Furry World

Объявление

ADMIN TEAM



Лукум Sian
RANDOM BLOG



ACTIVE





BEST POST



ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ



Приветствуем Вас, Гости и Участники! Реконструкция ролевой закончена. И она вновь активна! Скорее принимайте участие и получайте удовольствие от игры, квестов и общения! Вниманию всех регистрирующихся: если письмо с паролем не приходит вам на почту более 24х часов, то отпишитесь в гостевой с указанием зарегистрированного ника и почтового аккаунта, на который был зарегистрирован профиль. Администрация вручную вышлет вам пароль.

НАШИ ДРУЗЬЯ
Sonic Dream World Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Z-Yiff Троемирье: ветра свободы. Furtails.pw
NEWS


Идет набор в квесты:







СТОИТ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ


Руководство для новичков

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Furry World » Река и озеро » Триозерье


Триозерье

Сообщений 31 страница 60 из 86

31

[Но агрессивное поведение теперешнего озера было не самой худшей новостью. Незадачливые романтики свалились в воду. На этот раз никакого взрыва не последовало... может, озеро исчерпало свой взрывной лимит?

Глубина под парочкой вдруг стала такой темной, что нельзя было даже проглядеть в ней самого себя. Будто вода превратилась в черную смолу. Гигантская тень зловеще двигалась под гранью озера, а лапы Вокса слегка касались какие то... усики, что ли? В любом случае, теперь незваный гость на этой маленькой вечеринке решил показать себя в полный (почти) рост. Медленно и угнетающе, фигура подводного исполина стала вздыматься над водой. Сперва показались кроличьи ушки. Затем жуткие, монотонно красные глаза, сероватая кожа... лица? Целый забор жутких, неровных зубов, в чудовищной пасти, лишенной кожного покрова... Хотя стоп. У существа были губы, определенно. Но они были покрыты кровью. Более того, стоило твари наклонить голову вниз, в сторону влюбленных голубков, как из этой самой пасти полился целый ручей крови вперемешку с озерной водой и клочками плоти. Всё это безумие стало проливаться в воду, почти перед самым Воксом, окрашивая её в предательский багровый оттенок, и с головой выдавая намерения твари. Похоже, эти двое - не первые, с кем существо встретилось за сегодняшнюю ночь.

Змееобразное тело, украшенное длинными плавниками и непонятным, жутким "туловищем" на конце теперь возвышалось из водной глади над парочкой. Тварь тяжело дышала, что странно вообще для подводного существа, и зловеще двигало нижней челюстью. Но... пока не предпринимало ничего агрессивного. Почему ж вдруг...]

0

32

Кажется, девушка находилась то ли в состоянии шока то ли в состоянии испуга. Времени на ответ не оставалось (да и сил тоже) - и они снова бухнулись в воду. Волк приготовился вновь быть подкинутым взрывом, плотно скомпановавшись и зажмурив глаза.
Плюх. Они опять под водой. Но на этот раз взрывошоу не подействовало. Однако волк был все равно напряжен. В воде стали присходить какие то непонятные метаморфозы. Он открыл глаза и мигом побледнел. Кругом была кровь, с кусочками чей-то плоти. Картина была отвратительная и одновременно - завораживающая. Только теперь Воксу удалось более четко разглядеть эту тварь, которую они потревожили. Судя по содержимому в воде - они не первые, кто дерзил ей.
"Рыба" с иррационально-заячьими ушами стала двигаться над ними, отчего то медля. Воксу пришла в голову только одна мысль - "кошка с мышкой". Но знает ли она, что мышь загнанная в угол...
Больше на мысли не оставалось времени. Волк резко выпрямился, работая всеми четырьмя лапами как плавниками, а сам - разгибая тело словно лягушка, волк двинулся на таран. Расчет был исключительно на себя, однако поддержка девушки была бы не лишней.
Лапы в стремительном хвате обхватили "горло" твари, смыкая их в эдаком дружеском обьятии. Из горла выдался отчаянный, но полный злобы рык.
Это задержит... - проговорил волк за спину, услышав всплеск выплывшей девушки - ... беги

0

33

Сердце то бешено стучало, то пропускало несколько тактов, будто самостоятельно впадая в истерику; гулкий стук сердца отдавался шумом в ушах. По телу пробежала дрожь, от холодной воды и от страха, который вдруг захватил власть над остальными эмоциями. Наверное, если бы она была фурри, то шерсть ее встала бы дыбом, но так как она была человеком, на ее коже появились мурашки, которые через секунду уже исчезли. Дыхание стало прерывистым, когда она опять увидела черную тень, которая будто заполонила все озеро. Айви быстро нашла взглядом Вокса и посмотрела на него, стараясь найти в нем поддержку, но он и сам был не в состоянии вымолвить слово. Надежда выжить рушится с каждой минутой. Мой спаситель впал в ступор. - пронеслась внезапная мысль у нее в голове, вызывая очередную волну ужаса. Памела хотела протянуть руку к волку, чтобы как-то привести его в чувство, но тут озерная тварь показала свое "лицо". Оно появилось на поверхности неожиданно и пугающе, исторгая из своей огромной пасти море крови и кусочки плоти. Айви почувствовала, как поднимается тошнота, к горлу подступает ком, но она сдержалась и на мгновение закрыла глаза, пытаясь внушить себе, что это просто игра ее больного воображения. Но как только она открыла глаза, все встало на свои места - монстр действительно существовал, а кристально-чистая вода превратилась в кровавое месиво; эта ситуация отдавала каким-то идиотизмом и банальностью, но была настолько пугающей, что отключалась логика, так что нимфа не могла придумать план отступления. 
Девушка сжала челюсти, чтобы не заорать от ужаса и оглянулась на Вокса, который времени зря не терял - он быстро поплыл к озерной твари и запрыгнул на нее. Пришла очередь пугаться за этого сумасшедшего. - безумная мысль быстро затерялась среди хаоса в голове Айви.
- Вокс, что ты делаешь?! - закричала девушка, не зная, что ей делать дальше. - Я без тебя не уйду!
Памела собрала все свое оставшееся "хваленое" мужество в кулак и попыталась сообразить, как могут помочь ее способности в данной ситуации. Айви отплыла немного назад и сосредоточилась на подводных растениях и травах с берега озера. Через несколько секунд на поверхности озера стали появляться широкие лианы, созданные безграничной фантазией нимфы; они разрывали водную поверхность, которая превратилась в сплошное кроваво-красное пятно, и захлестывали озерное чудовище. Если мне хватит сил, то эту тварь утащит на дно, а мы сможем уплыть в безопасное место. - план сам собой был составлен, но доля вероятности их смерти все же оставалась. Крепкие лианы вырывались на поверхность, будто щупальца мифического Кракена, оплетая туловище монстра, из глотки которого раздавалось странное рычание. 
- Доберись до его глаз! - крикнула девушка, потеряв на мгновение контроль над растениями, из-за чего несколько лиан распались на части.
Но контроль опять был восстановлен и путы медленно, но верно оплетали озерного монстра, пока не прикладывая усилий затянуть его обратно в пучину.

