Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP ATLAS Sonic Dream World Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Архив тем » Исток


Исток

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

«Выдохни. Сосредоточься. Закрой глаза и послушай голос разума. Он подскажет, направит твою руку, главное сохрани хладнокровие и не тряси руками над алтарем. Здесь нужна точность.»

Это была моя мантра. Я пыталась привести спутанные мысли из хаоса в порядок, но клокочущее чувство безумного счастья одолевало мое черное сердце так, что оно билось в ритме победных барабанов. Выдох. Я открываю глаза и вижу перед собой алтарь. Примитивный, слепленный из обломков камней, что когда-то были горами. Вся этак конструкция держалась на иле, перемешанный с кровью жаб и заблудших путников. Плоская поверхность алтаря была залита воском свечей и пропитана чужой кровью. Он смердел гнилью, но душный болотный воздух перебивал сладкий запах разложения или у меня отбило нюх. Фыркнув, я встала перед алтарем на колени, но отнюдь не для вознесения мольбы или сотворения заклинания, а от бессилия.

Слишком взволнована. Вчера ночью одна из сотни гиен принесла мне обрывок золотистой нити. Мне хотелось разорвать её тень на части, поглотить её сущность и навсегда запереть внутри себя в качестве наказания, но, прежде, чем мои когти полоснули гиенью морду, я почувствовала легкую вибрацию в ладони. Ошибки быть не могло. Это был след. Путеводная ниточка, что приведет меня к моей цели.

Три дня и три ночи я прощупывала тонкую Вуаль, пытаясь отыскать нужное мне место, но, увы, моя цель была защищена так хорошо, что её нельзя было ни почувствовать, ни увидеть, но… На третью ночь мне удалось обнаружить подсказки. Маленькие ключики, что подойдут к замкам этой тайны, но их местоположение удручало. Нужен был план, и думать над ним пришлось ещё пару дней, а после подготовиться. Этот алтарь я слепила буквально на днях и ежечасно пропитывала холодный камень кровью, жгла все свои свечи, окуривая воздух вокруг и вот, подойдя к завершающему этапу, я сбилась, так как не смогла унять дрожь в руках.
- Ярловы яйца, да что со мной не так… - от злобы, я чиркнула когтями по алтарю и осела на землю, впадая в какое-то отчаянье. Мне срочно нужно было успокоиться.
- КЕРТИС! ПРИНЕСИ МНЕ ОПИУМ И МОЮ ТРУБКУ! ЖИВО! – мой голос разнесся над болотом словно гром, встревожив спящих птиц и распугав сытых жаб. Моя мама сказала бы, что я веду себя, как рыночная торговка, а не как леди, но мамы здесь не было… Черт подери, её не было даже в моих воспоминаниях, так что пусть идет к черту.

Ждать мальчика мне пришлось недолго, чему я была крайне удивлена, зная пристрастия мальчишки к пустому созерцанию того, чего не могла увидеть даже я. Фыркнув, я выудила из-за пазухи крохотный мешочек в котором был табак и, смешав опиум с табаком, раскурила трубку. Сев по-турецки, я жестом пригласила Кертиса сесть рядом. Нет, я не хотела вести беседу, мне просто нужна была сейчас молчаливая компания и этот мальчик идеально с ней справлялся. Потягивая дым, я уставилась в какой-то гниющий пень, что торчал над мелкой болотной водой и чем-то отдаленно напоминал… пень. Шмыгнув носом и докурив, приняв, что мой разум теперь находится в нужном состоянии, я жестом приказала мальчику удалиться, всучив ему обратно все, что он принес.
- Что ж… Начнем… - взяв в руки ритуальный клинок, я возложила на алтарь змеиный труп, начиненный черт знает чем и приступила к своему ритуалу.

***
Что ж, можно было смело признать, что моя магия была на пике. Я ожидала куда более худший результат, чем тот, что показался мне через несколько суток. Один за другим они приходили к моей хижине, следуя по пути, что указало им ведения и минуя все опасности ради одной единственной цели – добраться  до моего скромного жилища. Каждый, кто ступал на дикую землю, тут же встречали мои гиены и были им незримыми проводниками. Не многие дошли, те, чья судьба была остаться в душных объятьях болота, добирались до меня, как бы это не звучало, намного быстрее. Гиены приносили мне их куски плоти, органы, ценности и все это успешно складывалось на полочки, зачаровывалось и вешалось на стены, потолок, дверные проемы в качестве оберегов или просто красивых побрякушек.
Но те, кто добрался в добром здравии, расположились на моем небольшом островке. Кто-то спал чуть ли не у крыльца, кому-то посчастливилось занять место на веранде, а кто-то додумался прихватить с собой палатку и прочие элементы похода, так что у каждого был хотя бы навес над головой. Я была рада им, не как гостям, а как моей собственной маленькой армии.
Но сейчас… Сейчас нужно было наконец-то выйти из тени и сказать нетерпеливым гостям то, что их будет ждать впереди, но… Всему свое время.
- Господа, вечером будет большой костер и сытный ужин. Я желаю видеть на нем каждого присутствующего, а пока, прошу, не заходите дальше оговоренной местности. Марлинг вчера ослушался моих рекомендаций и, к сожалению, его больше нет с нами. – разведя руками в печальном жесте, я вернулась в свой дом и наказала Кертису отгонять любого, кто возжелает провести со мной беседу.

***

Вечерело. Большой костер уже пылал во всю, лаская языками пламени черное синеющее небо. Моя маленькая армия собиралась вокруг, тянула руки к огню и желала согреться, а также есть. Ох, я была рада их накормить, пожертвовав всеми своими запасами, а также щепоткой силы для приготовления столь обильного пира. В основном, конечно, в меню была болотная рыба, лягушки и местная птица, но кое что мне удалось вытащить изо городских стен. Отменная головка козьего сыра, вино с пряностями, терпкий мед, печеные яблоки в карамели, ах… Втянув носом всю эту сладость, я выносила одно блюдо за другим, раскидывая все эти королевские яства на сымпровизированный стол и, когда с сервировкой было закончено, а я перестала чувствовать себя принцессой, устроившей прием, я подняла руки вверх, отвлекая умы от еды и приковывая взгляды к себе.
- Боги собрали нас сегодня здесь, и все мы знаем почему. Нашему миру, Хирсу, грозит гибель. Кем бы вы ни были там, за пределами этого болота, отриньте свои принципы, ибо толку от них не будет, когда мир будет гореть в огне. Обратите свой взор в глубину сознания, найдите в себе отклик и спросите у себя: готовы ли вы к походу? – на секунду я замолчала, выдерживая паузу для драматизма, а заодно осматривая реакцию публики. Мне нужны были эти «герои», мне нужна была их сила и сейчас потеря одного уменьшала шансы на успех.
- Боги указали мне путь. Они желают, чтобы мы вознеслись к ним, чтобы мы встали под их знаменем и помогли им в битве. Нам нужно добраться до Истока и боги указали мне к нему путь. Множество лет я была в их услужении, слушала их голоса и наставления, передавала им слова просящих и вот, теперь, боги просят нас. Если среди вас есть те, кто отрекся от богов, вслушайтесь в голос разума. Вы были избранны, не смотря на крепость вашей веры, богам нужна ваша помощь и, отказав, вы погубите не только богов, но и весь Хирс и тогда какой прок будет от всей вашей гордости? – выдох. Стоило мне лишь открыть рот, как я тут же поняла, что речь нужно было подготовить лучше, ибо состряпанная на коленке ересь, которую я попыталась выставить за вдохновляющее ораторство, мягко говоря, пованивало. Что ж, может я вообще зря тут распиналась, в любом случае нужно было закончить начатое и, наконец-то, перебить это мерзкое урчание в желудке.
- Завтра мы выдвигаемся в путь, но прежде мы разделимся на группы, ибо ключей два и все они в разных уголках Хирса. Но, а пока, отдыхайте, ешьте, пейте, веселитесь, так как, возможно, это будет ваш последний столь сытный стол. – с натянутой на губы улыбкой, я взяла серебряный бокал в руки, что уже, словно по волшебству, был доверху заполнен медом и, вознеся бокал над собой в знак тоста, сделала несколько жадных и крупных глотов, что аж растеряла несколько капель, устремившихся с губ по шее и прямиком в декольте потрепанного корсета.

+5

2

     Дерьмо. Кругом одно дерьмо. И идиоты.
     Данная фраза как нельзя лучше описывала отношение кугуара к сложившейся ситуации в целом и тому бесславному люду, среди которого оказалась по воле случая его знатная задница.
     И в самом деле, сложно представить себе обстоятельства, что способны были заставить одного из советников ярла Свонна Блаженного, правителя Южных земель, в одночасье бросить всё и сорваться в далекое путешествие, прихватив с собой лишь небольшую сумку с минимум припасов, да именной пистолет. И сейчас, сидя на пороге покосившейся избы среди болота, подпирая спиной гнилую ее стену, Й’Ракса задавался двумя вопросами: каким чудом он добрался до места назначения, и нахрена оно ему вообще надо?
     Что ж, ответом на первый из них служил, как ни странно, один из вынужденных товарищей по несчастью. Вернее - подруга. Хотя, конечно же, никакой подругой всему такому из себя знатному и много раз аристократичному коту Элеанор быть не могла. Но, тем не менее, именно эта псина, посланная не иначе как Богами в трудную минуту, появилась из ниоткуда и выдернула завязшего в трясине кота на твердую почву. Ведь до вхождения на дикие земли серьезных проблем у советника ярла не возникало, во всех городах и деревнях Хирса на пути следования его встречали с натянутой на мерзкие рожи улыбкой и помогали, явно супротив своей воли и в тайне желая, чтобы тот загнулся по дороге. Ну, почти получилось, однако, замарашка не дала отправиться на Тот Свет преждевременно. За это кот... презирал ее чуть меньше, чем остальных. Он их не знал и знать не хотел. По крайней мере первое время, пока все они обивали порог дома ниспосланного Богами проводника к Истоку.
     Второй же, мотив то бишь, многим мог показаться глупым и несерьезным: видение, пришедшее к советнику во сне. Перед ним предстала во всей своей красе Элурма и поведала об опасности, что угрожает всему Хирсу. Опасности, куда более страшной, чем самая могущественная из армий. Опасности, угрожающей всему живому в Мире. И только избранные могут предотвратить конец света, дойдя до источника и присоединившись к Богам в грандиозном сражении с Пустыми. Разумеется, это лишь краткий пересказ увиденного во сне, там было как-то... Более эпично и пафосно, да и текста побольше. Но суть такая. И проснувшись поутру, Й'Ракса весь день ходил сам не свой. И следующий. И потом еще один. Став совершенно рассеянным, некогда энергичный и считающий своим долгом засунуть нос абсолютно во все государева дела кот был смурней грозовой тучи. Он ссылался на плохое самочувствие, хотя и слышал, что подобные сны были у многих. Но они отмахнулись от них, словно от назойливой мухи, да продолжили себе жить-поживать и добра наживать. А вот кугуар так не мог. Муха эта залетела ему в голову и денно и нощно нарезала внутри круги, исполняя фигуры высшего пилотажа и нервируя. А вдруг - правда? Вдруг, миру и в самом деле угрожает опасность? И в конце-концов это ощущение постоянно следующей по пятам опасности вкупе с потенциальной возможностью пополнить ряды Семерых одолело корысть, здравый смысл, логику, инстинкт самосохранения и прочие чувства, что буквально кричали коту забыть об этом наваждении и продолжить наводить на Юге свои порядки от лица Блаженного, которому, очевидно, все происходящее в государстве было до известного места. И вот, ночью, Й’Ракса закинул через плечо дорожную сумку, в которую напихал, по большей части, боеприпасов к своему оружию и какую-то совершенно не нужную в путешествии к месту назначения мелочевку, заткнул за пояс двухствольный пистолет, купленный, между прочим, за баснословную сумму у одного именитого оружейника, оседлал верного коня и отправился в путь. Не зная даже примерного маршрута, он следовал, словно бы ведомый кем-то свыше, искренне полагая, что сама Элурма указывает верный путь. По пути советник останавливался в трактирах и тавернах, где, как уже было сказано, любить его не любили, но обслуживать с улыбчивой миной были обязаны. И вообще все было замечательно, ровно до того момента, как кугуар достиг болотистых земель. Конь утоп в трясине практически сразу, а сам кошак угодил в природную ловушку несколько позже. Дальше, про встречу с малость поехавшей Элеанор, уже знаете.
     - Во имя Семерых, сколько же нам еще тут торчать? - процедил сквозь зубы Й’Ракса и поерзал задницей на прогнивших досках, - Я промок до нитки и перепачкался в грязи, а эта Мунаш даже выйти не соизволила за все время...
     Это сейчас он был относительно спокоен и, кажется, почти смирился с неминуемым ожиданием под открытым небом. А поначалу кот рвал и метал, порывался вынести дверь из своего пистолета и возмущался, наверное, на все болото. Тщетно.
     Вид у него был, к слову, уже далеко не знатный: ведь украшенный кафтан слабо подходил для подобных переходов, и к моменту окончания оного пребывал в ужасном состоянии: местами изорванный и полностью заляпанный болотной жижей. Да и к тому же советник явно простыл, пока лазил по болотам, и периодически нарушал спокойствие своим громогласным чиханьем. Кажется, это началось с ним уже после встречи с Элеанор и некоторого проведенного в пути времени. Точно, псина во всем виновата, ха! Но нет, это, конечно же, бред. Простыть при таком раскладе совершенно не удивительно.
     Но нежданно, негаданно, случилось чудо, и исполнительница Божественной воли, наконец-то, соизволила явить избранным - да, здесь все были кандидаты во спасители мира - свой лик, после чего ненадолго (по сравнению с тем временем, что пришлось провести снаружи) удалилась и вновь выглянула уже за тем, чтобы начать организовывать всем присутствующим пищу и тепло. Но не стоило забывать, что гостеприимная хозяйка - ведьма. И с ней надо держать ухо востро. И вместе с тем изображать уважение, по возможности хвалить. Она тут главная. А к главным мира сего надо подлизываться. Просто в разных ситуациях разные приоритеты.
     Кугуар первым подскочил к костру и плюхнулся на задницу, моментально млея от исходящего от огня тепла. Затем, отогревшись и дождавшись, покуда будет накрыт их импровизированный стол, принялся за трапезу. Опять же, блюда были далеки от идеала, да и, наверняка, дурно пахли. Но советник этого уже не чувствовал, поскольку болотная вонь, кажется, напрочь отбила ему обоняние как таковое. Что же, так даже лучше. А ведьма тем временем вещала о своем божественном предназначении, о необходимости отринуть свои принципы (ага, щас) и вообще было много лишнего, типа как мотивирующего текста. Но в конце-концов Мунаш сообщила о том, что поделиться всем присутствующим предстоит на два отряда и отправиться в разные уголки Хирса, дабы отыскать некие ключи. Наивно было полагать, что она сразу укажет путь к Истоку, м-да.
     - После такого ужина и в объятия смерти не страшно. - совершенно не искренне по сути, но столь убедительно фальшиво на деле поблагодарил советник ведьму за яства (была среди всей этой болотной живности, справедливости ради, и действительно нормальная еда), - И я бы хотел быть вашим спутником в этом полном опасностей путешествии. Я весьма недурно стреляю, если хотите знать, и могу с 30 метров отстрелить белке голову. Да, не столь ювелирно, как некоторые умельцы, бьющие оному зверю в глаз. Но вот без глаза белка может жить, а без головы уже нет.
     Собственно, это было единственное его пожелание к комплектации отрядов. Все прочие кугуара напрягали плюс-минус одинаково, ну разве что Элеанор чуть меньше, как уже было сказано ранее.

Отредактировано Walther (24.12.2018 01:23:56)

+4

3

-- \ - \ --

Интересный выдавался, день. Можно было даже сказать - продуктивный. Сколько всего было утянуто, сколько карманов обчищено, сколько раз имело место быть нахождение на самом острие ножа, когда уже все, вот-вот заметят непотребную деятельность и начнется схватка. Вором быть всегда было опасно, так есть и будет, но не это ли обеспечивает приток свежего адреналина и затягивает похлеще чем все известные наркотики этого мира? Стянул какую-нибудь побрякушку или мешочек с деньгами у зазевавшегося прохожего - хочется больше, поинтереснее, азарт переполняет сознание, а уверенность в своих силах и способностях толкает на попросту неимоверные и безумные вещи. Но был риск, большой риск, что задумка с крахом провалится и вора ждет ничто иное как смерть, и ничего более. Да, именно так вело себя большинство воров, которые теряли голову от обилия богатств, которые так и хочется присвоить себе и никому не отдавать, опираясь на одно из негласных и неписанных правил "что украл - то мое". И ведь отстаивать честно украденное воры будут с отпором, ибо те, кто даже банальной сдачи дать не может, полноценный вором не называются среди тех, кто на этих "вольных хлебах" преуспел и имеет навыки не только вора, но бойца. Как можно считать себя вором, если нет возможности уберечь от любого покусившегося уже свое добро? Но даже профессионалы порой гибли от банальной жадности. Подняв лапу на то, что украсть вовсе не по силам, но самоуверенность и гордость возвышались над здравым смыслом, эти глупцы складывали свои головы в неравных боях со стражей или кем-либо еще, защищающее то, что являлось целью вора. Таких воров Нексус не понимал. А, вы не знаете кто это? Что же, время еще есть, так что можно немного приоткрыть завесу прошлого и настоящего этого дельца по воровской части, если кому это вообще интересно.

Небольшой кусочек прошлого и настоящего

Нексус с детства имел тягу к кражам, первая его кража была совершена... дома. Да, своровал у своего, но объектом этого деяния стал старший брат Нексуса, Альтир, который был старше Нексуса на три года, и которого отец учил основам владения холодным оружием. Семья Нексуса испокон веков рожала и обучала воинов и магов, которые впоследствии защищали Хирс и его города от посягательств врагов. Но Нексус... он словно отделился от семейных традиций, стал отступником. Конечно, это проявилось не сразу. Ах да, первая кража, чуть-чуть отошли от темы, простите. Кхм-кхм, так вот, первое, что украл Нексус - любимый кинжал Альтира, с которым тот не расставался ни на миг. Старший брат не заметил кражи сразу, ибо был настолько поглощен чтением различных книг и мануалов по бою с применением холодного оружия, что не заметил как лишился оного. Нексус с легкостью утянул кинжал из ножен брата и после спрятал его в надежном месте. Когда же Альтир хватился, было уже поздно и пальцем даже показать не на кого было, ведь как говорилось в народе "не пойман - не вор". Конечно, Альтир пытался выдвинуть обвинения против младшего брата, но строгий отец и мудрая мать вразумили старшего сына что обвинять без доказательств - грех, и боги могут покарать его за безрассудство и поклеп. У Альтира действительно не было никаких доказательств того, что Нексус украл у него кинжал, а волчонок сохранял хладнокровие и по нему вообще нельзя было сказать что он это сделал. В итоге, про эту историю довольно быстро забыли, а Альтир и вовсе стал ловить себя на мысли что он мог и потерять свой кинжал. Но почему Нексус это сделал? Все просто - недостаток внимания и из зависти. Отец больше времени уделял Альтиру, как перспективному воину в семье, а Нексус по его мнению был мал и глуп для этого. Мать же часто была занята, ибо была одной из придворных служанок ярла Бьорна Могучего, ее умения целительницы были востребованы при дворе ярла, поэтому ее зачастую не было дома, потому Нексус и был обделен вниманием. Вот и затаилась злоба на старшего брата, который, к слову, тоже был не ангелом небесным. Тот всячески поддевал младшего, хвастался каким он станет великим воином, сокрушающий ряды врагов, омываясь в их крови и как звонко будет звучать его имя, выкрикиваемое его будущими подчиненными на торжественных балах и приемах. Альтир был фантастом - Нексус реалистом. Наверное, вы можете подумать что это банальная история обиженного на весь мир мальчика, на которого никто не обращал внимания. Но нет, он был обижен лишь на Альтира, ибо старшие братья должны поддерживать младших и оберегать их, а не посмеиваться и выставлять себя как шута придворного, витающего в облаках. И именно поэтому Нексус так подло обошелся с ним, лишив его любимой и дорогой вещи, ибо кинжал был выкован и подарен Альтру отцом, а Нексус решил таким образом отомстить старшему за все его выходки и шуточки.

  И на этом все началось. Красть Нексусу понравилось, в этом было что-то манящее, что неимоверно втянуло молодого волчонка. Конечно, кражи потом были мелкими, не до такой степени отчего у родителей могли быть потом проблемы. В частности, воровства происходили в местах скопления народа, а где такие были? На рынках и базарах. Со своими друзьями Нексус выбирался в свет и учился как бы так похитрее обмануть и украсть, ведь хотелось всего, а приобрести вещь законным путем, то бишь за деньги, не было возможности. Идти подрабатывать, помогая другим жителям, желания не было, ибо Нексус считал что детство на то и дано, чтобы развлекаться и отдыхать. Неоднократно Нексуса ловили за лапу, ведь маленький ребенок не мог быть профессионалом, ведь так? Так. Родители, которые выслушивали от этих "ловцов" довольно неприятные слова про юного шкодника, поражались тому что творит их сын, но даже порки и другие типы наказаний, которые были приемлемы для молодого волчонка, не остудили пыл Нексуса продолжать. Он словно чувствовал прикосновение самого Луйху к его душе, бога преступников, как будто тот поощрял свое будущее дитя и его незримое присутствие рядом только укрепляло веру в него и давало силы для дальнейших... кхм, подвигов. Так и рос юный Нексус, уже с осознанием того, что кражи и воровство - его призвание. Но если в малых годах эти деяния можно было назвать детской шалостью, проступком, то в уже более сознательном возрасте это уже можно было назвать преступлением. Когда же Нексусу было 17, он впервые украл что-то действительно стоящее, что вполне обыденно у среднестатистических воров.

  Тогда Нексусу стало скучно обирать горожан и тырить все что плохо лежало на прилавках, хотелось большего, хотелось уже развиваться, да и бог Луйху мог быть явно недоволен своим "сыном", который как начал с мелких краж, на них и остановился, без дальнейшего желания развивать свои таланты и пробовать куда более серьезные возможности украсть. Лапа поднялась на богатый дом, где жили, как говорилось в старину, бояре. Да, может в это время они звались совсем по-иному, но так трактовать попроще. Под покровом ночи Нексус проник на территорию этого бесспорно богато украшенного дома, предварительно детально изучив его снаружи, прикинув как можно попасть внутрь, где лучше не показываться и так далее. Естественно, перед воровством стоит всегда планировать свои действия, с наскоку делать никогда ничего нельзя - это удел дураков. Так вот, найдя лазейку, волк пробрался дом, удачно обойдя наемную стражу, и тут Нексус понял - он уже переступил грань, уйти с пустыми лапами было бы вовсе непозволительно, иначе все впустую и он перестанет сам себя уважать. Продвигался он по дому с осторожностью, при каждом шорохе старался спрятаться и переждать какое-то время чтобы убедиться что его никто не обнаружил и можно продолжать, не забывая о ходе времени, которого было мало. Хоть ночь и длинна, но это не значит что можно так долго находиться в чужом доме. Взять удалось немного, да и волк опасался что могли хватиться украденного и устроить полноценный шмон по всему городу в поисках виновника, а это значит что его деятельность прикроется на какое-то время. Поэтому волк взял всего ничего - пару украшений, с виду дорогих, которые нашлись в шкатулке. По мнению Нексуса, хозяйке дома будет слишком уж жирно иметь так много различных колец, цепочек и прочей ювелирной мишуры, поэтому он без зазрения совести и прикарманил цепочку с подвеской, да искусно украшенный браслет с драгоценными камнями - все равно там, в шкатулке, их было еще много, волк не был уверен что хозяйка этих побрякушек заметит пропажу. Не удержался волк и от того, чтобы утащить нож, похожий на японский танто, вместе с ножнами. Да, эту пропажу уже могли заметить, но Нексусу так понравилось это оружие, что он без лишних размышлений присвоил и его. Поняв, что наглеть уже выше некуда, Нексус покинул дом тем же путем, а там и территорию.

