне, как брат. На самом деле нет. Лучше бы эта тварь вас всех сожрала к хуям, тогда можно было бы со спокойной душой возвращаться, не рискуя получить пулю в спину. Все равно вы все рано или поздно в этом лесу погибните, так обычно по сюжету и бывает.
     А вообще шутки-шутками, но практически всю дорогу лисья голова была занята всего двумя проблемами. Первая была банальна и проста, практически даже привычная в родных местах обитания - вертеть головой по сторонам и смотреть, чтобы всякие несущественные существа не появились из дремучих зарослей. Но вторая была уже намного интереснее - что, черт возьми, случилось тогда в этом проклятом домике? Вернуться бы и снова все осмотреть... Да, Александр был готов нарушить негласные правила выживания, одно из которых строго-настрого запрещало залезать в месте, где с тобой произошла какая-то чертовщина. Только тут уже было кое-что покруче, из разряда неведомой херни, и она интерес к себе у сталкера вызывала самый, что ни на есть, искренний. Интерес и опасения, что галлюцинация - если это действительно лишь плод больного воображения - может повториться и не только с ним. Что, если они все тут друг друга перестреляют, приняв за зомби, чудищ или прочих вурдалаков? Ответа на этот вопрос ученые не дали, сославшись на то, что показатели приборов в норме и никакой психотропной активности не регистрируют. Ну да, конечно. Присутствия живых форм железяки тоже не показывали, а они, как тот суслик, были.
     Знал бы тогда лис, что очень скоро к этому списку добавится третья, которая "Какого хуя это вообще возможно?". Впрочем, нет смысла описывать то, как на протяжении нескольких часов пути вся честная компания шаталась по лесам, вздрагивая от каждого подозрительного шороха и иногда даже стреляя в пустоту. Перейдем сразу к сути. К аэропорту. И вовсе не представлявшему собой раздолбанную взлетно-посадочную полосу с обгоревшими и проржавевшими остовами железных птиц, да парой разрушенных строений на фоне. То была словно спроецированная в реальность картинка из книги. Целехонькие здания, даже окна не побиты, самолеты, которые, кажется, вполне могут подняться в воздух и куда-то полететь. Александр глазам своим поверить не мог и вплоть до момента, когда не убедился в существовании всего этого взаправду путем бросания мелких камушков в здоровую махину с несколькими парами двигателей, полагая, что это снова обман зрения. Впрочем, если и так, то на сей раз куда более правдоподобный и коллективный.

***

     На ночь группа расположилась внутри одного из строений, очевидно, диспетчерской. Относительно небольшая в несколько этажей высотой постройка со множеством оборудования для контроля и управления полетами, все еще подававшего признаки жизни и поначалу нервировавшего лиса регулярными щелчками, писками и прочими звуками техники. Ученые повозились с ним, возможно, что-то нашли, или же остались у разбитого корыта в недоумении чесать затылки - этот момент Вальтер как-то проморгал, занятый рассматриванием окрестностей с небольшой открытой металлической площадки, что окружала стеклянный купол диспетчерской по периметру. Самолеты. Красивые машины, способные, невзирая на огромную свою массу, с легкостью перышка воспарить над облаками. Большие и маленькие, грузовые и частные. Когда-то весь земной шар был изрезан линиями воздушных маршрутов, по которым летали сотни и тысяч железных птиц. А еще они когда-то между собой сражались на фронтах нескольких мировых войн, сначала поршневые, а затем и реактивные. Так было в книжках написано. Ныне же они, как и многие другие вещи, давно остались в прошлом. И оттого было чертовски непривычно и странно видеть сейчас столь близко, что лапой потрогать можно, словно бы вырванные из пространства и времени борта, сохранившие свой первозданный облик до того, как мир погрузился в хаос. Однако, как не хотелось забраться внутрь и все хорошенько осмотреть, пощупать, рыжий не мог себе этого позволить. Слишком странно, а странно значит - опасно. Ему в принципе не нравилась сама идея ночевать в подобном месте, но альтернатива провести ближайшие 10-12 часов в лесу после встречи с чудищем поганым была еще хуже. Как ни крути, а диспетчерская представляла собой хорошее место для наблюдения и в случае чего можно было быстро организовать оборону, забаррикадировав единственный проход столами, вычислительными машинами и прочим добром, которого имелось тут в достатке.
