Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Sonic Dream World Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Квесты » Время жить, время умирать [Helga&Элигор]


Время жить, время умирать [Helga&Элигор]

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Империя Аудъярстад вела войну с сопредельными государствами. И конца этой войне пока что не предвиделось.

Поначалу факту объявления войны никто не придал особого значения. Мало ли войн вела держава за время своего существования? Никто и не припомнит, разве что уж какие-то совсем заученные профессора. Но все войны когда-либо кончались. Иногда с потерями для Империи, но чаще с выгодой. Химическим и современным оружием поспешили обзавестись все ведущие мировые державы. И это есть гарантия вечного мира… так говорили ученые. А почему бы добрым обывателям не прислушаться к мнению авторитетных ученых? Тем более что политики в основном также присоединялись к нему. Наши светила науки несколько приукрашивают действительность, говорили они. Вечный мир, разумеется, в принципе невозможен, так уж устроен человек. Но войны при нынешнем уровне вооружений будут сведены к минимуму. Так, пограничные конфликты, судьбу которых можно будет решить точечными ударами…

С пограничного конфликта все и началось.

Княжество Ондол вероломно и без объявления войны совершило разбойничий налет на остров Хоззалг. Это, собственно, было основным источником существования указанного княжества, которое, равно как и остров, без лупы невозможно было рассмотреть на карте мира. И в прежние времена никто из соседей происходящего бы не заметил.

Но относительно недавно остров Хоззалг был объявлен зарубежным анклавом республики Фекелеш, каковая восприняла налет Ондола, этого пережитка канувшей в нети феодальной эпохи, как прямое оскорбление. И высадила в Ондоле десант, который штурмом взял княжеский дворец, после чего был подписан документ о выплате компенсаций пострадавшему острову и репараций республике.

Но княжество Ондол было связано вассальными узами с королевством Ноюи, которое подняло в средствах массовой информации шум о варварском покушении плутократов Фекелеша на маленькое, но гордое и свободолюбивое государство. Все выпуски газетных и радио новостей открывались картинками горящих зданий Ондола, республиканских десантников, лупящих прикладами по головам мирных жителей, и рыдающей ея светлости в кандалах на прелестных руках. И Уния Наций должна сделать все, чтобы современные варвары были наказаны за свои преступления надлежащим образом.

Президент Фекелеша заявил, что все репортажи не есть репортажи, но постановочные передачи, свидетельствующие о высоком качестве пропаганды, но не более. Никто столицу Ондола не поджигал, княгиню в цепях не держал (и она готова дать соответствующие показания), а королевство Ноюи таким образом давит на то, чтобы Уния Наций передала ему нефтяные поля в Семиречье, на каковые поля республика имеет неоспоримые права. В ответ на что был назван демагогом, гнусным лжецом и продажной шлюхой крупного капитала. В качестве адекватного ответа президент Фекелеша приказал нанести авиаудар по рассаднику вражеской пропаганды — департаменту информации Ноюи.

Вот тут мировое сообщество зашевелилось всерьез. Оказалось, что крупные и обладающие вполне современным вооружением государства вроде Ноюи не могут чувствовать себя в безопасности. И если у кого-то в руках большая дубинка, он не слишком опасается дубинки поменьше. Пока главы государств обменивались резкими нотами, пока отзывались и сменялись послы, пока пресс-центр Унии Наций выпускал обращения к этим самым нациям, призывающие к мирному разрешению конфликта, наконец, подали голос военные.

Пока ученые уверяли народы в наступлении эры вечного мира, пока политики им подпевали, никто особо их мнением не интересовался.

Но собственное мнение у них имелось и, как выяснилось, в корне отличалось от того, что ранее вливалось в уши добрым гражданам. Если в стране имеется определенный арсенал, армия и флот, то вовсе не для того, чтобы выставлять все это на парадах или в лучшем случае попугивать соседей. Оно все существует для войны, массаракш-и-массаракш. Те, кто об этом забывает, будут поражены в собственном доме, не успев оказать сопротивления.
Внезапно выяснилось также, что отнюдь не все политики одобряют концепцию ядерного сдерживания и мирного сосуществования. То есть некоторые, может быть, раньше и одобряли, но обстоятельства переменились, а политик должен соизмерять свои действия с обстоятельствами. К тому же представился случай исправить историческую несправедливость. Ведь кто же не согласится с тем, что в результате колониальных войн прошлого века мировые богатства были распределены несправедливо, пуще того — неправедно! Все согласятся. Только на то, как перераспределять колонии, анклавы, доминионы, любые спорные территории, обладающие запасами нефти, газа, редких металлов, все государства смотрят по-разному. И готовы отстаивать эти взгляды с оружием руках.

Империя Аудьярстад не была исключением, не говоря уж о том, что она была не единственной империей в мире. Помимо островной империи Нигон, выгодно окопавшейся на целом архипелаге и стремящейся отрезать кусок пирога в намечающейся войне, и традиционно обладающей мощнейшим флотом, республика Фекелеш, несмотря на видимость демократии, также претендовала на это гордое звание. А Империя Аудьярстад была связана с Ноюи союзническим договором и своего рода родственными узами — племянница императора была замужем за королем Ноюи. Ну и что немаловажно, Империя бы тоже не отказалась от нефтяных полей Семиречья, которые были явной целью жадного соседа.

Итак, Империя объявила войну Фекелешу. Но у республики также имелись союзники. В первую очередь Конфедерация Северных государств. До этого момента у Конфедерации вроде сохранялись вполне приемлемые отношения с Империей. Но, как выяснилось, у Конфедерации имелись к Империи территориальные претензии. И претендовали они не на какой-нибудь клок земли, пусть даже с нефтяной вышкой. Конфедерация расхлопнула рот на крупнейшие северные провинции Империи. Собственно, она пыталась подмять их под себя еще несколько столетий назад, когда эти самые провинции еще были самостоятельными государствами. Военный напор конфедератов был настолько силен и жесток, что жители этих земель воззвали о помощи к южным соседям, предпочтя войти в состав Империи, способной гарантировать им мир и процветание и освободить от северных оккупантов. Многолетняя война с Конфедерацией закончилась мирным договором, как будто удовлетворившим обе стороны. Во всяком случае, никаких попыток возвратиться к давнему конфликту северяне с тех пор не предпринимали, а к воплям отдельных экстремистов насчет грабительской аннексии исконно конфедератских земель никто не относился всерьез. Но, как выяснилось, северяне все эти столетия тайно лелеяли обиду за прошлое поражение и лишь выжидали подходящего повода, чтобы взять реванш. За отказ от военной помощи Фекелешу Северная Конфедерация требовала провинции. Хотя всякому было известно, что в промышленное развитие этих прежде разоренных и во всех отношениях отсталых земель Империя вложила такие средства, за которые можно было, не торгуясь, купить все Конфедерацию. В добавок эти земли в последние сто лет являлась неизменной житницей Империи. И все это конфедераты собирались получить за здорово живешь, просто путем шантажа.

И мало того, премьер Конфедерации заявил, что они предъявляют права на приморский округ Бихра, под тем надуманным предлогом, что образован был этот округ на месте древней колонии северян. А это даже не провинция, это исконные и густонаселенные земли Империи! Терпеть такое было никак невозможно. Иначе от величайшего государства в мире вскоре останется одна Столица с пригородами, племенное поселение времен Великого кочевья… Никогда мы не подчинялись никому, но приводили к подчинению других — так сказал император, и стало по слову его.

0

2

За несколько лет до основных событий.
Столица империи Аудьярстад

Элигор шел по городской улице Столицы. Прибыв по делам, свободное время он ходил по личным делам. Вопреки стереотипам городских жителей, лесничие и егери не  были диковатыми мужиками, чуть ли не жестами общающимися, и слов нормальных не знающие.
Лесничим, как минимум, требовалось специальное образование. В их обязанности входил не только учет животных и леса, но и множество иных задач. Вплоть до продажи казенного леса местным жителям, с соответствующими бумагами. И к этому стоит добавить и звания, аналогичные военным, и призыв, в случае войны, в состав специальных корпусов.
С егерями ситуация была немного проще, и сложнее одновременно. Изначально единая профессия разделилась со временем на две. Егеря-охотники, следящие за животными, и, как понятно по названию, отвечающие за охоту. И егеря-военные, обученные действиям в одиночку, или малыми группами, в тылу врага. Пусть для обывателя эти две профессии, зачастую, были очень близки. И тот, и другой следят за лесом и животными - к чему вдаваться в лишние подробности.
Элигор относился к первой категории. Жизненный путь был выбран довольно давно, и ящер мог с чистой совестью заявить, что не разочарован. Общения было достаточно, свободного времени - тоже, и, самое главное, ему нравилась эта служба.
Завершив на сегодня служебные дела, ящер неспешно шел по городу, в поисках чего-нибудь интересного. Все же обыватели иногда правы, и "культурные достижения" в те места приходили с небольшим опозданием. Пару раз попавшиеся на глаза оружейные магазины были просто отмечены в памяти. В них он заглянет перед возвращением, незачем ломать голову над хранением оружия лишнее время.
"Да, похоже про книжную лавку придется спрашивать", - не то район города был не тот, не то Элигор смотрел не туда.Был, конечно, соблазн культурного отдыха в классическом его понимании, в виде представления или спектакля, но, снова, ничего заинтересовавшего не попадалось. Появляться там ради факта и последующего бахвальства "был в Столице, видел это" не в характере ящера.
Незаметно для себя Элигор вышел в центральную часть города, "министерский квартал" от которой был совсем недалеко. Довольно правильное решение, собрать большинство клерков в одном месте. Это не отменяло вычурных и помпезных "главных зданий", стоявших на своих местах не одно десятилетие. Но значительную часть канцелярии собрали достаточно компактно, если это сравнение справедливо для место, пешком проходимого примерно за пол часа.
Тихо хмыкнув, ящер смотрел на афишу очередной выставки в музее. Идея была ничем не хуже остальных.
"Интересно, а сколько наших работ можно найти в Столице?" - Лесничие не только следили за всем. Среди них были и ученые, и таксидермисты, и прочие смежные профессии. И рассказать, что в музее есть что-то, подписанное их лесничеством, было бы приятно.

0

3

Это был прекраснейший город в мире. Такова была официальная точка зрения, и многие с ней соглашались, притом с чистой душой. И даже те, кто согласен не был, не могли оспорить того факта, что Столица по крайней мере один из древнейших городов, известных населению, а в новое время, когда королевство стало Империей, — еще и самый большой и оживленный. Оплот государственности и культуры.

И нисколько нет в этом иронии, что бы там ни злопыхали некоторые про тяжеловесность, старомодность, пафосность и официоз.

Даже само месторасположение города, случайное, как уверяли исторические источники — вдали от моря и крупных речных коммуникаций, — в конечном счете обернулось на пользу. В Глухие века именно это обстоятельство не раз уберегало город от полного разорения и разрушения со стороны морских князей и речных разбойных дружин. А после окончания эпохи феодальных войн и установления абсолютной монархии государство стало расти во все стороны как на дрожжах, и Столица оказалась в центре оживленных торговых путей. И равноудалена от всех окраин. В самом сердце Империи. Идеологи находили в этом глубокий философский смысл. А пресловутые водные коммуникации — черт с ними, благо развитых торговых городов на морском побережье империи хватало с избытком. Мировой Свет с ними. От отсутствия воды Столица не страдала. Помимо многочисленных мелки рек, поблизости находилась жемчужина континента — озеро Эртем. То есть поблизости оно располагалось изначально, а в последние полтора столетия вошло в городскую черту, более того, на его берегах находились престижнейшие из новых кварталов Столицы. Здесь располагалась одна из летних резиденций императорской фамилии — Альбионский дворец, особняки аристократов — родовых и денежных, здания Центрального музея и Его Императорского Величества Академии наук. И здание Государственной оперы, как по внешним достоинствам, так и по акустике превосходящее все известные до этого аналоги подобных строений. И вся эта архитектура, как ни критикуй пышные фасады со множеством колонн, лепные фигуры мифологических монстров, древних воителей и геральдических зверей, в первую очередь горных орлов, обилие красного и серого гранита, тяжесть, мощь и основательность как нельзя более сочетались с серым прозрачным небом, сумрачным блеском озерных вод, темной зеленью парков и лесов, кольцом окружавших Столицу.

Разумеется, кроме этих красот, были еще и многочисленные новостройки, кварталы блочных многоквартирных домов, взгляд не ласкавших, но предоставлявших жилье тем, кто не в состоянии был обзавестись собственным, а таких, как ни крути, в любом крупном городе — большинство. И конечно, кварталы фабрично-заводские. Если начинались они, как водится, с мануфактур и мукомолен, то затем их изрядно потеснили предприятия тяжелой промышленности. Заводы литейные, автомобильные, авиационные, а последние десятилетия — военные и химические. Все они крепили экономику державы и предоставляли рабочие места ее гражданам, но, разумеется, никак не украшали городской пейзаж.

Однако все-таки эти кварталы оставались как бы на периферии зрения, на отшибе, а приезжие, да и многие коренные граждане видели в первую очередь нарядные и опрятные проспекты, старинные дворцы, прогулочные катера на озере и пестрые экскурсионные автобусы на его берегах, многочисленные театры и музеи. И величественные громады ведомственных зданий — от министерств, военных ведомств и адмиралтейств (да, адмиралтейства располагались именно здесь, вдали от моря) до различных счётных палат. И университет, точнее, университетский городок, отдельное поселение посреди Столицы (когда-то оно и впрямь имело суверенитет, теперь, конечно, отмененный, но традиции-то остались). И наконец — а для многих в первую очередь, — торговые центры и пассажи, каковым, казалось, не было в этом городе числа.