  Конечно же, на следующий день поднялся шум в том доме, все же пропажа была обнаружена, и местные блюстители порядка стали ходить в каждый дом, ища утраченное, даже в доме семьи Нексуса побывали, но ничего не нашли. Ну стал бы волк прятать украденное дома, ага. Спрятано все было в своем личном тайнике, который волк оборудовал неподалеку от дома, у реки, и о его существовании никто не знал, да и ходил туда Нексус только в случае того чтобы что-то там спрятать. Так это и продолжалось год за годом, волк воровал и прятал. Краденные вещи волк не сбывал в своем же родном городе, ибо его могли поймать за лапу, а если потом после этого его бы заставили показать где он все прятал... да, лучше не думать чем бы кончилось это. Все честно украденное хранилось в тайнике до той поры, пока Нексус не покинул родной дом и не отправился в самоволку, так сказать. Вот тогда-то и пригодились эти сбережения, правда, унести за раз все не удавалось. То, что так трепетно хранилось долгие годы и пополнялось, сбывалось в соседних городах, Нексус, несмотря на то, что краденому уже не первый месяц, а то и год, все равно имел опасения, поэтому сбывал все там, где он ту или иную вещь не крал - это уже обеспечивало безопасность. К одному и тому же торговцу волк тоже не ходил, было бы подозрительно что он приносит столько вещей, причем далеко не из дешевых, и это могло бы понести серьезные последствия. На вырученные деньги волк смог позволить себе небольшой домишко в городке, далеком от своего родного дома. Пусть он и вор, но он не хотел в один прекрасный день попасться и подставить под удар свою семью. А в новом городе он личность другая, без семьи, без друзей, без знакомых. В этом городе и без Нексуса воров и преступников хватало, поэтому можно было не бояться что подумает именно на него, мол, только пришел и начались эти проблемы, так что прикрытие в виде других воров было волку обеспечено, главное - не попасться, чтобы потом и на него не косились с подозрением. Так и жил этот волк в этом городе... до поры, до времени.

Вечером, провернув очередное дело и обворовав незадачливого купца, Нексус вернулся в свой дом, желая поужинать, помолиться на ночь и отдохнуть, ибо завтрашний день так же сулил хороший приработок, ведь на эту неделю в город приехала большая ярмарка, а это значит что прибыли заграничные гости, торговцы и богатеи, вот последние и были приоритетной целью волка. С таких можно поиметь неплохую наживу, да и к тому же это не местный народ, в любом случае они рано или поздно покинут город и черт его знает когда они вообще сюда сунутся еще. Да и к тому же стоит успеть до его "собратьев по труду", ибо другие воры и пройдохи так же захотят урвать и себе кусочек праздничного пирога, соответственно нужно успеть и не стать последним. Вернувшись домой, Нексус первым делом отправился в баню. Кто сказал, что в это время не было мест для личной гигиены? Все слухи, что народ ходит немытым и представляет собой этакий глобальный образец антисанитарии - ложь и еще раз ложь. Каждый уважающий себя житель ухаживал за собой и держал свое тело в чистоте и порядке, Нексус - не исключение. Да если бы никто не мылся, все давно бы повымирали от различных болезней и инфекций, вызванных нечистотами. Лишь отбросы общества не видели смысла в мытье, за что были гонимы прочь, либо же власти принудительно заставляли этих невеж мыться в общественных банях, в противном же случае нечестивцы карались за неуважение к народу и власти таким бессовестным образом. И в каждом доме, даже в доме бедняков, была своя баня, так что это все вздор про вечно немытых крестьян и прочих, от которых разит за километры. Может, в других городах такого и не было, волк не знал, но он сроду не был безобразным грязнулей, и другие, кого он видел, тоже не были образцами выгребной ямы.

  Пройдя в баню, волк с удовольствием втянул запах древесины и разделся, входя в баню. Пусть та была чуть остывшей, ибо растопкой печи Нексус занимался с утра, до вечера та остыла, но вода была еще теплой и пригодной для вечернего мытья. Конечно, мыло было не таким, каким мы привыкли его видеть, это был просто бесформенный кусок, который, впрочем, хорошо мылился и не истончал какого-то противного запаха. Просто мыло и все, пахнущее настоями и травами, в которых эти куски и выдерживали. Пробыл в бане волк всего ничего, час, ибо шерсть отмывать - то еще удовольствие, особенно когда хочется быть чистым от сих до сих. Вернувшись в дом уже чистым и посвежевшим, волк позволил себе расслабиться. Подвесив мясо жариться на вертеле в камине, которое волк прикупил у одного знакомого мясника рынке, волк переоделся в домашние штаны и поглядел на настенные часы. Почти десять часов вечера, а это значит что пора отдать дань уважения Луйху, а именно помолиться. Каждый вечер Нексус молился богу преступников, что был вдохновителем волка и покровителем. Только лишь благодаря этому богу волк еще не был пойман и не повешен принародно за его деяния. Припав на одно колено напротив окна и, глядя на луну в небе, волк вполголоса обратился с молитвой к богу.

- Луйху, бог преступности и беззакония, твое дитя взывает к тебе и благодарит тебя за твою милость и поддержку, за твою помощь в моих преступлениях. Я прошу благословения твоего, внемли моей просьбе помогать мне и дальше, как до этого ты помогал мне, не отвернись от своего чада и..., - в этот момент кто-то забарабанил в дверь, да так настойчиво, отчего Нексус зарычал. - Какая тварь посмела!? Ууууу, сволочь, убью!

  Нексус не мог терпеть подобного, когда кто-то нарушает его молитву и таким наглым образом. Вновь рыкнув, волк рывком поднялся и широким шагом направился к двери, на морде его отразились гнев и злоба, и пусть тот кто явился в такой поздний час будет иметь уважительную причину своего прибытия, иначе быть чьей-то морде битой и макнутой в грязь. По пути быстро повернув вертел чтобы мясо не сгорело, волк дошел до двери и распахнул ее, отчего пришедший отшатнулся на шаг, лишь увидев грозное выражение морды волка. Поздним гостем оказался молодой гонец, гепард, который держал в лапах ножны с мечом и глядел на хозяина дома.

- Г-господин Нексус? - спросил гепард, еще не отойдя от такого резкого открывания двери.

- У тебя десять секунд чтобы объяснить твою столь наглую смелость прервать мою молитву! - рыкнул волк.

- У меня посылка для вас, - гепард протянул ножны волку. - Вы делали заказ у торговца, меч с земель восточных кузнецов. Простите меня что я помешал вашей молитве, я не знал что в это время вы молитесь, господин.

  Волк тут же успокоился. Да, он заказывал меч, ибо хотел заиметь оружие, которое будет служить ему верой и правдой. Хоть тот кинжал, что волк украл еще в далеком прошлом, хорошо служил Нексусу как оружие, нужно было иметь что-то повнушительнее. Вытащив меч из ножен, волк оглядел его. Лезвие было прямым, черно-матовый цвет металла подчеркивал его грозный вид, рукоять удобно лежала в лапе благодаря кожаной плотной оплетке, длина лезвия позволяла поражать противника на почтительном расстоянии, а острота лезвия явно могла нанести серьезные раны, нужно будет опробовать это оружие в бою. Была видна лапа мастера, что создавал это оружие, ведь не зря волк тогда отвалил нехилые деньги на заказ этого меча. Ножны тоже были с виду неплохими, очень подойдут к боевой форме Нексуса, были видны вставки-крепления, на которых были острые иглы - так же можно использовать как оружие.

Меч Нексуса

Исток

Потянув за одну из игл, волк убедился - они изымались из креплений. Вернув иглу на место, волк сказал гонцу ждать на месте, сам же удалился в дом, убирая меч в ножны и после он положил их на полку над камином. Там им самое место будет. Вернувшись к гонцу, волк отдал тому несколько монет и, поблагодарив за доставку, отпустил парнишку с миром и закрыл дверь. Вернувшись, Нексус снял уже готовое мясо с вертела и принялся за ужин. Помолиться снова он сможет и перед сном, что он и сделал спустя пятнадцать минут - десять минут он ел, пять минут отсиживался. Помолившись снова, он лег спать.

-- \ - \ --

  Сон. Тягучий, как смола, и завлекающий, как бездна, в котором утопаешь и выбираешься лишь с первыми лучами солнца. Каждый сон Нексуса был таким, потому и спал волк крепким сном, но чутким. Он вырабатывал в себе умение быстро проснуться, если имелась на то нужда, ибо это в дикой природе и вообще в отдалении от дома может спасти жизнь. Сны всегда были разные: загадочные, приключенческие, мистические, забавные, эротические, абсурдные, абстракционные, различные в общем. Но в этот раз ему приснилось нечто совсем не вписывающееся в рамки сна Нексуса. Поляна под лунным светом, окруженная деревьями и диковинными кустарниками, отчего поляна была скрыта от глаз по ту сторону растительности, и Нексус стоял на окраине поляны. Посерди поляны, под деревом во тьме, стояло непонятное существо, отчего волк присмотрелся. Тело летучей мыши, чьи величественные крылья были распахнуты, дополняя довольно внушительный образ, скорпионий хвост лениво болтался кончиком по траве, чуть принимая ее, а образ довершали козьи рога на голове. Это был сам Луйху. Волк, чуть не потеряв дар речи, тут же припал на одно колено, точно так же как и при молитве, и склонил голову, не смея произнести ни слова без позволения. Луйху же с легкой усмешкой поглядел на волка и обратился к нему.

- Поднимись, дитя мое, выслушай меня, - когда Нексус поднялся и с вниманием стал глядеть на бога, тот продолжил. - Понимаю, ты удивлен увидеть меня в своем сне, но поверь, это не просто твой сон. Это мое обращение к тебе, во сне существа более расслаблены и способны внимать словам богов, которым они поклоняются, и именно сейчас мне нужна твоя помощь. Я следил за тобой с момента твоей веры в меня, я помогал тебе, я слушал твои молитвы и оказывал тебе поддержку, и теперь я хочу чтобы ты помог мне. Вуаль не выдерживает, она рвется, я и другие боги не можем своими силами сдержать все то зло, что пытается просочиться наружу, в этот мир. Да, мы боги, мы сильны, но их много, поэтому мне нужна именно твоя помощь, Нексус. С таким умелым воином и смелым вором я буду уверен что демоны, именуемые как Пустые, будут остановлены. Вознесись к нам, Нексус, помоги остановить это чудовищное зло.

- Но... но как я доберусь до вас, Луйху? - спросил Нексус, тут же зажмурившись, ибо открыл пасть без позволения.

  Луйху с легкой улыбкой подошел к волку и положил лапу тому на плечо, чуть потрепав и смотря на него по-доброму так, как отец смотрит на своего маленького ребенка, который пытается сделать свои первые шаги в этом суровом мире.

- Не бойся, я укажу тебе путь. Иди до болот, к ведьме, она проведет тебя ко мне и только тогда мы сможем победить. Мы пока держим этих демонов, но поспеши, Нексус. Я надеюсь, что ты не подведешь своего покровителя и ты поймешь насколько все это серьезно.

  Волк тут же поднял свой взор на бога и уверенно кивнул. Скорее всего, Нексус соглашался на это из чувства долго перед Луйху, ведь тот всю сознательную жизнь волка помогал тому в его начинаниях, что переросло в смысл жизни, и Нексус не мог отвернуться, отказать ему.

- Я помогу... я сделаю все возможное, но доберусь до вас и помогу в этой битве.

- Я рад что не ошибся в избранном, - продолжая слегка улыбаться, мышь отошел от Нексуса спиной назад, постепенно исчезая из виду. - Я рассчитываю на тебя и только на тебя.

  И после Луйху исчез окончательно. И в этот момент Нексус проснулся. Раскрыв глаза и поднявшись на постели, волк продрал глаза, вспоминая весь сон. Было уже раннее утро, а ведь разговор с богом длился всего ничего. Мир снов и мир реальный совсем не совпадали со временем, везде оно шло по-своему. Пару минут волк размышлял о сне, который он видел, вспоминал этот разговор с богом и он понял - это был не сон, а видение. Все было настолько реальным, словно он вот только что действительно разговаривал с Луйху, и дело принимало серьезный оборот. Не теряя времени, волк начал подготовку к дальнему походу. Приведя себя в порядок и наскоро позавтракав, волк стал собираться в путь-дорогу. Первоначально волк облачился в свою форму, которая как нельзя лучше подойдет для этого.

Форма Нексуса

Исток

Сборы заняли около получаса, ведь поход обещал быть очень длительным и насыщенным, следовательно волк еще пару раз перепроверил все, что он ничего не забыл, что все готово. И только потом волк отправился вперед, держа путь в лес, на болота. В неизвестность.

-- \ - \ --

- Твою мать! – ругался волк, ступая по вязкой земле, которая пропиталась болотной водой и где-то даже были даже топи. – Вот же ж угораздило разместиться именно в такой глуши. Да уж…

  С виду дорога была нормальной, хотя и тропы не было, пришлось идти через травянистую местность. Так казалось Нексусу, когда он ступил на территорию этого глухого леса. Но кто ж знал что через непродолжительное место он забредет в топи? Пришлось срезать длинную палку чтобы прощупывать путь впереди и не увязнуть по колено, а то и дальше при условии если ногой волк ступит на «лживый» пятачок травы. Под такими пятачками порой обнаруживались вода и грязь, образуя вязкую массу и эта самая масса всасывала в себя, отчего приходилось порой приложить усилия чтобы вытащить себя из природной ловушки. Сколько ругательств Нексус перебрал – не счесть. Палка же помогала наперед проверить дорогу и избежать очередного погружения. Один раз лишь волк проваливался по пояс, потому что недостаточно тщательно потыкал в траву и не обнаружил грязную яму. Не исключено что эти топи поглотили не одного невнимательного и\или незадачливого путника.

  Через какое-то время впереди показались три небольших светлячка, что подсвечивались между деревьями довольно отчетливо, хотя солнце еще не село. Светлячки словно манили волка за собой, и Нексус вспомнил слова Луйху – он говорил что поможет ему добраться до болотной ведьмы, может, это и есть его помощь, эти светлячки? Сначала светлячки подлетели близко к волку, а после неспешно пустились по земле, изгибаясь ломаными линиями, словно указывая вору дорогу. На всякий случай простукивая выделенную тропу палкой, Нексус вскоре прекратил это делать, ибо светлячки указывали и твердую почву, где невозможно было провалиться в грязь, тину и воду.

  Добрался Нексус уже тогда, когда солнце начало садиться. Светлячки исчезли ровно тогда, когда вор увидел вдали лесной дом, частично расположенный в болоте. Волк нахмурился. Это как можно было жить в таком доме в опасной близости от неумолимого болота, который затянет в себя и не отпустит, засосет, и после уже не о ком будет вспоминать. Пробираясь через кустарники, сетуя на ходу на то, что нижняя часть формы еще не высохла после его ныряний ногами и торсом, волк вскоре выбрался на территорию болотного дома. И тут он приметил, что дом стоял на бетонных сваях, что обеспечивало надежное удержание конструкции и не позволяло той уйти под воду. Что ж, это уже лучше. Выйдя из кустов, волк поставил палку опираться об обросшее мхом и какой-то плесенью дерево, и после прошел к дому. На ходу он подметил несколько других прибывших сюда фуррей, отчего понял на ходу – не его одного призвали сюда, ведь не случайно же все эти ребята находились здесь. Ну, чем больше народу, тем легче будет бороться с демонами. Осталось только дождаться когда ведьма покажется, ведь он ее не увидел среди собравшихся. У всех было открытое и не слишком выражение ожидания на мордах, хотя кто и пытался это скрыть, а кто и вовсе этого не замечал. Соответственно, хозяйку этих болотных владений волк пока не видел сейчас. Пробежавшись взглядом по территории, Нексус выбрал себе место и прошел к большому дереву, отдаленно напоминающее дуб, хотя по трещинам-язвам на коре, мутно-зеленоватому цвету оной, и, с виду даже повышенной влажностью, ибо было видно как кора набухла слегка и не выглядела сухой. На ходу волк приветственно кивнул каждому и после уселся под выбранным деревом, предварительно прощупав его на предмет влажности на земле. Та отсутствовала, что уже позволяло без опасений сесть и наконец-то дать своему изможденному телу отдых.

  Он шел долго, останавливался лишь на короткие передышки чтобы восстановить дыхание и перекусить. Максимум – 4 минуты был отдых. И только сейчас, достигнув этакой контрольной точки, волк мог позволить себе отдых. Порой волк слышал обрывки разговоров других ожидающих, изредка до ушей доносилось чихание некоего кота, хотя чихал тот почаще, просто слух волка порой заглушался его потоком мыслей и он просто игнорировал окружение, ожидая того заветного момента когда болотная ведьма явится перед путниками и скажет уже свое слово. Да, ожидать пришлось дольше, чем предполагал волк. И все же волка сморила легкая дрема. Да, голова тоже устала переваривать столько событий, несвойственные для волка в его привычной обыденности жизни, ибо тут все довольно интересно и неожиданно складывалось, и тут он сейчас не ворует и не обчищает, а просто ждет. Томительное ожидание и погрузило уставшего волка с пути, давая вору немного времени на отдых. Он его заслужил, он преодолел эти топи и такие расстояния, ведь не один день он сюда добирался, и теперь можно было на какое-то время просто провалиться в небытие царства снов.

-- \ - \ --

  Первый раз волк чуть приоткрыл глаза, когда костер только начинал разжигаться и ему нужно было время на то чтобы воспылать с новой силой, даруя тепло и своеобразный уют всем промозглым и уже изрядно подмерзающим путникам, ибо вечером становилось холоднее, да и полная луна, что лениво выглядывала из-за облаков, вносила свои изменения в температуру. Волк задремал опять, и лишь открыл глаза именно тогда, когда костер уже пылал своими веселыми язычками, словно ласковый щенок играясь теплом, одаривая им всех кто сидел рядом. Больше лежать в полумраке не было нужды, поэтому вор поднялся с земли и прошел к костру, садясь неподалеку от остальных, присоединившись к согреву. Не хватало тоже еще заболеть как тот кот, который до того еще как Нексус уснул периодически чихал. Да, местный, так сказать, климат и условия дикой местности не очень-то и благоприятно сказывается на здоровье и самочувствии, особенно если вляпываться во всякое дерьмо по дороге в виде бесконечных ям с водой и грязью, да еще и порой непролазные дебри мешались по дороге.

  Вскоре и Мунаш показалась на пороге своего дома, что тут же сошла с крыльца, расставляя еду и выпивку на импровизированном столе, зная что путники явно устали после перехода и они голодны. Сил было потрачено много на этот путь, каждый устал по-своему, Нексус же имел схожие со всеми остальными присутствующими чувства... ну или не со всеми, тут не угадаешь, но волк сейчас хотел есть и расслабиться, ибо морально он себя готовил к тому, что им предстоит куда более опасный и тернистый путь, и эта "прогулочка" от дома до этого болота, дома и его хозяйки - сущая мелочь, по сравнению с тем что их могло поджидать далее. Уже сидя за столом с остальными, волк молча ел и смотрел куда-то перед собой. Вновь рой мыслей, вновь заглушение от всего что было извне. Он толком и вкуса еды не чувствовал и даже не разбирал уже что ест - местную болотную фауну или же то, что было принесено из внешнего от леса мира. Елл он неторопливо и в меру, чтобы хватило и другим. Так все и шло, пока... Ведьма взяла слово и волка тут же вырвало из его потока, обращая его целиком в слух.

  Вот начало монолога показалось Нексусу довольно занятным. Отринуть принципы? Хм, у волка их, как бы, и не было, он делал все по наитию, но тщательно обдумывая и взвешивая свои действия, а о принципиальности какой-либо не было и речи. Волк жил и воровал так, как ему хочется, а не как обычно ограничивают эти самые принципы, заставляя запрещать себе что-либо. Это было не по его стилю, так что в вопросе принципа было все проще простого. Далее - стандартный вопрос из разряда кто готов, а кто нет. Если бы Нексус не был готов или усомнился в своем видении, он бы не пришел сюда. Правда, его порой по пути мучили некоторые мысли, но он собрал все в одно и теперь ждал, просто ждал возможности. Мунаш на какое-то время замолчала, давая путникам осмыслить сказанное и перебрать это в голове, о недолго, ибо она продолжила. Дальше волк ничего толкового не услышал, разве что Мунаш собирается держать путь к некоему Истоку, куда направляют ее боги, а остальное волк видел в своем видении и без этого напоминания что боги рассчитывают на них, что все присутствующие здесь - избранники, ну и так далее. Внезапно ораторство окончилось, волк даже взгляд перевел из пустоты болота в сторону Мунаш. Ведьме, видимо, самой надоело толкать эту речь, и посему предложила путникам сегодня отдыхать, есть, пить и все остальное, как будто это действительно последний раз когда каждый из присутствующих сидит в такой компании за накрытым столом. Дождавшись когда Мунаш выпьет, волк в тот момент позволил себе опрокинуть в себя бокал вина, а после выскажется и кот, который вот недавно страдал легким недомоганием, то ли простудой, из-за чего такой чих стоял, и только потом слово взял Нексус.

- Что ж, теперь и я скажу, - волк поставил бокал на стол и вгляделся в гладко отполированную поверхность этой посуды. - Первоначально, благодарю за теплый и сытный прием, застолье - лучший способ обсудить дальнейшее, но без лишнего напряжения. Что до похода и разделения... мне непринципиально в какую группу я попаду, главное добиться цели, пока есть время. Но я надеюсь, что окромя выполнения основной нашей миссии, назовем ее так, нам по пути попадется неплохая нажива и приключения, - после волк взглянул Мунаш прямо в глаза. - Знаете ли, если уж все действительно настолько серьезно, я буду готов принять данное как должное, но с приятными воспоминаниями о том, что путь был интересен и заборист. Даже если волей случая я паду в бою, то хотя бы умирать будет всяко приятнее с воспоминаниями о путешествии, которое никогда не забудется.

  Волк не отрицал того факта, что может и не выжить. Он давал себе твердый отчет об этом, его решение не пошатнулось и не склонилось в сторону сомнений и лишних раздумий. Он все для себя решил еще там, дома, когда собирался. Этого времени хватило ему чтобы взвесить все "за" и "против", после чего было вынесено решение. И теперь волк здесь, готовый отправляться навстречу собственной судьбе и навстречу тому, кто всю жизнь держал Нексуса под своим крылом и опекой. Навстречу богу Луйху, а так же и с другими богами. Нексус обязан богу преступников, и ставки ответной помощи были высоки - ценой была жизнь и душа Нексуса. Он был готов к такой партии.

Отредактировано Нексус (05.12.2018 16:27:04)

+3

4

Жизнь на болоте оказалась не так уж плоха, как можно было подумать, оказавшись тут впервые. Среди грязи и тины, в сырой тени густых деревьев и в глубине их непроходимых и нескончаемых скоплений – вот где можно жить по-настоящему спокойно. Особенно когда есть крыша над головой, какая-никакая работа и кормежка. Простая душа – простые потребности. Парень держался за эти потребности, совсем не чувствуя себя рабом, ровно как не чувствуя себя и человеком. Он принял местный быт и правила, растворился в них и стал просто частью новой системы, стараясь не думать ни о прошлом, ни о будущем, догадываясь, вероятно, что застрял тут надолго.
На болоте ничего не происходит и ничего не меняется. Это хорошо. Кертис любил вакуум и постоянность. Просыпаться в одну и ту же погоду, заниматься рутинной работой и не сталкиваться с неожиданностями внешнего мира было так же приятно, как крутить монету на гладкой столешнице, наблюдая зацикленность и послушность данного процесса. А ведь ему даже помогают взамен с его маленькой проблемой, пускай пока и безуспешно. Сложно было не чувствовать себя обязанным. Источая собачью преданность, задержавшийся гость всегда был готов откликнуться на любое новое поручение хозяйки дома. При этом она не могла ощутить навязчивости. Он старался не заговаривать первым и никогда не смотрел прямо, хотя часто делал это исподтишка, если была такая возможность. Наблюдать за Госпожой было даже приятнее, чем за вращающейся монетой. За ее манерами, движениями, работой, трапезой, чем угодно. Было в этой женщине что-то, чего не было у жителей привычной деревни. Что-то, что иногда даже вдохновляло на запечатление углем по бумаге неясных набросков. И дело даже не в том, что она ведьма и это необычно. Хотя это тоже увлекало. В свободное время можно было очень подолгу изучать всевозможные сокровища и убранства жилища, всегда казавшегося Кертису куда вместительнее внутри, чем виделось снаружи. Может быть однажды он все-таки спросит, откуда всё это здесь и для чего. А так же и обо всем остальном, включая ритуалы, призрачных гиен и порой слышные далекие вопли в лесу. Но пока он знает только то, что Госпожа Мунаш захочет рассказать сама, а так же кое что из того, что подскажет «внутренний голос»...