     Но пока что всё тихо. И лис вместе с волчицей, как и в прошлый раз, были отправлены нести дозорную службу наверх в первую смену. Камилла понятно почему, а Александр просто так, за компанию, видите ли бойцам нужен отдых после случившегося. А ему не нужен. Ну хорошо, хорошо...
     Говорить было не о чем. По крайней мере, лису. Он отлично понимал, что стоящей сейчас неподалеку волчице с большой пушкой вся эта ситуация тоже не нравится. Но и уйти она тоже не могла, под угрозой шантажа и раскрытия легенды для всех федералов Мексики вошедшая в состав отряда точно также, добровольно-принудительно.
     Вновь о чем-то своем задумавшись, рыжий широко зевнул и лишь за несколько мгновений потерял из поля зрения ВПП, а когда вновь открыл глаза, то увидел нечто, заставившее моментально прогнать прочь начавший было обволакивать тело сонный дурман.
     На полосе поочередно зажглись огни, а где-то в дальнем ангаре загудели двигатели. Поначалу невидимый взгляду самолет, оказавшейся на деле небольшим бизнес-джетом, неспешно выкатился на полосу и поехал по рулежной дорожке, останавливаясь у самого ее края.
     - Какого... - не спело с губ Александра сорваться второе словно, как внизу громко хлопнула дверь.
     Рысью метнувшись обратно в здание диспетчерской и заглянув через лестничный пролет вниз, лис обнаружил пропажу абсолютно всех членов их отряда. Впрочем, потеряшки быстро нашлись, и об этом оповестила волчица, указавшая вниз. Стройным отрядом и в ускоренном темпе солдаты и ученые маршировали - конечно же, нет, на самом деле они практически бежали - в сторону гостеприимно распахнувшего выдвижной трап самолета.
     - Эй, вы куда намылились?! - поравнявшись с одним из бойцов, Вальтер толкнул его за плечо, но тот никак на сей жест не среагировал и продолжил, аки зомби, целеустремленно двигаться к цели, - Стой, блядь!
     Ноль реакции. Никто не останавливался.
     Совершенно не понимая, какого черта тут происходит, но осознавая, что нужно срочно что-то предпринять, лис вскинул М16. Выстрел. Пока что в воздух, в надежде, что грохот штурмовой винтовки заставит хоть кого-то отринуть наваждение. Безрезультатно, шествие продолжалось и, кажется, звери начали двигаться еще быстрее. Сука. Что еще можно сделать? Ничего лучше, как со всей дури врезать прикладом штурмовой винтовки по затылку одного из ученых. Раз. Два. Три. Кажется, даже сквозь шерсть и в сумерках было видно кровь, но яйцеголовый, совершенно не обращая внимания на подобное внимание, шел навстречу железной птице.
     Черт, не стрелять же по ним, в самом деле? Бля...
     Единственное, что еще можно было сделать, не прибегая к насилию - попытаться схватить кого-то и удержать. Сцапать Александр решил самого слабого представителя отряда - коллегу только что побитого им служителя науки, ту самую, что при встрече с мутантом убежала в лес быстрее молнии и нашлась только чудом. Лис прыгнул на нее со спины и повалил на бетонку, явно не ожидая сильного сопротивления от впавшей в транс самки, но, черт возьми, это было ошибкой. Та в один миг словно взбесилась и из покорного зверька на невидимом поводке превратилась в натуральную бестию, яростно и отчаянно сопротивляющуюся попыткам помешать попаданию на борт. Словно бы этот самолет их прямиком в рай должен был доставить. Лис держал ее как мог, стараясь не давать себя кусать и царапать, но все равно с течением времени получал все больше царапин и следов когтей на незащищенных легкой броней участках тела. Хорошо еще, что когти металл не могли пробить, а иначе быть беде. Впрочем, и так едва не лишился глаза, на приобрел на морде порезов несчетной количество, а еще покусанные до крови пальцы, прежде, чем все закончилось.
     Все его внимание было сосредоточено на ученой, и о самолете лис вспомнил лишь... когда тот, собственно, взлетел. Шустрый джет выкатился на полосу, взревел моментально раскрутившимися до максимальных оборотов двигателями и оторвался от земли, взяв курс куда-то... в небо. Белый дымный след реактивных двигателей еще не рассеялся, но машина уже пропала из поля зрения. А дамочка, придавленная к полосе телом рыжего, попросту отключилась. Но, вроде как, не умерла и еще дышала, причем столь спокойно и размеренно, словно просто уснула.