0

34

[Такого... нелепого исхода тварь совершенно не ожидала. Мало того, что какие то моллюски забрались в её любимое озерцо, так еще и брыкаются. Рыба-кролик пришла в лютое негодование, потому как теперь не могла как следует укусить волка. Монстр извивался над водой, пытаясь скинуть с себя надоедливого пушистика. Вокс чувствовал эту отвратительную смесь озерной воды и крови, что вытекала из пасти твари теперь прямо на его спину. Казалось, еще чуть чуть, и волк соскользнет с мерзкого тела, покрытого не менее мерзкой... кожей, или чешуей.

Монстр долго визжал мерзким голоском и пытался сбросить волка. Но потом сделал намного проще. Он поднялся выше над водой, и с силой упал вниз, прямо животом, будто молотом ударив по наковальне, тело озерной твари врезалось в беспокойную воду. От сильного удара беднягу-волка буквально вышвырнуло подальше от шеи чудища. Сейчас он был под водой, и мог лицезреть, как тварь мотает головой, рыскает глазами, находит Вокса, и стремительно приближается к нему. Вот кривая пасть открывается, и движется вперед, как акула идет к своей добыче... Но предательские змеи-водоросли заставили ситуацию изменится. Кровавые зубы беспомощно клацали почти у самого живота пауко-волка, и отстранялись все дальше, утаскиваемые на дно.

Но ведь древние исполины просто так не сдаются, верно? Стоило твари напрячь своё страшное, и по силе, и по внешнему виду тело, взмыть острыми плавниками по сторонам, как бедные лианы и распались, изрезанные и разорванные. Не все, но большинство. Как раз столько, что бы обезумевшая тварь вновь устремилась прямо на Вокса... ]

0

35

Вот так вот. Хорошая скотина... -волка буквально воротило. И он даже не мог определиться - от чего больше. От бешеной скачки или отокружающих "пейзажей". Скорей всего от второго, т.к. на фоне его городских "скачек" эта особого возмущения пищеварительного тракта не представляла.
Девушка что то кричала - но он не сумел расслышать. Визг неприятно резанул уши, заставив заскрежетать зубами. Последующий миг - и они вынырнули над водной гладью и с громом обрушились обратно. Перепад давления И резкие перемены водной и воздушной глади.
Больно. Черт... жутко больно. Сам этого не заметив, но волк на несколько секунд потерял сознание. но очнувшись, он увидел раззявленую пасть, движующуюся прямо на него. Вокруг лопались обрывки водорослей, густо оплетших тело этого рыбокролика. Но они, хоть и уменьшили скорость амфибии, но ничуть не остановили ее. Расстояние по прежнему стало неумолимо сокращаться до его тушки и этого огромного тела.
Не в этой жизни, без пяти минут уха...
Волк оскалился и зло зарычал. Вернее, попытался зарычать. Но вместо грозного утробного рыка из пасти вырвался набор из разных по размеру пузырьков. Легкие безнадежно теряли запас кислорода.
Оставалась надежда на паутину. Но она безнадежно взмокла.
Попробуем...
Тем более, что в условиях близкосмертельных выбора у него не было.
Пальцы сложились в привычном жесте. Тонкую паутину выталкивать из себя не было смысла. Поэтому мысленно он "приказал" своим железам выпустить толстую и крупную сеть, по типу сеть.
Особого успеха на это он не расчитывал, потому в "выстрел" вложил всю силу воли и максимальную концентрацию, на которую был способен. Вены на лапах вспухли, тело напряглось...
.. В тот же миг клейкая но очень нестабильная паутина вырвалась из его лап, оплетая плавники и тело водной твари. По инерции она все же ударила волка, вышибая из его легких остатки кислорода.
Он тут же судорожно погреб на поверхность.
Едва морда показалась над водной гладью это судорожный глоток кислорода. После этого - ожегшая мысль.
Где же Айви???
Но к счастью, девушка была рядом. Как и берег реки.
Греби к берегу. - гребками он подплыл к ней, подхватывая  ее за локоть - Эта тварь не сможет нас застать
Однако взрывное озеро решило опять побрыкаться. В следующий миг их опять подбросило в воздух фонтаном внезапного гейзера. Но закон инерции никуда не делся. И очень скоро по крутой дуге они обрушились на берег озера...