***

Кертис до последнего не понимал, что происходит. Перемены в настроении кошки и подскочивший уровень суетливости не ускользали от внимания её соседа по дому, но поначалу в этом не получалось разглядеть тревожных сигналов. Он не был избранным, боги не говорили с ним, а сама ведьма не торопилась делиться свежими новостями. Оставалось лишь молча подавать опиум, тихо сидеть рядом при необходимости, прибираться и вообще делать всё то, что и обычно.
Серьезным вопросом юноша задался только тогда, когда на поляну, впервые за уже очень долгое время, стали прибывать гости. Самые разные, самые неожиданные. И чем больше их было, тем сильнее в недоумении сводились брови и тем неувереннее шаркала по полу метла, пока взгляд блуждал по незнакомым лицам и их разложенным по уже не малой территории пожиткам. Продолжать делать вид, что это не его ума дело, становилось всё сложнее.
Послушно выполняя приказ о недопущении гостей к хозяйке дома, Кертис старался откладывать все свои занятия и проводить больше времени сидя у входной двери. Благо, штурмовать хижину силой всерьез вроде бы никто не собирался, потому вахту можно было нести спокойно, перебирая в серых пальцах кусочек угля, так и не находя им уложенный на колени клочок бумаги, и внимательно всматриваясь во всех со своего поста.
Некомфортно. Нехорошие предчувствия. В каждом новом лице прощупывались дурные новости. И их черты стали проступать под шуршащим углем, со стороны совсем неузнаваемы, но хотя бы увлекающие Кертиса на время ожидания.

***

Во время пиршества парень постарался оставаться немного поодаль. Не смущаясь сырости, он со своей тарелкой пристроился у основания одной из свай, почти сливаясь с плохо освещенным участком. Неуверенно ковыряя содержимое своей тарелки, приходилось стараться вслушиваться в чужие слова, доносившиеся со стороны этого неожиданного и важного заседания, но большая часть смыслов упорно ускользала от воспаленного мозга. Что-то планировалось. Кертис услышал слово «поход» и напрягся. И напрягся еще больше, когда что-то в глубине шевельнулось на слово «исток». Это Что-то давно не давало о себе знать, но теперь, видимо, нашло повод прорезаться. Потеряв вдруг контроль над собственными мыслями, ящер, тяжело втягивая носом воздух, стал бездумно заедать это состояние, заталкивая в пасть с хрустом перемалываемые лягушачьи лапы.
– «Ты никуда не денешься» - пробилось сквозь шум в ушах, слишком отчетливое, чтобы слышать помимо этого что-то ещё.
Но я не хочу… – забормотал с набитым ртом совсем тихо, пряча за свободными пальцами лицо. Он бы хотел спрятаться получше, в полной темноте, тишине, под мхом и землей. От идеи покинуть пригретое место к горлу начала подкатывать нервная тошнота. Благо тарелка была уже пуста и тревожить желудок еще больше было уже нечем.
– «Тебе самое место среди этой поганой ряски и лягушачьего дерьма, но ты пойдешь. Королева Болотной Падали не оставит тебя догнивать здесь вместе с её волшебным мусором.»
Вдох-выдох. Разговоры гостей уже совсем не различались, да и они не имели никакого значения. Это не важно, потому что это всё еще не имеет отношения к скромной прислуге.
– «Правда так думаешь?»
…конец Света?
– «Да плевать на него. Исток».
Тихий приступ паники вдруг слегка охладел. Глядя сквозь пальцы куда-то в пустоту, Кертис вдруг снова смог различить реальность, в которой находился. Сырая трава, огонь костра, люди. Компания, которая идет к могущественному источнику силы.
…это хорошо?
– «Лучше, чем ты можешь себе представить».
Остаться не выйдет. Уйти? Больше его нигде не ждут. Зачем терзаться, когда выбор очевиден? И был ли выбор вообще? Что-то особенное должно произойти, когда они доберутся к цели. Что-то, что поможет и Кертису, и тому, кто стоит за ним. Потому что ведьма уже не поможет. И она наверняка должна умереть. Как и все остальные.
И вдруг он снова остался один. Голос затих, оставив после себя неприятный осадок в форме головной боли. Пустой взгляд еще долго сверлил примятые листья у ног, пока в глубине черепа все старалось снова оказаться на своих местах. Шестеренки смазались, со скрипом пришли в движение, пальцы машинально подобрали оставшийся на тарелке кусочек хлеба и поместили в рот. Всё снова было нормально. Они идут в поход. Как славно.

+5

5

Огонь. Той ночью он было особенно прекрасен. Окруженный тишиной, что ни одна живая душа не посмела нарушить. Окровавленные по локоть руки, что зловеще нависли над костром, терпеливо ждали, наслаждаясь острым покалыванием жарких языков пламени, пока желтоватая жидкость из порезанных почек медленно падала в костер и бесследно исчезала там, не оставляя после себя даже тихого шипения. Губы шаманки бесшумно говорили с воздухом. Но для нее лес просто кишел голосами несчастных. Он тоже должен быть там. Тот, кто собирает все эти души. Просто он не отвечает ей … она что-то делает не так? Быть может она разгневала его? Слишком мало жертв, да и все они какие-то маленькие ... но разве дети не ценятся больше? Девушка медленно повернула голову, окидывая тело позади себя задумчивым взглядом. Мальчишка, что наплевал в этот день на предупреждения родителей и зашел слишком далеко в лес, лежал на земле и время от времени еле заметно дергался, не в силах даже открыть рот, скованный ядом. «Минут через четыре погибнет от кровотечения» пронесся незнакомый голос в ее голове. «Странно, что абдоминальный шок, по этиопатогенетическим признакам …» начал было другой голос, однако девушка, морщась и махая вокруг себя руками, словно отгоняя комаров, явно дала понять своим духам, что не настроена сейчас на разговоры. Пока та махала руками, почка подло выскользнула из рук и скрылась в непроглядной темноте, что так неприятно всматривалась в нагу все это время.
- Мнээх.
Разочарованно посмотрев на свои руки в красных «перчатках», девушка тихо вздохнула. Сейчас лишь сон мог привести ее в порядок. Может хотя бы в этот раз, призраки Пустых не станут вторгаться в ее разум, пока он отдыхает …
Что это за приятное чувство? Вокруг такая прохлада, что так нежно и бережно окутывает ее хвост. А на душе так спокойно, словно она умерла и ей нечего больше бояться. Приоткрыв глаза, девушка обнаружила себя посреди болота. Редкие, давно умершие деревья склонялись к воде. Было довольно неглубоко, и девушка с каким-то наслаждением терлась хвостом об мягкое дно. Что это все значит? Она умерла? Наверное, все же не стоило так беспечно засыпать посреди леса. С другой стороны, может это и к …
- Ты не мертва.
Внезапный голос, что звучал будто из нее самой, заставил девушку вздрогнуть и в панке завертеть головой. Это точно Он. Это непременно должен быть Он. Никто другой не может вызывать так много страха и подчинения, радости и восхищения. Это ощущение полной покорности Его безграничной силе и своей никчемности, и ничтожности. Вихаал.
Юноша парил в нескольких сантиметрах от поверхности, смотря на нее своим бездонным взглядом. Он не источал никаких эмоций. Лишь легкая улыбка застыла на его лице. Он обратил на нее свой взгляд. Сам Бог обратил на нее внимание. Горячие слезы маленькими ручьями потекли по щекам наги, пусть сама она и не заметила этого. Все это было не зря. Все что она делала … это не прошло даром. Это все было испытанием. Да … она знала это. Надо было иметь терпение и дожидаться нужного знака. И вот, этот момент, который она ждала так много лет, наконец то настал. Сам Вихаал, Бог смерти вызвал ее к себе. Все тело тряслось, словно от холода, пусть его и переполнял огненный вихрь чувств. Упав, шаманка склонилась в низком поклоне, не решаясь смотреть Богу в его священное лицо, боясь прогневать Его. Вместо этого она впилась взглядом в свое испуганное отражение в потревоженной ее дрожью воде. Его голос, столь нежный и спокойный, пусть и не был враждебным, внушал страх.
Послание … для нее? Неужели, она … она избранная? Да … теперь все это складывается в полноценную картину. Эта участь была предначертана ей судьбой … нет, Богами, с самого ее рождения. Теперь все ясно. Теперь все стало на свои места. Не в силах произнести и слова, девушка робко подняла свое покрытое слезами лицо на Бога. Дабы хоть напоследок полюбоваться его красотой и величием. Юноша лишь продолжал одаривать ее легкой улыбкой. Змеиный хвост грациозно покачивался из стороны в стороны. Белоснежная рука Вихаала медленно поднялась над нагой и …
Резко открыв глаза, шаманка, тяжело дыша уставилась на давно потухший костер. Слезы уже засохли на ее лице. Значит сон. Нет. Видение! Резко вскочив с места, и не секунды не размышляя, нага начала поспешно собирать свои вещи. Нельзя терять ни секунды. Сами Боги нуждаются в ее помощи. Нет. Нельзя так думать. Боги слишком могущественны, дабы надеяться на помощь какой-то там шаманки. Скорее, она будет для них как пешка. Пешка, которая с радостью броситься в костер, если на то будет воля Богов.
Взяв в руку копье и засыпав костер землей, нага уже хотела было отправиться в путь, как ее хвост наткнулся на труп мальчишки, почку которого она одолжила. Грех было оставлять его вот так. Тем более, что он тоже помог ей встретиться с самим Богом, а значит, умер не зря. Недолго думая, шаманка вытащила из-за пояса топор. Пара уверенных и метких движений, и вот, голова мальчишки, с приоткрытым ртом и полуоткрытыми глазами, теперь красовалась на сломанной ветке сосны. Пусть зорко следит за всеми духами. 

Дорога была приличной. Но ей нельзя было медлить. Не обращая внимания на боль в теле, девушка продолжала упорно ползти к своей цели. Через густые леса, переплывая глубокие реки, пробираясь все ближе и ближе к болоту. Благо она прожила большую часть свой жизни (по крайне мере ей так, казалось) в лесу, с поисками продовольствия особых проблем не было. Пару раз даже очень повезло – на пути оказались случайные путники. А духи в тот день словно назло отпугивали любых тварей, даже насекомых, подальше от наги. Голод тоже был испытанием. И вновь она оказалась достаточно терпеливой. Что путники делают так глубоко в болоте, это конечно вопрос. Однако, нага, хоть животное и любопытное, редко любит их задавать. Копье, с вызывающим дрожь звуком, насквозь пробило легкие доспехи, пригвоздив несчастного к мягкой почве. Обвившись вокруг дерева и смотря на свою жертву сверху-вниз, нага тихо посмеиваясь запустила топор в его спутника. Нужно же еще и отблагодарить духов за столь щедрый подарок. 
Последним видимо, подарок пришелся по вкусу. Как иначе можно объяснить то, что сами духи, принялись провожать ее? Достав небольшой, но от этого не менее звучный бубен, шаманка, теперь уже в сопровождении музыки (что на удивление звучала даже не так уж и плохо, учитывая, что она состояла лишь из тупых ударов и завываний) и гиен болотной ведьмы, проложила ползти все глубже и глубже в неизвестность болота. 
Поначалу, наличие других существ у дома немного раздражало. Ведь теперь она уже не была такой особенной. С другой стороны, вряд ли бы Боги решили повесить всю ответственность только на нее. К тому же, она всегда могла думать, что Вихаал обратился только к ней. А остальные Боги … они не так важны. Да и все остальные здесь, как и она, должны быть все лишь пешками. Раздражение ушло, словно и не появлялось вовсе. Заместо него пришло любопытство. Чисто дружелюбное. Раз их выбрали сами Боги, могла ли она навредить им? Интересный вопрос. Наверное, надо будет потом подумать на ним.
Сама шаманка выглядело довольно … мило. Если смотреть только на ее любопытную и улыбающеюся мордашку. Было в ней что-то детское и дружелюбное. Однако, остальные части тела оставляли желать лучшего. Тряпки, что покрытые кусочками листьев и костями, хоть как-то и выполняли свою роль, покрывая большую часть ее торса и чуть ниже, особого доверия не вызывали. Как и кроваво-грязевые узоры на плечах, да и руки все еще имели на себе «перчатки» из засохшей крови. Свернувшись клубочком неподалеку от дома, где было наиболее мокрое и мягкое место, нага, дабы занять себя хоть чем-то перед ужином, начала играться с костями, бросая их на землю и бормоча что-то каждый раз как появлялась новая «фигура». Алый змеиный взгляд тем не менее внимательно наблюдал за каждым существом. Так много новых личностей. Так не терпится изучить каждого … но нужно ждать.
Ведьма. Рас чувствовала, что побаивается ее. Был и это страх, подобный страхом перед чем-то, что гораздо сильнее тебя, или же просто перед неизвестностью – она не могла понять. Она вообще мало чего понимала. Ведьма, с другой стороны, знала гораздо больше, чем она. Она ведь тоже была избранной. Правда, наверное, более избранной, чем нага. Та слушала ведьму с отрытым ртом и широко раскрытыми глазами. Учитывая, что во рту у девушки виднелись яблоки в карамели, а сама она сходит с ума по сладостям (что неудивительно, если ты живешь в лесу и питаешься в основном сырым мясом), речь явно произвела на нее больше впечатление. Готова ли она?
- Еэаа! – Вырвалось из шаманки, что вскочила с места, поднимая вверх руку с топором и попутно одаривая стол кусочками яблока. О да. Готова идти хоть сейчас. Завороженно смотря на ведьму, нага наконец очнулась. Раз уж она сама предлагает все эти яства, грех было отказывать. Жаль только, что есть так же элегантно и изящно как ведьма или даже остальные, она не умела. Игнорируя все столовые приборы, нага набирала полные щеки еды, порой сразу же проглатывая. Большому телу нужно много еды. И все же даже нага может наесться вдоволь. Пусть в основном она и наелась одними сладостями, комбинируя мед с рыбой, мед с лягушкой, мед с медом, это были лучше моменты за последние несколько месяцев. Правда, вряд ли память наги распространяется настолько, так что сказать по правде, сложно.  Закончив с трапезой, девушка тщательно облизала пальцы длинным раздвоенным языком, заодно отчищая их от крови, и обратилась к ведьме с чем-то, что отдаленно напоминало «Спасибо Вам большое за еду и кров». Вновь достав бубен и чуть отдалившись от костра, нага своей медленный и плавный танец, под волшебные звуки бубна и свои завывания.

+4

6

Крылатая устроилась поудобнее на то, что можно было назвать мебелью. Места было не так много, чтобы дать крыльям волю, вот и приходилось их складывать как можно компактнее. На все остальные неудобства она давно перестала обращать внимание. Жизнь научила не загадывать на будущее и, тем более, не заниматься собирательством различного имущества. Дело даже не в извечном “все с собой не унесешь”. Наоборот - несколько раз за свою жизнь Оникс, по мало зависящим от нее самой причинам, лишалась дома и имущества. Будь то пожар, война или иное бедствие. И все приходилось начинать, по сути, заново. На третий раз ей это надоело, и она решила обходиться минимумом, вспоминая годы обучения.

Тогда все было проще, пусть все секреты ученикам и не открывали. А она еще и “опоздала” из-за травмы, пусть и официально все выглядело иначе. В итоге, это заставило магию осваивать и развивать быстрее, изначально под присмотром целителя клана, а не чужеродных магов. Целитель оказался тем еще типом, себе на уме, и делиться всем секретами не стал. Немного убеждения, немного примеров, и Оникс долго думала, что решение о побеге было ее собственным. Далеко она, конечно, не ушла, и попала в положенные по дару места. Характер там стал скорее помехой, чем помощником, постепенно приучая отстраняться от своих, и чужих, эмоций. После возвращения рассказывать про это она не любила. Да и редко ее спрашивали, так как все смертны. В том числе и старый целитель. Так и пришлось искать его секреты в записях и намеках. А тот оставил их предостаточно, явно с умыслом.
Но это все давнее прошлое. Последние годы, а то и десятилетия, крылатая сама подготавливала себе смену. Секретами не делилась, но пинками на нужный путь молодых коллег направляла. Обучение и Архимаги - это еще не все. Да и откуда им знать такие мелочи, как наиболее “популярные” в родном краю Оникс снадобья, к спросу на которые надо подготовиться заранее. Или что некоторые привозные травы намного хуже, чем местные, а другие - наоборот. Вот такие мелочи и приходилось пояснять, как самой старшей. Хотя этих самых “коллег” было мало, за последнее столетие едва пятерка соберется. Мол, есть у вас уже целитель - а мы в другой город поедем. Зато теперь у клана и соседей было три целителя, не считая саму Оникс.
Видение пришло довольно неожиданно. Зная, по долгу, почти все дурманящие составы, и их последствия, совпадений крылатая не находила. Бредни одного знакомого любителя поболтать о том, что все это - переживания и скрытые намеки разума и организма на недавнее прошлое, вряд ли тут подходили. И лишь через несколько часов после пробуждения, выполняя очередную рутинную работу, Оникс поняла, что ее насторожило.
Когда тебе во сне приходит богиня - это еще можно понять. Чего не присниться. Когда она вещает тебе о твоей избранности - это повод проверить голову. Если тебе не полтора десятка лет от роду, когда о таком только и грезишь. А вот если богиня кажется уставшей, изможденной и постаревшей... Именно так могут выглядеть тревожные признаки для нее, как для целителя. Речь Элурмы о приближающейся гибели мира подходили под обстановку. Болото, полугнилые сухостои, низкое темное небо. В общем, все признаки увядания и разложения. Ничего особенно странного в этом не было - если угрожает миру гибель, то жизнь, и ее воплощение, в этом мире страдают больше всего, отстаивая его до последнего.
Потратив еще пяток дней, не столько на размышление, сколько на сборы и передачу текущих дел ближайшему из целителей с приемлемым, по мнению крылатой, опытом. Привычная одежда, в которой можно и по городу пройти, и в лесу не бояться сильно запачкаться, запас трав и продукты в дорогу - и можно в путь. В правильности пути крылатая была абсолютно уверена.

Значительную часть пути драконесса, что естественно, преодолела по воздуху. Сбивать ноги смысла не было. Ночевать останавливалась на небольших постоялых дворах, где расплачиваясь деньгами, где услугами целителя. Тут как раз и пригодилась привычка обходиться минимумом удобств, мягкой кровати и белого хлеба на завтрак й не требовалось.
Не без удивления отметив, что конечная точка путешествия находится на болоте, целитель не стала рисковать. Сюрприз в виде заклинания в голову или банального дерева в живот ее не устраивал. Приземлившись на последнем заметном клочке твердой земли, дальше направилась пешком. Тут пригодились и высокие сапоги, и клюка, да и по болотам ходить крылатой было не в новинку. Там тоже нужные вещества надо добывать.
То, что островок с хижиной, оказавшийся конечной целью путешествия, окажется заселен, ее не удивило. Было бы странно, явись она первой. Парочка самых удобных и сухих мест оказалась занята, и драконесса, оценив состояние крыши, не рискнула занимать ее. Очень быстро нашлась подходящая по высоте и толщине ветка, на которую крылатая и перебралась, изучая “соратников” и делая свои выводы. Дежурное знакомство, представление, и пока не о чем больше говорить. 
Разве что чихающий кот в видавшем виды, но некогда очень богатом камзоле, вызывал профессиональный интерес чиханием. Но это терпело, и предлагать всем и каждому услуги по пустякам - гиблое дело. “Если в дорогу не озаботился простейшим лекарством - сам виноват”.
Отдыхающий у ближайшего дерева парень, вооруженный странным мечом, вызывал куда меньше интереса. Мало ли откуда он явился, а определять боевые навыки по движениям и экипировке целитель умела весьма посредственно. 
Нага, что устроилась чуть в отдалении, была забавной. Явно живущая вдали от крупных городов и иных поселений, если судить по одежде.
Когда хозяйка, наконец-то, объявила об общем сборе, стало ясно - вряд ли кто-то еще к ним присоединиться. Просиживать то, откуда растет хвост, на крыше, что явно не планировалась при постройке как лавка, больше смысла не было. Пара взмахов крыльями, и она на земле. Толкаться и пытаться попасть среди первых, как делали некоторые, не было нужды.
Устроившись чуть поодаль, чтобы не мешать крыльями, она внимательно слушала слова “жрицы”. Пока еще называть Мунаш “ведьмой” было не за что, у самой драконессы дома подобных “прикрас” было не меньше. А раз она ведет речь от имени Богов - то и немного уважения тоже не помешает. У Оникс язык от вежливости не отвалится.
Слова ее, возможно, могли пробудить что-то у молодых и горячих. “Но разве что, что мы тут, не говорит о нашем согласии? Ведь не случайно каждый из нас сюда дошел. А значит, слова о признании и понимании свой роли - глупость?”
Дальше последовали слова о разделении на группы. Оникс покрутила этот вариант в голове, в поисках недостатков и преимуществ. С одной стороны - это скорость. С другой - ослабление каждой из групп. “Вот когда у богов совета спрашивать надо.”
Целитель ела понемногу, обходясь необходимым минимумом. Отравиться едой она не боялась, так что попробовала почти все, до чего смогла добраться на столе.
- И как же будут разделать отряды? В одном месте нужна грубая сила, в другом - хитрость? - На выпады соратников она решила не обращать внимания, просто принимая их во внимание.

+3

7

Тормунг - затерянная в топях древняя крепость, оставленная обитателями так давно, что уже никто не помнит, кто и зачем возвел ее в столь странном месте. Теперь пустые казематы, башни и стены, поросшие лианами и постепенно ветшающие под натиском такой неумолимой стихии, как время, снова оживали, словно древнее чудовище, пробуждающееся ото сна. Множащиеся вокруг крепостных стен, словно грибы после дождя, шатры, хижины и лачуги, звон кузнечных молотов, треск горящих в кострах и печах дров. Лязг затачиваемых клинков, звон доспехов и отрывистая, гавкающая речь. В Тормунге вновь кипела жизнь, вот только жизнь эта целиком и полностью была направлена на одно из древнейших занятий, что были на этой земле с начала начала времен, кроме, конечно, торговли собственным телом. А именно - война...

В небольшой каменной зале, освещаемой тусклым светом факелов и лампад стояла нестерпимая духота и странный такой запах. Сладковатый, пряный и можно сказать, что даже приторный. Пахло явно какими-то благовониями или же травами, понять и расписать, из чего состоит весь этот букет запахов не смог бы даже какой-нибудь профессиональный парфюмер. У дальней стены, около каменного тотема, грубовато олицетворяющего ее величество Адайну - богиню войны и силы, причем войны коварной и кровавой, стояла рослая гиена, кутаясь в шерстяную накидку алого цвета и увлеченно бормотала что-то себе под нос, сжимая в одной лапе кривой костяной кинжал. Ожерелье из когтей, клыков и маленьких черепов дополняло этот жутковатый облик. А вот то, что окружало эту парочку заставило бы содрогнуться даже бывалых головорезов. Трупы, с десяток тел, раскиданных вокруг тотема. В основном воины, все они были были пугающе похожи - из их вспоротых грудных клеток, разбитых в кровавое месиво, были вырваны сердца, а выломанные ребра напоминали птичьи крылья. И даже сейчас, ровно напротив изваяния лежал, связанный по рукам и ногам испуганный парнишка, предусмотрительно с кляпом во рту. Судя по потертым кожаным, с позволения сказать, доспехам, он был явно из бедной солдатской братии.
- Прими, о Адайна, эту жертву и дай мне волю! Прими меня в своё сердце! Прими и дай возродиться! Во имя тебя и для тебя!!! - последняя фраза была сказана с протяжным рыком и в следующее мгновение острый клинок уже вонзился в грудь пленника, распарывая грудину с характерным хлюпающим звуком. Швырнув клинок на пол, Алатриш запустила лапу в разорванную грудину солдата, и, нащупав внутри искомое, резко дернула, выламывая ребра, от чего лежащий на парапете конвульсивно задергался. Еще мгновение и сердце легло на бронзовое блюдо, лежащее у ног статуи, а гиена, словно находясь в трансе, одержимым взором уставилась на тотем, словно ожидая от него какой-либо реакции или же ответа. Видение наступило столь внезапно, словно удар чем-то тяжелым в висок, Алатриш аж осела на пол, склонившись над трупом, из которого все еще вытекала кровь. Та, к кому так взывала гиена: дева с огненными волосами в золотом шлеме, одетая в такие же алые одежды, пристально смотрела на нее, однако же, ничего не говорила. Спустя несколько секунд молчания, богиня, наконец, одарила Алатриш словом. Но, как обычно и бывает, все разговоры с духами и богами, как правило очень условны, мутны, словно болотная вода. Из всего сказанного Адайной, гиена поняла, что скоро миру грозит куда большая опасность, нежели очередные войны между ярлами. И теперь она - одна из Избранных, что должна помочь богам предотвратить конец всего сущего, дать этому мирку еще один шанс. Собственно, если быть краткой, то вот и все видение, разбавленное, правда, изрядной долей приторного, словно мед пафоса, присущего богам. Избранность, остановить конец, демоны и снова избранность...Так и оставшись до утра в пропитанной кровью и благовониями комнате, гиена погрузилась в размышления. Новый день встретил ее слабой уверенностью в том, что этот путь все-таки придется начать. Причин не доверять словам богини не было, до этого на поле брани гиене везло, все ее планы оканчивались успехом, по ее мнению, не в последнюю очередь благодаря покровительству Адайны. Ведь не каждый день боги называют вас избранным, не так ли? Приказав принести все необходимое снаряжение, Алатриш, продолжала размышлять о вчерашнем событии, поправив костяное ожерелье на шее и затянув застежки пластинчатого доспеха. Длинный тисовый лук, на счету которого не один десяток павших ярловых воинов, внушительный тесак, грубый донельзя, но способный снести голову одним ударом. Но нельзя было уходить, бросив все на произвол, поэтому спустя пару часов, в одном из залов за грубым деревянным столом уже собрался импровизированный военный совет. Дав время, пока все, наконец, успокоятся, Алатриш махнула лапой, словно отгоняя назойливых мух и решила, как говорится, выложить все карты на стол. Конечно, кое-кто воспринял известие о видении и наступающем крахе этого мира с изрядной долей скептицизма, но в целом, отказывать богине-покровительнице было  бы страшным оскорблением. Закончив обсуждение всех "бытовых" вопросов, гиена хлопнула лапой по столу, от чего мебель аж затрещала и осмотрела всех собравшихся.
- Появилась новая сила! Победа будет за ней! Пусть я и отправляюсь в этот поход, но наш план должен быть осуществлен. Корбак, Шакти - теперь это ваша задача. Чтобы через две недели все были вооружены и готовы к походу. Работайте днем и ночью, сожгите соседние леса, если будет нужно. Если я не вернусь, то вы сами знаете, когда и как именно все начать...Скоро землю оросит кровь ярловых псов! - на этой бравадной ноте своеобразное заседание было окончено.