Потому что это был очень богатый город. И для огромного количества людей данное обстоятельство играло более важную роль, чем все вышеперечисленные красоты. Тем, кому не повезло родиться в Столице, завистливо сравнивали ее не с сердцем, но со спрутом, тянущим соки со всего живого тела Империи. Столица-де стягивает на себя все денежные потоки, все богатства и тем лишает жителей окраин их доли в общественном процветании.

На это им справедливо отвечали — да, в Столице собирается лучшее из лучшего. И лучшие из лучших. Но кто вам мешает присоединиться к их числу? Приезжайте, учитесь, работайте, получайте надлежащие специальности, трудитесь на благо отечества, и будет вам по трудам вашим. И ехали, и учились, и трудились. И все было прекрасно, и окраины хотя бы косвенно, через отдельных своих представителей, получали свой кусок пирога, вся Империя же благоденствовала. Население богатело, промышленность развивалась исключительными темпами, просвещение достигало самых отдаленных краев, забираясь через посредство научных экспедиций даже в джунгли и раскаленные пустыни, мракобесие же после секуляризации храмовых земель в век Образования отступило, и можно было свободно наслаждаться жизнью.

Именно здесь, у здания Музея ЕИВ Академии наук сидела в сквере под вековыми дубами, внимательно изучая декоративных карпов в озере,  молодая сергала. Новенький , идеально выглаженный зеленый мундир с белым аксельбантом, начищенные до блеска сапоги и кивер с изумрудным горным орлом на кокарде указывал на принадлежность к военной профессии, а нашивка в виде дубового венка, в котором находился тот же самый изумрудный горный орёл, под которым красовался вышитый черными с золотом нитками силуэт танка. Эта нашивка на принадлежность к Главной Императорской Бронеходной академии, что готовила исключительно офицеров во все уголки великой державы. Хельга Вардисаран, выпускница последнего курса академии, в чине хорунжего. До принятия присяги оставалось совсем чуть-чуть, экзамены были сданы с отличием и вчерашнего юнкера ждала блестящая карьера, благо семейство сергалы этому активно способствовало. Ее дед, герцог Адриан Вардисаран, будучи начальником министерства военной фортификации  при императоре Эрране Десятом, запомнился потомкам проектировкой и строительством линии укреплений на границе с северной Конфедерацией и островной империей Нигон. Эта сверхкрепость, выстроенная по всем законам оборонительного искусства была воистину неприступной, и получила название линии Вардисарана. Отец семейства также не чурался военной профессии, занимая пост вице-адмирала второго ударного флота, призванного отражать агрессию со стороны Нигона. Таким образом, в большом и плодовитость семействе, состоящем из пяти сыновей и трёх дочерей военных хватало с избытком. Поэтому никто не ожидал, что Хельга повторит путь братьев, отправившихся в офицерские летные, морские и артиллерийские училища, а повторит путь двух сестер, ударившись в образование гуманитарное и разного рода искусства. Матушка сергалы, графиня Шекагу, очень сокрушалась по этому поводу, когда как отец и братья наоборот, ехидно улыбались, в тайне радуясь выбору сестры и дочери. И вот, экзамены, наконец сданы, а вся военная элита столицы собиралась на торжественную Присягу птенцов богатых родов и семейств, что вот-вот должны были выпорхнуть из гнезд.

Отредактировано Helga (09.10.2018 16:53:09)

+1

4

Только оказавшись на площади, ящер понял некую неправильность ситуации. Сказалась некоторая "профессиональная деформация" характера и мировоззрения. Когда ты значительную часть времени окружен одетыми в форменную одежду, это начинает казаться тебе обыденным. Так и теперь, ходя по городу, Элигор не удивлялся количеству народа в форменной одежде. Оставалось не запутаться в этом всем, с учетом двойного подчинения. Вариантов было не так много, все зависело от формы одежды. Если ты в мундире - то все привилегии и ограничения распространяются и на тебя.
Элигор, в форме Лесного корпуса, в армейской табели приравнивался к поручику. Однобортный темно-зеленый мундир со светло-зелеными суконными воротником и обшлажными клапанами и эполетами, а также серебряным шитьем с явно прослеживаемыми растительными элементами. Шпага пехотная, с темляком, лакированный кивер флотского образца, с серебряным помпоном и армейским гербом белой жести, с буквами «К. Л.». Все же лесная стража, в зависимости от размера округа, имела численность до батальона.
Отойдя на несколько шагов от лестницы, ящер присмотрел в качестве зрительского места небольшой сквер. Музей большой, и никуда не денется, а тут готовилось что-то интересное. Оставалось только вспоминать те обрывки фраз, что слышал в городе. Закрутившись со служебными делами, ящер банально не сообразил купить газету и ознакомиться с последними новостями, предпочитая более обстоятельную литературу для чтения. Хотя газеты в хозяйстве вещь довольно незаменимая.
Привычка двигаться как можно бесшумнее, если передвигаешься на своих двоих, приходит сама собой. Он не егерь и не следопыт, выслеживающий добычу, но со временем учился не выдавать свое присутствие в лессу, чтобы наблюдать за его жизнью вдали от проезжих дорог и проложенных троп. Так и тут, едва ступив в тень деревьев, ящер стал двигаться максимально плавно и бесшумно. Только на подкрадывающегося недруга это не походило совсем. Сделав несколько шагов, он остановился, место оказалось уже занято.
"Нарушать ли уединение?" - Остановившись в нескольких шагах, ящер рассматривал сергалку.
"Только сдала экзамены, значит примерно на десять лет младше меня. Механизированные войска? Никакого изящества, шум и грохот", - Ящер не отрицал прогресс, просто считал войну неизбежным злом. В котором уже нет места благородству, рыцарству и состраданию. С каждым новым годом оружие становилось все разрушительней, и считать "жертвы среди мирного населения" скоро совсем перестанут.
Это и было одной из причин, почему ящер изменил семейной традиции, и пошел в лесничие, а не в егеря. Решение было принято уже в сознательном возрасте, так что домашнего обучения он не избежал, что не раз выручало его в последующем. Ведь преступники и браконьеры вовсе не желали сдаваться сразу.
Решив больше не скрываться, ящер тихонько кашлянул.

Отредактировано Элигор (10.10.2018 13:21:18)

0

5

Его Императорского величества музей наук и искусств располагался в замке Двуглавой  Лошади. И естественно, он входил в обязательную программу столичных достопримечательностей. И не только для провинциалов — родители, как правило, вели туда своих чад, дабы приобщить их к великому и славному прошлому. Место было и впрямь примечательное. Именно там, если верить древнейшим историческим хроникам, во время Великого кочевья оракул Двуглавой Лошади указал Кэдвешу Основателю, главе союза племен, пришедших с южных равнин, где следует основать поселение. Так велели боги. Кочевники тогда были язычниками и богов послушались. И даже принесли подземным богам подобающие жертвы, утопив в ближайшем болоте всех имевшихся в наличии пленников, а также золотые гривны, кольца и браслеты (в «Деяниях Кэдвеша» утверждалось, что таковых набралась целая дубовая ладья). Поселение бывших кочевников впоследствии стало Столицей, а там, где Двуглавая Лошадь явилась Кэдвешу, был выстроен замок, многократно сменявший владельцев, принадлежавших к знатнейшим фамилиям, и когда последние из них, герцоги Леани, нашли конец свой на плахе как мятежники против правящей династии, перешел в собственность государства. Достопримечательность, никак не поспоришь. И жители Столицы эту достопримечательность ценили и хранили, мраморные стены и вековые скульптуры регулярно садись и чистились, а бронзовый монумент Кэдвешу регулярно снабжался торжественными венками из свежих цветов. Сергала вновь устремила взор на лениво шевелящихся в воде карпов, каждый из которых был размером, наверное, с небольшого бульдога. С едой у них явно не было проблем, подачки от туристов никто не отменял. Услышав за спиной тихое покашливание, юнкер обернулась и ее глазам предстал ящер в зелёной униформе Лесного корпуса. Экзотические войска, ничего не скажешь. Военная выправка, которую вбивали юнкерами долго и упорно взяла своё и сергала, цокнув подкованными сапогами вытянулась и приложила лапу к виску. - Ваше высокоблагородие, здравия желаю. Что привело Лесной корпус в Столицу, обычно ваши сослуживцы не очень любят это шумное, пусть и святое для всех нас место. - И в этом была доля правды, "лесники", как их называли в Генеральном  Штабе, держались обособленно, редко появляясь в крупных городах Империи. Специфика службы, ничего не поделаешь, они большую часть времени проводили в заповедниках, рощах и лесах как на территории державы, так и на ее границе. Нарядная зеленая униформа ящера смотрелась куда привлекательнее бедноватого юнкерского кителя, но это пока. Всех знатных и родовитых выпускников Бронеходной академии ждали уже совсем другие чины и мундиры, ведь не так давно созданные Бронеходные войска, авиация и моторизованные гренадерские полки, действующие совместно с артиллерией сейчас находились в фаворитах у Императора Эррана Одиннадцатого, оттеснив на задний план кавалерию и старых пехотных командиров. Естественно, у старых седых генералов клыки скрежетали от зависти и обиды на новеньких выскочек-командиров, но сделать старики ничего не могли, ведь развитие моторов и оружия свело на нет эффективность конных эскадронов и атак пехоты ровной цепью - все они захлебывались в шквале пулеметного огня и пушек. Теперь конной гвардии и парадным полкам досталась роль дворцовой игрушки, годной лишь для парадов. Отдельно от всего этого стоял Императорский Военно-Морской флот, чьи вековые традиции шли рука об руку с техническим прогрессом. Огромные линейные корабли, ощетинившиеся колоссальными орудиями шли в едином строю с подводными лодками и шустрыми миноносцами, в первую очередь оборонявшим богатое побережье Империи от угрозы со стороны Нигона.И вся эта огромная военная машина конкурировала между собой, стремясь доказать Его Императорскому Величествк свою полезность, важность и необходимость. Убрав от виска, сергала продолжала стоять вытянувшись, ожидая ответа на вопрос или команды, так предписывал этикет и с этим ничего не поделаешь, военная аристократия воспитывалась строго.

Отредактировано Helga (09.10.2018 22:00:45)

0

6

Юная, как выяснилось, сергалка моментально вытянулась, отдавая воинское приветствие по всей форме. И даже немного переусердствовав. До "Высокоблагородия" Элигор еще не дорос по служебной лестнице на два звания, но вряд ли ошибка была сознательной. Все дело в том, что ящер не испытывал тяги к карьеризму, что могло показаться странным. Остановившись на этой должности, он прекрасно осознавал рос количества подчиненных, ответственности и прочего "сопутствующего груза". И понимал, что для этого у него мало опыта. Когда поймет, что на более высокой должности будет чувствовать себя уверенно, и не подведет подчиненных, тогда и предпримет шаги.
Элигор просто не принимал понятие "пушечного мяса". Это было вторым фактором выбора жизненного пути. Что для Егерей, к которым все чаще добавлялась приставка "горные", что для Лесного корпуса, который иногда ошибочно именовали "лесными егерями", лично мастерство каждого воина значило многое. Ведь в этих условиях десяток солдат, знающих местность, мог доставить уйму неприятностей врагу.
- Вольно, хорунжий, - ящер козырнул в ответ, и все же решил указать на неточность в обращении. - Обращение "Высокоблагородие" положено штабс-офицерам и капитанам. К поручикам и остальным обер-офицерам следует обращаться "Ваше благородие".
Продолжения фразы поручик словно проигнорировал. Что могло означать только одно - служебную необходимость. О которой, зачастую, не распространяются.
- Не такие уж мы дикари. Например, те же моряки больше времени проводят в море, чем в столице. А ведь на нас еще и другая забота, так что не до праздных прогулок, - двойное подчинение давало и преимущества, и недостатки. И если на парадах и смотрах Лесной корпус представляли кадеты и курсанты, до делами приходилось заниматься действующим лесничим. А дел в лесу довольно много, от расчистки просек по гражданскому Департаменту лесного хозяйства, до заготовок противомашинных заграждений по военному ведомству. А если учесть, что браконьеры и незаконные рубщики не переводились, даже учитывая наличие у Лесного корпуса пулеметов и самозарядных винтовок, работы было множество. Тут не до променада по городам.
Ящер замолчал, снова размышляя о таком ненужном в бою понятии, как "благородство". Старые генералы еще цеплялись за устаревшие взгляды. Но те, кто помоложе, начинали делить поле боя. Ровные просторы полей отданы новомодным железным воинам. Но горы и леса, пока, оставались вотчиной отдельных солдат. А в разведке и глубоких рейдах пока конница не знала себе равных. Но пока - авиация развивалась стремительно, особенно в плане разведки.