0

36

Айви собрала последние силы на то, чтобы хоть как-то удерживать водяные лианы; когда они начали лопаться одна за другой, девушка вскрикнула от отчаяния и закрыла глаза, вновь устанавливав связь с растениями. Сил оставалось все меньше, а нуд было еще держаться на воде, которая ходила волнами от безумного движения водяного монстра. Я не справлюсь, я не справлюсь...сейчас лианы лопнут и эта тварь сожрет Вокса...чертово чудовище, обязательно тебе надо было ночью появиться? Если бы было солнце... - Памела безнадежно отыскала взглядом волка, которого монстр сбросил с себя. - Черт возьми, хватит распускать сопли! - нимфа зажмурилась, когда увидела, что монстр несется на Вокса, собираясь его сожрать. - А повсюду кровь. Да уж, если бы не такие экстримальные условия, то я бы уже была в обмороке. - безумная мысль на секунду вселила страх, а потом девушка истерично захихикала.
Айви ударила себя по щеке, пытаясь выйти из этого панического состояния; перед глазами заплясали красные пятна, скрывая и чудовище и Вокса, который явно собирался выпускать паутину в противника. Ему нужна моя помощь, хватит поддаваться этим гребаным эмоциям, истеричка! - нимфа с силой прикусила язык, чтобы вернуться к реальности. Наконец, ей это удалось, и она бросила все силы на создание новых лиан, которые оплетали тело рыбокролика, теперь уже стараясь утащить его на дно. Виски жутко заныли, в ногах появилась слабость, зеленая кожа стала немного темнее от недостатка солнечной энергии, но Айви упорно продолжала увеличивать давление на озерную тварь, пытаясь утянуть ее в темную глубину озера. На место красных пятен пришли черные мушки, которые стали безумно и беспорядочно плясать перед глазами. В ушах появился шум, который мешал девушке услышать, что ей кричал Вокс, выпуская свою паутину. А он что-то кричал; Памела пыталась по губам отгадать что именно, и ей это почти удалось. Ей почудилось что-то вроде: "эта тварь не сможет нас достать", на что с уст девушки опять сорвался истерический смешок. Серьезно, что ли? Что-то не верится даже... - нимфа вызвала еще три лианы, которые крепко обхватили тварь, и уже собиралась разворачиваться к берегу, как вдруг озеро опять ожило.
Видимо, тварь передавала им прощальный подарок в качестве нового взрыва, который подбросил незадачливых путешественников в воздух; по инерции их повлекло к берегу, что очень обрадовало Айви. Но тут она поняла, что они сейчас упадут прямо на камни, и ее радость резко поубавилась. За несколько секунд она создала на камнях что-то вроде батута из упругого мха, чтобы уж точно не разбиться и не переломать себе все кости. Вместе с Воксом она шлепнулась прямо на эту подстилку; удар пришелся на спину, поэтому из легких выбило весь воздух. Айви перекатилась на живот и судорожно стала хватать ртом воздух. Во всем теле была жуткая слабость, которая пыталась отключить сознание Памелы, но она каким-то чудом удерживалась на плаву, хватаясь за каждую мысль.
Через несколько секунд, она встала, пошатываясь и нетвердо стоя на земле, но решила, что на земле будет спокойнее, и опять села на землю, поджав ноги. Черт возьми, я вся в этой красной гадости... - нимфа с отвращением оглядела себя, уже забыв, что это чья-то кровь. Через мгновение она стала смеяться, глядя на Вокса, на котором тоже была эта красная субстанция.
- Спасибо...за...приключение... - в перерывах между приступами смеха говорила Айви, вытирая слезы и кровь с лица.
Наверное, выгляжу сейчас, как больная... - подумала девушка, закрыв лицо руками и покачав головой, приходя в себя. - А если он ранен? - опять страх липкими лапками обхватил сердце. Девушка подползла на четвереньках к Воксу и обеспокоенно уставилась на него.
- Ты в порядке? - да уж, вопрос как никогда соответствовал месту.

0

37

ты шутишь? - едва ли не подскочил волк - да я себя чувствую просто потрясно.
Однако "едва ли" сыграло в данной ситуации существенную роль. Адреналин из крови после пережитого постепенно отступал. За все время этого "рандеву", волк даже испугаться то толком не успел. Для него это все равно виделось как игра, где слово "смерть" - так и остается словом. Нечто таким неосязаемым и неопасным для жизни. Как бы это абсурдно ни звучало.
Дак вот. После спавшего адреналина, на Вокса навалилась невероятная усталость. Ему едва ли хватило сил, чтобы приподняться на локтях и взглянуть на свою компаньонку.
Не хочу быть грубым, но  выглядишь ужасно - волк засмеялся, яростно понимаю, что сейчас он выглядит в точности также. Даже татуировок не видно из-за этой жидкой красной ерунды.
А вот следующий поступок волк так и не смог сам осознать даже впоследствии. Организм просто подстегнул его к действию, находясь все еще в  эйфории от всего недавнопережитого. С локтей он поднялся ближе к лицу нимфы и просто прильнул своими губами к ее, даже и не вспомнив о ее не столь далеком предупреждении касательно ядов. Однако поцелуем это было назвать тяжело - вытянутая морда волка никак не способствовала соприкосновению его губ к губам девушки. Однако и просто чмоком это не могло быть даже по умолчанию. К Айви у волка проснулись действительно теплые чувства.
Сколько они просидели в этой неловкой попытке выразить свои чувства - волк не знал. Казалось бы миг - однако, открыв глаза, он почувствовал, что солнце уже показало свой диск из-за горизонта.
Скоро рассвет, выхода нет
Ключ поверни и по ле те ли

Вспомнил он песню известной группы.
Ну что? - он сладко потянулся, откидываясь на зеленый "матрац" сотканный нимфой, когда они падали. Взяв девушку за запястье своей лапой, он увлек ее за собой - Теперь твоя очередь искать приключения на твой милый и, несомненно, заманчивый попсель.