Целью путешествия было болото, точнее ведьма, что избрала его местом своего обитания. Из болота в болото. Стабильность - признак мастерства. Одно радует, что по болотам гиена ходить как раз умела, посему выбрела к хижине ведьмы, не особо-то вымокнув и измазавшись в грязи. Как выяснилось позднее, не она одна была Избранной, если так можно сказать.  Осмотрев остальных собравшихся оценивающим, немигающим взглядом, словно прикидывая, кто из них сдохнет в ближайшей канаве на потеху воронам, гиена решила отставить знакомство с ними до лучших времен, Алатриш решила скоротать время за заточкой тесака. Это обыденное действие, почти ритуал, почему-то здорово успокаивало гиену, и скоро округа наполнилась лязгающим звуком. Появление ведьмы ознаменовалось костром и застольем, не самым роскошным, но после нескольких суток пути на вяленом мясе в гурмана играть как-то не хотелось. Тем более самое главное - вино, было поставлено на стол в количестве достаточном, а о большем и мечтать нельзя. Именно поэтому вся речь Мунаш о спасении этого бренного мира, избранности и прочем была прослушана гиеной, как говориться в пол-уха. Готовы ли мы? Это был крайне глупый, риторический вопрос, вызвавший у Алатриш лишь короткий смешок и такой же молчаливый и утвердительный кивок. Если бы она была не готова, то и не пришла бы. Но война войной, а обед, как известно, по расписанию. Тем более для такой, не самой компактной туши, требовалось много еды. А о разделении на группы можно и потом поговорить. Гиена отправляла в желудок абсолютно все: лягушки, сыр, птица, рыба. Все это приправлялось вином, причем в совершенно диких пропорциях. Можно было с уверенностью, что львиная доля алкоголя на столе была уничтожена именно благодаря стараниям Алатриш. В конце концов, изрядно захмелев, гиена снова кивнула ведьме, пробормотав что-то, отдаленно напоминающее "Спасибо", встала из-за стола, прихватив  при этом недопитую бутылку, и улеглась у костра, подложив под голову колчан с луком и туманным взором уставилась на нагу, которая что-то завывала под звуки бубна.

Отредактировано Helga (06.12.2018 12:28:24)

+4

8

О чём может мечтать восемнадцатилетний юноша, выросший на ферме под бесконечные рассказы о дальних странах, походах, героя и чудовищах? Конечно, о собственных подвигах. Дж'Гарха не был слишком честолюбив, не мечтал прославится в веках, в этом плане он был вполне самодостаточен, достаточно было пережить приключения, а если о них сложат песнь, даже лучше. А ежели не сложат, жалеть кошаку нечего.
В ту ночь молодому каджиту не спалось. Мешали смутные мысли и предчувствия, буквально витающие в свежем ночном воздухе. А вот его сводному брату Эрику, казалось, ничто не мешало - спал как пшеницу продавши. Но Дж'Гарха никак не мог заснуть, голова была занята обрывками мыслей, разобраться в бесконечном рое которых никак не получалось. Долгое время юноша просто лежал на мягком душистом сене и наблюдал за тем, как на потолке в паре метров от кошачьей морды паук старательно плетёт свою паутину. Это спокойное состояние продолжалось очень долго, настолько, что Дж'Гарха потерял счёт времени. Постепенно вихрь мыслей и образов замедлил своё круговорот, а затем превратился нечто, похожее на снегопад в безветренную погоду.
И тогда появилась она. Юноша никогда особе не интересовался глубокими вопросами мироздания, поэтому для него образ богини был чем-то далёким и априори непознаваемым. Призыв же звучал приглушенно, словно из-за завесы. Но главное отпечаталось в его сознании весьма чётко. Исток. Неведомый Исток, неведомо чего. Опасность для всего мира. Нужно помочь. Помочь...
Весь день, что бы ни делал Дж'Гарха, его преследовали навязчивые воспоминания о том сне и богине, явившейся в нём. На следующую ночь вопреки ожиданиям юноша заснул практически мгновенно, но во сне ему снова явилась прекрасная женщина и повторила свой призыв. И на утро терпение кота было переполнено. Горячее сердце и горячая голова требовали разобраться в этом, да и зов приключений уже не негромко шептал, а кричал до звона в ушах. Отчим внимательно выслушал подростка, но отговаривать не стал.
- Я бы и сам наверное отправился на зов богини, - ответил он после долгого задумчивого молчания когда пасынок рассказал ему свой сон. - Ведь это была сама госпожа Элурма... Похоже, мальчик, твоя судьба не поле пахать и не мечи ковать. Что ж, ступай, и да помогут тебе боги.
Кот воспарил духом. Времени на сборы потребовалось не так уж много - все скромные пожитки Дж'Гархи уместились в не слишком большом наплечном рюкзаке, если не считать одноручного стального боевого топора на поясе да сыромятного щита за спиной. Попрощавшись со всей неродной семьёй и друзьями, юный кот вышел на тракт и направился туда, куда вело его кошачье чутьё, а вернее - богиня Элурма.

К пущей радости кота отряд оказался довольно большим, а значит, можно рассчитывать на помощь команды. Правда, некоторые были явно раздражены тем, что их не разместили со всеми удобствами, или вовсе скучали. Самонадеянному мальчишке с неумеренной жаждой приключений подобное было чуждо, но, насколько он уже знал из своего скромного опыта, рвение следует показывать не перед соратниками, а перед начальством - товарищей оно в лучшем случае позабавит, если не станет раздражать, а вот начальство может оценить и, может быть, поощрить своей благосклонностью. Поэтому, сидя за столом и вкушая замечательную и весьма аппетитную с его точки зрения пищу, Дж'Гарха старался выглядеть как остальные приключенцы, ничем не выделяясь из их массы. Но время от времени бросал взволнованные взгляды на колдунью и на прочих гостей. И пребывал в волнительном ожидании лихих приключений...

+4

9

С каждым днем свечение становилось все ближе и ярче. Из маленького светлячка, одиноко мерцавши за горизонтом, оно переросло в пульсирующее солнце. Не приятное, теплое светило, ласково согревающее в понурое, прохладное утро, а в холодный сгусток света, с каждой вспышкой будто вонзающий острые лезвия в глаза, заставляя прятать взгляд и затыкать уши, что бы не видеть и не слышать больше этого. Но свет пронизывал веки, стены корабля, а теперь и вековые болотные древа насквозь, а шепот, твердящий слова на неизвестном языке аспидом оплетал все тело, забирался под одежду, вызывая крупный озноб и впивал свои ядовитые клыки прямо в разум. Казалось, даже само болото старается отстранится от светила. Исполинские стволы деревьев огибали его, смыкаясь над ним и переплетаясь, покрытая рясой трясина будто пятилось назад, расползалось в сторону и, если прислушаться к этому наваждению, можно было услышать ее ненавидящее шипение. Все это слилось тоннель непроглядной черноты, в конце которого мерцала недружелюбная звезда.
"Prassna gewatra janji panotré glakkas..."
   Без интонации, без эмоций. Сухие звуки складывались в слова, казавшиеся полной бессмыслицей. Тот, кому принадлежал этот голос, ставшим уже верным спутником не терпел промедления. Стоило найти небольшой пригорок, дать лапам, истошно ноющим и раскисшим от стухших болотных вод, хоть немного покоя, как слованачинали становиться все громче. Непродолжительный завтрак и час желанной дремы, как голос начинал бить подобно молот по наковальне, между которыми был хрупкий разум, отравленный травами и болезнью. Каждая минута указывало на то, что таинственный собеседник теряет терпение, пока его голос не перерастал в сплошной, нестерпимый свист, заглушающий все вокруг. Только очередной шаг по этой импровизированной траве заставлял его сжалиться. Крики, слезы, мольбы. Казалось, что все это его только раззадоривает, прививает ему некий интерес: "а сколько она еще протянет?". Иной раз казалось, что конец не так далек, что она опуститься на землю и будет покорно ждать, пока ее голова не треснет как переспевший арбуз, но всякий раз желание жить подстегивало идти вперед.
   ***
   Только провалившись по горло в яму, заполненную мутной водой и источающий нелицеприятный запах гнили и грязи, Элеанор озадачилась обзавестись длинной жердью, которой она теперь с ажиотажем тыкала во все, что было у нее на пути, обходя многочисленные пропасти в мягком, пружинящем торфе. Этой же жерди теперь был обязан и ее незадачливый спутник, от которого явно отвернулись боги, позволив увязнуть в зыбучей грязи. Слова благодарности, пусть сухие и выдавленные, девушка пропустила мимо ушей, смерив кугуара лишь растерянным взглядом, повторяя этот странный жест всякий раз, когда тот пытался заводить диало. Его язык был ей не знаком, а потому она просто брела вперед, подобно марионетке, не обращая ни на что внимания.
   - Iha cupa ho gai?.. - Элли стояла по колено в мутной воде, растерянно озираясь по сторонам широко раскрытыми глазами. Тишина наступила так внезапно, что перехватило дыхание. Ее незримый собеседник, истязавший ее несколько недель, наконец умолк, а впереди был самый обычный болотный пейзаж. Топь неохотно расступалась перед небольшой поляной, разглядеть которую не давал густой кустарник, разросшийся по всей опушке. - Ata vica iha cupa ho gai!
   Содрогаясь от крупной дрожи, девушка отбросила в сторону жердь и, невзирая на боль в ногах, практически бегом продиралась к опушке, с которой доносились чьи то голоса, напрочь забыв о своем спутнике. Бормоча себе под нос невнятную тарабарщину, она путалась в своих же эмоциях, срываясь то в слезы, то в истеричный хохот. Но приподнятое настроение быстро выветрилось, уступив место усталости. Лапы, ставшие ватными и, грозившиеся подкоситься в любой момент, довели ее до большого, по меркам топи, сухого островка, на котором ютилось одинокое, молодое деревце. Прислонившись спиной к его шершавому стволу, она без сил опустилась на землю, сама не заметив, как сон, который был редким гостем, забрал ее в свое царство.
   
   Вечерняя прохлада уже успела окутать болото и зябкий озноб заставил девушку проснуться. Поодаль от нее уже вовсю горел костер, а стол наполнялся едой. Только сейчас она начала обращать внимание на тех, кто тут собрался помимо нее. Голос привел ее сюда, а что же с ними? Мало кто из присутствующих выглядил так же плачевно как она, что свидетельствовало о более комфортном путешествии. Некоторое время она сидела в отстранении, обхватив себя руками и поджав колени, не решаясь подойти к компании, которая здесь собралась. Их голоса звучали странно, обрывисто, комкались, а образы плыли как в кривом зеркале. Реалии ее жизни, как всегда оставались неизменными. Достав из сумки мешочек и ступку, она поместила в нее несколько сушеных кореньев и цветов. Уже знакомые и отточенные движения превратили это в однородный порошок, который обжигал и покалывал нос, заставляя сдерживать порывы чихнуть. Всего через минуту наваждение отступило и девушка решилась подойти к столу, который был хоть и богато, но в то же время и аутентично накрыт. После черствого, пропахшего тиной хлеба даже жареная жаба выглядела не менее аппетитно, чем печеный поросенок с сочным яблоком в глотке.
   - Ki iha ithe muphata hai? - уже знакомый болотный утопленник смерил ее таким же взглядом, как и она его в первый раз. Со сдавленным смешком Элеанор села на свободный стул рядом с ним, жадно бегая светящимися глазами по яствам, поочередно подвигая к себе все, до чего могла дотянутся и, отставив манеры, принялась набивать измученный диетой желудок. Ее чавканье прервал голос виновницы торжества, которая, видимо произносила какую то речь, которую Элли была не в силах понять. Что она прекрасно понимало, так это то, что изнутри ведьмы лился слабый пульсирующий свет, уже так знакомый ей. Рука инстинктивно схватилась за нож, а нарастающий гнев заставил пищу встать в горле каменным комом. Мысли начали путаться, но в том, что в пережитом виновата именно эта кошка, Элли более не сомневалась. Закончив свою речь, ведьма вызвала шквал одобрения, что поубавило пыл девушки, которая с досадой воткнула нож в столешницу. Все, что она могла сейчас сделать, это встать и бурными аплодисментами наградить кошку за ее речь, буравя враждебным взглядом.

Отредактировано Eleanor (08.12.2018 01:44:31)

+5

10

Готовы ли вы бросить всё и кардинально изменить привычный для вас порядок вещей, причём по велению необъяснимых вещей, глупых вещей? Думаю - нет. Практически все разумные не готовы бросить всё и помчаться в далёко куда-то, ради какой-то странной, эфемерной, необъяснимой цели, ведь так много важных дел, что бросить всё просто невозможно. Но скажите мне: так ли важны их дела, их ежедневная рутина, которая будет длиться до скончания времен по сравнению с этой странной и кажущейся на первый взгляд безумной целью? Что если только достигнув можно сохранить нынешнее течение жизни, только отказавшись от своего комфортного существования и отправившись в путь есть возможность не дать всему миру полететь в тартарары, в путь, где один не верный шаг - тьма. Но этот случай мечта любого дурака, который хочет хотя бы миг сиять, а не годами тлеть, пытаясь сумрак разогнать.

Дни текли размеренно и лениво, с последнего рейда за очередным одержимым магом прошло уже больше двух месяцев. Да и тот оказался донельзя скучным, ведь жертва ордена карателей не особо пыталась скрыться, может причиной тому было неумение мага грамотно прятаться, или же тот остолоп просто понадеялся на своё "могущество". Но одержимый сильно удивился, когда в его резиденцию ворвалась боевая тройка охотников за магами и без лишних прелюдий привела приговор в исполнение. Он даже не смог оказать оказать достойного сопротивления. Скука. Зато недвижимость мага-отступника и всё остальное имущество отошло ордену карателей. Подобная привилегия позволяла не загнуться организации и не особо зависеть от финансовых влияний государства.
И несмотря на то, что ищейки ордена носами рыли землю, в поисках следов новых (или старых, но хорошо спрятавшихся) отступников, последнее время заняться было особо нечем.
Поэтому мне приходилось целыми днями торчать в собственной резиденции, занимаясь изготовлением магических посохов и жезлов, дабы совсем не покрыться  мхом. Собственно дошло до того, что мне в голову ударила идея посетить родные края, навестить семью и снова почувствовать себя удалым жителем свободного острова Гитан, пройтись под парусом в неспокойных водах близ северного побережья, вновь услышать звуки рынка и увидеть товары со всего света. И решение было принято, подарки для семьи были собраны, мастер ордена был уведомлен о моём маленьком путешествии. Судно до острова было нанято и осталось его дождаться. Через месяц оно должно было вернуться в порт.
Вот только я и не предполагал, что мои планы изменятся и посетить дом я вряд ли смогу.
За две недели до отплытия мне стал сниться один и тот же сон: мне снилась библиотека ордена, правда раз в десять больше и с лабиринтом из стеллажей, в центре которого на куче фолиантов и гримуаров развалился огромный серебристый дракон с тремя хвостами.
Ну сон и сон, скажете вы. Но когда он сниться каждый день, даже когда ненадолго проваливаешься в дрёму. И с каждым разом образ дракона и его слова становились всё чётче. И говорил он, что миру скоро настанет конец, но есть возможность остановить угрозу и нужно срочно отправляться на болото и найти там некую ведьму.
Из-за этой свистопляски со снами, я понял то, что либо я начал сходить с ума, либо Нобурус обратил на меня свой взор, что маловероятно, ведь особого почтения покровителю магов (да и другим богам) не высказывал. Но так как первый вариант меня мало устраивал, то было решено отправиться на болота, дабы взглянуть на эту ведьму, что поможет остановить коне света.
Легенда у меня была: поездка на Гитан и встреча с семьей. А значит вопросов задавать не будут и первое время искать меня тоже не будут.
И я отправился в это "глупое" путешествие.

До халупы ведьмы я добрался без особых проблем, все же большинство отступников предпочитают прятаться в подобных местах, поэтому ориентироваться и ходить по болоту я умел, да и маг я, или не маг? Конечно пришлось кое-где и по грудь в воде пробираться, хорошо хоть плыть не пришлось, иначе вес доспеха и тяжелый щит помогли мне в исследовании дна. Но слава всем богам до этого не дошло.
Долго ли коротко, но я все же выбрался к хижине ведьмы и первое, что я увидел, это то что я был не единственным "избранным", а таковых тут была целая толпа. Значит вариант с помутнением рассудка отпадает - хорошо. Внутри же хижина оказалась намного больше. Да пространственная магия - удобная штука. Вот только переночевать внутри не дали. И даже эмблема ордена на плаще, которую не увидит только слепой не помогла. Обычно этот символ, если и не вселял страх, то заставлял идти на компромиссы, но не в этот раз. Обидно. Поэтому пришлось расчехлять и ставить палатку. С помощью магии, крепкого слова, да рычага это было не трудно, к тому же место попалось довольно сухое, да и бытовая магия и густая шерсть не дали кровососущим и прочим насекомым мне докучать.
На следующий вечер хозяйка собрала нас вокруг большого костра и начала вдохновляющие разговоры разговаривать, о том, что мы избраны, чтобы спасти мир и вознестись к богам и прочее, прочее. Звучало слишком уж неправдоподобно. И все собравшиеся здесь могут оказаться не столько союзниками, сколько соперниками, или даже врагами. Поэтому я мысленно обругал себя за то, что не удосужился познакомиться со "спасителями мира", это могло бы дать полезные сведения, которые в будущем помогли бы. Но ничего, наверстаем. По крайней мере нам придется разбиться на два отряда и своих попутчиков я изучу получше. А пока можно и насладиться довольно неплохим ужином.

+5

11

И пока тени моих гиен шныряли в непроглядной темноте, коротко завывая и поскуливая от жажды мяса, я смиряла взглядом всех собравшихся. Моя маленькая армия. Моя мессия. Мои будущие… А, в прочем, рано об этом говорить, судьба всегда могла резко повернуть хвостом и изменить свои линии. Это был бы… печальный исход, но и о нем также рано думать, лучше всего было смаковать сегодняшний вечер и вкус пряного вина, что лился рекой, а в соседнем потоке, мед хлестал, подобно бурным рекам. Гости пировали, не обращая внимания на блюда. Голодный волк никогда не побрезгует падалью, вот и мои голодные с дороги гости за счастье уминали лягушачьи тушки, заедая все это дело рыбой с легким привкусом тины и заморских специй.
Но пир пиром, а сон не менее важный. Коротко кивнув всем и поднявшись из-за стола, я удалилась в дом, дабы подготовить его к гостям. Но, проходя мимо свай, что удерживали угол дома, я заметила своего мальчика, что был растерян резкими переменами. На секунду мой взгляд соскользнул вперед, в пустоту, а в душе закрались сомнения, но, отринув их, я сделала неловкий шаг вперед и тут же отступила назад. Тяжелый вздох прорвал прохладный воздух, и я спустилась к Кертису, как ни крути, а пару добрых слов все-таки нужно было сказать.
- Вижу, ты переживаешь? – сев на мшистую кочку, я покрутила рукой с бокалом, заставляя темный мед вскружиться, заплескаться в чернеющем серебре. Взгляд мой был прикован к алкогольному вихрю, ибо подходящие слова, как назло, не ложились на язык.
- Ты можешь остаться, но, знай, Исток может стать причиной твоего выздоровления. Все это время я могла лишь приглушать причину, но полностью избавиться… - на секунду, я осеклась. Неужели я сейчас признаю поражение в неравной битве между своими способностями и тем, что было заперто в мальчишке? Фыркнув, закусив губу чуть ли не до крови, я закинула в себя остатки меда с таким рвением, что даже подавилась. Откашлявшись, икнув, я посмотрела в пустые глаза мальчонки.
- Божественные могут разделить тебя, очистить. И на это уйдет куда меньше времени, чем у меня. Но выбор всегда за тобой. Твоим выбором было придти ко мне и сейчас ты волен выбрать остаться здесь или пойти за мной. Подумай, Кертис. Хорошо подумай. – с этими словами я поднялась на ноги и, положив руку на макушку мальчика, простояла так несколько секунд, пытаясь пропитать момент какой-то материнской заботой. Но вышло у меня или нет – одним богам известно.
Но, момент моментом, а дом необходимо было подготовить. Вернувшись на свою тропу, я поднялась по лестнице на веранду и вошла в дом, плотно закрыв дверь за собой, заглушив весь гомон гостей одни разом. В доме было тихо, даже слишком, лишь скрип некоторых половиц под ногами резали слух. Не к добру было это, но, от чего-то, мое внимание совершенно не зацепилось за недобрые предзнаменования, и я принялась переставлять камни пространства. Убранство внутри скукоживалось, расширялось, менялось, но, в итоге, внутреннее убранство дома стало… больше. Намного. Составляющее спальных принадлежностей было нагло украдено прямиком из знатных домов, стоило лишь зачаровать огромное зеркало, а следом сунуть руку в его мутное стекло, а там схватить наощупь то, что показалось мягким и удобным. Метод опасный, но, если использовать с умом, то чертов-с два инспектора отыщут твой магический след, а если и отыщут, то пускай попробуют выяснить точные координаты через всю магическую завесу, что я возвела вокруг своих территорий.
Но все это пропадет, стоит мне покинуть дом. И мой дом… Он канет в небытие, если оставить его один на один с одиночеством. Все накопленное добро исчезнет, сваи потрескаются, половицы прогниют и то, что раньше грело мое сердце, рухнет в болотную жижу и потонет в её пучине. От этих мыслей мне было больно, но мысль о том, что все это лишь материальные ценности, которые можно восстановить… Лучше не думать об этом и сосредоточиться на спальных местах для гостей.
Конечно, у меня не было возможности предложить гостям полноценные шикарные кровати, так что пришлось сгрузить их в этакую спальную точку в одной большой комнате. Все что было нужно – там было. Гора подушек, одеяла, этакие лежанки из мягкого гусиного пуха, так что, не замерзнут. Для особо чистолюбивых уже была готова огромная бадья с горячей водой. К сожалению, бадья была только одна, так что всем желающим пришлось бы выстроиться в очередь, но, как говориться, чем богаты, тем и рады. Также в комнате было заготовлено несколько наборов для шитья, зачарованных, для тех, чьи костюмы потрепались во время пути.
Вся эта учтивость была основана исключительно на стремлении ко всему идеальному. Я не хотела, чтобы мои избранные походили на отребье, которое готово издохнуть за первым же поворотом и, искренне надеялась, что овчинка стоит выделки, в связи с чем и решила поухаживать за их состоянием. Как за дорогим сердцу антиквариатом.
Когда все было готово, я вышла из дома и кинула взгляд на костер, чье пламя медленно угасало, а ранее богатый стол уже явно редел.
- Господа, прошу, если Вы закончили трапезу, то можете отчалить ко сну. В доме достаточно места, так что, прошу, желающим провести ночь под теплой крышей – проходите. Но убедительно прошу не трогать ничего, что стоит на полках, вист на стенах, прибито к стене так далее, ибо в случае вашей случайно смерти или телепортации на дно морское я ответственности не несу. – с доброй, почти материнской улыбкой, я вернулась в дом и, не дожидаясь более прихода гостей, удалилась в свой уголок, который был отделен исключительно тонкой тканью штор, чья алая ткань была украшена мелкими бусинками. Моя кровать была кроватью на все века. Массивная, дубовая, скрывающая спящего алым полупрозрачным балдахином. Вздохнув, я без труда расшнуровала корсет и грубо кинула его на пол. Следом за корсетом слетели потрепанные шаровары и, усаживаясь на край своей личной небольшой бадьи, где меня уже ждала горячая вода и ароматные масла, я принялась разматывать кожаные обмотки с лап. Поморщившись, когда репейник, застрявший меж пальцев, чуть было не выдрал клочок шерсти, с тяжелым вздохом я окунулась в воду с головой.