0

7

Сергала покачала головой с некой ноткой разочарования и виноватости. Эйфория от сдачи экзаменов ещё не прошла, юнкер стремилась делать все образцово, строго по Уставу. Ведь сдача экзаменов для военной аристократии ещё не значила получения должности и звания. Карьерный путь и рост офицера на должности начинался только после принятия торжественной присяги лично Императорскому Величеству и клятве служить ему до конца. Формальность, но именно на этих традициях и обычаях, словно на кирпичикам фундамента и строился огромный дом под названием Империя. Конечно, разного рода Федерации, Республики и прочие "гиганты демократии" осуждали монархию, вещая о тирании, угнетении покоренных народов и прочих ужасах и "насилии над свободной мыслью". И, надо сказать, вещали они не безуспешно, однако пока власть императорского дома оставалась твердой, словно гранитная скала. Естественно, проводились и политические и экономические реформы, появилось подобие парламента и политических фракций. Естественно, работать было над чем, но прогресс был виден, державе бы лет десять-пятнадцать спокойного развития, да только вот кто их даст.
- Прошу прощения, Ваше благородие. Я немного волнуюсь, деревянная голова. - последние два слова юнкер сказала уже шепотом, после чего сергала сложила лапы за спиной и медленными шагами приблизилась к ящеру, продолжая рассматривать его форму. - Лесной корпус, значит. Весьма любопытно, до этого мне не приходилось встречаться с его представителями. У нас, здесь все как-то проще и не так замысловато. Бронеходы, корабли да самолёты. Даже кавалерия уже по большей части играет чисто традиционную роль, прогресс не остановить. Пожалуй, мне стоило бы представиться. Выпускник Его Императорского Величества Бронеходной академии хорунжий герцогиня Хельга Вардисаран. - звучало все это несколько громоздко, зато честно. - Форма у него конечно красивая, да и сам по себе недурен весьма. Матушка мне бы дала по самое первое число за такие мысли, а отец вернулся из похода и добавил бы ещё. А потом и братья. Смотришь на него, словно вчерашняя гимназистка, воды в рот набрала. - снова дёрнув головой, сергала приблизилась к ящеру вплотную и протянула лапу в черной кожаной перчатке. - Сегодня вся Столица стоит на ушах, ведь завтра торжественная присяга выпускников училищ и годовщина основания императорской династии Эрранов. Покинуть город будет тяжеловато, сделать свои дела тоже, слишком много зевак, зрителей и участников. Даже мой достопочтенный отец, будучи вице-адмиралом, оставил руководство эскадрой на своего заместителя и едет сюда. И не он исключение, знать со всей страны или едет или уже находится здесь. Так что знаете что, пойдемте-ка выпьем и, быть может, расскажем друг другу что-нибудь интересное. Посидим просто, как поручик с хорунжим. - Музей мог и подождать, здесь же можно было узнать что-нибудь интересное, а все эти вековые экспонаты останутся на своих местах ещё не один десяток лет.

+1

8

Волнение юной сергалки было вполне понятно. Еще вчера ты была курсантом, а завтра уже сам будешь отдавать приказы и обучать. Хотя бы понимать и воспринимать тебя как командира. Не все новоприсягнувшие способны себя заставить прислушиваться к более опытным товарищам, пусть и младше по званию. Именно прислушиваться и делать выводы своей головой. Может, в городе или крупном гарнизоне это не так критично, но вот в лесу или горах лучше послушать опытного и лучше знающего эти места.
- Ничего страшного. Не сомневаюсь, что голова забита у тебя более важными вещами, - еще бы, свою присягу ящер до сих помнил. И помнил, что волновался, ведь любая ошибка и оплошность будут у всех на виду. Много позже приходило понимание, что никакого повода для волнения нет, все давно отрепетировано и отработано.
- Помощник окружного лесничего, поручик Лесного корпуса Элигор ван Граас, - в хитросплетениях своего рода ящер давно пытался разобраться, но не сильно успешно. Как оказалось, формально у него весьма много родственников, вот только из них мало кто был одного, или близкого в нему, вида. В семье была легенда, что таким "родовым именем" их наградили несколько поколений назад, хотя ничего выдающегося за такой фамилией ящер не нашел. Кроме распространенности в определенных местах, которые, к сожалению, были за границами Империи.
- Что поделать - мы редко бываем в городах, а горожане чаще встречаются с егерями, чем с нами. А что до кавалерии, при правильном использовании она может прослужить не одно десятилетие. В тех же патрулях в лесу сподручней, чем современный транспорт, так как дорогу сама лошадь выбирает.
В ответ на протянутую ладонь ящер протянул свою. Из-за особенностей пальцев, а точнее - наличия внушительных когтей, перчатки у него были особого кроя. Кожа покрывала ладонь и первые фаланги пальцев, застегиваясь на ребре ладони на три массивных заклепки. В парадных перчатках шляпки были аккуратно скрыты, так что конструкция казалась цельной. Основной проблемой было быстро ее снять,  не разодрав когтями. В рабочих и повседневных перчатках это решалось железными кольцами, прикрывавшими первую фалангу, и защищавшими саму перчатку от царапин. И, заодно, превращающими предмет одежды в подобие кастета.
Вот и теперь ладонь сергалки охватили пальцы с внушительными когтями. "Волноваться - волнуется, но не трусишка, руку не отдернула", - ящер знал тех, кто при его рукопожатии непроизвольно вздрагивал или пытался одернуть руку.
Ведь за когтями ящер не только следил, но и регулярно их подтачивал. А вот на ногах они доставляли чуть больше проблем, так как обувь приходилось делать особенную. С железными пластинами, укрытыми изнутри толстой кожей. И таким же носком, чтобы не сломать когти, запнувшись о камень.
- Такое событие трудно пропустить, так что мне удалось завершить основные дела как раз сегодня. А теперь остается лишь ждать подготовленных бумаг. - Все же не надо делать из лесничих совсем дикарей, не знающих про окружающий мир. Но и реакция сергалки немного насторожила ящера. Странный, изучающе-оценивающий взгляд, быстрое предложение провести время вместе. "Так, вот теперь пора начинать изображать из себя деревенщину, что верит всем слухам. Особенно о развлечениях городских жителей, а, тем более, столичных".
Продолжение про отца, вице-адмирала. заставило напрячься еще сильней. Ящер вовсе не стал скованным, просто решил внимательней следить за словами и поступками, чтобы не перейти грань дозволенного. Ведь, в таком случае, последствия могут быть катастрофичным. А если некую глупость совершить спутница - тем более. "И за ней придется приглядывать, чтобы не увлеклась".
- Не откажусь, погода сегодня располагает к такому, - сделав пол шага в сторону, ящер пропустил девушку вперед.  Как они будут идти по улице зависело от нее. Да и город, наверняка, знал похуже.

Отредактировано Элигор (10.10.2018 23:51:11)

0

9

В городе тем временем царила предпраздничная суета, все вокруг так и кристалл о готовящемся празднике. Многочисленные имперские штандарты - могучий горный орёл изумрудного цвета на белом полотнище, свежие букеты цветов у памятников, отсутствие какого-либо мусора и беспорядка на улицах. Было заметно, что дворники трудятся на износ, отмывая, убирая и исправляя все те детали, что могут лечь темным пятном на атмосферу торжества. Даже городовые, что обычно ходили в серых кителях теперь щеголяли белыми аксельбантами, начищенными блестящими сапогами и парадными мундирами с золотыми пуговицами и белыми перчатками. Хельга, коротко кивнув головой, прошла мимо ящера, покачивая кисточкой на кончике хвоста и всем своим видом выражая полное удовлетворение ответом ящера. - Чудесно, мы уже и на ты перешли. По идее, надо было готовится к Присяге, как говорил один из их преподавателей, майор Керем Тоху: - Идти с огнем в очах и чеканя каждый шаг, ведь вы офицеры Его Императорского Величества. - он был безусловно прав, но на данный момент хороший отдых и, что греха таить, не менее хорошая выпивка гораздо больше волновала сергалу, огни кабаре манили, и потому она без рассуждений двинулся дальше, увлекая за собой поручика. Но при этом, будущий офицер не могла не высказать своё мнение по поводу механизации войск. - Безусловно, насчёт кавалерии в условиях разведки и рейдов в тыл противника, вы может быть и правы. Но ее время на регулярном поле боя уже прошло, равно как и бессмысленных атак пехоты стрелковой цепью. Они просто захлебнутся, потери огромные, а эффективности почти и нет. Прогресс в войсках не остановить и появление бронеходы есть один из столпов этого прогресса. Но и артиллерия не стоит на месте, недавно мне сообщили известие о начале поставок в войска новых типов химических боеприпасов, которые куда как эффективнее ранних моделей. Но не будем о грустном, ведь на носу как-никак праздник. - свернув с улицы на небольшой переулок, сергала продолжила вести ящера за собой, в дороге она явно разбиралась, что не могло не наводить на мысли о некоторых "грешках" юнкера, о которых Устав явно умалчивает. Наконец, остановившись около солидной деревянной вывески с потертым золотым грифоном, хорунжий остановилась и удовлетворённо кивнула головой. - Ну вот мы и пришли в мое любимое место. Тихое и вдали от глаз преподавателей, они бы такое не простили уж точно. Но, как я считаю, можно позволить себе некоторые слабости. - Кабаре было из разряда старых и почтенных, открылось оно ещё пару десятилетий назад. Жестом пригласив ящера внутрь, сергала открыла входную дверь из мореного дуба. в «Золотлм Грифоне» хорунжую явно знали, и для нее тут же нашелся свободный столик, а на нем без промедлений возникли кувшин с вином и к нему блюдо разных жареных колбасок, гренок, сыра и прочих закусок. Вальяжно усевшись на стуле и слегка на нем качнувшись, сергала сняла кивер и положила его на стол. - Что же, обычно первая идёт за знакомство, или тебе что-нибудь другое заказать, Элегор ван Граас. - юнкер специально произнесла имя ящера полностью растягивая слог и цокнув языком в конце.

0

10

Богато украшенный город не вызывал в ящере какого-то необычного восхищения. Объемы проделанной работы поражали, это да. Но не более. Стереотип о грязных деревнях и пыльных провинциальных городах канул лету. В большинстве городов основные мостовые не одно десятилетие были мощеными, а проулочки, как и в деревнях, покрыты либо асфальтом, либо плотно утрамбованным щебнем. Не так долговечно, но нет грязи. Дороги между ними тоже претерпевали изменения, пусть и не так быстро, грунтовых проселков было множество, но они были второстепенными.
Фразу о переходе на "ты" ящер оставил без ответа, просто кивнув. Лишнего подтверждения это не требовало. Куда интересней был взгляд на новую армию и войну.
- Время проходит, и все меняется. Прошло же время, когда рубили друг друга мечами и топорами, а корабли ходили на веслах или под парусами. Может, скоро прямые столкновения войск уйдут в прошлое? Будут обмениваться снарядами на предельной дальности, сидя в укрытиях. И ждать, когда прекратят отвечать - значит, можно идти занимать пустые позиции. Про авиацию я не буду говорить, направление может и вовсе убрать на страницы истории и пехоту, и артиллерию. Кое-кто совсем не сдерживает фантазию, грезя об аэропланах, что сбрасывают солдат и бомбы на головы врагам, взлетая с огромных кораблей.
Это была истинная правда. Один из подпоручиков любил делиться такими вот фантазиями, и все грезил о собственной книге. У него и огромные самолеты с добрым десятком моторов пол мира могли перелететь с пассажирами или бомбами. Остальные, конечно, подшучивали над фантазиями, но беззлобно, прекрасно видя развитие техники. Еще пол века назад автомобили были роскошью и экзотикой, действительно "самобеглыми каретами", а теперь? Конь на пашне тоже уступал грохочущим тракторам, так почему поезда не могут уступить авиации первенство в перевозке пассажиров и грузов? Оставались еще, правда, огромные "огурцы" дирижаблей, что неспешно плыли по небу, царя на дальних рейсах.
Разговор сам собой утих у ворот, назвать такое сооружение дверью Элигор просто не посмел, в кабаре с довольно потертой вывеской. Ящер хмыкнул, оценив задумку - такая вывеска в переулке смотрелась родной, и намекала на историю и статус заведения больше, чем новомодные, кричащие, мигающие электрическими лампочками, вывески в центре. Намек на спокойствие и статус.
Осуждать привычки юнкера поручик не стал, прекрасно помня себя. "Как говориться, главное - уметь себя вести и не попадаться", - о том, что попавшихся наказывали показательно-строго, знали все. И очень старались в число наказанных не попасть. Это порождало множество теорий на тему "отцам-командирам это нужно для тренировки".
- Первое правило "если нарушаешь - не попадайся", еще живо? - Как что-то само собой разумеющеюся упомянул Элигор. И после шагнул внутрь первым, слегка улыбнувшись. Вечер обещал быть интересным. Ящер и так планировал обедать где-то в городе, так что наличности взял с расчетом на досуг. По правилам этикета в ресторане платит тот, кто первым вошел.
Как оказалось, герцогиню тут знали, так как и столик, и заказ принесли без лишних вопросов. Ассортимент намекал, что тут совсем не ресторан. Элигор, по примеру спутницы, снял головной убор, а затем осторожно снял перчатки. Еще несколько мгновений, чтобы наполнить бокалы.
- Благодарю, не стоит, - Раптор не был любителем крепких напитков, предпочитая сохранять голову трезвой. Когда нет вариантов, конечно, пил и крепкий алкоголь, но всегда старался знать меру. Хотя с пьяных глаз стрелять на спор тоже приходилось, и это было самым невинным. А что было еще раньше, не стоит упоминать, до бунтаря и заводилы ящер не дотягивал, но и тихоней не был.
- За знакомство, герцогиня Хельга Вардисаран, - Раптор поднял бокал, ожидая реакции спутницы.