0

38

Девушка наблюдала, как Вокс устало приподнялся на локтях и засмеялся над ней. Айви состроила обиженную мордашку, но тоже через секунду засмеялась, пытаясь стереть руками красную жижу хотя бы с лица. На коже оставались розоватые разводы, и нимфа, разозлившись, встала и пошла к другому озеру, отодвигавшись на приличное расстояние от взрывного озера. Походка ее была нетвердой, девушка немного пошатывалась, в коленях чувствовалась слабость, которая предательски предлагала ей улечься прямо на камни и отключиться. Девушка медленно опустилась в воду и легла прямо на берегу, где мягкие прибрежные колыхания воды смывали с нее чужую кровь. Внезапно, все случившееся навалилось на нее неподъемным грузом, который тяжестью отдавался в голове. Черт, как я пережила все это? Все мои страхи будто ожили...и еще этот волк...черт бы его побрал тоже. Лучше бы он вместе с монстром утонул... - беззлобно подумала Памела, обернувшись на своего чудесного спасителя. - Что на меня нашло? Идти куда-то с незнакомцем, ночью...спасать его и себя... - неожиданно для самой себя, девушка почувствовала странную теплоту где-то внутри, что ее очень испугало. Она быстро отвернулась от Вокса, чтобы это странное чувство исчезло; но оно все оставалось, даже не желая уменьшаться.
Когда кровь была благополучно смыта с ее кожи, Айви вышла из воды и опять вернулась к волку, который разлегся на подстилке из мха, созданной ею. Девушка фыркнула и села напротив своего спутника, разглядывая его, и о чем-то размышляя; когда Вокс резко поднялся и приблизился к ней слишком близко, нимфа от неожиданности даже не успела отодвинуться или сказать что-то. Наступила тишина, нарушаемая только осторожными трелями птиц, которые начинали свой утренний круговорот дел. Только сейчас Айви осознала, что наступает утро. Ей показалось, что сейчас солнце вспугнет волка и он исчезнет с первыми лучами, но странная парочка все также сидела на берегу, пытаясь выразить свои странно возникшие чувства, которых явно не ожидала Памела. Щеки ее покрылись милым румянцем, а глаза сами собой закрылись; мозг пытался осознать происходящее, этот неумелый и несмелый поцелуй фурри и человека, но все мысли сворачивали не в ту степь. Когда Вокс отодвигался и встал, Айви медленно открыла глаза и отвернулась на секунду, не решаясь спрашивать у волка, что это было. Не бери в голову, просто внезапная вспышка адреналина, которая уже закончилась... - попыталась объяснить себе этот поступок Памела. Она с подозрением посмотрела на волка, который опять улегся на подстилку, при этом схватив ее за руку и потянув за собой. Опять не успев возразить, Памела уже очутилась на его груди, лицом к его наглой морде. Щелкнув зубами возле его носа, девушка скатилась с Вокса и улеглась головой ему на лапу, оставив одну руку на его животе, мягко пропуская сквозь пальцы его шерсть.
- Какой же ты нахал... - скрывая довольную улыбку, промурлыкала девушка, закрыв глаза и сладко потянувшись. - Может быть домой? Я очень устала, кажется могу в обморок грохнуться в любой момент. Да и подзарядиться нужно...я же существо на солнечных батарейках. - предложила Айви, прижимаясь к волку и открывая глаза, чтобы взглянуть в глаза своего спутника.
Что я творю вообще? Это же не нормально...я совершенно его не знаю, как я могу доверять ему? - благоразумие трубило тревогу, а девушка не могла его игнорировать долго. Она поднялась с земли и отряхнула мелкие травинки с тела, а затем кивнула Воксу, будто бы прося его следовать за собой, и пошла вперед.
--------->Зеленый дом Айви.

Отредактировано Poison Ivy. (12.11.2012 09:19:18)

0

39

Нахал? Неее... - беспечно махнул свободной лапой куда-то в сторону волк - главное - не смотреть на мое голое "ниже пояса". Думаю, там снова нету никакой... защиты
К Волку вновь стало возвращаться благодушно-пошлое настроение. "Маленький мальчик" в его голове, который так беззастенчиво и открыто радовался чудо-озеру, вновь с хитринкой в глазах стал "притворяться" взрослым.
Солнце уже начало нещадно припекать. Природа постепенно оживала. Девушка прилегла на его вторую лапу.
Вновь испачкаешься же ведь. - волк чувствовал ее волнительное поглаживание по шерсти на животе. Особенно было приятно, когда ручка зарывалась глубже, даря свои чуткие прикосновения уже чувствительной коже.
Батарейки говоришь - ему не хотелось рвать этот миг. Черт его знает, когда представится еще такой момент в такой вот... неформальной обстановке. Да и не смотря на зеленофильность девушки, он с трудом верил, что для энергии ей нужен фотосинтез. Как представится в голове, что она вот так берет и с ногами залезает в горшок, зарываясь по щиколотки в почву и криво вытянув руки в бока ладонями вверх. А на лице виноватая улыбка, мол "извини... но как то так".
Волк прысныл со смеху. Лучше такое не представлять.
Но все равно. Я бы не отказался от нормального и невзрывопасного душа. У тебя, насколько я помню, таковой имеется- волк в два рывка поднялся на ноги, охотно помогая девушке встать.
Только давай пойдем как нормальные разумные существа - этой дорогой - он указал на хорошо протоптанную и очень заметную животную тропу, которая, если верить "встроенному" волчьему чувству направления, шла немного в сторону от зеленого домика. Однако, Вокс надеялся, что она обогнет злосчастное болото, в котором они едва не застряли по пути сюда.
Слов больше не надо - оставались лишь действия. Уверенной поступью, но держась рядом с девушкой, грязно-красный волк двинулся в обозначенном направлении
---> Зеленый дом Айви