«Они не дойдут».

Иссушенные легкие сдавливали грудь, а на глаза давила толща морской воды. Я слышала шум прибоя, разбивающегося об острые прибрежные скалы и, кажется, чувствовала запах соленого ветра где-то далеко.

«Они все погибнут».

Я начинала задыхаться, но что-то держало мое тело под водой, не давая даже раскрыть глаз или рта для крика о помощи. В давящей темноте, я видела очертания белых глаз, слепо взирающих в непроглядное Ничего.

«И ТЫ СДОХНЕШЬ ВМЕСТЕ С НИМИ».

Рывок. Я открываю глаза и вся парфюмерия, щедро вылитая в горячую воду, впилась в мои глаза. С глухим криком, я вырвалась из воды, остервенело протирая горящие глаза руками. Какого черта… Это была первая мысль после того, как жжение в глазах отступило. Дальше я просто решила оттереть грязь и болотный смрад с шерсти и лечь спать.

Удивительно, но сегодня обошлось без кошмаров.

***

Утро. Солнце только-только пробивалось из-за линии горизонта, захватывая свои малиновым огнем холодную синеву неба. Я не помню, как встала и как уже успела не только одеться в свой походный вариант одежды, состоящий из плотной свободной рубахи с широкими рукавами, да вырезом, фиксирующийся шнуровкой, поясом из телячьей кожи, да штанами из плотной шкуры неизвестного мне зверя, но обладающий исключительно глубоким черным оттенком. Безусловно вместо обычных тряпок лапы пришлось сунуть в этакий аналог сапог у людей, разве что без должной подошвы, увы, излишки анатомического строения. Но не это было важно, а было важно то, что я даже успела собрать вещи и все самое необходимое. Несколько настоев, зелья, ингредиенты, а на бедре покуда мирно болтался хопеш. Столько воспоминаний было связанно с ним, но сейчас не время и не место.
Сидя на веранде, я курила смесь из табака и опиума, где табак явно преобладал, и пила кофе, сваренный на остатках ночного костра. Для желающих на столике у входа в дом стоял пузатый чайник, почти доверху наполненный крепким кофе и несколько чашек разной формы, которые мне только удалось найти в этой барахолке.

***

Когда все наконец-то продрали глаза и выползли на свет божий, солнце уже почти полностью заявило свои права на небо. Недовольно фыркнув на долгий сон гостей, но смирившись с тем, что сия заминка была наверняка связана с трудной дорогой и внутренними переживаниями, я не стала начинать утро с негатива и, встретив каждого с легкой тенью улыбки, вновь объявила общий сбор на веранде, дабы наконец-то приступить к самому важному.
- Доброе утро, надеюсь, сон был крепок и глубок для всех этой ночью, так как впереди нас ждет долгий и опасный путь. Но прежде, чем я назначу точки маршрута, мне хотелось бы перейти к разделению групп. Мои гиены вчера внимательно наблюдали за вами, а боги подбросили парочку подсказок, так что… - дальше я процитировала нескольких мудрецов и перешла к разделению этой общей массы на группы. Не самое мудрое решение, так мы разделили наши силы, но единственное, так как необходимо было найти сразу два ключа, а поход из одной точки в другую занял бы столько времени, что… Лучше и не думать об этом вовсе.
- Я буду присутствовать с каждой группой. В первой – самолично, во второй – я буду делить тело и мысли с гиеной, но, учтите, что в бою от гиены помощи не ждите. А теперь, раз мы закончили на этом, то перейдем к маршруту. – выудив из-за пазухи потрепанную карту, я разложила её на столике, переместив опустевший чайник на пол и тыкнула указательными пальцами в противоположные точки на карте.
- Первая группа пойдет в сторону восточных земель. Боги указали, что ключ хранится в морских пещерах, по береговой линии. Вторая – вы идете на Запад. В сердце местных лесов. Ключ также находится в пещере, на территории дриад, так что будьте аккуратны, дриады… В общем, эти стервы вряд ли будут вам рады. После того, как мы найдем ключи, то встречаемся в южных землях, в городе Рахт. – после этих слов я резко свернула карту и осмотрела всех присутствующих, пытаясь выяснить, а есть ли у них вопросов, но тут же осекая эти вопросы одним лишь взглядом. Мне следовало сосредоточиться для создания стабильной и сильной гиены, а также для разделения разума, так что, оставив карту на столе для возможности её изучения героям, я молча удалилась за дом, где остывали угли.
Ритуал был недолгим. Упав на колени перед костром, закрыв глаза и вознеся руки к небу, я шептала стандартные для себя слова призыва. Пепел и дым в костре раздувались, поднимая целый черный столб, кружащийся и извивающийся подобно змее, но огня под ним не было, угли были холодны, как сердце моей матери, если она у меня была. Гиений гогот раздался из плотного дыма, а следом за ним вспыхнули два желтых глаза. Дым обрел более уверенную четкую форму, заплясал и, в итоге, сорвался с места, в прыжке образуя тело крупной гиены с длинным хвостом. Загоготав, гиена подошла к моим протянутым рукам и возложила в них свою крупную морду. Слова, но уже другие, звучали между нашими ушами, непостижимые для чужих. Глаза гиены приняли форму блюдец и, когда прозвучало последнее слово, она взвизгнула, а я схватилась за голову, одурев от боли.
Но все это заняло секунду, однако, осадочек остался. Отделять кусок себя всегда было так… неприятно. Взглянув на себя своими же глазами, кивнув самой себе, я вернулась к собирающимся группам.
- Выдвигаемся? – в унисон со своей теневой четвероногой копией поинтересовалась я у своей маленькой армией, синхронно с гиеной склонив голову на бок.

Отредактировано С.О.Д.А (11.12.2018 11:56:05)

+4

12

     Будучи персоной довольно нетерпеливой, а также определенно не желающей задерживаться в компании неприятного ему разномастного зверья, кугуар влетел в дом, как только предоставилась такая возможность. По дороге к дверям хибары кошачий врезался плечом в своего молодого сородича, и оба едва не навернулись. Ну, по крайней мере, Й'Ракса точно имел все шансы уткнуться своей аристократичной мордой в сырую Землицу-Матушку, но, благо, на пути встретились перила, за которые советник уцепился в самый последний момент. Тем не менее, невзирая на свою спешку и неловкость, внутри он оказался раньше всех.
     Первое, что попалось коту на глаза - огромная бадья с водой. Не замечая ничего вокруг себя, кугуар ринулся к пусть и далеко не самой лучшей из увиденных им за всю жизнь (да будем честны, просто отвратительной по меркам этой самой жизни, но на безрыбье, как известно...), но зато наполненной чистой водой купели, на ходу скидывая промокшую насквозь и провонявшую всеми возможными болотными запахами одежду. Главное, успел первым, иначе после всего этого отребья побрезговал бы однозначно. А ходить грязным знатной особе - не дело. Разумеется, дальше придется, да и одежду стирать особо негде, но... Хотя бы на эту ночь, да. Грязи, к слову, с кошачьего натекло прилично, и после принятия им водных процедур вода в бадье уже ничуть не отличалась по консистенции от плескавшейся снаружи дома болотной жижи. Но кугуара это, разумеется, не волновало от слова совсем.
     Дом. К слову о нем. Закончив купаться и загробастав свои шмотки в охапку с явным намерением пристроить их куда-нибудь хотя бы просушиться, оставшийся в одном нижнем белье (которое вместе с собой и постирал), Й'Ракса наконец-то осмотрелся по сторонам. И понял, что изнутри дом ведьмы выглядит совершенно иначе, нежели снаружи. Словно это вообще были два разных строения. Здесь взгляду предстало просторное помещение со множеством различных оберегов, талисманов и прочего колдовского атрибута, который Мунаш строго-настрого запретила лапать. Кугуар и не собирался, в общем-то, меньше всего ему хотелось ощутить на своей шкуре последствия внезапной телепортации в случайную точку мира и прочие прелести жизни. Но они были повсюду. Реально повсюду. Слишком много места занимали. Точно, места ведь было намного больше, чем могло показаться при взгляда на хибару снаружи. И это было вовсе не обман зрения, слишком уж велика разница. Слышал советник что-то такое о "пространственных карманах" или как их там, которые способны были сотворить некоторые маги и колдуны для удовлетворения своих личных потребностей. Например, спрятать в неприметном месте кучу всякого незаконного добра, которое потом при свете дня с собаками хрен найдешь. И вот теперь предоставилась возможность свой знатный нос лично в один из таких "карманов" засунуть. Чудны дела твои, Боже.
     А закончив с осмотром жилища, кошак принялся устраивать себе спальное место в углу подальше ото всех. Натаскал подстилку, подушки, одеял, свил гнездо и лег высиживать яйца. Отсиживать. Отлеживать. А шмотки его висели на... На чем-то. Й'Ракса даже не обратил, куда пристроил свой камзол и прочую одежду сохнуть. Чинить ее и приводить в более-менее надлежащий вид советник не стал, потому что смысла особого не было, ведь все равно заплатки оторвутся, а швы разойдутся завтра же. А еще он шить не умел. Не царское это дело, знаете ли. Под подушкой лежала сумка с припасами, а под боком - пистолет, который придавал коту уверенности в себе и том, что если кто-то решит ночью позариться на его добро, то получит в табло сразу два заряда картечи, что, разумеется, без шансов. Спит-то он чутко ведь, от любого шороха подрывается. Издержки профессии, так сказать. Мало ли, вражеские враги заговор готовят? Всегда нужно быть начеку.
     Однако на деле кошачий спал, словно убитый, и даже крик Мунаш не разбудил его, практически моментально отбывшего в царство сновидений. Во сне происходило черте что, воспоминания пережитых дней смешивались с отрывками засевших в голове божественных откровений, одно накладывалось на другое, и в итоге получалась крайне бредовая и далеко не самая приятная картина. Но то были кошмары, от которых отделаться не получалось вплоть до самого утра. Крепкий и ужасный одновременно сон. Прескверное сочетание.
     Но вот утро. Хуютро. Он не у себя в огромном роскошном особняке нежится на перинах, а лежит в углу ведьминой избы в обнимку с пушкой. А где-то рядом с потолка свисают штаны. Все еще мокрые. Дерьмо. Кругом одно дерьмо. И идиоты. Зашевелились они, собираются, встают. Делать нечего, пришлось и советнику принимать вертикальное положение, одеваться в то, что было, и топать на улицу к месту сбора, по пути не забыв угоститься кофе из самой большой кружки. Мунаш разделила их на 2 группы и озвучила маршруты, по которым предстояло двигаться каждому из отрядов. Й'Ракса оказался в числе тех, с кем ведьма отправлялась самолично, и был этому факту рад. Она его выбрала в качестве одного из своих соратников. Хорошо. Значит, уже доверяет больше, чем тем, с кем пойдет... гиена. Гиена, наделенная разумом и частичкой самой ведьмы. М-да. Ну и срань же творят все эти ворожеи и колдуны.
     - Не вижу ни единой причины задерживаться здесь. - поправив сползшую лямку дорожной сумки и похлопав по рукояти заткнутого за пояс пистолета, произнес советник, - Еще немного, и я захочу построить на этом болоте свой собственный дом и найти осла. А это совсем не то, что нужно.
     Хотя, конечно, совсем не улыбалось ему тащиться на Восток, земли Кирлиха Мудрого. У южного ярла и всей его свиты вообще со всеми были отношения так себе, если честно. А посему рассчитывать на поддержку и беспрекословное исполнение собственных хотелок со стороны тамошнего люда навряд ли будет разумным. Хоть бы нож в печень не воткнули, и то ладно.

+4

13

После того как все сели трапезничать, волк мельком окинул взглядом каждого присутствующего. Все разительно отличались друг от друга, ну оно и немудрено, ведь наверняка каждый пришедший сюда был из отдаленных городов и столиц, Нексус был не исключением, ибо никого из них он не видел за свою жизнь, а с учетом того где он жил и каким образом, он мог запомнить того или иного фурря, но эти были видимыми Нексусом впервые, значит его мысль имела какой-никакой смысл. Но не на этом сейчас стоило заострять свое внимание. Ужин ужином, который уже подходил к концу, к слову, а стоило теперь решить по поводу ночлега. Вообще вор был не привередливым к местам для сна, хоть посреди болота мог при правильном подходе разместиться, но этот вариант был отметен в сторону. Волк, не считая нужным сидеть за столом без дела, ибо уже насытился предоставленной Мунаш пищей, поднялся из-за стола, поблагодарил еще не ушедшую в дом ведьму за ужин, после чего волк отошел чуть в сторону.

  Недолгий осмотр местности дал волку пару вариантов где можно скоротать ночь: либо на дереве, либо устроить лежанку рядом с костром. Подумав какое-то время, волк определился - будет спать на дереве. Не то чтобы он не хотел идти в дом ведьмы, просто учитывая такое столпотворение, большая часть из которых, по мнению волка, обязательно пойдет в дом, Нексусу будет неуютно спать, да и недоверие к окружающим было тем же. Да, он не хотел размещаться под одной крышей с такой толпой, ибо поди знай у кого что на уме, а за действия каждого волк не ручался в плане своей ответной реакции. Нарушит кто личное пространство со злым умыслом - будет ходить с побитой мордой. Хоть волку и не хотелось кому либо наносить увечья в такой небольшой срок "знакомства", ему еще вместе с ними дорогу дальнюю топтать, соответственно и подрывать собственную репутацию не хотелось. И именно поэтому волк выбрал в качестве места для сна дерево. А что, никто бесшумно не подкрадется, ибо перво-наперво на дерево еще залезть надо, а это приведет к лишнему шуму, отчего Нексус проснется и уже дальше быстро разберется что делать. Осталось решить вопрос со своей одеждой, которую волк умудрился ухайдохать по пути сюда в грязи по пояс. Боевая форма же его была лоснящейся, как вторая кожа, грязь не налипала на нее, но оставались разводы, значит придется сначала хотя бы ополоснуть одежду водой чтобы не так грязно было, а потом уже устраиваться на боковую.

  Уже не слушая о чем говорили другие участники этого, скажем так, путешествия в стиле "поди туда, не зная куда и найди то, не зная что", Нексус подошел к краю берега и присел, рассматривая воду. Да, не комильфо совсем, но если сделать все грамотно, можно нацедить относительно чистой воды чтобы стереть присохшую грязь. Чем волк и занялся. Аккуратно собирая воду растением, похожи на большой лопух, волк, не меняя положения, вытянул сначала одну ногу, выпрямляя ее, и начал поливать воду, другой же лапой держа точно такой же лист, стирал грязь с пояса и ниже. Да, дело муторное, но в полевых условиях это было необходимо. Пришлось немного поднапрячься чтобы вымыть нижнюю часть формы, ибо вода порой проливалась мимо за края, т.к. держать одной лапой лист с водой было не очень удобно, но все же вскорости Нексус закончил со своеобразной стиркой. Сзади было немного неудобно смывать грязь, на затылке глаз не было, да и зеркал тоже тут не водилось, как правило, но и эту проблему удалось решить. Остатки воды, что скудно рябили из-за удержания листа на весу, пошли на споласкивание морды, а после чистый и умытый волк подошел к выбранному дереву. Это был многовековый дуб, чьи ветви величественно раскинулись в разные стороны. Несмотря на то, что некоторые похожие деревья были полностью без листьев из-за суровых природных условий болот, этот дуб был вполне даже цветущим, так сказать – все ветки были в густых копнах листьев.

  Это понравилось волку, забурится повыше, найдет ветку пошире и расположится на ней. Иногда ему приходилось останавливаться на ночлег в своих походах в другие города, не только же в городке, где он жил, проворачивать дела в области краж и сбыта ворованного. Приходилось порой совершать рейды в соседние города, правда, все разом не утащить было, поэтому нередко Нексус по собственной воле оседал на дно, временно прекращая воровство, и занимался уже сбытом. А так как хождение в другой город – дело не пяти минут и не одного часа, в пути волк был вынужден оставаться на ночлег в лесистой местности. Там-то он находил выход в виде деревьев, выбрал что покрупнее и понадежнее, как в данном случае Нексус выбрал такое же, забирался как можно выше и ночь коротал там.

  Осмотрев дерево и прикинув что и как, волк подпрыгнул и ухватился за низко висящую ветку покрепче. Та чуть накренилась и заскрипела, но выдержала вес Нексуса, а тот подтянулся и залез на нее, продолжив подъем. Минуты две волк так карабкался наверх, пока не наткнулся на подходящую ветку. Устроившись на ней, волк снял с пояса ремень и привязал им себя к ветке. После проверил насколько надежно он это сделал и, убедившись что он не повиснет потом вниз, закрыл глаза и стал засыпать. Завтра предстоит начало их совместного похода, поэтому выспаться нужно в любом случае.

-- \ - \ --

  Проснулся Нексус одним из первых, когда солнце только-только озарило своими багряными лучами лес и дотянувшись до этого болота. Волк открыл глаза, когда сквозь сон почувствовал как лучи дневного светила попали на морду и глаза волка, отчего тот, дернув правым ухом для начала, приоткрыл глаза и, широко раскрыв пасть, прозевался и посмотрел на себя. Пояс крепко держал волка, прижимая его спиной к ветке, хотя немного затекла шея, но это дело десятое и поправимое обыкновенной разминкой. Отвязавшись от дерева и вернув пояс на положенное место на себе, вор стал спускаться вниз. Пока те, кто уже был во дворе, продолжали просыпаться на ходу, волк вновь подошел к болоту, повторив процедуру со сцеживанием воды на лист, он умыл морду быстренько и после направился к дому Мунаш, которая уже была на веранде, ожидая когда остальные из состояний "утренний зомби" перейдет в более бодрствующий.

- Доброе утро, - проговорил волк, подойдя к веранде.

  Взяв в лапу чайник, волк выбрал емкость в виде стакана среднего размера и наполнил его кофе из чайника. Не то чтобы волк любил кофе, но и отказываться было глупо, с утра обязательно надо что-то выпить или съесть, а потом уже можно и делами заняться. Вскоре показались и остальные участники этого путешествия, после чего ведьма объявила сбор. Волк весь превратился в слух, ибо повторять по второму кругу явно никто не станет и он сам себе будет виноват что прослушал. Сначала произвелось деление на две группы, Нексус оказался во второй вместе с другими четырьмя фуррями. Бегло оглядев их, волк скорее для галочки прикинул кто что может уметь, но это лишь прикидки - во время путешествия и так станет понятно кто на что горазд. После чего был назначен маршрут шествия, группа, в который был волк, двинется в западном направлении. Запад... хм, там Нексусу бывать не доводилось, ну что ж, так даже интереснее. Нексус глядел на карту, которую предоставила их проводница. А вот место встречи на юге заставило Нексуса усмехнуться. Смотря еще в каком месте они встретятся, у Нексуса в паре городов юга есть знакомые торгаши, можно будет наведаться по пути, если предоставится такой случай. Когда же ведьма удалилась за дом, волк в то время обдумывал как они пойдут и что может попасться им по пути, все же надо иметь хоть какое-то представление о местах куда они направятся.

  Тут Мунаш удалилась за дом, а Нексус с теми, кому было интересно взглянуть на карту, тоже углубился в ее изучение. Плохо что дубликата не было, так бы по карте на каждую группу на всякий случай, но увы. Придется полагаться на гиену, которая пойдет с ними по словам ведьмы. А вот и она, к слову, появилась вновь перед взорами остальных вместе с гиеной, о которой та говорила и задала уместный в данное время вопрос. Нексус молча кивнул, говорить что-то сейчас не особо хотелось, волк сейчас был занят своими размышлениями насчет пути: что им попадется, с кем придется повоевать, а вор чуял что без стычек в таком походе не обойтись ни в коем разе. В любом месте и в любой момент путников может подстерегать опасность, а это значило что волку придется научиться работать в команде и доверять тем, с кем он пойдет, ибо от этого эффективность слаженной работы и их выживания в пути вырастает в разы. Осталось дождаться когда все будут готовы и уже начать свое путешествие.

Отредактировано Нексус (12.12.2018 07:09:48)

+4

14

Окончательно Кертиса вернул на землю неожиданно раздавшийся совсем близко знакомый голос. Напрягшись, он моргнул и поднял привычно настороженный и в то же время внимающий взгляд на ведьму. Взгляд собаки, которая за каждым углом видит притаившиеся тяжелые сапоги, но тебе верит и ждёт, потому что ты её гладишь и кормишь.
Но долго смотреть он не мог. Либо смотришь, либо слышишь, либо говоришь – выбирай что-то одно, такое правило, иначе слишком сложно. Потупив взгляд и заняв пальцы нервозным царапаньем кожи на плече, Кертис смиренно впитал преподнесенную мысль, ощущая, как внутри от нее зарождается некоторое чувство успокоения и надежности. Он понятия не имел, сколько общего у этих чувств с теми, что преобладают в отношениях матери и сына, но безусловно они шли ему на пользу и даже прикосновение ладони оставило свой исцеляющий след.
- Подумай, Кертис. Хорошо подумай.
И он думал. Упорно, беспрерывно, хотя и помнил, что давно определился. Остаться – означало разделить участь увядающей без присмотра хижины. Наедине с собой и тем, что прежде только бесилось от идеи отделиться от носителя, а теперь и само было заинтересовано. Но подумать все равно было о чем.

* * *
  В доме думалось плохо. Воздух теплел от присутствия чужих тел, сгущался от новых запахов и дыхания, накалялся от молчания по большей части не знающих что говорить друг другу незнакомцев. Места было много, но ощущение тесноты и духоты оставалось. Зайдя под крышу одним из последних, Кертис, стараясь слиться с обстановкой, некоторое время поглядывал на гостей и подумывал, может, заночевать на улице, но вспомнив, что подобное обычно добром не заканчивалось, передумал. Нечаянно столкнувшись с несколькими личностями и, не глядя бормоча под нос слова извинений, кое-как добрался до своего места у самой дальней стены, что теперь оказалась еще дальше, чем обычно. Не смотря на метаморфозы хижины, ложбина в стене с окном остались на месте, пыльный и смятый мешок-матрас на полу тоже, ровно как и все мелкие захоронения где-то под его щербатой тушей. Здесь ящер и проведет ночь в тщетных попытках затеряться под колючим пледом и найти где-то там хоть какой-то сон.

* * *
   Пробуждение сопровождалось привычным чувством тошноты. Даже более острым, чем обычно, тянущимся из поверхностных тревожных снов, всю ночь выплясывающих перед глазами на манер отвратительного качества кино-склейки, состоящей из заедающих вырванных из контекста фраз, дерганых жутковатых картинок и общего чувства концентрированного дискомфорта. Верный признак того, что бедняга перенервничал перед сном.
Совершенно не выспавшись, но уже не находя сил бороться с кошмарами дальше, решено было подняться и выбраться под открытое небо. Выпутавшись из пледа, как был – во вчерашней одежде – поплелся на веранду, где хозяйка дома уже раскуривала трубку и созерцала свои владения. Зевая до хруста в челюстях и потирая ноющее нутро ладонью, Кертис невнятно поздоровался и осторожно проплыл к дальнему свободному концу ветхого балкончика. Усевшись на пол, свесив ноги и сложив голову поверх рук на перилах, долгое время просто глубоко дышал, наполняя голову относительно свежим воздухом, и ждал, когда появятся силы.
  К моменту, когда отряд встал на ноги и привел себя в порядок, сонный по утру юноша даже слегка приободрился. Умиротворенная дрема на балконе кое-как восполнила нехватку отдыха, нашелся даже стимул закинуть в себя некое подобие завтрака, потому на сборах Кертис присутствовал будучи почти при здравом рассудке. Слушал он внимательно, с интересом склоняя свою долговязую фигуру к карте и иногда отвлекаясь на разглядывание чужих лиц, особенно говоривших и тех, кто был обозначен как член его группы. Это будет Мунаш, собственной персоной, здорово; Богато одетый и очень неусидчивый кот с трудно произносимым именем. Смотреть на него получалось только искоса, с осторожным вопросом во взгляде, но вряд ли тот мог это заметить; Еще была личность с очень длинным змеиным хвостом вместо ног, занимавшим много места как в доме, так и в голове наблюдающего, вызывая уйму вопросов, что не найдут ответов в виду еще более низкого чем у него уровня красноречия у наги; И наконец оставалась ужасно уставшая и болезненная на вид девушка. Кажется, на нее не особо обращали внимание, что удивительно. Посмотрите же, ей ведь наверняка нужна помощь! Хотелось справиться о её самочувствии, тем более перед тяжелым походом, но шумная обстановка не располагала. Группа оживлялась, громко звучали уточняющие вопросы и требования скорее выдвигаться в путь. Кертис сам не заметил, как, будучи лишним звеном, отпочковался от толпы и единственное, что ему оставалось, это перестать путаться под ногами и пойти собирать свои скромные пожитки.
  Вещей было не много. Включая потрепанную сумку, с собой был взят только блокнот, пара угольных карандашей, старинная медная монета и еще какая-то бесполезная мелочь с мусором, которую и не вынимали никогда со дна этой самой сумки. А из одежды и так всё было при нем: льняная рубаха, плотные и свободные тканевые штаны и мягкие простые сапоги. Всё какое-то потертое, не особо чистое и для серьезных походов не слишком подходит, но выбирать было не из чего в любом случае.
  Так и ожидал всех на улице, присев на траву на дорожку, за всё время ни обронив ни слова и с трудом удерживая в себе привычный порыв подойти к новой гиене и добродушно почесать ее за щеки.