     - Камилла! - вспомнив о том, что к самолету, вроде как, механическая с живым сознанием волчица тоже не собиралась, крикнул лис, оглядываясь по сторонам, - Эй!
    Удалось ли ей кого-то поймать? Или у киборга оказались методы воздействия на толпу получше? Впрочем, последнее было под большим сомнением, ибо нигде поблизости не наблюдалось большого скопления вооруженного зверья. Да и саму волчицу углядеть пока никак не получалось.

+1

29

Этот комплекс выглядел, мягко говоря, слишком неестественно для этого места, чистый, как будто бы его выстроили вчера, блестящие в отсветах заходящего солнца огромные окна, свежие постройки, не подёрнутые даже налётом пыли - это могло бы являться примером развивающейся экономики отдельно взятого государства, но увы, не в том месте и не в то время, особенно, если походная карта этой местности, ещё до аномалии, показывала здесь пустыню, пару брошенных деревенек и одно поселение на северо-запад отсюда, но никак не аэропорт. Быть может, это одно из проявлений действий этого купола? Остаётся надеяться, что внутри не будет полчищ агрессивных тварей, наподобие того крокодила. Хотелось бы надеяться, но а пока что так оно и получалось, пока отряд неспешно обследовал терминал да некоторые прилегающие к нему помещения, в любом случае, чтобы проверить всё, понадобиться куча времени, которого и так не было. Да и солнце уже зашло за горизонт, погружая местность в густые, синеватые сумерки, наполненные странными лучистыми всполохами, наподобие тех, что переливались по поверхности купола.
   Впрочем, несмотря на пустоту терминала и зала ожидания, командир отряда принял решение устроиться на ночлег в куда менее просторной диспетчерской вышке, решение спорное, конечно, но с другой стороны, с высоты обзор лучше, да и, в случае чего, защищаться от вероятных атак будет проще. И, конечно же, караулить отрядили именно Камиллу, ещё и на пару с гринго, делать нечего, во сне волчица не нуждалась, а хорошее зрение со способностью видеть в темноте значительно упрощали задачу, так что Диас устроилась возле металлических перил на небольшой площадке снаружи диспетчерской, поставив на перила пулемёт дулом в сторону леса, источающего издали невероятное спокойствие, можно сказать, поразительное спокойствие, весь этот зелёный массив, толстенные стволы деревьев, пышные кроны, ничего не гнулось под ветром, не шумело, просто живая огромная зелёная стена под переливающимся непроницаемым куполом. Отчасти это было своего рода изолированным мирком, отгороженным от остальной цивилизации, но самой Ками тут не понравилось. От слова совсем. Она привыкла к другому, к другой жизни в полупустынной жаркой стране, и сейчас, когда остальной отряд в диспетчерской спал, волчица размышляла о вещах более бытовых и тривиальных - в частности, о кейсе, набитым деньгами, который остался далеко отсюда в машине. Чёрт возьми, да так если подумать, что их умыкнут вместе с тачкой, уже одно это заставляло...эм...наверное, слово "нервничать" не очень-то и уместно, но что-то подобное генерировала эмоциональная матрица.
  Прошло немногим более пары часов, пары долгих часов скуки и ничегонеделанья (хотя лучше уж так, чем опять отбиваться от тварей, которых Камилла честно ожидала увидеть, либо решивших выползти из леса, либо возникших из зданий аэропорта), в ходе которых волчица-таки нашла себе занятие в периодическом разглядывании ночного неба и россыпи звёзд, которые можно было бы увидеть даже через купол, если хорошо присмотреться. Но внимание её всё же отвлекло какое-то мерцание там, внизу, и это мерцание было ничем иным, как огнями ВПП, они зажигались ярко и упорядоченно, очерчивая контуры полос в темноте. Один ряд, второй, переливаясь от начала и до конца, но кто этим управлял? Неужели есть ИИ, который способен обеспечивать работоспособность комплекса даже без персонала? А это ещё что такое? Пришлось сфокусировать свой взгляд и приблизить его в пять раз, чтобы увидеть вдали, возле ангаров выезжающий на полосу небольшой узкофюзеляжный самолёт. Ошибки быть не могло, это не глюк и не сбой, там, в сотнях метрах действительно подкатывал самолёт по рулёжной дорожке, и первой мыслью, что вспыхнула в голове киборга была мысль о том, что кто-то из своих решил-таки тайно улизнуть, воспользовавшись одним из транспортных средств, которых в аэропорту хватало. Более того, уже от диспетчерской довольно быстро, цепочкой перемещался весь отряд, они едва ли не бежали в сторону самолёта, но кто тогда управляет им?