0

40

----Откуда-то----
Погруженный в свои мысли, Дэни и не заметил, как дошел до невероятно красивого места. Три озера, кристально чистых и довольно широких располагались друг за другом. Парень выдохнул - такую красоту ему доводилось видеть впервые. Легкий ветерок обдавал лицо брызгами. Воздух был свежим, даже холодным. Дэниэль сел на нагретый солнцем камень, подставив лучикам и ветру свое лицо. Усталость как рукой сняло, но тревожные мысли не покидали. Оборотень все время думал только о прошлом. Больше всего его волновало отсутствие кого-либо рядом. Он всю жизнь искал того единственного, для кого жил бы несмотря ни на что. Из-за таких поисков он становился слишком наивным. Доверял почти всем, с кем знался.
И когда я научусь жить нормально и разбираться в людях?! - единственный вопрос, волновавший его больше всего именно сейчас.
Решив все - таки расслабиться, парень снял рубашку и штаны и прыгнул в воду. Озеро оказалось не таким уж и мелким, как думал Дэниэль с самого начала. Холодная вода взбодрила парня, повысила настроение. Он всегда любил плавать, вода всегда расслабляла волка, оказывала на него своеобразное влияние. И поэтому сейчас он сидел, привалившись спиной к тому самому валуну, на котором сидел пару минут назад. Кожа его блестела и переливалась от воды, мокрые волосы аккуратно лежали на плечах. Парень тревожно наблюдал за водной гладью, но он был спокоен. Впервые он был так спокоен.

0

41

.....

Место хорошо, когда оно днем. День – начало светлого, возвышенного и непорочного, днем обычно принято смеяться/улыбаться, гулять в одиночестве или с кем-то. Но затем ночь сжирает дневной свет, превращая все вышесказанное в антонимы. Зачем тебе на закате дня сидеть в гордом одиночестве на берегу холодных вод? Суеты нет, печали тоже, но в основе лежит неправильность действий - когда уже слишком поздно, ты один, до города далеко. Ты размышлял об этом прямо сейчас, о том правильно ли ты поступаешь, когда почти каждую ночь забываешься под трамвайный вой или же песни сверчков, и это можно было бы назвать "гром", "каждую ночь в сердце солнце поет", наверное, поэтому ты плюешь на эти скучные сны. И конечно же, ты все это придумываешь прямо сейчас. Ты стараешься оправдаться красивыми словами, придать значение и краски своим настоящим причинам, дабы не казалось то слишком ущербным и обтекаемым.
Когда занять себя нечем, начинаешь предавать себя любыми куда более глубокими мыслями, занимаясь самокопательством и прочим бредом, дабы время казалось не таким мучительным. Но ты искренне любил это время.
Итак. Ты сидел под большим деревом на берегу у одного из небольших озер, вода которых ночью напоминала чернила, играясь своей гладью с отражением чеканной монетой луны. Сумерки сгущались, на горизонте черной аппликацией виднелись очертания гор и деревьев, а по всюду витал возлюбленный сухой запах хвои. Темные тени деревьев ложились на травы да и ветер-сюрреалист пропал куда-то, оставив теплый воздух наедине с тобой. Идиллия. 
А ты в свою очередь откинулся спиной к зазубристому стволу дерева с маленькой карманной книжкой в твердом переплете, как одно из развлечений на сегодняшний вечер. И не какая-нибудь там вагонная поэзия , ум и интерес были заняты творчеством Владимира Маяковского, сборником его стихов. Страница за страницей последние полчаса, телом с места не шелохнувшись, как в увлечении под звуки природы разум одновременно забит и чист. Ты откинул голову назад, затылком стукнувшись о твердый ствол, хотел и ноги было протянуть, но от сего положения бревно, на коим ты сидел, недружелюбно съехало, заставив тебя с испугу вцепиться руками в дерево над головой и подтянуть обратно ноги, дабы то несчастное бревно не покатилась дальше вниз по склону. Секундная забава судьбы, и ты вновь взял под контроль ситуацию, но вот желание остаться там же испарилось, и ты поднялся, отряхиваясь от стружек, пыли и чего-то там еще. Книжечку закрыл и в задний карман штанов удачно спрятал, не обращая внимания на то, что она наполовину выглядывает из кармана (ну в общем как-то так).
Медленным шагом, ступая по сухой охладевшей земле, которая уже начала отсыревать, ты спустился по небольшому склону и ступил на гальку, ни сколько не жалея ботинок. Поднялся на высокий большой камень и уставился в противоположный край, лучом желтой луны получая в оловянную грудь, словно под ее прицелом. Забитый до краев полон сил и мысли, заряжающийся на мушке у девки-луны, на пороге неба.

0

42

----Откуда-то----
Волчица долго брела в неизвестном направлении. Она размышляла над тем, сколько новых знакомых у нее появилось за все это время.
И ведь у каждого свои странности! Мда, весело! - мрачно подумала Итана. Осмотревшись, она вдруг подумала, что уже бывала здесь.
Так уж и быть! Отдохну здесь. Раз уж все-равно некуда идти.
Ита сняла куртку и села под большим, раскидистым деревом. Она сложила вещи и положила голову на имитируемую подушку.
-Как хорошо... - волчица вздрогнула. Никогда собственный голос не казался ей таким странным. За последние несколько дней она почти ни с кем не разговаривала.
И не превращалась. - эта мысль заставила ее вздрогнуть.  Тан подняла голову и вновь осмотрелась. Все казалось таким спокойным.
-Словно затишье перед бурей. - уже вслух завершила свою мысль Итана. Она снова улеглась и прикрыла глаза. Тело окутывала приятная усталость, а глаза наливались тяжестью сна. Ветер ласково перебирал ее локоны, шерсть слегка вздыбилась от прохлады, веки подрагивали. Волчица окунулась в объятия Морфея.