Отредактировано Curtis (12.12.2018 13:59:32)

+5

15

Дай моей крови потечь через твои вены … дай моей крови потечь.  В бренном теле нашем слишком много разрывов, и гнев что льется оттуда вязкой черной жижей, залет тебе в глотку, ломая, сжимая, раздирая.
- Поесить себя на емже позвночнике.
Первые нормальные «слова» что девушка произнесла, исчезли, унесенные прохладным болотным ветерком, так никем и не услышанные. Все еще сжимая в руках бубен, шаманка медленно опустила свой взгляд на костер. Незнакомцы уже давно ушли. Как и огонь. Потухший он был не менее прекрасный, чем живой. Ловкие пальцы с явным удовольствием погрузились в еще теплый пепел. О, какое прекрасное чувство. Лучше этого разве что скользкое, но не менее теплое чувство, когда засовываешь руки внутрь тела, сквозь аккуратно сделанный порез.
- Ммм …
Карусель незнакомых изображений медленно поглощали ее разум, атакуя как всегда внезапно и подло. Измазывая все лицо в пепле, девушка согнулась пополам. Наверное, в этом было какой-то урок. Тихие бормотания становились все быстрее и быстрее. Испачканные пальцы переключились уже на волосы, придавая наге все более удивительные прически. Внезапно девушка замерла, смотря широко отрытыми глазами куда-то в землю. Все закончилось так же внезапно, как и началось. Смех. Тихий и довольно легких. Посмеиваясь, Рас напоследок взяла горстку пепла, и тонким слоем нанесла его на длинный раздвоенный язык. Эту жертву она заберет с собой.
Все же надо было зайти в дом. Хоть болото и привлекало ее своей сыростью и … всем остальным, в дом она еще не заходила и это мучало ее любопытство еще с первого взгляда на него. Чудеса. Чудеса, да и только. С слегка приоткрытым ртом нага вертела головой, стараясь ухватить взором каждую деталь. Однако единственные две детали, что действительно привлекли ее взор, это бадья и куча подушек. Пожалуй, начать нужно было с бадьи. Которой, судя по воде, уже попользовались. Но разве это могло остановить нагу? Хоть и было трудно было сказать, что после этого станет грязнее – вода или нага, она без каких-либо раздумий погрузилось в воду настолько, насколько тело могло это позволить. И пусть (да простит ее хозяйка данного жилья) при этом приличное количество воды пролилось через край бадьи, ничто не могло стереть искреннее блаженство с лица девушки. Жаль вода на болоте редко была особо глубокой. Да и какая-нибудь тварь обязательно укусит за жопу. А тут теплая вода приятно обволакивала все тело …
Набрав побольше воздуха в легкие, что казалось пустовали уже несколько часов, нага нехотя вползла из ванны. Было ли это знак уважения к тем, кто еще хотел воспользоваться ванной, или же девушка вспомнила о второй вещи, что привлекло ее внимание – останется тайной. Не утруждаясь вытереть себя от всей той воды, что активно капала со всего ее тела, а также одежды, которую нага снимала в последний раз бог знает когда, девушка бесшумно заползла в их общую спальню. Подушки. Мягкие. Хочется сжимать. Сильнее. Может быть обнять. Так мягко. Быстро виляя кончиком хвоста из стороны в сторону, шаманка приоткрыла рот и легонько укусила подушку. Ммм. Очень мягко.
Ей было все равно где спать. Хотя, вряд ли она вообще собиралась спать. Парадируя лиса, девушка прижала к себе всего самого мягкого, да побольше. Казалось бы – идеальное место для сна. Есть и крыша. И подушки. Много подушек. И даже компания. К слову, именно из-за нее нага и не могла сомкнуть глаз. Свернувшись клубочком с торчавшими между колец подушками, нага молча сверлила глазом каждого незнакомца, что могла увидеть, пробуя воздух на вкус и посильнее обнимая подушки.
Кот, занятный запах которого после ванны особенно запомнился наге. Ходит с какой-то дудкой и источает занятные эмоции. Наверное, пушистый? Очень хотелось засунуть ему пальцы в рот и нащупать коренные зубы. У кошек они очень приятны на ощупь. Интересный облик волка, что много говорил что-то за костром. Пустой взгляд паренька, что говорил с духами. Неведомое ей ранее крылатое существо. Интересно, какие ее крылья на ощупь? Гиена. Что-то в ней точно нравилось девушке, и дело было явно не в мехе. Надо будет потом более подробно ее изучить. Немного взволнованный юноша … молодая кровь это всегда хорошо. Пылкая девушка с ножом и ее прекрасный взгляд за столом. Ну и конечно же мужчина с переносным домиком. Смотря на него, почему-то пробуждалась легкая неуверенность в себе. Надо будет с этим разобраться. Со всеми. Так много интересных существ, и так мало времени …
Так и не заснув, девушка пробудилась разве что от оков своих мыслей, вздрогнув и тихо пискнув. Благо вчера она поела будто в последний раз, привычного голода по утрам она не чувствовала. Лишь легкую усталость и дикое желание вытянуть свое тело под самыми разными углами, разминая мышцы. Чем она и занялась, зевая неестественно широко, дабы лучи солнца могли как можно лучше осветить ее зубастую пасть.
Если бы народ потихоньку не начал бы скапливаться в одном месте, нага вряд ли догадалась бы, куда идти, успешно пропуская всю речь мимо ушей. Вот ритуал создания гиены – вот это действительно привлекло ее внимание.
- Ууу … се урем всои кашмов.
Тихо пробормотав из ниоткуда появившееся слова, нага взяла в руки копье, видимо показывая тем самым свою готовность.

+4

16

Происходящее немало удивило целителя. Соратники набросились на еду с такой жадностью, словно несколько дней не ели. "Если так оно есть - хуже спутников не придумать", - к этому добавились впечатления о внешнем виде. Пусть Оникс нельзя было назвать идеалом чистоты в этом месте, но она не раз и не два в жизни бродила по болотам. Так что, по сравнению с некоторыми, она выглядела опрятно.
С другой стороны - некоторые явно были в курсе "народных рецептов", и травили возможную заразу прямо в желудках алкоголем. Крылатая такого не опасалась - в ее возрасте желудок мог не бояться банально отравления несвежими или непривычными продуктами.
Очень быстро шумная компания превратилась в отдельных личностей, что раздумывали каждая над своими проблемами. Утолив основной голод, крылатая уселась чуть поодаль, чтобы не мешать, с стаканом вина. Попивая мелкими глотками, она дождалась приглашения идти на ночлег и предупреждения об опасности предметов в доме. Отставив теперь пустой стакан, крылатая поднялась на ноги, и посмотрела на обувь. Плотно прилегающие голенища не позволили воде и жиже проникнуть внутрь обуви. Но штаны и сапоги все равно были в грязи.
"Аристократ"-кот первым ринулся к дому, словно его там ждал приз. Вскоре за ним потянулись и остальные. Усевшись на ближайший пенек, из одного из мешочка-кошеля на поясе был извлечен странный на первый взгляд предмет. Полоска металла примерно в четыре-пять пальцев длинной, к которой с другой стороны была прикреплена полоска грубой кожи. И принялась этим инструментом счищать грязь с сапог и штанов. После, подойдя к костру, у которого искала что-то свое змеехвостая, принялась ждать, пока оставшийся слой грязи засохнет.
Удовлетворившись результатом, и кивнув Рас, целитель направилась к домику, краем глаза заметив движение. И после замерла на месте. Волк полез спать на дерево, кажется, даже на то, на котором сидела сама крылатая в ожидании слов хозяйки.
"Он что, совсем дурак?" - Сама крылдатая планировала ночевать в доме. Пусть там сейчас толпа, вещи и немытые тела, но это лучше, чем толпы болотных паразитов. Выдирать утром клеща из-под хвоста она совсем не планировала. А хозяйка. наверняка, свой дом за эти годы защитила. А деревья вокруг - вряд ли.

В доме все оказалось так, как ожидалось. Змеехвостая опередила целителя, пока та наблюдала за волком, и теперь тискала подушки. Взяв несколько этих предметов роскоши, Оникс быстро создала в уголке себе подобие кресла-лежанки. Устраиваться на полу и проснуться утром с отдавленные крыльями совсем не хотелось. Сапоги были оставлены у входной двери, чтобы не мешать. Аккуратно усевшись, устроив крылья и хвост так, чтобы не мешать никому, драконесса прикрыла глаза. Жизнь целителя такова, что умение спать в любое время и в любой позе становиться необходимостью. Разве что клюка осталась сбоку, вдруг у кого-то есть планы на ночь.
Змеехвостая наслаждалась обществом подушек. "Аристократ", прямо по деревенским представлениям, наплевал на всех и улегся с оружием под лапой. Если бы не необходимость экономить магию, неизвестно, что их ждет впереди, Оникс устроила бы ему проверку. Например, положила перед носом ночью парализованную лягушку. И понаблюдала бы за реакцией. Волк-древолаз уже показал, что жить вдали от поселений сколько-нибудь долгое время ему доводилось не так часто. Болезненно выглядящая девушка была оставлена на утро. Хотя пролечить ее стоило. Маг из охотников на отступников вызывал опасение.

Утром открыла глаза почти одновременно с хозяйкой дома. Сказалась привычка реагировать на малейшее изменение в дыхании, хрипах, стонах пациентов. Убедившись, что еще рано, целитель закрыла глаза, продолжая отдыхать. Вряд ли скоро их порадуют нормальными подушками, чего не воспользоваться моментом?
Второй раз она открыла глаза, когда среди спутников началась активная возня. Выскользнув за порог с сапогами в лапах, она одела их уже на веранде. Этот процесс не терпел спешки, если не желаете мозолей после сотни шагов. Кофе крылатая проигнорировала, не любила она стимуляторы пить без нужды. Пока остальные заставляли организм проснуться напитком, Оникс проделала простенькую разминку. Крылья, лапы и хвост требовали внимания.
Подошла она к собравшимся как раз в момент распределения по группам. С Оникс отправлялись волк-древолаз, воительница, юный кот и тот самый маг-охотник.  "Компания как на подбор".
- На запад так на запад, - Оникс не имела каких-то предпочтений в выборе направления движения. Сейчас ее интересовал немного другой вопрос. Не часто простые личности оказываются так далеко в сердце болот. И не воспользоваться этой возможностью было бы глупо - все равно по дороге. Даже появление гиены-спутника оказалось не таким важным. С этим можно разобраться и позже.
- Госпожа Мунаш, не думаю, что это нас сильно отвлечет... Если мы по дороге сделаем кое-какие запасы, - уважение болотная жрица, как бы это не звучало, заслуживала только за свои способности. Да и ходить кругами в поисках особо редкой травы она не собиралась. А вот подсобрать все, что попадается пути, было можно. - Это может помочь в будущем.
Даже если это не понадобиться, травы можно и продать в городе. И, если они редкие, довольно дорого, а деньги в пути не будут лишними.

+3

17

Тепло согревало, дурманило и в голове туманной пеленой всплывали картины не столь далекого прошлого: огромные, взвивающиеся в ночные небеса языками пламени костры, шумные танцы и песнопения. Болотный народец был, хоть и был воинственный, но одновременно с этим веселый и гостеприимный. Любой, кто не пытался, как говориться "лезть со своим уставом в чужой монастырь", мог рассчитывать на помощь, стол и кров от таталийцев, если жизнь все-таки занесла его в топи. До войны с ярлами жители топей неоднократно выводили заблудившихся крестьян обратно, но все это было очень-очень давно. Хрипло выдохнув и несколькими могучими глотками допив содержимое бутылки, гиена все-таки поднялась и решила пройтись немного перед тем, как отправиться спать. Нужно было хорошенько отдохнуть, ведь если сложить мозайку из всей той лапши, что легла на гиеньи уши заботливыми руками богов и болотной ведьмы, то путь им предстоял долгий. Оставив нагу в компании бубна и ее завывающих песнопений, Алатриш, пошатываясь отправилась в дом, который, на удивление, оказался внутри гораздо просторнее, нежели снаружи, нашлись даже нормальные подушки и одеяла, что не могло не радовать. А уж чистая, ну относительно чистая вода привела воительницу в полный восторг. Признаться, гиена не очень-то любила всяких шаманов и прочих любителей колдунской хрени, предпочитая решать вопрос старым, как сам мир способом - железом. Хотя и в их родных топях хватало всяческих знахарей, шаманов. Но этот магический трюк с домом ее, откровенно говоря, порадовал. Выбрав свободный уголок, еще не занятый кем-то из путников, Алатриш скинула с себя колчан с луком, вместительный дорожный мешок из толстого сукна. Звякнула пряжка и пояс с тесаком, флягой и прочими, полезными в дороге предметами со звоном свалился на пол. Ожерелье, браслеты и прочие безделушки полетели туда же. Настал черед доспеха, не в нем же спать, в конце концов. За пару минут расправившись с сопротивляющимися пьяным лапам застежками, гиена скинула броню и, оставшись в одной длинной суконной рубахе. все также пошатываясь и цепляясь головой и лапами за косяки и стены, побрела в сторону бадьи с водой. К сожалению, после кота, умудрившегося оставить после себя полный беспорядок, словно вонючий хряк в хлеву, помыться уже не представлялось возможным. Но, с грехом пополам, умыться было можно, Алатриш жила в условиях и похуже, посему, чертыхаясь и бормоча себе под нос разную нецензурщину, гиена сумела таки отмыть лапы, намокшие в болотной грязи, да и жирную морду после сытного ужина. Возвращалась она уже чуть ли не на ощупь, осыпая все вокруг сиплым браным шепотом. Все остальные уже разложились по разным углам комнатушки, да и слава богу. Стать находкой для желающих найти свободные уши не было никакого желания. Вся эта сентиментальная ерунда, вроде узнать друг друга получше, все это дерьмо могло быть отложено в долгий ящик. Дойдя до занятой лежанки и с удовлетворением обнаружив, что все снаряжение никуда не ушло, гиена скинула с себя рубаху и улеглась, накинув на себя одеяло.

На удивление, не самый долгий сон сотворил с головой Алатриш хорошую работу. Не было такого ощущения тупого зависалова, которое обычно бывает на утро, после целой бутылки. Остальные участники похода, продолжали давить на массу, устроившись кто где. Аккуратно свернув одеяло, гиена быстренько накинула на себя рубаху и прихватила все снаряжение, предпочитая одеваться и подгонять все на свежем воздухе, заодно и привести все мысли в порядок. С грохотом скинув все на землю около веранды, воительница принялась неторопливо собираться. Повозившись пару минут, она надела на себя пластинчатую броню, подогнав по размеру и приталив поясом, чтобы все это добро сидело ровно и не болталась. Далее настал черед костяного ожерелья, браслетов и прочей мелочевки. Железные наручи, снятые когда-то давно с мертвого солдатского командира и верно служащие уже не один год гиена закрепила при помощи потертых кожаных ремней. Тыквенная фляга с кислым вином, бамбуковые сосуды с ядом для стрел, тесак в ножнах , еще раз проверенный на качество и остроту заточки - все это разместилось на поясе. Присев на колени, Алатриш еще раз проверила содержимое мешка, в частности запасы провизии. Вяленое мясо, еще одна фляга с водой, чистые повязки на случай ранения, деревянная трубка и кисет с душистым табаком. Предусмотрительная воительница вернулась к столу, где все еще покоились остатки вчерашнего пиршества и прихватила с собой еще лягушек, остатки сыра и еще немного вяленого мяса. Все, честно украденное заняло свое место в мешке, а сам он перекочевал на спину, где уже покоился на своем месте колчан со стрелами. Когтем проверив натяжение тетивы лука и удовлетворенно хмыкнув, гиена закинула его на плечо, закончив этим самым все сборы. Остальные только начинали просыпаться, словно сонные мухи, поэтому можно было посидеть на дорожку, как гласит одна старинная традиция. Присев на углу веранды и оперевшись спиной о стену дома, Алатриш отрешенным взором созерцала своих спутников, пожевывая яблоко. Кофе не прельщал, да и эта суета при сборах тоже. Поэтому когда на пороге появилась ведьма, гиена лишь почесала ухо, готовясь в пол-уха внимать очередным откровениям. Как выяснилось, они поделятся на две группы, одна пойдет на восток, вторая - на запад. Эххх, восток, родные края. На западе же предстояло иметь дело с дриадами, и это дело было похоже на азартную игру - повезет или нет. Болотные аборигены не особо-то имели контакты с остальными обитателями лесов, держась особняком ото всех, но, как-никак:  "Рыбак рыбака видит издалека". Такая себе надежда, на троечку, но этояко лучше, чем заявиться к ним и сказать что-нибудь вроде: "Именем Виктора Мудрого..." - И сразу же подач насобирать, ага.
Так что, может быть и можно будет попытать счастья на поприще переговоров, а там уже как карта ляжет. Высказывать эти мыслишки вслух гиена и не подумала, предпочитая оставить эти размышления в тайне от остальных членов своего отряда. Меньше знают, крепче спят. Повертев в лапах огрызок и коротким замахом отправив его куда-то в сторону болот, гиена снова устремила свой взор в сторону топей, ожидая, пока все, наконец, соизволят сообщить о своей готовности.

Отредактировано Helga (13.12.2018 10:26:01)

+4

18

Дж'Гарха спал глубоко и спокойно, как мог спать только легкомысленный и самонадеянный подросток, для которого путешествие в неведомые земли и опасное задание не в тягость, а доставляет больше приятного, чем неудобств. Кот отметил, что далеко не все наёмники разделяли его энтузиазм, а стало быть, во избежание неприязненного отношения товарищей, от которых однозначно временами будет зависеть жизнь парня, следует скрывать свой мальчишеский энтузиазм. Пусть лучше считают его близкими себе, негоже выпадать из команды.
Два волка, гиена и... демонесса. Интересная компания. Конечно, кот не станет комментировать вслух или раздавать обидные клички. Да и пользоваться ими не станет, ежели кто-то решит их кому-то дать. Зачем устраивать конфликты на пустом месте? Да и на непустом не стоит. Это повредит общей цели.  Общему делу.
Юноша быстро привёл себя в порядок - он не любил излишне долго заниматься своей внешностью, тем более что он считал себя вполне симпатичным. Дж'Гарха не любил создавать неудобства товарищам, поэтому явился на место сбора довольно быстро. Лаконично поздоровался, пожелав спутникам доброго утра. Поскольку полноценного знакомства с ними ещё не произошло, он постарался держаться общей кучки, с некоторой опаской поглядывая на болотную ведьму - демоны всегда внушали мальчишке опасения.
В ответ на слова госпожи Мунаш (юноша называл её госпожой даже мысленно чтобы ненароком не называть вслух просто Мунашей) Дж'Гарха сдержанно наклонил голову. Ладно, потом они поймут, что он довольно бойкий и эмоциональный, а пока пусть думают, что хотят. В путь - так в путь.
Дорога всё покажет.

+5

19

Скоротечный вечер неумолимо сменялся сумерками, несущими с собой прохладный сквозняк со стороны топей. Еще чуть-чуть и слабеющий костер уже не смог бы справляться с натиском противного холодка, подкрадывающимся к собравшимся сквозь вековую болотную растительность. С приходом ночи и без того тихий пир погрузился в полное молчание и мрак, который из последних сил разгоняли языки пламени. Почти все собравшиеся уже покинули застолье и, наверное, пытались поудобней приютится в лачуге ведьмы на ночлег. Казалось сумасбродным, что такой неказистый домишко мог бы вместить в себя хотя бы четверых, а потому каждый, пропадавший в дверном проеме вызывал закономерную долю удивления.
   - Ki tusim isa nu khande ho? - девушка с интересом показывала на одну из печеных жаб, обращаясь к наге, что единственная, помимо ее еще не торопилась в дом. После неловкой паузы, полной недопонимания, Элли махнула рукой и вернулась к своему делу, собирая в свою потрепанную сумку все, что было недоедено и могло уместиться внутри. То и дело она нервно оглядывалась то на дом, то на дремучую рощу позади себя, бормоча под нос что то неразборчивое, будто ожидая появления того, кто схватит ее за загребущие руки и одним взмахом клинка отсечет их по локоть. Там, откуда она родом, трущобы до отказа населяют калеки, которых настигла кара закона. И закон этот был суров и одинаков ко всем.
   Только когда один из углов сумки издал противный треск сдавшихся ниток, девушка неловко помахала наге и неуверенной походкой побрела к дому, украдкой озираясь по сторонам. Доверия к ведьме было столько же, сколько воды в самой засушливой пустыне, но оставаться на ночь у потухшего костра в окружении болотных хищников, чьими голосами была полна ночь, было более отталкивающе, чем переступить порог обители этой кошки. Казалось, что никто не заметил, как она прошмыгнула в залитое теплым светом, помещение, как не заметил ее удивленного присвиста. Около минуты она неуверенно мялась на пороге, пряча за спиной сумку и присматриваясь как к присутствующим, так и к укромным местам, где можно было бы устроится без лишнего внимания к своей персоне.
   - Ithe ika katarapathi... Tusim kivem bace si? - уперевшись спиной в стену, Элеанор быстро спрятала сумку под подушку и продолжала невнятно, с явной усмешкой бормотать себе под нос. Ее взгляд то и дело падал на ее знакомого, который не упустил возможности вымыть себя от грязи. Может стоило ему напомнить, что придется снова окунуться все в то же болото?
  ***
   Лишь пару раз за ночь дремота охватывала девушку, которая предпочла провести время не в стране грез, а в дружной компании еды и пары недопитых бутылок вина. Большую часть ночи она не сводила взгляда с кровати Мунаш. Несколько раз за ночь ей приходила в голову мысль воткнуть ей нож в печень, прихваченный со стола, но всякий раз уже знакомый шепот тут же впивался иглой в мысли, вызывая приступы мигрени, заставляя оставить эту затею, как и мысли о том, что бы развернуться и пойти прочь от этого болота. Он явно что то хотел от нее, но что - молчал. Или говорил, но Элеанор не могла понять его слов. Она покорно ждала рассвета, в заре которого... Что? Неизвестность пугала, но страх сменялся опьянением. Нет проблем, решения которых не найдешь на дне бутылки.
   Мунаш явно была не из тех, кто тратит время попусту. Немного помутневший от вина взгляд Элли лениво следил за ведьмой, которая проснулась намного заранее и так же неохотно останавливался на всех, кто отбрасывал сладкий сон, выбираясь из тепла покрывал и уюта подушек. Не смотря на все то множество поз, которые Элеанор успела сменить за ночь, ноги изрядно затекли и с трудом держали ее, заставляя опираться о шершавый сруб стен. Веранда встретила ее промозглым утренним воздухом, заставившим обнять себя и остервенело тереть бока, дабы избавиться от противного озноба. Льняная рубаха с парой прорех, заляпанная болотной грязью слабо спасала от холода и заставляла пожалеть о пренебрежении идеей захватить с собой теплый плед. Все внимали словам ведьмы, выражая полную сосредоточенность, но Элли с трудом сдерживала улыбку. Все казалось ей каким то забавным шумом, напоминая детский лепет и приходилось воспринимать ситуацию из деталей. Было ясно, что им предстоит путь, ведь не будет же ведьма тыкать в пергамент, приговаривая "смотрите, какая у меня красивая карта".
   Группа, в которую входила, по всей видимости, и Элли уже приступила к сборам. Сама же девушка чувствовала себя забытым чемоданом, смотря как ее сопартийцы готовятся к походу. К наге и пареньку, с которым ей теперь придется делить кров и хлеб, она относилась с нескрываемым подозрением, к самой же Мунаш с явной неприязнью.
   - Thika hai tuhadi mahanata, tusim isa samem kithe dubana cahude ho? Maim janada ham ki tusim mainu samajha nahim sakade. Ithe, vakave'te ika cikaṛa lai ja'o! - рука Элеанор по дружески обхватила плечи кугуара. Нелепость приключившегося по дороге позволяла ей более расслаблено относиться к этому ханже, хоть он и явно воротил нос как от нее, так и от всех тут собравшихся. Вложив в руку кота початую бутылку вина, она кинула на него серьезный взгляд, а затем на ведьму, переходя на шепот и источая явный запах крепкого перегара. - Usa'te bhaross na karo.