0

11

Довольно покачиваясь в кресле, хорунжий придирчиво осмотрела бокал, побалтывая его содержимое, словно стремясь увидеть в нем какой-нибудь изъян. Но, спустя несколько секунд сергала переместила лапу и звякнула своим бокалом о бокал ящера.
- Люблю, когда знакомство начинается таким вот образом. - сделав один небольшой глоток, юнкер поставила бокал на стол, стараясь распробовать вкус напитка. К слову, в основном она предпочитала крепкие сладкие вина, что дурманят голову очень быстро. Кто-то находил их терпкими, в этом семейные вкусы Вардисаранов расходились. Отец и братья вообще предпочитали виски, наливки и другие подобные напитки, а вот матушка с сестрами уважали шампанское и игристые вина. И только Хельга заняла в этом всем абсолютно свою, индивидуальную позицию. - Увы, мой дорогой поручик, новая война неизбежна. - склонившись ближе к ящеру, юнкер улыбнулась заговорщически и заговорила более тихим голосом. - Это уже философия. От солдафона это слышать необычно, но и книжки мы читывали и самообразованием занимались. Ну так о чем это я? - сергала снова сделала глоток вина и подцепила с блюда весночную гренку, отправив ее в пасть. - Ах да, новая война неизбежна. Все эти учёные, что утверждают, будто наступила эпоха мира - ослы, причем полнейшие. Слишком много вопросов возникло, слишком все хотят нарушить веоквые границы, а тут и средства появились. Тот же Нигон, например, хоть и сидит на островах, но последние годы наращивает как флот, так и десантные группы, мы отвечаем им постройкой подводных лодок и линейных кораблей, хотя в эффективности последних я сомневаюсь. Их время уже проходит, на море, как и на суше все начинает решать маневренность. Или последнее творение Императорского Артиллерийского Института - "Колоссаль". Орудие, способное отправить  в снаряд  весом в тонну на сто тридцать километров. Сейчас она проходит испытания. В любом случае, слишком много обид и претензий накопилось, дипломатией их уже не решить. - Там только что пара танцоров сплясала нечто страстно-макабрическое, и на сцене появился кот-певец. Судя по костюму в стиле «бандитский шик», это был исполнитель уголовных романсов. Данный жанр, в прошлом веке зародившийся и бытовавший исключительно в городских низах, в последнее время вошел в моду в основном в мещанских кругах и жил на эстраде весьма активно, несмотря на все цензурные рогатки. Приличные люди считали для себя зазорным слушать воровские и хулиганские песни, а вот народец попроще от них был в восторге. Далее в коротких, но прочувствованный строках, сообщалось, как герой песни залез в некий дом, чтоб его ограбить, старуха-хозяйка подняла крик и была зарезана, после чего герой опознал в ней родную мамашу, которую давно не видел. После чего его поймали и отдали под суд. А в прокуроре несчастный опознал папашу, который бросил их с мамашей без средств к существованию. Открывшееся обстоятельство не помешало прокурору приговорить сына к смерти, и в конце тот, красивый и бледный, лежал в могилке, а раскаявшийся прокурор рыдал горькими слезами. Хорунжий фыркнула, делая ещё один глоток вина.  - И это Столица, оплот культуры. Я не первый раз уже такое слышу. Резня, убийство родителей-детей, братьев-сестер, инцест, потерянные младенцы, отравленные супруги… апофеоз пошлости. И ведь люди всерьез это слушают — порою умные, интеллигентные люди! Не является ли это свидетельством, что культура наша в глубоком кризисе, что она перестала порождать новые, оригинальные идеи и формы? - внимательно посмотрев на ящера, сергала сложила лапы домиком, но перед этим отправила в пасть ещё одну гренку.

0

12

Ящер тоже пригубил бокал. "Довольно необычный выбор", - подобные вина были "на любителя". Дамы обычно предпочитали игристые вина, мужчины - что покрепче. А этот продукт был уделом как раз молодежи, когда пить "дамское" уже не солидно, а на что-то крепче не хватает выносливости. Кому охота после пары рюмок упасть под стол? Да и сладкий вкус позволял обходиться минимумом еды.
- Приятные знакомства всегда приятны, - бокал ящер тоже поставил на стол, желая прислушаться к организму. То, что подобного кувшина на двоих будет достаточно, чтобы расслабиться, было ясно. А вот насколько расслабиться- это уже вопрос второй. Аккуратно поддев когтями, на манер пинцета, ломтик сыра, Элигор отправил его в пасть.
- Войны всегда будут, - качнул головой раптор. - Вопрос в их размахе. И даже оружие, способное гарантировано уничтожить весь мир за одно применение, их просто уменьшит до пограничных стычек. А ученые - им хочется верить и спать спокойно, не терзая душу мыслями о невинных жертвах, что пали от их изобретений. Вот и успокаивают прежде всего себя, а затем уже остальных.
Новости в глубинку, конечно, приходили с опозданием, но не задерживались в пути месяцами. А важные - так телеграфировались в местные газеты буквально в тот же день. Наиболее долго в пути задерживалась светская хроника и разнообразные сплетни.
- Линкоры еще могут послужить   в борьбе с теми же береговыми крепостями. Там, где небольшой маневренный корабль не сможет сделать почти ничего, а то и просто подойти на расстояние выстрела. Огромна и бронированная крепость сможет вести бой если не на равных, то хоть прикрыть десант. Или же сами станут береговыми крепостями.
Новость о сооружении огромных береговых батарей из башен старых линкоров прозвучала еще давно. Оставался лишь вопрос, как быстро к ним добавятся башни с самых последних? Продолжать теорию о том, что такая крепость и на суше не бесполезна, не было смысла.
Дальше разговор был прерван песней. Слушая ее, Элигор удивленно качнул головой, и снова пригубил вино. Даже на небольших хуторах, которые они регулярно посещали при объездах, такого не было. Песни о нелегкой жизни, о труде, о драках, и просто недопустимые в приличном обществе - пожалуйста. "Романтизировать преступников? А потом удивляться молодым бандам на дорогах, начитавшихся баллад о "вольных стрелках" и наслушавшихся подобного?"
- По сравнению с этим даже простой деревенский жанр, вроде пресловутых "нецензурных частушек", смотрится выгодней. Или тут жандармы настолько хороши, что воры остались лишь в таких песнях? - Элигор сейчас говорил тихо, тоже наклонившись к Хельге. Того и гляди, заговорщики из дешевого романа.
В этот раз ящер отправил в пасть небольшую колбаску, выясняя для себя, что же нравится больше в этот момент. Как-то уделять внимание певцу не хотелось, для таких, наверняка, и негатив как признание "о, проняло". А вот безразличие, наверное, не так приятно.
- Может, все же найдем не такую неподходящую тему? - Элигору было интересно, как видит свою дальнейшую жизнь герцогиня, но спрашивать об этом в лоб было бестактно. - Например, что еще модно в Столице, но не докатилось до нашей околицы?
Известия о столичных нравах и может вполне могут послужить темой многих обсуждений после возвращения ящера.

0

13

- Похоже в провинции, жители имеют возможность сохранять душевную и моральную чистоту, поэтому такое, с позволения сказать вторчество, там особо не задерживается. - опустошив один бокал, сергала плесснула себе из кувшина ещё вина и обратила внимание на жареную колбаску на блюде - Впрочем, это идёт с самых давних времён. Когда это культура питалась чем-то другим? Вспомним наш героический эпос, рыцарские романы. Абсолютно все то же самое. Смертоубийства, зверства и кровопролития, кстати, такие, какие скромным уголовникам и не снились. Меняются имена и звания персонажей, благородные рыцари превращаются в парней из пригородов, но содержание остается неизменным и этому порочному кругу нет конца. - аккуратно разделив колбаску на две равные части, хорунжий отправила первую половину в пасть, сдобрив ее внушительным глотком вина. Можно было заметить, как выразительные глаза сергалы постепенно стеклянеют. - Да, пожалуй обсуждать войну не стоит, но необходимо понимать, что она начнется и начнется явно в обозримом будущем, как мне кажется. И мы с тобой, мой дорогой Элегор, примем в ней активное участие. Я, во всяком случае точно приму. Бронеходам нынче отводится одна из решающих ролей на поле боя, поэтому мне и придется быть на острие разящего клинка нашей славной державы. А вот хорошо это, или плохо... - вздохнув как-то удручающе, хорунжий в очередной раз глотнула содержимого бокала и извлекла из кармана кителя серебряный портсигар. Достав из него небольшую сигариллу, юнкер извлекла из недр формы коробок спичек. Ещё секунда и вокруг разнеслась табачная дымка, с отчетливым вишнёвым ароматом. Смачно затянувшись, сергала выпустила клуб дыма из ноздрей, явно наслаждаясь процессом. Певец на сцене, тем временем продолжал зачитывать уголовные романсы, сдабривая куплеты мелодией настроенной гитары. - Честно сказать, сверстники не очень меня понимали. Матушка делала, чтобы я вышла замуж, получив ничего не значащую степень по какой-нибвдь культурологии. Но я пошла наперекор желаниям своего семейства, причем пошла очень радикально, ведь для поступления в академию пришлось писать прошение самому государю Императору, ведь как ты заметил, слабый пол не очень-то жалуют в регулярных военных частях. А какой раздор это вызвало в моем семействе. Матушка была в ярости. Но я всю жизнь жила и росла так, как считала нужным, стремясь быть индивидуальностью, что не всегда получалось, но кто не рискует, тот не пьет шампанского. Ну или в нашем случае крепленого фекелешского. - опустошив уже второй бокал, хорунжий снова затянулась. - И именно эта индивидуальность и рождает одиночество. Тебя в итоге не понимают, смотрят как на какую-то... Как будто ты слегка не в себе, особенно окружающее тебя общество, погрязшее в устоях и традициях. А так хочется почувствовать себя живой. Вот почему я и написала это прошение, наплевав на мнение всех!

Отредактировано Helga (11.10.2018 20:19:30)

0

14

- Скорее, там просто не понимают такого. И если рыцарские романы еще воспринимаются, то подобное слишком чуждо. В истории не раз бывало, что голодные крестьяне выходили на "большую дорогу", и грабило путешественников. Но вот в деревнях воров, если ловили, били все. Как и любых других, живет не сильно много, все на виду. Сегодня у соседа - завтра у тебя. - Ящер сделал еще глоток, осушая бокал.
- Не знаю, как обстоит дело в Столице, но в деревнях, и провинциальных городках, еще жива "ритуальная вражда" между деревенскими и городскими, между соседними деревнями, и так далее. Пусть до смертоубийства не доходит, а если прихватишь нож или топор - свои же по ребрам надают. Но пересечься на узкой тропке с соседями и пересчитать друг другу ребра - это всегда "за". - И правда, это уже превратилось в традицию, с оговоренными негласно местами и правилами. Которые как раз и держались на негласности, ведь стоит один раз отойти - в следующий раз колун встретится с твоим лбом. Ящер налил еще вина, поглядывая на Хельгу. Если принимать во внимание разницу в комплекции, возрасте и опыте, ящеру придется выпить раза в два больше. Только проблема в том, что Элигор любил пить, но не напиваться.
- Вот и получается, что там поют, или орут, про "добрых молодцев с оглоблей"... - сделав несколько небольших глотков, ящер в этот раз попробовал гренку.
- Ты куда-то спешишь? - Недоуменно уточнил он, наблюдая за скоростью поглощения вина. Но последующие слова, скорее всего, поставили все на места. "Неужели она просто боится? Боя, смерти, даже несмотря на браваду?"
- Такова судьба, - Элигор допил вино, двух бокалов было явно недостаточно ящеру. - Да и кто говорил, что идти в лоб на противника - прошлые дни. Неужели вас не учили другим маневрам? А ели тебе станет легче - бронепоездам в таких ситуациях просто некуда свернуть.
Ладонь ящера накрыла ее руку, в простом и немного ободряющем жесте. Его самого в лучшем случае ждало ежедневное патрулирование и выявление диверсантов. Но это сказка - скорее всего, лесная стража будет заменена новобранцами, превратив лесничества в пункты подготовки, а их, с вооружением, отправят вести бои в привычных им лесах поближе к фронту. Одни только "горные" разборные орудия дают преимущества. А еще охотничьи умения, крупнокалиберные снайперские и обычные винтовки, пулеметы. Лесной корпус был сам по себе небольшой армией.
В ответ на дым Элигор немного поморщился. Все эти новомодные штучки ему не нравились, да и сам он курил редко, предпочитая трубку. Но та, с кисетом, осталась в комнате. Певец на сцене продолжал свои душещипательные истории о бедных преступниках, коих сгубила не профессия, а негодница-судьба, и над чьей кончиной искренне печалились, а не злорадствовали, как в жизни.
- Что поделать, таковы традиции, о крахе которых кто-то не так давно печалился, - ящер наполнил свой бокал. - У меня ситуация почти похожа. Почти вся семья - егеря. Часть идет в лесные, обеспечивая удачную охоту гостям, а часть - в солдаты. Вот уж кто явно будет впереди бронеходов, в разведке. А я, вот, решил совместить два семейных пути, выбрав профессию лесничего.
К счастью или к сожалению, Элигшор еще не был настолько пьян, чтобы быть эпатажным. Он не стал вскакивать и объявлять на весь зал "третий тост - за присутствующих здесь дам". Вместо этого просто поднял бокал.
- За присутствующих дам, - произнесенное заговорческим шепотом и с загадочной мордой это смотрелось весьма забавно, но эту цель ящер и преследовал. отвлечь ее от грустных мыслей. Пошлого продолжения "когда мужчины пьют за дам - когда дамы уже не могут" тоже не стал вставлять. В несколько глотков осушив бокал, ящер посмотрел на сергалку все еще относительно резвым взглядом. Умение не выдавать степень опьянения он освоил еще в годы учебы.
- А вот интересно, горлодер - он и правда из "этих", или просто вовремя почуял моду? - Искусство изящной словесности он подзабыл, так что просто пытался сменить тему. - Ведь если все преступники пойдут на сцену, в подворотнях будут грабить, угрожая спеть, а квартиры обчищать в танце.