0

43

Тикаешь глазом в сторону отдаленных звуков различных причин на своем низменном горизонте черно-белого цвета. Легко дышать свежестью, распознавая те или иные основы объектов, ты привык замечать малейшие изменения в воздухе и на земле, прыгая в веселом хитром калейдоскопе дней, но при этом затаившись как паук. Праздник закончился давно; начинался он сугубо скромно ради одного человека, начинался все пять дней подряд, но так и не смог начаться. И настроение даже хорошее. Тем темным вечером за пять минут до начала праздника и за пять минут до его конца, ты привык передвигать фигурки, принимать решения и думать в последней попытке. В те самые пять минут ты сковал себя обещанием (не важно каким) к своему дальнейшему пути, в те пять минут масса энергии сжалась, сжалась, чтобы потом взорваться  новой вселенной и галактикой свежих мыслей, в то лето ты больше не жил.
Ты замер, отсчитывая новые пять минут для себя, в которые способен просчитать все ходы наперед, понять действительность происходящего, вспомнить старые обрывки памяти, как клочки бумаги. Бесноватые мысли завопили в голове, нарушая складность и упокоение, некий порядок в цепи разрывом единичного кольца.
Нарушение колеблющихся волн воздуха заставило тебя отойти от воды по камням назад, и даже не сразу понял что к чему и что так забеспокоило почти все органы чувств; в мозг посыпались сигналы, он задребезжал, наказывая насторожиться. Пять минут случились, оповещая, что праздник пустоты и тишины прекратился, тебе сказали втянуть побольше воздуха и попробовать его на вкус , расщепляя кусочки знакомых немых  ощущений.
В бессвязности мыслей ты зашел бесшумно по-кошачьи за дерево, припоминая знакомые черты тонкого запаха.  Оперевшись плечом о шершавый ствол дерева, ты замер, уставившись в одну точку, откуда исходили слабые звуки, переодичностью напоминавшие человеческие шаги, легкие по массе тела и уточненный запах объекта женского рода. Как паук, не видя самого существа, ты уже определил в кукую сторону оно направляется, какого размера, с какой скоростью передвигается и что это именно такое. Перед глазами за деревьями в относительной отдаленности замерцало засвеченное пятно, мешая воспринять фигуру визуально. И чем ближе оно становилось, тем меньше было шансов это сделать. Но то было уже не важным фактором, так как ты безошибочно узнал сию персону по запаху, даже если не вспомнил ни лица, ни имени. Еще оставалось время на поиски правильных ответов, да только не утруждал себя этими поисками утерянных данных.
Все это время ты оставался неподвижным у дерева, отслеживая каждое мельчайшее движение со стороны, так же выстраивая последовательность действий в голове. Из виду не ушло, как объект приблизился и направился к воде, вступив в нее ночную холодную, и все это время ты стоял совсем недалеко в полном беззвучии, подобно мраморному изваянию. Ты даже дышал еле-еле, боясь, что малейшее движение выдаст твое присутствие и котись оно все к чертям. Такое становится вполне себе забавным и отчасти неправильным, только это и давало приправу к ситуации. Ты захотел улыбнуться совсем немного для проформы, но не смог, сил хватило лишь выйти за один шаг из-за дерева так же бесшумно и сложить руки на груди, продолжая тянуть время ожиданием. Сам того не понимал, зачем тянуть кота за хвост: ты либо даешь о себе знать, либо уходишь  как можно тише и незаметней. К последнему, признаться, ты стремился больше, но именуемый как интерес человеческий оставил тебя тут, поэтому и не смог ты во время сказать слово. Наблюдение  казалось вычурным, ты как любишь/обожаешь эту тактику повседневно и почти со всеми.
Ты смутился.
Вот мне интересно: ты любитель особых сексуальных предпочтений или у тебя отсутствует напрочь инстинкт самосохранения? Иначе в совпадения я не верю.
Ты не дрогнул с места, тебя действительно заинтересовал данный вопрос. Второй раз натыкаешься на эту девочку и второй раз в темное время суток вдали от людных мест в столь вызывающих нарядах на твой взгляд. Уродов да психов в наше время предостаточно, и как ей не стремно одной в таком по таким местам ходить – не понятно.
Одно из двух.

+1

44

Митчелл Ти-Сваг

Незнакомая фигура подкараулила Митчелла у следующего поворота в кабинет «психологии и нашего восприятия», буйным преподавателем выскочив оттуда с восклицательными нотками (обычное дело — будить таким образом спящих студентов):
А-а-а!
Исход предсказуем — собака впервые пожалела, что наличествует лишь одной папкой документов «График наркомании за 2013 год», ручкой с черной пастой, очками, а не алюминиевой указкой. Как приложил бы с размаху — только лапы сверкали бы!
Когда Митчелл пришел более-менее в себя и очистил пол от выроненных вещей из рук, взгляд приобрел усталый вид «Ну что опять?».
Слышь-слышь, — торопливо загомонил ушастый приятель, — сегодня мы, епта, выезжаем с братвой на природу... Угадай — куда?
Если выражаться точнее, никто с тобой не согласился ехать. И ты еще заверяешь меня в обратном... — ледяным тоном уточнял Митчелл, печально скользя взглядом по кабинету. Дверь хранила молчание и, кажется, не собиралась открываться. Наконец-то собака тронулась с места, и Зумпер сделал робкую попытку подхватить того за локоть, но он брезгливо дернулся боком и начал быстро душить дверную ручку.
Ну нельзя же так бросать друга на произвол судьбы, — плаксиво начал Зумплер, придавливая «выход к учебе» грузным телом. — Вспомни, сколько раз я приходил к тебе на выручку! М? А когда тебя облепили с двух фронтов чертовы... педики — и намеревались...
Так куда ехать? — Песик с любопытством навострил ушки.
Как... куда?! Я разве не сказал таким мистическим голосом «Триозерье»? — Этот тип заносчиво задрал розовый нос, наблюдая естественную, увы, не последовавшую реакцию Митчелла. Другие знакомые сразу же пучили глаза и теряли дар речи: перед ним стоял уникум, как и он сам.
Зум, чувак, что меня там ждёт? Какой-то очередной тупой прикол, который выдумала твоя ни на что другое неспособная фантазия? На малобюджетный фильм, к моему счастью, ты не потянешь...
Пытаешься оскорбить, да? Уверяю тебя, здесь нет никакого подвоха. Один запантитованный отдых — «Мой и дорогого засранца Мита»!
Встретимся там, лады?
«Пожалуйста, отойди. Я должен получить чертов зачет!»
А вдруг ты не придешь?..
Тебе ничего другого не остаётся, как положиться на моё слово. Пока!