Отредактировано Eleanor (15.12.2018 02:36:22)

+5

20

Вечерняя трапеза подошла к своему логичному завершению и после такого сытного ужина хотелось спать и желание вновь узнавать своих временных товарищей не было никакого желания. Ай, ладно, наверстаем этот пробел.
К моему удивлению Мунаш разрешила нам эту ночь провести внутри её дома. Не знаю чем был обусловлен сей жест доброй воли от гостеприимной хозяйки, но не воспользоваться им было глупо, потому что дальние странствия обычно проходят с полевыми удобствами, и возможность провести ночь под крышей имеет особую ценность.
Народ начал потихоньку расходиться и скрываться внутри халупы ведьмы, конечно с разной скоростью, кто-то не торопился оградиться стенами дома от унылого вида болота и его "приятных"  обитателей. И я оказался в их числе, а все потому что решил свернуть свою палатку, дабы не заниматься этим очень "очень увлекательным" делом с утра по раньше. С помощью магических заклинаний, которые обычно можно услыхать от пьянчуг в трактирах, какой-то там матери и поминания богов и их родственников не в самом приятном ключе, я победил палатку и потащился в хижину.
И стоило мне только открыть дверь внутрь, как у меня перехватило дыхание от количества магии, что наполнено было пространство внутри. Странно, такой фон должен был чувствоваться снаружи дома.
- Интересно, - пронеслась мысль, попытавшаяся зажечь искорку профессионального интереса. Правда неудачно, ведь я в якобы в отпуске. Но в случае чего, сюда можно будет нагрянуть чисто по делам рабочим.
Внутри помещение оказалось намного больше. Пространственная магия - неинтересно. Каждый мало мальски уважающий себя обладатель дара устраивает нечто подобное в своих домах. Про резиденцию ордена вообще промолчу.
Внутреннее убранство и близко не походило на то, что обычно многие слышали о ведьмах. По крайней мере, свисающие с потолка кости и засушенные внутренности животных в глаза не бросались, а запах помещения был нейтральным, не считая запахов хозяйки и её слуги. А ещё в глаза сразу бросилась бадья, в которой можно было помыться перед долгой дорогой...думал я, но оказался тем, кому рассказывают поговорку про большую семью и щелканье клювом. Вода выглядела так, будто там искупалась сотня солдат вместе с сотником. Не думаю, что виной тому была гиена, что заканчивала умываться, в то время как я заходил в хижину. Не бывает столько грязи с морды на такую ёмкость.
- Превосходно, - процедил я сквозь зубы и с брезгливым выражением на морде отошёл от бадьи. Что же придется снова прибегнуть к чудесам магического дара. Небольшой мысленный посыл и меньше чем за минуту от грязи на мне не осталось и следа. Чувство, признаюсь, не из приятных будто по шерсти водят стальным, ржавым гребнем, но это лучше, чем таскать на себе грязь дня. Но все равно отвратительно.
Место для сна я нашел быстро: им оказался небольшой диван, немного похожий на те, что стоят в государственных зданиях и служат для того, чтобы на них посетители ожидали аудиенции. Правда этот выглядел чуть лучше. Для одной ночи пойдет.
Скинув с себя свой ламеллярный доспех и уложив его около своего лежбища, я добыл из сумки чистую рубаху и штаны из мешковины, все же спать в броне, хоть и частичной крайне неудобно. Единственное, что удручало, так это невысокая вместимость моего заплечного мешка, поэтому часть моего барахла сегодня ночует на полу рядом со мной. Эх, жаль от нашего интенданта я получил только по морде и строгую лекцию о том, что имущество ордена в личных целях использовать нельзя, а не бездонную сумку. Обидно. С таким мешком проблем с переноской вещей стало бы меньше. Тяжелый щит же накрыл весь мой скарб от глаз посторонних, а сам я завалился на диван и провалился во тьму.
Выспаться не удалось: мне показалось, что я только коснулся подушки головой и вот уже пора вставать. Отвратительное чувство.
Еле как заставив себя оторваться от притягательной подушки и продрав глаза, я бодрой походкой полуразложившегося трупа направился в куда-то. Это "куда-то" сразу же стало более конкретным, когда в мой еще не до конца проснувшийся рассудок не пришло понимание, что я гипнотизирую взглядом умывальник.
Наведя утренний марафет и экипировавшись, я выполз на улицу, где Мунаш уже начала раздавала указания: "что надта делать и куда бечь?"
Моей группе предстояло отправиться на запад в леса, принадлежащие дриадам. Отчего моё лицо перекосило так, будто я сожрал целый лимон. Да, эти твари неохотно идут на диалог и сперва убивают, а потом задают вопросы - неприятные личности.
- Отлично, просто превосходно.
Группа моя была так сказать разношерстная: гиена, драконесса, кот, волк, который любит спать на свежем воздухе, гиена-ведьма и я. Ну посмотрим, куда нас заведут пути.

+4

21

ИНФОРМАЦИЯ.

Товарищи из второй группы, Вы переходите во вторую тему. Здесь Вы больше не отписываетесь.
Очередь соблюдается согласно списку в теме с обсуждением.

Что ж, прекрасно, все в сборе. Коротко окинув всех взглядом, я махнула своей группе рукой и призывно завыла второй. Наши пути расходятся здесь, но совсем скоро им предстоит сойтись вновь. Вопрос стоял лишь в том, сколько же дойдет до первой точки сбора, и как долго мы будем оплакивать, или обмывать потери? Как долго нервы наши будут натянуты до предела и держать это давление, не лопаясь? Множество вопросом. Отсутствие ответов.

Утерев рукой нос, я повела группы прочь от своего дома, что тревожил мои мысли уютом и беззаботностью. Я пыталась не оглядываться назад и даже тогда, когда деревянные сваи скрылись из виду, мое сердце трепетало. В глухой тишине послышался треск, означающий падение моей маленькой империи. Все, что держалось на магии, безвозвратно рушилось и тонуло в болотах, булькая и треща гнилым трухлявым деревом. Все, что когда–то было моим барахлом – в миг превратилось в труху от старости, рассыпалось в пыль и было погребено тиной и зловонием. Весь мой дом. Вся моя жизнь. Мне было чертовски больно слышать грохот, что буквально разрывал зыбкую тишину болот.

Главное не оборачиваться.

Удаляясь в двух разных направлениях, я слышала и переживала этот момент дважды. Моё сознание было сосредоточено на тропе, но душа гибла вместе с шелком и бархатом моих покоев. Но, отдалившись на приличное расстояние, я перестала слышать эхо прошлого и душа, пусть и стонала, но все-таки скреблась в груди не так сильно, придавая ногам силу, а шагам уверенности.
Я вела группы по тем местам, которые они бы ни в жизнь не нашли. Вода с трудом достигала щиколоток, а стопы словно бы ступали по мягкой лесной тропинке. Но извилистая она была, запутанная, и сворачивать было нельзя. Шаг влево, шаг вправо и ты тонешь. По мере приближения к выходу с трясин, мне удавалось протыкивать палкой свежие трупы таких же несчастных героев, что шли за мной сейчас следом, только более везучих, ведь они погибли прежде, чем сели за мой стол. Усмехаясь, когда палка, подобранная мной ещё при выходе из дома, застревала тупым концом в очередной гниющей глазнице, я давалась диву от того количества, что вообще смогло добраться до моего гнездышка. В следующий раз, пожалуй, надо будет найти место поопасней и ещё более труднодоступное Так, на всякий случай.
Пока в голове путались мысли, не слетая с языка и сохраняя тишину, мы, наконец-то, дошли до конца этих бесконечных гнилых и вязких вод. Подняв голову и оторвав взгляд от земли, я первая ступила на твердую почву и замялась.
- Ох… Сколько же времени прошло… - вопрос, брошенный в никуда. Дождавшись, когда остальные подтянуться, я без промедления двинулась вперед. Впереди нас ждала небольшая фактория, в которую я иногда посылала Кертиса, а до его появления и вовсе заглядывала самостоятельно. Непримечательное, серое и неинтересное поселение, которое вообще с трудом вылезло из звания деревни и то лишь благодаря какому-то там их местному герою, что когда-то там убил чудовище или совершил какой-то ещё, не менее заезженный, подвиг. Хотя, лично мое мнение, эта клоака на отшибе стала факторией и так отстроилась лишь благодаря рыбе, которую местные вылавливали из крупного озера неподалеку. Ох, рыба, говорят, там водится потрясающая, чуть ли не заколдованная, а стейки из неё… Моя болотная шушера и рядом не стояла.
Стоило нам покинуть лес, как наши носы чуть ли не сразу врезались в стены. Невысокие. Деревянные. Местами не помешало бы заменить бревна, но, видимо, это мало кого волновало. В очередной раз фыркнув, я устремилась к воротам, что были открыты и вход был всегда свободным. Свободный вход таил в себе не только привилегии лишний раз не общаться со стражей, но и опасности. Мало ли кому не понравится твоя рожа? С этой мыслью я решила накинуть на себя капюшон от плаща, что был уютно свернут на рюкзаке.
- Так… - остановившись около таверны, я окинула взглядом сначала улицы, а потом группу.
- Значит, план таков. Я поузнаю на счет попуток, а ваша задача все-таки набрать немного припасов. Еда, лекарства. Все что пригодится в пути. Через два часа встречаемся в этой таверне и… Ради всего святого, не влипайте, ладно? Фортгам место не самое приятное. – поводив мордой по членам отряда, я попыталась вычислить кого же оставить за старшего, но, так и не найдя умного взгляда, вздохнула и, сильнее натянув капюшон на глаза, развернулась и потопала вынюхивать транспорт. Все-таки шуршать весь путь на своих двоих в мои планы не входило.

+3

22

     - Чтоб тебя, одержимая, убери от меня свои грязные лапы! - кажется, что странная во всех отношениях и вечно бубнящая себе под нос что-то на одном ей понятном языке псина восприняла знакомство с кугуаром через чур близко к сердцу и теперь старалась показать, какие они хорошие друзья; вот только зазнавшаяся и зажравшаяся особа королевских кровей так не считала, и дружбы водить с замарашкой, пусть даже жизнь спасшей, намерена не была, а по сему лапа Элеанор была грубо сброшена с плеча, а саму ее Й'Ракса оттолкнул от себя не слишком сильно, но давай понять, что дистанцию соблюдать ей стоит также, как и все прочим. Ибо нехрен.
     Кстати, о них. Когда группа разделилась на два отряда, и один из них вскоре скрылся из виду, настала пора присмотреться к своим спутникам чуть более внимательно. Итак, помимо Мунаш, главы этой, с позволения сказать, экспедиции, был странный паренек, очевидно, обитавший у нее на ролях прислуги и мальчика на побегушках. Не то ящер, не то человек... Хрен разберет, что он такое. У ведьмы должен быть на хорошем счету, не зря же она его выбрала на эту роль, а посему, к огромному сожалению, шпынять его и срывать свою злость нежелательно будет. Кугуар же не хочет поссориться с кошкой, верно? Нага, человек-змея, роль которой, ровно как способности и прочее пока что - тайна за семью печатями. Пришла... Вернее, приползла к дому раньше советника, но пришлая, а значит, была выбрана по воле случая, точно так же, как он сам и Элеанор. О ней же и сказать особо было нечего - она постоянно несет какую-то чушь и умеет доставать из болота. Простой, но довольно полезный, как оказалось, навык.
     - Во имя Семерых! - не успели они отойти от дома ведьмы на достаточное расстояние, как за спиной раздался громкий треск, чье эхо мигом разлетелось по болотам, как будто огромный великан не сумел развернуться между трех сосен и, дабы не заморачиваться, сшиб деревья на своем пути.
     Перепуганный кот выхватил из-за пояса пистолет и, развернувшись в сторону, откуда исходил шум, вскинул оружие, готовясь поймать в прицел жутких болотных тварей, а заодно и прикидывая, за чьей спиной ему предстоит прятаться. Только вот вместо тварей, дуло оказалось направлено прямо в лицо наге, едва ли не задевая ее губу. Секунда, вторая... Неловкая ситуация получилась, хорошо еще, что Й'Ракса не решил сделать предупредительный выстрел, а то он мог оказаться вполне себе контрольным. И лишилась бы их группа на самом начальном этапе пути одного члена. Но извиняться или вообще хоть сколько-нибудь выражать эмоции сожаления кот не был намерен, а посему лишь фыркнул, убрал пушку на место и развернулся, пошагав следом за Мунаш, словно так и надо было.
     Дальнейший путь их был довольно спокоен, но вместе с тем до омерзения противен. Болотная жижа снова промочила до нитки штаны и подол камзола, ровно как и скрываемое барскими тряпками тело. И нельзя было не заметить огромного количества мертвецов, чьи трупы натурально стелились перед путниками эдаким ковром из гнили, костей и смрада. Советника в первый раз при взгляде на покойника стошнило остатками вчерашнего ужина прямо на лицо усопшему. Но в дальнейшем подобных инцидентов с его стороны не наблюдалось, да и к запаху постепенно привык. А Мунаш так и вообще норм было, судя по ее поведению - тычет себе палкой в глаз мертвецу и смеется, окаянная.
     Но долго ли, коротко ли, путь привел их к окраине болотистых земель, и на твердую почву Й'Ракса ступил, торжествуя, словно бывалый моряк, и крича: "Земля!". Ему и вправду было чертовски приятно ощущать под подушечками лап твердую почву и осознавать, что теперь можно походить влево-вправо, не рискуя быть затянутым трясиной.
     Впереди виднелась деревня, в которую все они дружной и не очень ватагой направились. Ведьма велела собрать припасов в дорогу, а сама отправилась узнавать за транспорт. Чертовски верное решение, ведь кроме пистолета и пуль к нему, с которыми в принципе случиться ничего не могло, по причине, что оружие - магическое, а пули - тупо металлические болванки, часть из которых начинена мелкой картечью, у советника ничего не осталось. После второго перехода по болтам его скудные припасы окончательно пришли в негодность, так что оставалось их только выбросить.
     Как же быть? Денег нет, да и просить по-хорошему уверенный, что ему все и вся должны, кот не умел. И хотя он понимал, что на чужих землях ему не будут рады вдвойне, нахальство и понты перевесили логику и здравый смысл... до определенного момента. А именно, когда завалившийся в трактир наглец потребовал именем Ярла Свонна Блаженного предоставить ему набитый провиантом походный рюкзак. В итоге набили только морду и пинком под зад выпроводили яростно шептавшего себе под нос проклятья кота за дверь. Так получилось и со знахарем, разве что тот оказался более мягок, и всего-навсего покрыл советника правителя южных земель отборным матом. Так что в итоге остался Й'Ракса все с тем же набором юного выживальщика, лишь только приобрел дополнительный фонарь под глазом и глубокое разочарование. Серьезно, кот едва ли не плакал, осознавая всю безысходность ситуации, в которой его прежнее "Хочу, немедленно!" внезапно перестало работать. Но делать нечего, оставалось найти Мунаш.

Отредактировано Walther (24.12.2018 01:01:46)

+3

23

Можно было подумать, что для хождения по болоту обязательно необходимы какие-то особые внимательность и концентрация. Но новый прихвостень ведьмы, познакомившись с тропой, научился ходить по ней полагаясь скорее на мышечную память и какой-то внутренний ритм. Так и теперь. Вроде бы и глядя под ноги, но при этом безоглядно витая в облаках, он словно бы просто прогуливался, как ребенок, ищущий на грязном пляже ракушки. От беспечного ощущения привычности Кертиса оторвал далекий треск стремительно увядающей хижины. Обернувшись, конечно же, уже нельзя было увидеть разрушения, зато явственно ощутилась незримая затворка, отделившая внешний мир от некогда безопасного жилья. Подкатившее легкое замешательство, в том числе и от чужих размахиваний оружием, приводит одну ногу куда-то в сторону, в лужу, и это заставляет опомниться.
- Мгх, - косясь на кота, потом на едва не пострадавшую змею, потом на свою ногу, парень вдруг внутренне совсем запечатался и дальше побрел с куда более серьезным видом.
Снова немного отлегло только когда под сырыми подошвами образовалась надежная твердая почва и впереди показались стены жилого поселения. Знакомые стены, знакомые лица - это дарило наивное успокоение. Будучи здесь частым гостем и при этом контактируя с местными по большей части по делу, вежливый молодой человек постепенно внушил доверие как к себе, так и при этом свыкся с людьми сам. Бывали и спорные моменты, конечно, когда например открыто вскрывалась причастность ведьмы к поручениям или когда кому-то казалось, что у прибившегося задохлика слишком много карманных денег с собой на расходы, но в целом обходилось без инцидентов и кое-где даже появлялись странноватые но по-своему дружеские знакомства. Идучи со своей группой вглубь фактории, Кертис рассеянно осматривался, в отличии от Мунаш совсем не думая скрываться и даже наоборот высматривая знакомые лица. "Мы же уезжаем, всё-таки".
- Значит, план таков. Я поузнаю на счет попуток, а ваша задача все-таки набрать немного припасов...
Большую часть текста Кертис привычно упустил, но основную суть уловил и серьезно кивнул пару раз, стараясь сохранить её у себя в черепе. Опять же, выполнять всякие поручения в Фортгаме ему не привыкать, при чем даже не всегда ведьмины. Ухватившись за свою задачу, парень сразу мысленно оторвался от группы, потому даже не глянул на остальных её членов с намерением с кем-то объединиться и просто пошел в первом попавшемся направлении. Плутая без конкретной цели, иногда теряясь в закоулках и прохожих, он просто следовал внутренним подсказкам.

[dice=5808-1:5:0:---]

Варианты

1. - (Еда). Наткнулся на гулянку. Сложно было сказать, по какому поводу был праздник, но обойти его не удалось, так как перед носом тут же возник уже пьяный в дрезину старикан. Старикан оказался местным рыбаком, с которым Кертис однажды непонятно каким образом ввязался в авантюру по поимке местного озерного "чудовища", чье рыбное чучело до сих пор украшает лавчонку. Старик, растрогавшись отъездом полезного мальчонки, снабдил того в дорогу неплохим запасом соленой рыбы, головкой сыра, какой-то там еще еды и флягой с пробирающей алкогольной дрянью.
2. - (Амуниция) Отыскав местную кузницу, Кертис застал за работой знакомую женщину с молотом. Она ненавидела магию, ровно как и обитающую в болоте ведьму, а потому когда ей понадобилась помощь в личных делах, ей пришлось анонимно положиться на удачно подвернувшееся третье лицо в виде хвостатого гостя. Всё еще открыто брезгуя всем волшебным, она всё-таки чувствовала себя обязанной, и теперь была возможность отблагодарить. Снаряжение, мягко говоря, было так себе, конечно, но учитывая местные ресурсы и полную неприхотливость гостя, оставалось лишь радостно поблагодарить. Теперь у Кертиса был теплый плащ с капюшоном и собственный нож.
3. - (Лекарства) Поддавшись любопытству, остановился у скопления людей, что по очереди испытывали удачу у непонятного проходимца с игральными побрякушками. К тому моменту, когда пришла очередь Кертиса, он вместо участия в игре стал просто терпеливо обсуждать её правила с хозяином и очевидное его жульничество. Данные разговоры подогревали зрителей, постепенно начали выводить проходимца из себя, но, подавленный каким-то совсем уж гнетущим наплывом то ли сверхъествественной способности ящера то ли его чистого занудства, откупился от дальнейших разговоров коробочкой с тремя маленькими бутылочками. Выглядит как аналог зелья лечения, но действие его было с подвохом. После принятия последует либо исцеление, либо полное усугубление состояния здоровья (50:50).
4. - (Полезный слух) Околачиваясь неподалеку от разбитого прямо между домов привала с костром, случайно узнал от приезжих что-то полезное о тех местах, через которые придется держать путь его группе.
5. - (Неудача) Внезапно вдалеке послышалось громогласное "ТЫ!" и на Кертиса побежал какой-то малознакомый громила. Бедняга даже подумать не мог, что таким тоном могли обратиться именно к нему, потому даже не успел сообразить начать убегать. Вперемешку с матюками, рычанием и упоминанием какой-то "загубленной дочери", незнакомец поездом врезался в свою жертву и видимо намеревался замесить того в фарш. Но Кертис, на время потеряв над собой всякий контроль, кое-как вырвался и сбежал. Опомнился только где-то совсем на окраине жилой полосы, свалившись в сырые кустарники и некоторое время побыв там в тишине. Только теперь он ощутил, как горит от побоев физиономия и ребра, но вернувшись к реальности он так и не смог вспомнить, чем навредил этому человеку и чем заслужил это. Хотя и догадывался. Пробелы в памяти редко скрывали за собой что-то хорошее. К таверне вернулся немного позже и без улова.

+3

24

Что? Почему все расходятся? Было бы веселее двигаться всем вместе ...
Упустив возможность пощупать и познакомиться со всеми разом, девушка зевнула, грустно мыча при этом. Если кто по какой-то причине видел, как обычно зевают змеи, открывая свою пасть как можно шире, немного дергаясь и сверкая ядовитыми зубами, то им могло быть вполне некомфортно в тот момент.
Как же хочется спать. Хоть сейчас бы уткнуться рожей в болото и задохн... «Синкопальное утопление происходит при рефлекторной остановке сердца из-за спазма сосудов ...  в результате ларингоспазма вода не проникает в  ...»
- Блаяя.
Морщась и высунув язык, словно ей засунули в рот кусок мыла, нага взъерошила себе волосы на голове. Бесит.

Приятное чувство сырости и прохладная водичка, что окутывала хвост, все же довольно быстро приподняло ей настроение. Снова ее окружают природа и ее чудеса. Глупо улыбаясь, нага даже не вздрогнула, полностью игнорируя звуки разрушения и хаоса за спиной. Спина кота оказалось более интересной для наблюдения. Хочется легонько хлопнуть по ушам. Мягкие тонкие кошачьи уши. А если еще и засунуть в них пальцы ... Впрочем, кот видимо умел читать ее мысли, раз смог так резко повернуться к ней, да и ее наставить на нее это штуку с дыркой. Но главный вопрос был в том, какова она на вкус? Приоткрыв рот, нага была уже готова опробовать дуло пистолета, но, к сожалению, владелец уже успел его убрать. Выказывая влияниями хвоста свое недовольство, словно ребенок, у которого украли леденец, шаманка тоже решила фыркнуть, сразу же атакуя пространство вокруг соплями. Глупо посмеиваясь, оставалось лишь неумело вытереть нос.
Ловко передвигаясь по болотной местности и постоянно бормоча что-то себе под нос, она и вправду была похожа на ребенка. То заползет куда-то вперед, то отдалится куда-то в сторону, дабы поползать вокруг трупов, все так же тихо посмеиваясь. Возле трупа, который так щедро был одарен подарками из живота кота, девушка и вовсе застряла, радостно шлепая руками по еще теплой жиже.
- Ниехехе. Сгоеть черз, сгоеть черз, сгоеть черз.
В целом все же дошли/доползли без особых приключений. Что, наверное хорошо. Судя по нервному вилянию хвоста и поглядыванием по сторонам, девушка чувствовала себя крайне неудобно в подобных местах. Впрочем, она явно никаким образом в данную картину не вписывалась, так что ее можно простить. Но вот простят ли ее остальные члены группы, что так внезапно разошлись в разные стороны, если она не справится со своей задачей - вопрос. Если конечно на нее вообще возлагали надежды. Не принесет неприятности - и ладно. Если бы только нага сама это понимала.

[dice=1936-1:3:0:

1- Впав в легкую панику и дрожа, нага бросилась в случайную сторону, как можно подальше от глаз незнакомцев и их призраков. Ползая по неприятным переулочкам, девушке удалось наткнуться на нескольких кур, что так беспечно оставили без присмотра гулять во дворе. Если конечно не считать спящую в на крыльце псину. Чувствуя, что ей срочно надо что-нибудь сожрать, нага не особо думая бесшумно переползла через забор. Животное ни мучилось ни секунды, и умерло в сладком сне под хруст шеи. Эх. Шерсть. Но зато хоть что-то. Чувство тяжести в животе успокаивало. Задумчиво ломая курам шею и прикрепляя их к сумке, нага не сразу услышала встревоженный крик женщины за спиной. Холодные змеиные глаза уставились на источник звука. Возможно, ей хотелось сожрать и ее. Однако, что-то подсказывало наге, что возможно ей лучше скрыться из виду. Хотя, подобное чувство долбило ей мозг еще когда они только зашли в деревню. Отрезав у последней курице голову и кинув ее перепуганной женщине, нага устремилась прочь, надеясь как можно скорее покинуть это место.