  - Твою-то мать! (исп)
Как это можно расценивать? Они же не какие-то юные бойскауты, это, мать их, военные или наёмники, они не могут просто так, втихушку, сбежать. А как же их план, боевая задача, о которой любил потрещать ящер, тыкая в необходимость идти до конца и прочее бла-бла-бла? Теперь он и сам рванул к самолёту, судя по всему, позабыв о своём "долге", но даже не сказал ничего ей! Это что, решение вот так вот кинуть здесь, посреди сраной аномалии? Просто блеск. Нет-нет, "не в мою смену" - волчица со всех ног бросилась догонять беглецов, а так как она могла бегать намного быстрее человека или антропоморфа, то и догнать было бы не так сложно.
- Стойте, стойте, сукины дети, puta madrrre!
  Вон даже янки ввязался в погоню позади, но эти впереди словно бы не слышали криков и матюгов, которыми Камилла сыпала в спины убегающим, не помогла даже очередь из пулемёта в воздух и вторившая её очередь из штурмовки, пущенная лисом тоже в воздух. Ноль реакции. Этот чёртов самолёт всё приближался, гостеприимно распахнув трап со ступеньками, ведущими в освещённый салон, жаль только не увидеть, кто за штурвалом, стекло словно непроницаемое, не давало такой возможности. Сложно сказать, почему, но чем ближе вся процессия приближалась к самолёту, тем явственнее у Камиллы проявлялось ощущение, что к добру это не приведёт, и что точно не стоит делать, так это становиться пассажирами неведомого рейса, так что надо было действовать наверняка, и если на окрики отряд не реагировал, равно как и на попытки их одёрнуть, то к радикальному способу не очень и хотелось. Но вариант был найден промежуточный. Надо было просто вырубить всех, кого можно, пока они не добежали до трапа, и если лис позади излишне возился, то Диас действовала наверняка, уж силы ей занимать не надо, при этом волчица знала, куда надо бить, чтобы отключить органика: первым попался один из бойцов, овчар, который улепётывал так, что можно было подумать, что он тоже киборг, без устали, со снаряжением и оружием, но его настиг точный удар прикладом пулемёта в затылок, удар точечный, сочетающий в себе дозированную силу и нужный вектор приложения - ещё секунда и боец словно бы осел на асфальт, проехавшись по инерции пару метров. Вторым удалось вырубить добермана, и напоследок ещё одного, человеку Камилла прописала выверенным ударом с кулака в низ челюсти сбоку, отправляя и его в нокаут. Но, к сожалению, остальных уже догнать не удалось: они попросту забрались по трапу в салон самолёта, который с нарастающим рёвом пары двигателей начал набирать скорость и в конце концов взмыл в ночной воздух. Но куда? Там же купол... Но и здесь не всё так просто, ведь судно едва набрало пару сотен метров и просто....растворилось в воздухе, как растворяется кусок олова, брошенный в домну. Что это было? Откуда? Куда пропал самолёт? Нет, ответа, судя по всему не будет, хотя бы на данном этапе, но хорошо ещё, что другие самолёты стояли у своих мест и вроде бы не "планировали" отправиться в полёт, забрав оставшихся. К слову, это было по-своему интересное происшествие, оно не проявляло явную опасность, как встреча с гигантской рептилией у реки, но оставался неразрешённым вопрос самый главный - куда они отправились? Да, конечно, Диас слышала о чём-то подобным, даже о своеобразных вариациях явления "Летучего голландца", но это...
  - Тащи её к главному зданию, гринго.