Глазами Зумпера Гойла

«Положился, блять, на твоё слово, подлец... — как-то обиженно думал я, кидая мелкие камушки в прозрачную чистую воду. От эпицентра снаряда ходили... раз, два... пять... много кругов, моё отражение размывалось. — И застрял тут. Без денег. Один. Гадина»
Плечо зайца кто-то мягко сжал, пару раз потрепал, тем самым приглашая его встать. Насупленная морда прытко обернулась — улыбающаяся собака молча тыкала пальцем в книжку. Там красовалась роспись Шульца Грауля.
Поздравляю. — Зумпер машинально огладил лапой длинный уши, что являлись его непосредственным талисманом, и, приподнявшись, агрессивно взялся за грудку ойкнувшего Митчелла. — Где тебя черти носят, непунктуальный ты наш? Знаешь, я, твою мать, уже полчаса грею эти холодные камни своей пушистой задницей, которая по твоей вине готова остаться без пушистого хвоста!
Если бы ты поставил меня в известие, что твоё гребаное «Три-о-зерье» так важно, нежели мой зачет по выносящей мозг психологии, я бы дал в бубен нашему тормозящему преподавателю. О да, шевелить языком он просто спец... — закончил язвительно пес, отталкивая наглого приятеля. Серую рубашку помял, да и какая разница?
Настала гробовая тишина. Такого подхода заяц ну никак не ожидал — пальцы растирали затылок, то есть шерсть вставшую на затылке. Представьте лающего пса и притом говорящего! Ага, представили?
Что же, извини.
Ага. Может быть, пойдем? А то стремно как-то стоять под елью с другом, потому что здесь сыро... Наверное.

Спустя несколько минут и перебрасывания фраз, им удалось встретить первую живую душу и, пожалуй, последнюю...

Не зря такого рослого зайца называли приколистом.
«Моя жертва... чужими руками»
Эй, а тебе не слабо пойти и ущипнуть за грудь ту... — неопределенно кивнул куда-то под дерево заяц, — любезную?
Идиотизм. — Явно решил отказаться Митчелл, старательно дергщий правой ногой — носок мазал по банке, но каждый раз с промахом.
Сто баксов...
«...которых у меня нет...»
...дам.
И задуманное пришло в исполнение.

0

45

Волчицу разбудила странная возня. Но коварный сон не хотел отпускать ее просто так. Тело затекло и не хотело слушаться. С трудом Итана перевернулась на спину. Шорох прекратился, но лишь на мгновение. Волчица и не собиралась открывать глаза. Её тело было расслаблено, пригрето солнцем и обласкано ветром. Ита наслаждалась утром и пыталась отойти ото сна.
Ну вот, снова развалилась, подставила брюхо солнцу. А зло не дремлет. Хватит дрыхнуть, чертовка!!!
О Боже, только не ты! Ну надо же, а я думала, что избавилась от вас. Нужно обратиться к психиатру.
Снова эти голоса в голове не давали волчице покоя. Она и не думала вставать, ведь все вокруг так и располагало к приятному и долгому сну.
Тан решила поспать еще пару часиков. Но не тут - то было. Стоило ей расслабиться, как до её груди дотронулись теплые мохнатые лапы.
Нифига себе поворотик! - промелькнула дурацкая мысль. Итана подскочила, как ужаленная и моментально бросилась на нахала, что потревожил её сон. Повалив его на землю, волчица грозно зарычала.
И все-таки надо узнать, что за существо прервало мой сон!
Волчица перестала рычать и вгляделась в лицо пса, прижатого ею к земле.
Хмм, что за щенок?
-Ты кто такой? Зачем меня лапал, а, извращенец маленький? - Ита поднялась на ноги и отряхнулась. Она стала рассматривать объект "нападения", хитро прищурившись. С виду пес был обычным парнем, симпатичным, как подметила для себя Итана. И он не казался каким-то маньяком. Но что-то в нем ее определенно напрягало. Только вот что именно, она понять не могла. Мысли все еще были далеки от этого жестокого, странного мира.
Ну вот, как и предполагалось!
Хватит! А это еще что такое??? - Итане удалось разглядеть что-то белое за деревом.
-Ты еще и дружка с собой привел? - теперь волчице все это казалось обычным розыгрышем, тупой игрой двух озабоченных подростков:
-Ну и зачем вам это?