0

15

- Мы сами выбираем свою судьбу и делаем ее тоже сами. Я, признаюсь честно, никогда не была до фанатизма религиозной, веря в науку, технический прогресс. В то, что именно он и двигает нас вперёд, а не эти закостенелые религиозные догмы. Хотя я и верующая, ведь на войне атеистов не бывает. - снова затянувшись, хорунжий бросила мимолётный взгляд на сцену, где продолжался "блатной водевиль" и коротко усмехнулась. - Ну, никто не говорит идти прямо в лоб, просто...когда тебе доверят целое подразделение, а в моем случае это будет не меньше танковой роты, и за всех них мне нужно будет нести ответственность, чтобы они выполнили задачу, сокрушили противника, втоптали его в землю и при этом не понесли потерь, не были расстреляны, словно куропатки. И это не так уж легко, хотя я готова исполнить этот долг с честью и до конца, хотя в первый раз это будет страшно, не отрицаю. - как только ладонь ящера легла на лапу сергалы, та немного дернулась,а когда тот произнес свой тост, выразительно на него посмотрела. Спустя секунду, юнкер улыбнулась и, сделав очередной глоток, передвинулась ближе к ящеру, аккуратно устроив голову у него на плече, периодически дёргая ухом и продолжая дымить сигариллой.- Вредная привычка, но ничего не могу поделать, табак и алкоголь меня успокаивает, словно флейта фокусника, что усмиряет сердитую кобру из горшка. Егеря значит, звучит романтично, это единение с природой, гармония и тишина, правда есть в этом какое-то отшельничество, как мне кажется. - выпитое вино потихоньку накрывало пеленой дурмана, согревая и растекаясь теплом по венам и сосудам. Поежившись, хорунжий продолжила смотреть на представление на сцене, где заканчивался очередной куплет, повествующий на этот раз о праздной гулянке только вышедшего из тюрьмы. - Пока не столкнешься с ним в подворотне, правды не узнаешь. С такими даже военным стоит быть осторожными, нет гарантии, что в шею тебе не прилетит заточка. - докурив, наконец, сергала втоптали окурок в пепельницу с какой-то свирепостью и снова хлебнула вина, после чего опять устроила голову на плече ящера. - Ещё со времён моего окончания гимназии, до поступления в академию я любила путешествовать. В средствах недостатка не было, я побывала и в Ондоле, Ноюи, Конфедерации, Фекелеше. Но все равно больше всего любила наш особняк у озера Эртем. Там так спокойно, ничего лишнего, постороннего. Ничто не отвлекает от созерцания прекрасного. Поехать бы сейчас туда, я думаю, тебе бы там понравилось, хотя природных красот, как мне кажется, ты повидал немало.

0

16

- Кто знает, может и верующих каждой религии ждут свои Небеса и Преисподняя. А тех, кто не верит, ждет пустота и забвение. Как-то попалась на глаза интересная идея. И там, и там души использую для получения энергии, чтобы жить самим, и как можно дольше не отпустить на перерождение. Но одни для этого используют удовольствия, а другие - страдания.
Вино тоже достало до мозга ящера, пусть он и контролировал себя и обстановку, часть "моральных тормозов" уже ослабли.  Может, раньше истинно верующие уходили от общества в скиты для укрепления веры. Но самому Элигору это давало время для размышления на подобные темы, да и просто размышления на тему единения с природой.
- Дальше фронта не пошлют, меньше взвода не дадут? - он слегка усмехнулся. - Вот, кстати, показатель близости войны. Если начнут сразу назначать на высокие должности - считают, что времени для освоения на должности достаточно.  И война не так близко.
Теория имела все шансы на жизнь. Вот только о тактике и стратегии использования бронеходных войск ящер имел самое общее представление. А если учесть, что полноценно "обстрелянных" в реальных боях командиров было совсем немного, только участвовавших в пограничных конфликтах, то его теория рассыпалась прахом.
- Да и не думаю ,что вас оставят наедине с противником. Будет и артиллерия, и авиация, и много еще чего. И главное - не стать наглядным пособием к известной фразе. "Самый точный огонь на поражение - дружественный".
Когда Хельга пересела поближе к нему, ящер больше на рефлексах приобнял ее свободной лапой за плечи. Ничего чересчур откровенного - обычный жест. Но следующая фраза снова заставила его поморщиться. Она выбрала самый плохой, по его мнению, способ успокаиваться. И если табак еще можно как-то принять, то алкоголь - совсем плохой вариант.
- Не сильно хороший способ успокаиваться, голова, тем более у командира, должна быть трезвой. - Пальцы ящера аккуратно прошлись по затылку и шее герцогини, а затем лапа вновь вернулась на плечи.
- А егеря - это совсем не тишина и природа. Это охота, выслеживание больных или взбесившихся зверей, общение с охотниками и гостями. Да и лесничим куда больше времени приходится общаться с жителями окрестных поселений, чем быть наедине с природой. И исключительно армейские вещи, вроде строевой подготовки, никто не отменял. Просто вокруг тебя не шумный город, а лес. - Это было частое заблуждение, что служба лесного ведомства - это природа и уединение. Бумаг и рутины там не меньше.
Ящер проследил за ее взглядом на сцену, и снова немного успокаивающе погладил по плечу. "Да, кажется ей уже хватит", - мелькнула мысль, но поделать уже ничего было нельзя. Бокал сергала был не пуст. Сам Элигор потихоньку опорожнял свой, периодически уделяя внимание закускам.
- Быть осторожным надо всегда. Вдруг кто-то цветочный горшок на голову уронит? - Банальности про освещенные улицы и темные переулки он повторять не стал. Кто ищет неприятности, тот их найдет. - А для подобных ситуаций есть старое правило, даже в двух вариантах. "Если не можешь избежать беспорядков - возглавь их". "Если не можешь избежать неприятностей - бей первым".
Подхватив с блюда небольшую колбаску, он поднес ее к губам Хельги, так как после сигареты та совсем позабыла про блюда на столе. Рассказы про путешествие были интересными, будь они подробнее.
- Настоящая красота природы - это или горы, или океан. Только там можно увидеть и ощутить ее мощь. Даже леса, в большинстве своем, уже ухожены и под присмотром. Через пол сотни лет, возможно, все деревья в них будут стоять по линейкам. А горы и океан, как ни старайся, быстро не переделать.
Еще одна закуска, теперь уже кусочек сыра, отправился к губам сергала. О том, как они смотрятся со стороны, Элигор пока не задумывался. Да и мало ли - никаких граней приличия еще и близко не переходили. Наполнив свой опустевший бокал, ящер задумался о том, чем может это закончится. Вряд ли хорунжий вернется в таком состоянии в казарму, значит надо что-то придумать.

0

17

Издав довольное мурчание, когда ящер почесал ее по затылку и шее, хорунжий аж выгнулась и прижалась к нему покрепче, и обняла одной лапой за талию, продолжая иногда потягивать содержимое бокала, теперь уже небольшими, неторопливыми глотками. - На самом деле, все наши такие разные народы и государства очень похожи, за исключением, разве что Нигона. Но узнать, что там происходит практически невозможно, чужаков они ненавидят, а немногочисленные разведчики и агенты либо передавали очень туманные данные, из которых даже лучшие специалисты Адмиралтейства не могут создать какой-либо внятной картины, либо исчезали без следов. В любом случае, руководство флота считает это островное государство крайне опасным для нашей державы, дипломатический разговор с которым невозможен. Помню, пару лет назад я ездила на Орлиное Гнездо, эти пляжи считаются лучшим морским курортом. Прекрасное место, солнце, океан. Лежишь на песке, и все заботы словно отсутпают, остаётся только внутреннее умиротворение. А потом разбегаешься со скалы и прыгаешь в воду. Она прозрачная, видно дно, кораллы и всякую живность. Или Пандейские хребты на границе с Конфедерацией. Горные пейзажи там просто изумительные, а какие закаты. Словами тебе я не смогу передать, все это нужно просто видеть. Отчасти это и стало причиной выбора мною военной карьеры. Это наше достояние и как верные долгу и своему народу, мы обязаны это сохранить для наших потомков. - с загадочной улыбкой, юнкер проглотила кусок колбаски, что ящер так заботливо ну предложил. - А вот княжество Ондол это уже из разряда экзотики. Пустыня, жгучие песчаные дюны и города, больше напоминающие оазисы. Низенькие домики с маленькими окошками. И население, погрязшее в консерватизме и лабиринтах религиозных догматов. Однако торговые ряды и базары там просто отменные, можно найти что угодно и даже больше. Например, прекрасный парфюм и не менее хорошее холодное оружие. - очередной глоток вина окончил этот монолог. Если честно, то герцогиня была уже вполне так подшафе, но упорно старалась это отрицать, хотя наметанный глаз мог это с лёгкостью заметить. Хорунжий по-прежнему прижималась к ящеру, словно искала в нем какую-то...поддержку, если так можно сказать. - Если мы найдем неприятностей на свои задницы на ночных улицах, мы же с ними справимся? Военные товарищи не оставят друг друга на поле брани. Взаимодействие разных родов войск, как оно есть. Иногда хорошая драка - это лучший способ расслабиться. - издав короткий смешок, юнкер повернулась и посмотрела прямо в глаза ящера, а спустя ещё несколько секунд устроила свои лапы на его шее и поцеловала его прямо в губы, коротко, но требовательно.

0

18

- Еще несколько лет, и все покажут на фотографиях аэропланы. Даже мы их используем, снимая с воздуха леса и составляя карты. В том числе и незаконных вырубок, - наверняка, у военной разведки есть, что изучать. Но не чинам вроде Элигора и Хельги это изучать. Оценив реакцию спутницы и общую атмосферу заведения, ящер приобнял хвостом сергалку за талию, все равно стол скрывал это от посторонних глаз. Устройство мебели это вполне дозволяло, а то и было специально так сделано.
- У меня все было проще. В детстве брали с собой родственники, в горы или в леса. К сожалению, сейчас места уже не вспомню, не запоминал. Но когда несколько дней, стараясь быть наравне со взрослыми, карабкаешься наверх, чтобы оказаться на довольно уютном плато над перевалом... Усилия стоят этого. Под тобой, в десятках метров внизу, тропа, по которой ползет конный обоз. Вокруг - голые скалы, в которых, казалось, ничего не спрятать. Но там скрыт небольшой поселок. Пять или шесть домиков, в которых казармы, кухня, штаб и арсенал. А над тобой - небо, внизу туманом расстилаются облака. И по сторонам - суровые горы, покрытые ледниками выше, крутые склоны, редкие деревца. Или ты знала, что в полу дне пути от Столицы, в лесу, скрыто кристально-чистое озеро. На зная, его можно заметить только с воздуха. Лесничие не разрешают строить на его берегах, и отдохнуть там можно лишь с палаткой. Зато никого на версты вокруг.
Ящер умышленно вставил старую меру расстояния, намекнув на "замершее во времени" место. Даже мест для кострищ там не было постоянных, после ухода очередной группы знающих о месте, все сведения о посещении убирались. Да и попасть туда, не получив разрешения от лесничих, было почти невозможно. Ящер сделал глоток, смачивая горло.
- Пустыни... Я там бывал, но лишь в снах... Но те были настолько реальными, что казались воспоминаниями. - Элигор, крадущийся по пустыне с кинжалом в лапе, тишина вокруг. Эти сны приходили к нему несколько раз, и всегда очень похожие.
- Не справиться будет трудно, - раптор демонстративно пошевелил перед носом сергала пальцами. Тщательно ухоженные и наточенные когти в уличной драке могли быть лучше ножа или пистолета. А пользоваться ими ящер умел.
Затем герцогиня перехватила инициативу, коротко и требовательно поцеловав его в губы. Такого Элигор точно не ждал.
- Тогда на брудершафт, - доливая остатки вина в бокалы, ящер переплел их руки в традиционном жесте, и после завершил традицию более долгим поцелуем. "Кажется, придется искать место поуютнее".
Коротким и привычным жестов подозвав полового, ящер рассчитался. И пусть внешность немного выдавала опьянение, разум работа четко. Это было свойство, за которое его уважали и недолюбливали коллеги. Еще ни разу в жизни он не смог напиться до беспамятства. Как бы не было плохо утром, разум услужливо показывал все эпизоды прошедшей гулянки. Многие наверняка радовались, что Элигор достаточно благороден и честен, чтобы не использовать полученное знание во вред. Зато всегда есть у кого спросить " а что вчера было?"
Осторожно одев перчатки, и проследив, чтобы герцогиня покинула заведение в подобающем виде, ящер направился к двери, уверенно поддерживая спутницу под локоть.Сам ящер еще довольно твердо стоял на ногах, и вполне мог поддерживать Хельгу.
Что до уличных драк... Кроме когтей на руках, аналогичное оружие было и на ногах, что требовало особого покроя обуви, с обитыми изнутри металлом носками. Давно еще, в первую подобную драку, когда ящер вышел в обуви против босого соперника, его заставили разуться. Драка тогда так и не началась, так как молодежь буквально припала к когтям ящера, прося разорвать лапой очередной подопытный предмет. После этого возмущений по поводу обуви на ящере не было.
Дверь за их спинами закрылась. Все так же поддерживая сергала, ящер направился к выходу из переулка. Пока они сидели внутри, снаружи стемнело, как раз наступило время "ночных охотников".
- Куда теперь? - Наклонившись, ящер не удержался и ущипнул губами кончик уха сергалки