   К счастью, оставшаяся ночь прошла без эксцессов, к рассвету очнулся последний уцелевший член отряда, которого сама волчица отправила в нокаут на полосе, но добиться от него, да и от остальных сколько-нибудь вразумительного ответа не получилось, они просто ничего не помнили, провал в памяти да и только. Но выглядели все неважно, как будто бы потерялись. Разве что доберман, "пострадав" пару часов, пришёл в себя, осмотрелся и, выслушав всё в подробностях от Диас, нахмурился, но информацию принял стоически, можно сказать. Теперь он становился командиром отряда, раз уж предыдущий отправился хер знает куда, и, как новый командир, быстро раздал указания, впрочем, не отличавшиеся особо от того, чем командовал ящер. Разве что теперь ему пришло в голову проинспектировать здание, терминалы более тщательно, быть может, удастся найти что-то интересное. Никто не разделялся на группы, все шли вереницей, друг за другом, держа учёную в центре, из помещения в помещения, осматриваясь, пока дамочка со своим портативным прибором замеряла уровни радиации и возможных видов излучения и активности, вот только ничего интересного и не было, как и снаружи, так и внутри аэропорт был девственно-пустым, вся эта чистота и отсутствие следов пребывания и вправду могли навести на мысль, что это всё построили вчера-позавчера. Впрочем, стало куда интереснее, когда по широкому переходу их группа перешла в дальний терминал В-3, в просторный и светлый зал ожидания, с рядами пустых скамей недалеко от пустого инфотабло и неработающим расписанием вылетов, здесь же у одного из окон стоял длинный столик и здесь Камилла первой ещё издалека заметила слишком явно бросающийся в глаза предмет, а именно небольшую книжечку в мягком переплёте, словно бы небрежно брошенную здесь. На полу под одним из стульев валялся старый бинт с кровоподтёками, кусок оторванной материи и рядом же рация. Всё, больше ничего.
- Рация. Такие же были у первой группы... - добер, покосившись сначала на бинты на полу, перевёл взгляд на одиноко лежащую безмолвную рацию, после чего и вовсе взял её в руку, повертев со всех сторон, но аппаратура не подавала признаков жизни, так как попросту сел аккумулятор. - А там что? Взгляните.
  Собственно, книжица оказалась своего рода дневником или походными записками за подписью некоего Р. И вот здесь было интереснее, Ками даже решила прочесть всё за раз, так как могла сделать это быстрее всех, и получалось, что разлинованные страницы с корявым почерком и вправду содержали в себе краткий пересказ, по дням, о событиях в предыдущей экспедиции. Их было 8. Военные учёные, без подробностей, конечно, в сопровождении пятерых армейских, шли на запад, впрочем, как и эта группа. Первые дни ничем примечательным не отличались, разве что нашли аномалии в росте местных деревьев и растений (на полях приписка "Время не то"), хотя в воздухе не было отклонений в составе. Видно было, что эти записи вёл военный, а не учёный, в противном случае имело смысл рассчитывать на более детальное описание всего и вся, здесь же, в основном кратко и скупо: куда шли, что видели, что отмечали. День за днём, всего четыре дня, до тех пор, пока они не вышли к аэропорту. Запись обрывалась на последней записи, две строки, последняя из которых и вовсе была написана вразнобой, сильно дрожащим почерком: "Дэннис сегодня поранился, где-то в лесу...я не...не знаю, с ним что-то происходит. Мы всё. Конец". Всё это волчица пересказала остальным, а заодно и учёная преподнесла новое открытие, она изучила образцы материала с бинта, и, по её словам, кровь пострадавшего обладала изменённой структурой, причём изменений происходило на уровне ДНК, но изменение словно бы замерло на определённом этапе. Что же, резюмируя, можно было сказать, что им всё-таки удалось уловить следы предыдущего отряда, пущенного в аномалию, но найти кого-то в живых - нет. Хотя, что там говорить, если они сами уже потеряли половину бойцов. А ведь они ещё не добрались до цели, а что будет дальше?
- Мы ещё не посмотрели нижний этаж. Осмотрим, перекусим и идём дальше. Нельзя терять лишнее время.

     Самое интересное открытие ждало именно там, на оставшемся непроверенном участке терминала, располагающемся на поляруса ниже, и в который вели два широкий эскалатора, естественно, неработающих. Широкий коридор, по которому можно было проехать хоть на грузовике, по бокам в котором располагались пустые залы, рассчитанные на размещение в них магазинчиков, ресторанчиков и прочей мелочёвки, которая обычно помогает скоротать время в ожидании рейса, но не это привлекло к себе внимание, а то, что находилось в самом конце коридора, метрах в пятидесяти.