2 - Не горя желанием двигаться куда либо, и не понимая, что происходит, прижалась к Элэанор, следуя за ней хвостиком и в страхе смотря вокруг.

3 - Экзотический, но все же частично знакомый запах привел ее в аптеку. Окутанная противоречивыми чувствами и виляя хвостом рассматривает и трогает все, что только можно. У владельца аптеки однако противоречивых чувств не было, и даже черепа и кости что девушка так щедро сыпала ему на прилавок, не смогли изменить его мнение. Девушку грубо вытолкали из аптеки, однако в суматохе та ловкими движениями хвоста успела украсть несколько пузырьков. И почти откусить палец тех, кто ее кусал. За что получила по морде и громко шипя уползла прочь.
Теперь у них есть средство от кашля, несварения желудка и обезболивающее.     

]

+2

25

   - Tuhadi mahanata ki hai, sakhati nala saha'ita nahim kiti? - с язвительностью в голосе спросила девушка у кугуара, рассматривая его помятую морду. Ответа она не ждала, скорее просто напоминала о своем присутствии, восседая на видавшей виды скамейке у стены таверны. Травы в ступке уже давно превратились в однородную труху, но руки продолжали свое дело, будто живя отдельной жизнью, пока девушка находилась в мире своих мыслей, изредка отвлекаясь только на нагу, по пятам следовавшей за ней с тех пор, как они переступили черту этого "города". Ее общество, поначалу раздражающее от взглядов, прикованной к этому диковинному существу, уже воспринималось как что-то само собой разумеющееся. Она не считала, сколько времени прошло с того момента, как ведьма и Кертис ушли вглубь поселения, но солнце, уже давно перевалило через горизонт.
   - Khо'o jo tusim cahude ho... - себе под нос протянула девушка, глядя, как в двери таверны входит один из местных, на ходу уминая добротный кусок хлеба. Сейчас бы от хлеба девушка не отказалась бы, как, собственно, и ее спутники. С кислым лицом, она стала озираться по сторонам, короткими вдохами принимая травяной порошок из ступки. на своей родине у нее обычно без труда удавалось найти пропитание и, даже, кров. Тут же она не знала что делать. Стащить что то с рынка и бежать прочь? Можно, вот только бежать то некуда. До следущего поселения могут быть многие мили пути и той краюхи хлеба, ей не хватит и на сутки. В трущобах Ман'Хали приходилось даже... Поймав мысль в узду она с ажиотажем повернулась к Рас, стараясь обьяснить ей на жестами, что бы та ждала ее здесь, при этом медленно, вкрадчиво, проговаривая каждое слово. - Ithe udika karo. Maim sanu kujha bhojana di'anga.
   Наспех поправив волосы и вытерев нос, она уверенно встала со скамьи и направилась к двери в таверну, постоянно оборачиваясь на Рас, что бы удостоверится, что она ее поняла. Изнутри таверна оказалась хуже, чем снаружи. Сквозь мутные окна едва пробивался солнечный свет, от чего основным источником освещения оставались свечи, зажженые за каждым столом. Смесь запахов скисшего эля и рыбы, вызывал неприятное головокружение и желание выйти обратно на свежий воздух, но Элли двинулась вглубь таверны, стараясь взглядом выцепить постояльцев побогаче, что было трудно, так как большинство представляли местные рыбаки. Только в дальнем углу из массы льняных рубах выделялись несколько простых, но тем не менее расшитых камзолов. К за стол девушка и подсела, пытаясь, как и до этого наге, донести свое предложение. Языковой барьер поддавался с трудом, но спустя несколько вульгарных жестов, мужчины, похожие на проезжих торговцев поняли что к чему:
   

Свернутый текст

[dice=3872-1:3:0:]
   1. Хорошо отработав ртом хлеб насущный, Элли покинула таверну, унеся с собой небольшой кошель с монетами, несколько булок хлеба, две больших рыбины и бутылку вина. Бросив все это подле скамейки, на которой стала дожидаться остальных, вытирая краем рубахи капли спермы у себя с шерсти, изредка изрыгая под ноги скромное содержимое желудка.
   2. Скупость торговцев позволила выделить девушке всего несколько монет, которых бы хватило купить провизии лишь на пару дней. По прежнему сидит на лавке, только теперь изрыгает страшные слова на своем наречии.
   3. Громко хлопнула дверью таверный, на своем языке бормоча что то про евнухов.

+3

26

Прекрасно. Просто прекрасно. Этот город был именно таким, каким и сохранился в моих воспоминаниях. Грязным, душным, неприветливым, а ещё большинство граждан здесь болели не то чесоткой, не то сифилисом из-за чего меня каждую секунду безудержно тащило обратно на болото. В мою крепость. В мой оплот. Там я была королевой, владычицей вязких топей, спасительница или смерть заблудших душ, а тут мне приходилось месить землю, что смешалась с конским и свиным дерьмом из-за чего запах источала соответствующих.
Своих соратников я быстро потеряла из виду, но тонкая связь все ещё вибрировала в пальцах. Я чувствовала каждого, пускай и отдаленно, словно глухое эхо, но чувство, что каждый был все ещё в переделах города, меня успокаивало и направляло мои ноги в нужную сторону.
Груженных и пустых телег здесь было в изобилии, так что найти и сговориться с кем-то, по сути, труда не составляло. Но так казалось на первый взгляд. Каждый к кому я подходила обычно либо отказывали, ссылаясь на то, что они только-только прибыли в Рихт и ближайшие пару дней не сдвинуться с места, либо заламывали баснословную сумму, а все мои попытки сторговаться проваливались. Некоторые даже с опаской пытались заглянуть в тень моего капюшона, заикаясь искали предлог для отказа, но по их дрожащему голосу я понимала, что просто не вызываю у них доверия. С тяжелым сердцем мне пришлось сбросить капюшон с головы и открыть свой лик этому миру и, вопреки моим ожиданиям, никто не поспешил хвататься за вилы и факелы. Неужто эта челядь меня не знает?
- Тетенька, Вы транспорт ищите? – от моего гнева меня отвлек подросток, что дергал подол моего плаща своими грязными лапами. Повернувшись к мальчишке, я смерила его взглядом. Крестьянское отродье, без искринки в глазах, но, зато, с мешками под глазами от недосыпа в столь юном возрасте. Мальчик стоял и даже не смотрел на меня, отведя взгляд куда-то в сторону и ожидая моего ответа с таким видом, что ему, собственно, вообще наплевать на все происходящее вокруг. Юношеский максимализм или банальная усталость? Неизвестно.
- Ищу, а у тебя что, телега есть? – не без иронии поинтересовалась я у пацана. Уловив мой сарказм, пацаненок взвился и даже распушился, словно бойкий цыпленок.
- Не у меня, а у брата. Он видел, как Вы носитесь среди этих уродов и все выпрашиваете повезти Вас и Ваших друзей на восток. – мальчик утер нос рукавом, снова впадая в свое наигранное взрослое безразличие, отводя взгляд в туже сторону, что и раньше. Выдержав паузу, а заодно и испытав мое терпение на прочность, мальчик снова перевел взгляд на меня и рукой указал в сторону, где, как я поняла, и находился тот самый «брат».
В паре метрах от нас стояла пустая телега запряженная , казалось бы, вековым ездовым ящером. Шкура животного от возраста из яркого изумруда превратилась в блеклую жухлую траву, местами крепкие пластины, признанные защищать тело, потрескались, а какие-то и вовсе были потеряны. Ящер лениво лежал на земле, словно старый кот и также лениво пережевывал кусок мяса, который, судя по виду, находился в пасти рептилии уже не первый час. Сама телега также не внушала доверия, одно колесо, кажется, покосилось. Но, ведь особого выбора не было, да? Пожав плечами, я молча прошла мимо мальчика, прямиком к телеге на которую он мне указал, но вот владельца я пока не замечала.
- Теть, подождите, я должен был… - мальчик не успел договорить, остановившись в паре шагов от меня, а меня остановил крепко сложенный волк в крестьянской одежде и с травинкой промеж зубов. Судя по окрасу шкуры, схожей с окрасом пацана, это и был его брат, а заодно и владелец этого корыта с дохлой ящерицей.
- Ты должен был договориться, Вахха, как я тебя учил, но ты опять пробздел зрительный контакт, да? – голос у волка был низким, с хрипотой. Скрестив руки на груди, я выжидала, когда закончиться эта семейная сцена наказания и внимание, наконец-то, вернется на меня.
- Прошу прощения, Вахха, он… А в общем, не важно. Вам нужно на восток? Я как раз отбываю завтра утром в эту сторону до Гавани. Там наши пути и разойдутся. Устраивает? – волк протянул руку, которую я не спешила пожимать. Все было слишком хорошо, даже очень.
- А цена? – мой вопрос был закономерным, а вот волк на долю секунды запнулся. Его цена, что была озвучена, ударяла по карману, конечно не так сильно, как у предыдущих моих попыток, но все же. Экономить средства все-таки было нужно.
[dice=1936-1:3:0:]

Исход.

1. Все мои попытки сбавить цену были провалены. Волк уперся рогами и уступать не хотел, ссылаясь на то, что цена и так достаточно низкая для такой дальней дороги, да ещё и при таком количестве пассажиров. И, черт подери, мне пришлось сдаться. Усталость и нежелание преодолевать весь этот путь на своих двоих взяло вверх и, выудив кошель из набедренной сумки, я кинула его в волчьи лапы и предупредила, что если завтра утром его здесь не будет, то найти его не составит никакого труда. С этим итогом я попрощалась в нашим, так сказать, кучером и отправилась в таверну в поисках крыши на ночь и надеясь, что кто-то из соратников остался при деньгах, которые можно потратить на еду и кровати.
2. Мои железные доводы о качестве сервиса заставили волка уступить в цене до приемлемого уровня. Конечно, сложно было признать, что любимый зверь увядает от старости и идет медленно, а телега буквально кричит, нет, требует ремонта, но у волка нашлись на это силы и, совсем без удовольствия, он согласился на половину. Это меня более чем устраивало. Отсыпав необходимую сумму в волчьи когти, да получив в спину предупреждение о раннем подъеме, я поспешила в таверну, дабы успеть снять хоть какие-то комнаты для ночлега и заказать хоть что-то, пока все не было уничтожено местными пьянчугами.
3. Переговоры, мягко говоря, успехом не увенчались. Волк ни в какую не желал сбавлять цену, а меня ни в какую не желала отпускать жаба, что пригрелась на груди и душила меня вопиющим чувством жадности. Все мои доводы пролетали мимо ушей собеседника, собственно, я тоже была глуха к его. Уставшие от бесконечной перепалки, что постепенно перерастала в конфликт, мы замолкли. Сплюнув себе под ноги, волк просто развернулся и кинув через плечо короткое прощание, закончил наш диалог, оставив обе стороны ни с чем. Что ж, видимо придется идти пешком, о чем я поспешила сообщить соратникам, направившись в таверну. Ну, хоть на хорошую выпивку хватит, да на комнаты.

Довольная результатами переговоров я ступила на порог таверны. Пахло здесь… душевно, по крайней мере по сравнению с ароматом дерьма и грязи снаружи, здесь хотя бы запах блевотины и немытых тел перебивался запахом пива и жаркого. Сев за довольно большой столик на видном месте, дабы мои товарищи не потеряли мою спину из виду, я подозвала трактирщика и договорилась о ночлеге. На сэкономленные средства удалось снять только одну комнату, конечно же, ради все той же экономии, а за рецепт мази от геморроя вышло также выбить разрешения разместиться в комнате впятером, а заодно и пять кружек эля. Что ж, неплохо, совсем неплохо. Попросив одну кружку сразу, я принялась выпивать в ожидании своих коллег по несчастью для дальнейшего обсуждения плана и подведения итогов.

Отредактировано С.О.Д.А (28.12.2018 08:26:28)

+3

27

     Побитый кот не спешил присоединяться в ожидании решения транспортного вопроса к своим спутникам, часть из которых уже закончила со сбором припасов в дорогу, и теперь околачивалась неподалеку от таверны. Той самой, откуда совсем недавно напыщенный и пафосный Й'Ракса вылетел, отправленный хозяином заведения в непродолжительный полет пинком под зад. Парнишка-прислуга ведьмы разжился из видимого плащом, возможно, что-то еще сумел прихватить, невооруженному глазу невидимое и под складками одежды скрываемое. Нага, похоже, вообще с места не сдвинулась, и потому результат ее поиском был одинаковым с его, кугуара, собственным - то бишь нулевым. Хотя не факт. Ну а поехавшей псине, очевидно, повезло больше всех, поскольку даже на небольшом удалении было отлично виду всю ту огромную кучу еды, которая она, невесть как договорившись на своей тарабарском, сумела выменять у местных торгашей. Впрочем, кое-какие мысли и соображения на этот счет имелись, но осуждать замарашку за то, что хлеб насущный она сумела отработать в лучших традициях представительниц древнейшей из профессий, было глупо. Ровно как и глупым были мысли о том, что с ней можно было бы темной звездной ночью предаться плотским утехам. Даже после одного такого случая советник побрезговал бы даже прикасаться к Элеанор, не говоря уже о более тесном контакте. А ведь наверняка подобный... способ оплаты практиковался ею часто, и одним лишь Семерым известно, какой букет заболеваний может преподнести своему партнеру эта псина. На мыслях о заболеваниях кот непроизвольно и достаточно громко чихнул, смачно высморкавшись на рукав камзола, который, под проклятья, начал брезгливо оттирать от собственных соплей.
     Закончив же (вернее - размазав все еще сильнее), он обнаружил, что спутники начали подтягиваться в таверну, один за другим проходя через двери заведения. Ох, как не хотелось снова попадать в окружение этого хамла и невежд, которым совершенно чуждыми были понятия о необходимой и безвозмездной помощи, которую надлежит оказывать людям государевым. Варвары! Случись такое на южных землях, Й'Ракса бы непременно запомнил название поселения, которому вскоре пришлось бы очень несладко. Но, увы, здесь правит не Блаженный.
     От прежней прыти не осталось и следа, и кошачий последним из всех участников их похода за великой целью по спасению если и не мира, то хотя бы собственных душ, зашел внутрь. Определить, за каким столиком собралась разношерстная компания, не составило труда. И кугуар, опустил свою задницу на свободный табурет, к слову, обработанный крайне скверно, и оттого наградивший советника занозой в заднице, заставившей взвизгнуть, словно девке, на всю таверну. Отчитались ли остальные о результатах поисков или нет - неизвестно. Но посмотрев на Мунаш и уловив в ее взгляде немой вопрос, кугуар лишь разочарованно развел лапами и пальцем указал в область левого глаза, шкура под которым, невзирая на шерсть, вполне заметно отливала фиолетовым оттенком. Мол, вот что мне удалось добыть, и пусть же этот яркий фонарь освещает нам наш тернистый путь.
     - Хамы. - яростно, но в то же время шепотом выругался кот, - Скоты. Пидорасы. Будь моя воля, лично бы каждому пулю в лоб всадил.
     Идея и вправду в голове обиженного и оскорбленного до глубины души зверя витала довольно давно, но вариант устраивать перестрелку со всей деревней был даже для кугуара перебором. Возможно, ни у кого из местных огнестрельного оружия в хозяйстве не имеются. Зато в достатке вил, топоров и прочих сельскохозяйственных инструментов, легким движением руки в оружие превращающихся. Поэтому, стиснув зубы, пришлось таки гнев свой праведный унять, да поближе к своей... вынужденной своей группе держаться. С ними, хотя бы, общие цели имелись.
     - А что у вас, госпожа Мунаш? Решили вопрос с транспортом? - поинтересовался советник.

Отредактировано Walther (27.12.2018 20:39:55)

+2

28

Как оказалось, кое-какой навык добывания вещей из воздуха у парня имелся, но гордиться было особо нечем. Имей он хоть немного притаенной жадности или хотя бы более здравое чувство справедливости, то мог бы в принципе получать от жизни больше, но увы, приходилось полагаться лишь на чужое сострадание и порядочность. В принципе, в этот раз дела обстояли неплохо. За всё время пребывания в городке гостя даже никто не побил и к моменту, когда место общего сбора показалось в поле зрения, сумку отягощала приятная тяжесть новоприобретений, без которых, считай, он шел бы вообще никак не подготовленный. Ножом, конечно, парень вряд ли смог бы или захотел бы резать что-то кроме хлеба или коры, но вот зато плащ точно будет очень кстати.
Приковыляв к таверне, Кертис ненадолго застопорился у знакомых женских фигур, что ожидали чего-то на свежем воздухе. Ничего не говоря, он только рассеянно и как-то слишком откровенно стал разглядывать попутчиков и имеющиеся у них пожитки, будто думал, что был невидимым. "О, это здорово". Неторопливо и с интересом оценив поклажу с едой и не допустив ни единой кривой мысли на этот счет, хвостатый наконец опомнился, неловко поджал губы и в обнимку со своим добром потащился за порог, навстречу теплу и смешанным запахам еды и тел.
Это место тоже было ему знакомо и почти не вызывало дискомфорта. Стараясь сильно не путаться у людей под ногами и лишний раз не цеплять головой подсвечники, долговязая фигура поскорее просочилась вглубь зала и, найдя занятый ведьмой стол, опустилась на соседнее место.
- Я... извиняюсь, - негромко, но так, чтобы Мунаш всё-таки слышала в общем гомоне. - Я думал обойти некоторых знакомых должников, но нашел только кузнеца. - глядя несколько виновато, расстегнул сумку и продемонстрировал уложенные в нее вещи. Вещи, которые технически были личными, но Кертис явно был готов делиться. 
Когда за столом собрались и все остальные, помощник ведущего особо в обсуждении не участвовал, а только рассеянно потягивал свою порцию эля, бесцельно блуждал взглядом и крутил в руках свою новую бесполезную игрушку. Пальцы касались острого лезвия и постепенно в черепе, заглушая внешние звуки, всё отчетливее звучало подстрекательское "Перережь себе горло, давай-давай, режь, режь, будет весело, отвечаю."
- ....мнгх. - выпустив нож, Кертис прикрыл ладонями уши. Но это, конечно же, не спасало от голосов, что шли изнутри, ровно как и от нарастающей мигрени. Сидя вот так, ссутулившись, он изо-всех сил старался теперь вслушиваться в голоса коллег.

+3

29

Что? Но почему? Ничего не понятно ...
Издавая из себя невнятное мычание, нага поначалу не особо вникала в суть их разговора с Элеанор. Лишь только когда ее неловкие попытки приблизиться к девушке, что все пыталась зайти в таверну, были остановлены жестами и интонацией в ее голосе, нага в недоумении осталась на улице.
Что она здесь делает? Почему она здесь? Она здесь что-то забыла? Почему так много духов во круг? Все эти твари мертвы? Она мертва?
Грязные, потные ладошки сильнее сжимали копье. Судя по немного трясущемуся наконечнику, нага так и не смогла успокоиться. Чувство привязанности, что успело сформироваться за то малое время, что она провела рядом с этим ... с ней ... с ними? Ним? С кем? Словно нитки, впитавшие в себя соль и кровь, что обмотали вокруг пальцев, разрезая нежную кожу мелкими кристалликами соли, медленно раздирали, пока все образки нитей просто не упали куда-то в темноту, скрываясь от глаз.
Пожалуйста, не смотрите на меня. Я не знаю, что мне делать. Меня просто нет.
- Смерть нас не беспокоит. Ибо пока мы живы, ее нет. А когда же она приходит, нас больше не существует.
Убрав руки от лица настолько, что бы появилась небольшая щель, откуда могли выглянуть алые змеиные глаза, полные страха и холодной злобы, девушка немного разогнулась и подняла голову на то существо, что имело смелости заговорить с ней. Молоденький парнишка, что прижимал к себе яростно вырывающуюся курицу, уставился на нее подозрительным взглядом.
- Слышишь меня? Ты это откуда такая буишь?
Увидев взгляд наги он не подал виду, однако заметно побледнел. Благо, мать парнишки бормоча поучительные ругательства схватила его за руку и оттащила подальше от шаманки, отвечать ей не пришлось. Ммм ... а ведь так хотелось. Давясь нервным смешком, она и не заметила, как быстро пролетело время.

Лишь только знакомые морды, что стали уже сбиваться в кучу, смогли вытащить нагу из ее безумных разговоров с духами над головой и в земле. Обрадовавшись и хлопая в ладоши, оставалось только инстинктивно вползти в их кампанию, пусть они скорее всего и были против. Нельзя сказать, что нага выглядела гораздо увереннее, чем когда они только прибыли сюда. Эмоции ощущались более резкими и натянутыми. Но, они хотя бы были.
- Амы! Соты! Ирасы! Расы. Рас, рас, рас, рас ...
Нагло сунувшись к коту, девушка попыталась поддержать разговор, однако немного зациклилась на своем имени. Ее скорее всего бесполезно было спрашивать о чем либо. Даже бросая в нее гневные взгляды, можно было получить в ответ лишь нервное хихиканье и зубастую улыбку. Было в этом какое-то приятно чувство. Наверное? Что-то знакомое точно. Не имея возможности просто спокойно сесть за стол, нага предпочла ползать возле, и даже под ним, разве что изредка сворачиваясь клубочком. Приковав свой взгляд к прислуге ведьмы, подползла поближе, и положив свои ладони поверх его, прислонилась ухом к голове, внимательно вслушиваясь в происходящие внутри. Правда ненадолго. Поговорить с кем-либо она особо не могла, но это все равно не помешало ей приставать ко всем, разве что кроме ведьмы. В принципе это было более менее безобидно. Легкие похлопывание, потирание и касание, за плечи, волосы, ноги и остальные не слишком чувствительные части тела. Разве что, остановившись возле Элеанор и некоторое время пробуя воздух на вкус, девушка собралась с духом и удалила свое желание ощутить шерсть и волосы на языке, проведя им по затылку своей "жертвы". Со стороны это даже походило на какой-то ритуал. Хотя, если зарычать или злобно потрясти кулаком возле ее морды, девушка смущенно высунув язык прекращала свои шалости.

+2

30

Отдаленный привкус рвоты все еще пощипывал язык даже не смотря на трофейное вино, что девушка потягивала за столом таверны. Стараясь стряхнуть дорожную пыль с одной из булок, что уронила на тракт, пытаясь затащить всю провизию в таверну в одиночку, она вслушивалась в разговоры, цепляя слова попроще и неумело, с ошибками и акцентом, повторяла их себе под нос. Нередко она морщилась, будто пытаясь что-то осмыслить в сказанном, но чаще просто издавала смешки и фыркала от несуразности произносимых звуков. Пару слов она, конечно уже знала, но этого было явно недостаточно, что бы вести с кем то равноценный диалог. Отложив на край стола замызганную булку, на корке которой так и осталась невыводимая серость, она, на секунду замешкавшись и задумавшись, будто взвешивая все за и против, привычными движениями размяла в ступке щепотку трав.
  - Sira tom saha'ita karega... Hmmm... Бошка, эээм... Хорошо? - предварительно ткнув в Кертиса, которому было явно не по себе, пальцем в щеку, она придвинула к нему ступку, демонстративно глубоко вдохнув носом, подавая пример. Лечило ли это мигрень - было под вопросом, но как минимум расслабит. Тень жадности в мыслях ругала ее за этот альтруизм, но хмель в голове быстро затыкал это чувство за пояс, заставляя расплыться в блаженной, глуповатой улыбке.
   Время текло медленно и размеренно. К вечеру постояльцев становилось заметно больше. Большинство были обычными селянами, старавшиеся отдохнуть после тяжелого дня. Кто то размеренно попивал спиртное, кто то наоборот наспех уминал местные харчи, торопясь поскорее вернуться домой на ночлег. И все без исключения с подозрением косились на их компанию. Опустевшая бутылка вина уже сменилась кружкой эля, а перед глазами уже начинало двоиться. Помутневшие глаза Элеанор неустанно метались между ее спутниками, в зависимости от того, за кем было слово на данный момент. Уперевшись локтем в стол и подперев голову, она лишь, невнятно бубня, вяло отмахивалась от наги, которая то щипнет ее в бок, то лизнет в затылок, что уже не казалось таким странным и было даже забавно.
   - Mish-Mish? Prassna gewatra janji... panotré glakkas? - с трудом выговаривая слова, которые хорошо помнила, но не понимала, Элеанор уперлась выпытывающим, немигающим взглядом в ведьму. Будто расчитывая на ответ, которого вполне могло и не быть, она не сводила взгляда с лидера команды, лишь изредка прерываясь на очередной глоток эля.

+1


Вы здесь » Furry World » Архив тем » Исток