0

19

Продолжение вечера обещало быть не менее интересным, чем его начало. Винный дурман окончательно накрыл разум, а когда ящер ответил на ее поцелуй, то хорунжий лишь шумно засопела и щамурчала одновременно, прогуливаясь лапами по его шее. Если бы не это случайное знакомство, то вечер скорее всего закончился бы поимкой такси и поездкой на съёмную квартиру, которая имелась в распоряжении юнкера. Разумеется, Уставом это было запрещено, но против влиятельного семейства графини возразить было нечего. И потом, не жить же ей одной в казарме с целой ротой курсантов, что видят женское общество разве что в период нечастых увольнений. Поэтому хорунжий устроилась вполне себе недурно, приходя на утреннее построение и уходя после отбоя. После того, как они с ящером вышли из кабаре на свежий ночной воздух, сергала снова щёлкнула портсигаром и запалила ещё одну сигарету. Шумно втянув ароматный дым, юнкер поправила фуражку, продолжая приобнимать ящера и одновременно с этим пытаясь не упасть. На улице уже зажглись фонари, редкие патрули полицейских прохаживались по переулкам, но городовых было поменьше чем днём.Ночью на прогулки выходила другая публика. Ухватив лапу ящера своей, юнкер затянулась ещё раз, от чего огонек на конце сигареты загорелся, словно светлячок в ночном небе. - А теперь мы пойдем ко мне. Имея связи, грех их не использовать, так что живу я на своей квартире - неслыханная дерзость, за которую преподаватели академии  шкуру бы с меня спустили. Но не спустят, ха-ха-ха. Такси ловить как-то не хочется, поэтому пойдем пешком, это не так уж и далеко. - как только ящер ущипнул кончик ее уха, сергал аж вздрогнула, словно получившая разряд током и сжала его лапу сильнее. Да, уши были у нее особой зоной, прикосновения к которым вызывали непередаваемые ощущения. Шумно и часто дыша, и перехватив свободной лапой сигарету, герцогиня снова поцеловала Элегора, требовательно и страстно, прижимаясь к нему, не отпуская и издавая мелодичное мурчание. Ее фуражка забавно съехала на бок, от чего ее вид стал немного комичный. - Да и не пустят в казарму в таком виде, это же какой позор. Так что ко мне и ещё раз когда мне. Заодно и покажу тебе интересные фотографии. - Хриплым голосом проговорила хорунжий. Шумно и часто дыша, сергал смотрела на ящера мутным, масляным взглядом с расширенными зрачками. Ещё одна длинная затяжка и очередное облачко вишнёвого дыма вырвалось из ее ноздрей. - Старогренадерская, дом восемь. Можем срезать через Белошвейный переулок, так будет короче. Или же пойти через центр, но тогда наша прогулка будет подольше. - сергал снова крепко сжала лапу ящера своей, собираясь начать этот неторопливый вечерний моцион.

Отредактировано Helga (12.10.2018 23:25:50)

0

20

Когда Хелька ответила на поцелуй, поглаживая шею, ящер с огромным трудом удержался от желания переместить ее к себе на колени, для удобства. Просто место оказалось неподходящим, общественным, да и стол, наверняка, порядочно мешать будет. Оставалось сдерживаться и вести себя максимально культурно, хотябы для виду. Что творилось в голове у Элигора, никто из окружающих не увидит.
Покинув заведение, ящер держался на ногах увереннее сергалки, но для нее это "наживной опыт". Даже употребив алкоголь, сохранять трезвый и адекватный вид приходилось учиться на бегу. Иначе можно и карьеру загубить. Пока спутница прикуривала очередную сигариллу, ящер просто стоял и "проветривал мозги". Когда был озвучена цель, Элигор не удивился. Только на грани сознания появилась мысль о не сильно хороших последствиях этой ночи. Потому что если со спутницей что-то случится - ящера и в самом дремучем лесу найдут, и обуви из шкуры наделают.
Ответить он не успел, так как реакция на прикосновение к уху оказалась не совсем такой, как ожидал сам чешуйчатый. Элигор ответил на поцелуй, свободной лапкой обнимая и прижимая к себе герцогиню. Снова пришлось прерваться раньше, чем хотелось, так как дверь, из которой они недавно вышли, скрипнула вновь. Напоминание о том, что улица, даже темная, не самое удобное место для продолжения знакомства.
- Только фотографии? - Чешуйчатый чуть сильнее сжал ее лапу, не давая упасть. Явления ящера и сергала в казарму, скорее всего не прошло бы незамеченным. И пусть сам Элигор подобным возвращениям был свидетелем не один раз, перед присягой это не спустят, несмотря на связи и влияние.
- И не жалко тебе коменданта? Он же от шока помрет, прям на пороге, - тихо хихикнул черно-красный, представив себе эту картину. Названный адрес ничего, толком, не говорил Элигору, как не сказали бы Хельге названия или номера лесных просек и проездов. Знал он в Столице несколько основных улиц, и необходимые по службе адреса.
- Как странно, что в эту ночь темные переулки могут быть безопасней, - направляясь, по указаниям спутницы, в нужную сторону, чешуйчатый продолжал рассуждать. - Таких, как мы, сегодня много, и избежать пьяной драки почти невозможно. Дисциплина дисциплиной, но многие начнут отмечать присягу уже сегодня. Не за себя, так за своих детей, внуков, прочих родственников.  А дальше споры, чьи войска лучше. Вот где сейчас основная масса городовых, и любителей легкой наживы.
Свободную ладонь, тем не менее, ящер держал на эфесе положенной к мундиру шпаге. Уровень владения подобным оружием у ящера был на среднем, можно сказать, общевойсковом уровне. В лесу куда практичнее тесак или топор, а в бою - хорошая винтовка. Да и в уличной драке вряд ли будет время извлечь ее из ножен, там счет идет на мгновения. Но вот двинуть ножнами по причинному месту подкравшегося сзади, используя ее как рычаг, было можно. Уже который год шли диспуты о замене шпаги на кинжал или кортик, для мундира, но старая гвардия не сдавалась, упирая на традиции и статус. Но в обучении владению подобным оружием уделяли меньше времени, больше уважая кинжалы и ножи. Владение же шпагой, как и шашкой, было больше показательным.
Хельга продолжала указывать маршрут, а переулки были вовсе не такими темными, как можно ожидать. Белошвейный был освещен, может хуже, чем главные улицы. Это и сыграло с гуляющими недобрую шутку, так как пара проемов, принятых Элигором за глубоко утопленные с стену двери, оказались арками во внутренние дворики. А там фонарей почти не было.
Из-под одной арки как раз высыпала в переулок компания, примерно из пяти или шести личностей. Определить их мотивы сейчас было сложно, ясно было одно - компания выясняла отношения между собой, все сильнее и сильнее повышая голоса.

0

21

Отправив окурок в массивную чугунную урну во внешнем облике которой также прослеживалась имперская страсть к монументальности и массивности, хорунжий загадочно улыбнулась, словно замышляя какую-то шалость. Хотя семейство герцогини и было аристократическим, сама она не признавала совсем строгих традиционных устоев, и, как бы род Вардисаранов с этим не боролся, росла, как говорят "на своём уме". - А ты хотел ещё что-нибудь увидеть? Может быть будет еще что-нибудь интересное, гораздо более интересное. Это уже будет зависеть от твоего поведения, мой любезный поручик. А комендант наш пусть тренирует выдержку, ему полезно. - хохотнув, юнкер ухватила ящера и потащила его за собой, покачивая шерстяной кисточкой на кончике хвоста и цокая подкованными сапогами по гранитной брусчатке мостовой. День сегодня явно удался, завтра ее жизнь изменится навсегда, ее отправят куда-нибудь на границу державы командовать железными чудовищами, "сметающими всех врагов на своём пути, заливающими все вокруг железом и огнем." Именно так писали имперские газеты о своих славных танкистах. Безусловно, этот официоз был плохо скрываемой пропагандой и пафосом, но Бронеходные войска империи Аудьярстад считались если не самыми сильными, то одними из сильнейших на материке, хотя и были созданы относительно недавно. Ну а пока, герцогиня планировала, как говорится, "ударится во все тяжкие". - А он хорош, ещё и этот мундир нарядный. Прямо гранитная скала, хоть делай фотопортрет и с заголовком в стиле "Железные солдаты Императора" отсылай в газету. Только вот меня в таком виде явно не стоит отправлять на полосу. Скорее как образец бойца штрафной роты. Но знакомство наше произошло прямо как в кино, случайность из случайностей. - фуражка хорунжего до сих пор была лихо на боку, но сергала и не думала ее поправлять. Вместо этого она продолжала идти под руку с ящером, взяв на себя роль штурмана в темных ночных переулках. Лишь изредка им попадались патрули городовых, основная масса которых сейчас была в центре, ведь наступали ещё и каникулы в Университете Е.И.В., а значит скоро на вокзалах и улицах появится ещё и толпа спешащих домой студентов. И как это всегда бывает, из одной из темных подворотен в переулок высыпала, словно черти из табакерки, целая шумная компания. На трёх из них, — фуфайки, брюки с широкими штанинами, ботинки типа «кошкодавы», кепки с заломленными козырьками — типичные заводские, на остальных двух, — студенческие шинельки. Оставалось лишь подивиться, чего они забыли тут ночью, вроде бы все гуляния сейчас были в центре. Едва заметив парочку офицеров, неторопливо прогуливающихся ещё и без оружия, компания оживилась. Глаза у них… в общем, пуговицы на форме хорунжего были ярче, чем эти глаза.
- Опаааа, офицеры. А что это вы тут забыли, господа военные? Не сидится на званых вечерах? Ещё и девка форму напялила! Гляди, парни! - дурацкий, абсолютно идиотский стереотип, что все офицеры были обязательно баронами , дворянами и графами, похоже продолжал витать в некоторых головах пролетариев, хотя имперские вооруженные силы словом и делом доказывали, что путь на офицерские должности открыт всем тем, кто готов пойти по этому сложному, но благородному пути. Было бы желание, а ряды армии для всех открыты.

Отредактировано Helga (13.10.2018 20:16:16)

0

22

- И увидеть, и услышать, - улыбка на морде ящера смотрелась довольно двузначно. Ведь небольшая разница в изгибе губ превращала улыбку в оскал.А если принять во внимание тон и скользнувший по спине сергала хвост, который кисточкой по шее спутницы. Что она сказала бы, узнав о небольшом "сюрпризе" в кисточке на хвосте.
- Но и рассказ к каждой фотографии был бы интересен, - это была читая правда, только ничего больше ящер не уточнил. Кто знает, может будут письмами обмениваться, если времени будет мало. Но что-то подсказывало ящеру, что сегодня им будет вовсе не до фотографий. Снова наклонившись, ящер коснулся кончика ее уха зубами, совсем легонько. Все же улица не самое лучшее место для заигрываний.
Хельга явно о чем-то задумалась, так что ящер снова погладил ее по ладони свободной лапой. Что-то на грани сознания настойчиво попискивало про использования состояния спутницы в своих целях. При этом другая часть воспитания просто кричала, что не провести даму до дома будет вопиющим нарушением писаных и неписаных правил. Придерживая спутницу лапой, и страхуя хвостом, пара свернула в переулок.
Дальнейшее напоминало дешевую книгу. Высыпавшая компания, которая решила переключить внимания на кажущуюся беззащитной парочку. Это было их ошибкой, ведь ящер был способен на большее, чем неподготовленный рабочий или студент.
- Если вы извинитесь, и тихо удалитесь, все закончится хорошо, - Элигор прекрасно знал, что такая фраза ничуть не улучшит ситуацию. Но ящеру было необходимо, чтобы компания подошла к ним наиболее плотной группой, мешая своим же нападать. В пользу предположения говорили мелькнувшие в сете фонаря "бабочки", которые двое из рабочих профессионально крутанули в пальцах. "Эх, жаль нагайка к форме не полагается", - "волкобой", нагайка с вшитой в плеть пулей, гайкой, или любым другим грузом, была при себе у лесничих. Отпугнуть зверя или пригрозить разумному - довольно часто хватало.
Чешуйчатый понимал, если дать пятерке рассыпаться по сторонам, отбивать их атаки будет сложно. А в куче можно, банально, схватить кого-то в качестве щита. Правда, если дойдет до кровопролития, или до смертоубийства, придется ждать сыск, и пояснять все. Отпустив герцогиню, позволяя ей опереться на стену при необходимости.
Короткий шаг вперед, и ударить эфесом шпаги в живот ближайшего из компании, и отпустить оружие, позволяя скользнуть то обратно в ножны. Дальше она будет лишь помехой, Элигор не был фехтовальщиком. Второму достался пинок в щиколотку металлическим носком сапога, что тоже выводило его из доя на ближайшие минуты. Ни один из попавших под удар, конечно, не будет валяться на земле до конца боя, но на ближайшие минуты их можно вывести за скобки.
Еще пара секунд, и ящер получает скользящий удар по морде, рассекающий чешую. Движение головой, чтобы не лишится глаза, и присесть ударяя в солнечное сплетение противника. Хвост, в теории, должен был подсечь четвертого. Ладонь ящера сжалась на лапе нападавшего, чтобы перекинуть его через себя и со всей силы приложить о брусчатку.  Пускать в ход когти было слишком опасно в этой ситуации, а неудача объяснялась тем, что компания не ожидала нападения на себя.