- Фу, ну и вонь, что это...блять! - овчар идущий первым, впереди Ками замер на месте так резко, что волча едва ли не врезалась в его спину и сама с любопытством выглянула из-за широкого плеча пса, фокусируя изображения на отдалённой стене. Собственно, вопрос бойца стоило бы повторить, ибо там всю стену занимало...кхм, как бы точнее сказать или описать, это был здоровенный "нарост", похожий на то, как если бы узловатые корни неведомого дерева опутали поверхность стены, но это не было корнями, это было что-то другое, буровато-болотного цвета, с розовыми прожилками, и этот нарост рос прямо из стены и простирался в стороны ещё метра на три, как кровеносные сосуды, более багрового оттенка, но даже это было не самое существенное - прямо по центру массивного народа проступало нечто, похожее на лицо, лицо обезображенное настолько, что кроме отвращения и естественного отторжения вызвать впринципе не могло, на этом лице застыло выражение не то боли, не то ужаса, но самое главное, что лицо не шевелилось и не издавало никаких звуков - на том спасибо. В нижней части нароста были видны...руки. Ну, или то, что от них осталось, или во что они превратились, все покрытые чем-то серым, со скрюченными и невероятно длинными пальцами, напоминающими скорее всего лапки паука или краба. Пол рядом с этой...гадостью был забрызган серовато-зелёными пятнами, внутри которых тоже проступали бордовые прожилки, как сосуды, эта дрянь была даже на потолке метрах в трёх от нароста.
- Это, полагать, один из бойцов или что от него остаться?
- Я...я, конечно...чёрт, ну и пиздец. Всё, хватит, здесь мы больше оставаться не станем. Валим прочь из этого сраного аэропорта. Пойдём на запад, как и должны. - доберман, ранее являвший собой, пожалуй что пример идеальной выдержки, сейчас явно сдал, его стоячие длинные уши дрожали, пока он пятился назад, к выходу отсюда. Можно представить, как реагировали другие, хорошо ещё, что учёная в обморок не хлопнулась, хотя явно была очень близка к этому. - Возьмём тот дневник. Я больше ни минуты не намерен оставаться здесь.

+1

30

     У волчицы "улов" вышел богаче. В то время, как лис едва совладал с одной ученой барышней, она сумела вырубить троих членов отряда, среди которых оказался и доберман, уже знакомый по многим другим эпизодам ранее. Жаль, было бы неплохо, если бы он на пару с ящером отправился в прекрасное далеко и больше не вернулся. А то получается, что поменяли шило на мыло, и заместо одного горе-командира получили второго. Вальтер так думал, глядя на лежащие на полу диспетчерской тела, и не прогадал. Но об этом чуть позже. А пока что он и Камилла были вынуждены остаток ночи коротать, охраняя неудавшихся пассажиров и наблюдать за полосой. Александру все время слышался столь непривычный и оттого отпечатавшийся в памяти рев турбин, казалось, что на полосу выкатывается очередной самолет. Но нет, всего лишь паранойя одного лиса, и все оставшиеся борта до утра остались стоять на своих местах. Ну нифига себе тихий час.
     Вполне ожидаемо, придя в себя никто из участников заметно поредевшей в численности поисково-спасательной группы не помнил о случившемся, и к краткому пересказу событий минувшей ночи отнесся, поначалу, с недоверием. Но отсутствие примерно половины зверей, включая командира, вкупе с оставленными на взлетно-посадочной полосе следами протекторов шасси сделали свое дело, и военным с единственной ученой не оставалось ничего другого, кроме как поверить своим... спасителям, получается? Сейчас, сидя на заднице и оглядывая всю бравую ватагу полусонным взглядом, Вальтер размышлял, на кой черт он вообще кинулся спасать тех, чьей гибели, в общем-то, совершенно не был против еще совсем недавно? Улетели бы они тем загадочным рейсом всей толпой, оставили наедине механическую волчицу и лиса, так им ничего другого не оставалось бы, кроме как развернуться назад и двигаться к выходу. Все карты, вводные, задания бесследно исчезли бы вместе с бойцами неизвестной корпорации. Но нет. Что это за благородство внезапное такое? Ар-р-р... Ладно, имеем то, что имеем. В частности - приказ псины продолжать движение прежним курсом, а заодно и повторно осмотреть здание аэропорта в поисках какой-либо информации, следов присутствия первого отряда да и вообще на предмет наличия каких-нибудь интересных ништяков. И хотя по мнению рыжего, самое интересное они уже посмотрели ночью, а посему задерживаться здесь категорически не стоит, мнение его не учитывалось, и бравый вояка доберман вновь командовал парадом. Тоже мне, полковник на белом коне. С формой парадной.