0

23

По чести сказать, без драк и разборок не обходилась и жизнь в Академии. Это хорунжий знала на своей шкуре. Несколько рот юнкеров, все молодые, энтузиазм, энергия и юношеский максимализм брызжет через край. Одним словом, шило в заднице. Естественно, что словесные перепалки порой переходили в потасовки, которые, правда оканчивались ударами нагаек преподавателей и ответственных офицеров. И долгим стоянием перед канцелярией начальника Академии в ожидании решения о твоей дальнейшей судьбе. Для особо отбитых существовала гауптвахта, для тех, кто подумал над своим поведением - публичная порка на плацу, а затем работа в личном садике начальника училища, который острые языки окрестили "Терновым очком" за огромное число этих колючих кустарников. Герцогиня пару раз участвовала в таких разборках, правда масштаб был поменьше, ограничивался умывальником и сергала почти всегда выходила из них победителем. Двухметровый рост, предмет шуточек в стиле "Два метра над уровнем поста дневального", и прочих творений армейских острословов, а также соответствующая этому росту физическая сила делали из хорунжего весьма опасного противника в кулачном бою. Если бы не одно такое но, которое в академии никогда не сыграло бы своей роли, а здесь явилось во всей красе. Юнкер была пьяна, пусть и не "в стельку", но ощутимо. И боец был сейчас из нее такой себе, наверное ящер так думал. Но сдаваться герцогиня не собиралась, и упорно решила включится в драку, тем более что ее спутнику уже пару раз прилетело по физиономии. А  допустить, чтобы кто-то ломал такой красивый профиль, она не могла. - Девка? С девками ты время проводишь, да и то я в этом сомневаюсь. Уматывайте вы по-хорошему к себе на Литейный, или откуда вы приперлись… - договорить она не успела, в лапе одного из гопгиков, всклоченного лиса с дранвм ухом мелькнула заточка. - А то что? Легавых позовешь? Напугала! Не суются они сюда… а может, ты сама из этих или? Мундир напялила и думаешь, все можно?... - Договорить он не успел. Кулак хорунжего в перчатке врезался ему в нос, и под пальцами противно хрустнуло. Хорошо все-таки, что лапа в перчатке, бить голой лапой по этой роже не хотелось. У остальных нападавших тоже могли быть при себе ножи или заточки, пусть Элинор и вывел двоих из строя на какое-то время. Притащить сюда обломки арматуры, какими обычно сводят счеты у себя в квартале, они не рискнули — городовые заметят. Шатнувшись, Хельга решила окончить всю эту разборку и, чертыхаясь да проклиная весь этот мир, расстегнула китель под которым все это время была пристегнута плечевая кобура. Ещё сколько секунд - и во всю эту шумную потасовку уже был направлен пистолет. Причем это был не дамский пугач, который обычно носят в сумочках. В толпу глядел, хищно блестящая в ночном свете вороненым стволом армейский самозарядный "Майнхард" с 10-ти патронной обоймой. И что самое интересное, этот самый пистолет совершенно не дрожал в лапах молодой герцогини, что указывало на то, что она явно умела обращаться с оружием такого типа. - На землю! Ещё хоть один шаг и в голове скворечник! - стрелять она не собиралась, это вызвало бы тяжёлые последствия, но гопники сообразили, что офицер, настоящий он или нет, шмальнуть может,.

+1

24

Два фактора сейчас сдерживали ящера от резких действий. Нежелание проблем с законом, так как пять свидетелей больше двух. И новый мундир, который было жаль пачкать кровью. Вот и выходило, что пускать в ход когти, которых и опасались большинство браконьеров, он пускать в ход не мог.
Оставалось бить руками, ногами и хвостом, оглушая, роняя на пол, выбивая суставы. к сожалению, всякие захваты и броски тут тоже были бесполезны. Так что единственным шансом раптора было не упускать инициативу. И не допускать, чтобы одновременно на него могло наваливаться больше трех противников. Вот и приходилось выкручиваться, в самом прямом смысле, уворачиваясь от ударов, и нанося свои в ответ. В этот момент ящер пожал об отсутствии своих привычных перчаток с металлическими кольцами.
Удары он старался наносить в известные ему уязвимые места, не пренебрегая и "неблагородными" приемами вроде удара в пах или в глаз. Ящеру повезло еще в том, что обращаться с ножами в бою, полноценно, никто из пятерки не умел. Красивого вращения в пальцах мало для победы. Никто из них не пробовал заколоть ящера, нанося довольно размашистые удары в голову и шею, реже - по корпусу. Это не делало ножи и заточки менее опасными, но давало шанс. Которым воспользоваться Элигор не успел.
- На землю! Ещё хоть один шаг и в голове скворечник!
Выкрик спутницы заставил замереть всех. Связываться с настолько "оторванными" офицерами никто больше не хотел. Мало того, что ящер сам на них набросился, так еще и дамочка принялась пистолетом угрожать. И явно со знанием дела. Никаких тебе показушных поз, просто срез ствола, смотрящий тебе в лоб. Остановивший и сделавший шаг назад, уходя с линии огня, ящер не мог удержаться от комментария.
- Целься чуть ниже. Даже если попадешь в живот, а не отстрелишь гордость, им хватит, - Элигор, наконец-то, извлек из ножен шпагу. Пусть эфес был довольно парадным и витиеватым, сам клинок был вполне боевым. А фигурная гарда позволяла и зубы выбивать. Теперь копания оказалась в совсем проигрышном положении, кого не подстрелят, того заколют.
Так что, продемонстрировав пустые ладони, компания решила не нарываться больше, предпочитая реально здоровье призрачной наживе. Выпендриваться и бросать оскорбления в след компании ящер не стал, это было глупым.
- Успокойся, они поняли ошибку, - краем глаза поглядывая на темную арку, ящер достал платок, вытирая кровь с порезов, чтобы не запачкать мундир.

0

25

Кажется, компания поняла, что ветер подул явно не в их сторону, а чтобы не понять подобное под прицелом армейского пистолета, надо находится по уровню интеллекта где-то на одном месте с морской чайкой. С криком «Хиляем!» они рванули прочь. Хотя «рванули» — это громко сказано, потащились, ибо не забыли прихватить пострадавших. Не совсем погибшие души, стало быть. Призовут — и не самые худшие будут солдаты. Хотя и не самые лучшие. Но потенциал у них был и грамотный командир мог бы сделать из них людей, всяко лучше, чем гулять ночью по подворотням да грабить прохожих, а в итоге уехать на каторгу или вообще загреметь на виселицу. Смертная казнь в Империи за целый список преступлений до сих пор жила и здравствовать, к вящему недовольству всяческих правозащитников и либералов. Дескать, каждый имеет право на ошибку и одумается. Вот только редко какой уголовник решался начать жить обычной мирной жизнью крестьянина или рабочего, сколько волка не корми, а он все равно смотрит в лес. В итоге всех этих "романтиков с большой дороги" и других работников ножа и топора вагонами ссылали в ссылки, а особо буйных отправляли на тот свет. Меры жестокие, зато хоть и не по всем, но по большинству улиц можно было спокойно разгуливать ночью без страха получить заточку в бок. Хмвкнув, хорунжий убрала пистолет обратно в кобуру и застегнула китель, лапой поправив воротник. - Еще бы они не поняли, такой аргумент. Падаль...Собрать бы их всех, да отправить на работы в медные рудники на недельку другую, вот только тогда число рабочих рук на заводах уменьшится. - Подойдя ближе к ящеру, юнкер умелым движением наклонила его голову на свет и посмотрела на повреждения. - Жить будешь, до свадьбы, как говорится заживёт, хе-хе-хе. Пошли уже, дома тебя заштопаем. - ухватив ящера за лапу, герцогиня снова поволокла его по ночной улице. Больше приключений им на задницы не падало и получасовая прогулка по залитым светом редких уличных фонарей улицам прошла без происшествий. Остановилась парочка около двухэтажного каменного дома с барельефом в виде гаргулий на парапете. Герцогиня подвела Элегора к массивной двери из темного дерева, украшенная бронзовыми узорами и золотистой табличкой с геральдической цифрой "3". -Ну вот мы и добрались, как говорят мой дом-моя крепость. Аккуратнее на лестнице, поднимайся медленнее, не хватало тебе ещё навернутся, итак получил. Провернув в замке ключ и распахнув свободной лапой дверь, хорунжий потянула поручика внутрь слабо освещённого коридора...

Спустя сорок минут в небольшой, но богато обставленной квартире на втором этаже уже весело полыхали дрова в камине, озаряя комнату приятным светом, а юнкер силой усадила побитого поручика на украшенной резьбой стул и отправилась на кухню звенеть какими-то коробками. Вернулась герцогиня оттуда с мотком бинтов, ватой, стеклянным пузырьком и бутылкой с какой-то темно-вишневой жидкостью. - Это тебе, ну а это мне... - пошатываясь, сергал поставила принесенное на стол, откупорила бутылку и хорошо к ней приложилась. По комнате разнёсся сладкий винный аромат. Тем временем можно было рассмотреть другие детали квартиры, в частности большой фото-портрет над камином, где все семейство Вардисаран было в полном составе на площади перед внушительным каменным зданием. Пафосные меховые одежды указывали на северное происхождение фото, а флаг на входе здания объяснял очень многое. Шитая серебряными нитями полярная звезда в обрамлении полукруга из синих нитей на белом фоне. Герцогиня, как и ее семейство были с  Великого княжества Свальбард, что было крайней точкой северо-запада Империи и территорией с очень большой автономией, которой не было ни у одной другой части державы, эдакая страна внутри страны. Очень богатая страна. Свальбардцы отличались национализмом, воинственностью, но при этом огромным трудолюбием и патриотизмом по отношению к земле, где они жили...

Ещё один глоток из бутылки и сергал принялась расстёгивать китель. Ещё мгновение - и лишний предмет одежды отправился на стол, а хорунжий осталась в свете камина лишь в форменных брюках с портупеей, сапогах и кружевом лифчике черного цвета. Фуражка и кобура с пистолетом заняли своё место на том же столе. В общем, картина оставляла весьма богатый простор для фантазии. - Жарко здесь. Ладно, начнем тебя в порядок приводить, только не дергайся, лапа у меня тяжёлая. - как-то издевательски хихикнув и снова сделав глоток из бутылки, герцогиня приблизилась к ящеру , прихватив перед этим пузырек и оторвав кусочек ваты.

Отредактировано Helga (15.10.2018 12:15:12)

+1

26

Пятерка, осознав изменившуюся ситуацию, скрылась в ночи. Конечно, одно дело напасть толпой на парочку подвыпивших военных, и совсем другое - получить от них отпор. И если у ящера при себе был только он сам да шпага, у сергала оказался пистолет. Отправляться в места, вопреки расхожей поговорке, весьма отдаленные, никто не захотел. Подхватив заодно и наиболее пострадавших приятелей.
"Перестраховщики, однако", - понятно, что брошенные на произвол товарищи не станут никого покрывать, и, найденные при следующем обходе, все в красках опишут, пытаясь выгородить себя в жертв обстоятельств. В какую-то иную причину такого поступка ящер не верил. В подобных компаниях о единстве и братстве вспоминали лишь при необходимости. Например, когда надо навалиться толпой в ответ на "наших бьют".
Недовольство спутницы было вполне оправданным. Чуть не испортили вечер, испортили настроение, и так далее. Травмы, полученные Элигорм, тот сам расценивал как несерьезные. Глаза целы, конечности тоже, а несколько порезов на морде и кистях вскоре заживут. А через год от них и следа, видимого, почти не останется. Отрастет новая чешуя, и все скроет. В этом, по сути, и была причина такого прекрасного вида ящера, хотя травм он получал немало. Оставались следы только от чего-то и вправду серьезного.
- Не только заживет, но и следа не будет, - недовольно поморщившись, ящер снова выпрямился. Сейчас он больше переживал за спутницу и собственную форму. Не хотелось пол оставшейся ночи пятна выводить. - Вот перчатку порезали, твари, - предъявив пострадавший предмет формы как самую большую потерю в этой свалке, стремясь немного сгладить напряжение. Пауза между фразами обуславливалась воспитанием, и вне общества герцогини незадачливым налетчикам достались бы совсем иные эпитеты.
Дальше был уже спокойный путь по улицам и переулкам. Дорогу Раптор особо не запоминал, адрес ему назвали, и, в случае необходимости, найти он его сможет. А "пробираться огородами" он совершенно не планировал, рассчитывая на культурное окончания вечера. Конкретно - без прыжков через окна, как в анекдотах.
- Обязательно, - коротко ответив, направился аккуратно по лестнице. Падать он не собирался, как и терять сознание или слабеть от кровопотери. Да и кровь, по сути, за это время уже запеклась и остановилась.

Пока хорунжий хозяйничала на кухне, ящер снял с себя верхнюю одежду, и, подумав, избавился и от рубашки. Все с той же простой целью - не замарать ее. Шпага была снята еще при входе в комнату. Одежда была аккуратно повешена на стул, чтобы не потерять приличного вида. Заодно, пользуясь моментом, осмотрелся в комнате. Фамильное фото не ускользнуло от внимания, но подходить и ближе рассматривать его Элигор не стал. Все равно его, по словам спутницы, ожидали интересные фотографии.
Когда Хельга вернулась с медицинским набором, ящер слегка улыбнулся. Но только до момента, как предметы были распределены. "Она не шутит", - от неожиданности раптор даже не стал отбирать бутылку с предложением подождать до завершения медицинских процедур.
Ящер уже готов был взять обязанности по приведению собственной морды в приличный вид на себя, но сергал не переставала удивлять. Избавившись от части одежды, она направилась к ящеру, прихватив со стола пузырек с жидкостью и вату. Раздумывал Элигор буквально секунду, в свете ее предупреждения. Приобняв за талию, раптор усадил ее себе на колени. И чуть повернул морду, подставляя наиболее пострадавшую сторону, на которой красовалась тройка порезов.
- Я думаю, так тебе будет проще и удобнее, - одна ладонь так и осталась на спине Хельги, вторая, после недолго выбора, легла на ее колено. От разговоров подсохшая корочка крови снова треснула, позволяя выступить еще паре капель крови почти над самой губой чешуйчатого. Еще повезло, что в драке не пришлось за нож зубами хвататься.
- И я бы взял бинт - вата не самый лучший материал, может остаться клочками в ране. - Все же поставил по сомнение выбор материала ящер. - Хотя тут можно было просто промыть раны, кровь остановилась уже.

0

27

Хищно улыбнувшись и оскалив острые клыки, сергал устроилась на коленях ящера, и аккуратно провела лапой по порезам на его голове. - Страдай, страдай - получишь корону поярче. Так говорят у меня дома. - с этими словами хорунжий, послушавшись совета, подтянула со стола бинт и смочила его в содержимом склянки. Это оказалась всего-навсего перекись водорода, ничего сверхъестественного. Ухватив поручика за подбородок, юнкер принялась обрабатывать его порезы, что-то напевая себе под нос. Очередная порция горячительного положительно сказалась на ее настроении, это можно было сразу заметить. Покачивая головой и кисточкой на конце хвоста в такт мелодии, герцогиня опять смочила бинт в растворе и стала аккуратно промывать очередной порез. - Ну вот, процесс идёт, потихоньку-полегоньку. Пустяки, это же не осколочное от снаряда. Помнится, одномк из моих преподавателей в академии прилетело осколком мины в одно место. На учениях случайно вышло. Сидеть не мог долго, зато хвастался, что это строевая выправка, сидеть не положено и тому подобное. Хе-хе-хе, не скажешь же, что седалищный нерв нашел приключения. - подтянув лапой бутылку, хорунжий сделала ещё один глоток вина. Прошло минут пять и все было кончено. Герцогиня снова провела коготками по щеке Элегора и улыбнулась, довольная проделанной работой. - Как новенький, ну почти... - вернув бинт и перекись на стол, сергал устроилась у ящера на коленях поудобнее и легонько так, неторопливо провела лапой по его груди, продолжая что-то мурлыкать себе под нос. - Я никогда не боялась крови, даже в детстве. Ссадины, разбитые носы - это были прямо спутники моего детства. В отличие от сестер, что предпочитали кукольные домики, я всегда искала приключений, не сиделось мне на месте. Отца тогда ещё не назначили вице-адмиралом, свальбардцы тогда ещё не получили льготных прав в сравнении с остальными гражданами Империи и жили как-то сами по себе, не забывая при этом отправлять войска в армию Аудьярстада по первому требованию государя и охранять сухопутные и морские границы страны с северной стороны. Но если ты живёшь на целой куче ресурсов, регулярно их поставляешь, твои солдаты частенько помогают имперским войскам, да и вообще лояльны политике метрополии, то почему бы не дать поблажки. Так мы и перебрались в столицу, а наше княжество стало генерал-губернаторством с особым статусом. - прочитав эту короткую лекцию, сергал неторопливо потянулась и проследовала к камину, возле которого стоял большой книжный шкаф. Поковырявшись по полкам где-то с минуту, хорунжий довольно хлопнула по полке и вернулась с толстым фотоальбомом в кожаной обложке. Снова усевшись на коленях поручика, герцогиня раскрыла альбом. Там было много фотографий, снятых на дорогущую цветную пленку. ЗАснеженные фьорды, здания ратушей и храмы, увенчанные длинными шпилями. Небольшие уютные деревеньки, крупные города с каналами, пристанями и набережными. А также засыпанные снегом леса, горы и озера. Эти же пейзажи были и летом, когда все цвело и от зелени рябило в глазах. Хватало и военных кораблей, могучие броненосцы, шустрые эсминцы, все это было сфотографировано в море и портах. На одной из фотографий сияла довольной улыбкой маленькая Хельга Вардисаран с крошечной игрушечной саблей и в пошитой специально под ее рост униформе конной лейб-гвардии с кирасой и шлемом. - Я же говорила, что будет кое-что интересное... - с этими словами, хорунжий снова улыбнулась и поцеловала дракона сперва в шею, а затем уже в губы, требовательно поглаживая его остро заточенными коготками по груди.

0

28

- У нас говорят чуть иначе, - а затем ящер придал морде самое печальное выражение, и добавил грустным голосом. - А еще у меня ушей нет - она падать будет, представляешь...
Затем стало не до разговоров. Все дело в порезах и перекиси. Он просто не хотел глотать эту жидкость, так что пришлось помолчать. К раствору сергал относилась рациональней, чем их эскулап. Тот, аккуратно подставив бинт, просто несколько раз проливал рану, пока не перестанет происходить реакция. Там, правда, и раны были посложнее, зачастую грязные, а то и от бешеного зверья. Ящер помнил, как его, в первый месяц службы, просто взяли "на слабо" проскакать конным по лесной тропинке. Соперник, естественно, знал там каждую ветку, а вот зеленого новичка ждали сюрпризы. И если столкновение с первой веткой его лоб выдержал, то со второй так не повезло. Дубовая ветка против лба ящера - победа ветки. А ящер еще неделю был отмечен пластырями на лбу.
- Есть вещи и похуже. У нас, когда браконьеров ловили, одному тоже не повезло, - после окончания процедуры ответил ящер. - Пуля зацепила дерево и рикошетом влетело ему в бок. Со всеми полагающимися щепками. Вот там было не до смеха, особенно медикам, которые выковыривали эти все щепки.
Да, случай был совсем не смешным, но показывал опасность службы и вдалеке от границ. В жизни Элигора подобных событий было не мало. И пусть перестрелками и столкновениями заканчивалась не более пяти случаев из ста, этого хватало, чтобы понимать ценность жизни. Особенно своей.
- Мне рассказывали, что падающие в обморок барышни - редкость. Особенно в селах. Там же и курицу надо зарубить, этим "мужик" заниматься не будет. У него мясо покрупнее. И роды принять, и ребенка перевязать. Ведь пока с сенокоса до врача добежишь... - несмотря на развитие цивилизации, в деревнях и селах до сих пор медпомощь ограничивалась фельдшерами или медсестрами. - Да и само слово "медсестра" намекает на личность.
Времени ящер не терял, поглаживая ладонями спину и ноги сергала, выслушивая лекцию. О нраве северных провинций он знал только в рамках общих лекций, и теперь это было интересно. Ладонь с бедра только собиралась переместиться на живот сергалки, как та встала и отправилась к камину. Чтобы через минуту вернутся, снова устроившись на его коленях. В этот раз упускать шанса ящер не стал, обнимая ее за талию двумя лапами. Хорунжий, как оказалось, была совсем не против, целуя его сначала в шею, и затем и в губы.
Лапы Элигора скользнули ниже, охватывая сергала за скрытый тканью брюк "филей", и немного разворачивая грудью к себе. Отвечая на поцелуй, чешуйчатый все плотнее прижимал ее к себе, одной рукой продолжая поглаживать ее ниже пояса, а второй уже гуляя по спине, там где та не была прикрыта тканью. Когти аккуратно поддели ткань лифчика, пропуская под нее пальцы, пока хвост скользнул по ее бедру.
Прервав поцелуй, чешуйчатый сдвинулся чуть ниже, "покусывая" губами ее шею и плечи. Что поделать - с такими когтями на пальцах приходилось искать иные пути ласк. Морда ящера потихоньку двигалась все ниже, пока не добралась до препятствия в виде ткани.

0

29

Хельга облизнула черные губы и заговорщически посмотрела прямо в глаза ящера. - Представляю. Но не надо грустить, ведь корону можно и закрепить, терновым веночком, например. Тогда-то она уже точно никуда не упадет и будет сидеть прочно, а главное - нарядно. И улыбку, кстати говоря, тоже можно нарисовать. - поглаживая Элигора лапой по шее, хорунжий вдруг обнажила клыки в улыбке, больше присущей какому-нибудь  серийному убийце и ободряюще похлопала его по щеке. Дотянувшись до злополучной бутылки, сергал в очередной раз хлебнула ее содержимого, причем хлебнула так ощутимо. Алкоголь приятно согревал и туманил разум. Весь этот сладкий бред отодвигал на задний план все то, что на трезвую голову показалось бы не очень приличным. Все моральные устои и воспитание вдруг разом исчезло в черной тягучей бездне дурмана, а наружу вылезло то, что мозг обычно стремится утаить и отодвинуть на задний план, спрятав в коробочку под замком  нравственных устоев. Страсть, чревоугодие, желание чего-нибудь запретного, одним словом, дикие, первобытные инстинкты. - У нас за браконьерство могут и к стенке поставить, но чаще ссылают на каторги по всей империи. У Свальбарда суровые законы, но это помогает сохранить порядок. Мы, наверное, единственный край, где ещё осталась смертная казнь за целый список преступлений, когда как в метрополии к этому относятся куда гуманнее, предпочитая ссылать в какой-нибудь богом забытый острог. - суровость законов северной земли была под стать ее жителям, они словно дополняли друг друга. - Про нас в метрополии презрительно говорят, что мы из железной проволоки скрученные. Суровые, ни плакать ни смеяться не умеем. Лед жуем, снегом запиваем. А что касается наших женщин, то считается, что мы должны быть сильными и ловкими, чтобы быть искусными воинами и сражаться наравне с мужчинами. Другое дело, что этой традиции следуют далеко не все, а жаль. Даже в свадебной клятве говорится: "Мы едины, когда мы вместе. Мы разделим друг с другом все". -  как только лапы ящера легли на талию Хельги, та довольно зажмурилась, и снова поцеловала его в шею. Когтистые лапки аккуратно, но в тоже самое время напористо "прогуливались" по животу и груди ящера, а после прошлись по его бедрам. Кисточка на конце хвоста хорунжего, тем временем отбивала чечетку, двигаясь туда-сюда по полу и выражая общее настроение. Как только поручик ухватил сергала за "филейную часть" та аж широко глаза распахнула, уставившись прямо на него. - Одно слово, негодяй...Может быть соизволишь найти место поудобнее, рыцарь без страха и упрека? - как только Элигор стал снова покусывать ей шею, герцогиня выгнулась дугой и шумно задышала, а когда тот ткнулся мордой ей в грудь, то сергал коротко рыкнула и рванула лапой ремень на форменных брюках офицера.

0

30

- Главное с этим не переусердствовать, - в тон ответил ящер. Продолжать на тему улыбок и корон не хотелось, можно было и до стальных браслетов договориться. Соответствующие службы не всегда понимали юмор, или делали вид, что не понимают. "Власть, над которой можно посмеяться, нельзя ненавидеть", - всплыло в памяти услышанное когда-то от отца. Подвыпивший ящер, откинув серьезность, продолжал немного дурачится.
- А то еще прирастет - не оторвешь. А потом из носа веточки прорастут... - Тихо засмеявшись от представленной картины, ящер заодно обрадовался окончанию не сильно приятной процедуры по промыванию ран. Так как она просто отнимала время.
Рассказ о нравах и традициях, продолживший историю о жизни Свальбарда, немного приоткрывал характер герцогини. Да и последняя фотография это подтверждала. Оставалось лишь подивиться, что она одна такая, или это первая проба? А затем привычный уклад содрогнется?
- Кто знает, насколько правильны поблажки к преступникам? Если ты осознано преступил закон, то должен отвечать максимально строго, чтобы этого не повторилось. Не верю я в чистосердечные раскаяния и слезы, разве что о загубленной свой жизни. Но иногда смертная казнь - не лучший выход, так как преступник должен компенсировать то, что натворил, - самое, наверное, странно, что можно представить. Сидит полуголый ящер, у которого на коленях так же полураздетая сергалка. И обсуждают нравы севера и смертную казнь, вместо более подходящих занятий. - Да и большинство останавливает не совесть или принципы, а страх наказания.
Переход к боле интересному не заставил себя ждать. Ладони Элигора слегка сжали аппетитную часть тела, и двинулись по бедрам, плотно их поглаживая.
- Например? - Вопрос был резонным, так как планировки квартиры ящер не знал, и вести его предстояло Хельге. Но сначала надо было исправить пару недочетов, в виде немного неуместной одежды и обуви. Пальцы ящера на несколько мгновений позже скользнули к ремню и брюкам сергала, пока нос и губы изучали доступную им часть груди. Ящер не торопился избавлять ее от лифчика, пока не торопился.
Стандартная пряжка и застежки быстро поддались пальцам, что у Элигора, что у Хельги. Пальцы раптора моментально скользнули под ткань на спине и боку, очень аккуратно и бережно. Морда сдвинулась чуть ниже, и язык теперь прошелся по нижней стороне чашечек, пока плотно охватившие тело сергалки ладони приподнимали ее с колен чешуйчатого. Снимать брюки с сидящего на коленях немного неудобно. Хвост ящера изогнулся, пройдясь кисточкой по ее спине и шее.

0


Вы здесь » Furry World » Квесты » Время жить, время умирать [Helga&Элигор]