     Девственно чистые и абсолютно пустые помещения совершенно не внушали доверия. Александр невольно вспоминал слова то ли солдата, то ли видения о том, что "всё иллюзия". Пожалуй, самое подходящее слово для описания всей картины в целом... было бы, не являйся этот чертов аэропорт вместе со всеми ангарами и техникой самой, что ни на есть, реальностью. Вырванной из другого времени и места реальностью. С отправляющимися хрен пойми куда самолетами. Одно помещение за другим, одно за другим... Двигались осторожно, осматривая каждый закоулок, каждую подсобку и ответвление, но не находили ничего, кроме целого нихрена. Пока один из бойцов не углядел предметы, никак не вписывающиеся в местный интерьер. Бинты со следами крови. Рация. Дневник. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кому принадлежали все эти вещи, и дальнейшие слова командира лишь подтвердили очевидную истину. Первая группа действительно была здесь, и, как стало ясно из зачитанного Камиллой дневника, двигалась примерно тем же маршрутом. Только записи обрывались по классике на самом интересном месте, и дальнейшее расследование с поиском бумажек, встреч с опасными тварями и прочими квестовыми составляющими снова предлагалось вести по наитию. Впрочем, не одними бумажками, да севшей рацией обрадовало помещение, ведь на нижнем его уровне скрывался куда более интересный сюрприз. Некий... Некое... Черт его знает, что это была за штука. Словно бы огромный болотного цвета корень дерева, захвативший кусок коридора, а в качестве бонуса, вишенки на этом торте из дерьма были чьи-то останки, четко по центру образования. Сопоставляя факты, написанное в дневнике и слова ученой об изменении структуры крови раненого, получаем напрашивающийся сам собой вывод, озвученный волчицей практически одновременно с лисьими мыслями. Добермана, да и прочих, находка эта явно не обрадовала и вызвала закономерное желание свалить с территории аэропорта подобру-поздорову. Пожалуй, единственное правильное за это утро решение, ибо в разросшихся подобным образом чьих-то останках не было совершенно ничего интересного. Александр уже побоялся грешным делом, что их научное светило решит потыкать своими приборчиками в изуродованный тру и взять пару образцов тканей, но, видимо, ученая прониклась общим настроем и категорически не желала сейчас исполнять свои прямые обязанности.
     - Согласен. - выражая солидарность с предложением свалить, Александр покрепче обхватил штурмовую винтовку и одним из первым направился быстрым нервным шагом в сторону выхода, то и дело оборачиваясь через плечо и оглядываясь в сторону уже скрывшегося из виду нароста на стене; подобного дерьма, как вы можете догадаться, рыжему тоже раньше видеть не приходилось, он вообще уже смирился с тем, что местная локальная Зона Отчуждения будет лишь отдаленно похожа на выжженные американские земли, и ждать здесь чего угодно, но только не уже хорошо знакомых опасностей.
     - Под ноги смотрите, и не трогайте ничего лишний раз. Да, наука, это и тебя касается, в первую очередь. - неудобный шлем мешал свободному обзору, а натянутые на лапы перчатки ощущались достаточно неудобно для зверя, привыкшего чувствовать оружейную сталь промеж пальцев (невольно на ум пришла старая шутка про секс в резинке, что бы это не значило), - Если верить записям в дневнике, тот парень поранился в лесу, и что с ним потом стало - мы все отлично видели.
     О том, что написанное и увиденное являются частью одной не самой радужной истории неизвестного бойца, который, наверняка, жил себе и не думал, что однажды закончит свое существование подобным образом, безусловно, ужасным и мерзким, говорить не стоило - все-таки, не дураки в отряде. Хотя... Они все еще продолжают переть к Дьяволу под хвост, хотя уже получили целую кучу более чем однозначных намеков и тычков от местной экосистемы. Бараны упертые, блин. И единственное, чего сейчас хотелось - это миновать очередную лесполосу поскорее, выйти... да куда-нибудь. Мысли о том, что все это время он подвергал себя чудовищной опасности и сам того не ведая, мог из-за одного неосторожного движения повторить участь бедолаги, не давали Александру покоя. Он сейчас даже крокодилов взрывать согласился бы уже известным методом, лишь бы не это всё.

+1


Вы здесь » Furry World » Архив тем » Транзит