0

46

[Himitsu]
Треснутые стекляшки призмы глаз крошатся мелким голубым/желтым стеклом, в желудке прорывается засасывающая сила пустоты, а в ушах шуршит серая пленка, как отсутствие звука.
Ты  смотришь внимательно в ожидании ответа через густой кисель времени. И пускай в этой пустоте серой все выглядит таким же разлагающимся и серым, глаза твои вспыхнули ясными дрожащими фонариками света (старые иллюзии). Это резкое действие того фонарика заставило прищуриться, отведя голову в сторону как следствие того, что резко направленный свет резанул по глазам в продолжительность трех секунд, после чего ты смог вновь уставится в сторону исходящего белого засвеченного пятна. Свет рассевающий, а не направленный, и не особо мощный, чтобы причинить тебе особо явный вред. И ты улыбнулся. Улыбнулся той самой снисходительной улыбочкой, с которой обычно наблюдают за проделками маленьких детей, только в твоей улыбке было мало чего  приятного. Стараясь показать себя как можно более дружелюбным, ты сцепил ладони на уровне груди в каком-то почтенном тоне и сделал улыбку более мягкой, от чего и черты лица разгладились.
Выгуливаю себя и... Выгуливаю себя.
Вздох наполнил грудь резковатым по запаху кислородом, и ты опустил руки, дабы не составить впечатление "злого гения", что вечно потирает ладоши от меняющихся каждую минуту и две секунды навязчивых идей.
Но это не столько важно, сколько видеть тебя снова в отдаленном от человека месте.  — ты обвел скудно ладонью местность, словно лишний раз наслаждаясь детищем природы, созданными предметами не руками человека. — Какова причина твоих походов под ночь на этот раз?
Ты дернул головой в сторону на какой-то иной подозрительный шум, исходящий совершенно с другой стороны.  Казалось бы, касаться тебя не должно но ты прищурился, водя птичьим взглядом по темно-серой окрестности, покуда голова поворачивалась медленно и с механической натугой. Но то все было отдаленным, никчемным и слабым, чтобы тратить секунды и внимание на глупые отзвуки скучных чужеродных голосов. И то, все было слишком тихо даже для тебя.
Снова бросаешь искристый взгляд в сторону маленького человечка в капюшоне и плаще. Переосмысление жизненных позиций давало новое восприятие к окружающему, само собой и видеть ты стал совсем по другому тех, с кем ты раньше был знаком. Теперь ты видишь что-то иное, непохожее на ту ночную встречу.
Ботинки скользнули по сухой земле вниз по склону, тем самым ты спустился плавно на манер парящих вампиров в длинных плащах с поднятыми огромными воротниками. Весьма уверенно и заинтересованно обошел ее с боку, оглядывая и при том не скрывая открытого интереса; таким взглядом обычно товар в магазине нужный оценивают на предмет его нужности в доме.
Итак. Не страшно ль тебе шляться по ночам? Как один из таких крысоловов... — ты запнулся, остановившись и уткнувшись взглядом куда-то перед со бой. — в прошлом. Я знаю какая крыса аппетитнее, по каким критериям стоит ее отбирать и как именно ее ловить. Многие не столь разборчивы, многие беспринципны, многие ставят другие цели, но ты можешь войти в список любого из...
Ты сделал пару шагов в сторону, повернувшись лицом к черной воде с лунным цветом поверхности, задумчиво потирая подбородок, как одинокий пастух или кочевник ветра. Рот захлопнулся в тяжелом молчании столь резко и внезапно, но продолжать ты не хотел, даже не ища точки отхода. Минута за минутой, будто забыл о чем шла речь и на какую тему, ты попросту стоял на краю озера, возвышаясь над водой на сухих камнях, и молчал. Уже начало казаться, что прошло минут пять, но это минуты тикали слиииишком заторможенно, посему пять минут вообще могли бы оказаться вечностью.
Девочка ты милая и симпатичная, по-своему привлекательна, в особенности сейчас. Твой... — ты повернул к ней голову, пристально всматриваясь в серый плащ с капюшоном на ее голове, засвеченным отчасти светом фонаря — Он как тряпка матадора для свирепого быка. Только матадор-то неопытный, вряд ли увернется от куска огромного рогатого мяса, а полагаться на удачу все время не стоит.
Да, ты старался припомнить отчаянно, где ты мог видеть такой коротенький плащик с капюшоном, и вроде был он у девочки из сказки , которую называли так из-за цвета ее головного убора. Красный. Вроде так называется. И быки летят на красный, исходясь густой длинной слюной ненависти и горячего желания посадить человека в гольфах на острые рога.
Прикрыв глаза, ты уже полностью повернулся к ней лицом и сделал шаг на встречу, светясь в ночи лишь глазами и белой полоской на горле на всем остальном глубокого черного густого цвета.
И не надо говорить мне весь этот бред о самостоятельности и нежелании находится с кем-то  что был в прошлый давнейший раз. Посмотри правде в глаза, прими эту чертову реальность! Или тебе в действительности нравится шляться по ночам, примеряя роль якобы невинной приманки?
Ты снова оглянулся назад всматриваясь в глубину горизонта сосредоточенно, впивая взглядом ночную темноту с отблеском холодного свечения луны "цвета спелого зрелого яда".  Поджимаешь губы и тикаешь глазами бегло, прислушиваясь к тишине и ее серым шумам, и к чему-то еще слабому, а иногда и нет. В такой густоте наличии темных ночных звуков и их отсутствии, ты слышал тихие размеренные удары собственного сердца, и мало того - ее сердцебиение слышал тоже. Ты переключился на иной звук, не найдя удовлетворенности в другом, после чего с запоздалым видом повернулся снова к девчушке. Рука медленно всплыла вверх, палец коснулся губ – ты совершенно беззвучным жестом наказал молчать таким образом, после чего крепко схватил ее за руку под плечо, учитывая силы и предполагаемое желание высвободится из оков твоих пальцев.
Пошли.
Резко монотонно скатилось с губ в тихом бесстрастии и непроницаемости,  шагнул в сторону и дернул за собой, не обращая внимание на то, что может произойти позади и какие эмоции вызовет сие действия на ее ровном гладком личике. Это уже интересовало в последнюю очередь, а первое – ты потащил ее по камням за собой вдоль берега, уводя от скудного шума чужих разговоров.

+1

47

Глазами Митчелла Ти-Свага

Сердцебиение участилось, перед глазами, неспешно прощупывающими фигуру волчицы, образовалась какая-то красная пелена. От стресса Митчелл попросту забыл моргать, и в последствии, чтобы стерпеть неудобства, то есть назидающую боль, зубы отчаянно срывались на пирсинге — грызли, жевали, слюной смачивали.
Таким он никогда не занимался. Абсолютно. Естественно, любой-другой подросток на его месте удовлетворяет собственную половую потребность либо в компании друзей, либо с тем, кого любит. А обоим упомянутыми случаями жизнь пса, увы, не располагала.
Надеюсь, она крепко спит... или вообще провалилась в кому. — Он шептал таким образом, чтобы свои, прижатые к макушке и в предкушении расправы, уши ни уловили даже мелкого колебания звука. Но дыхание выдавало его с потрохами — оно, наверное, могло согреть мерзнувшего эскимоса и растопить Северный Полюс. Достаточно вспотевшая лапа смяла выпирающую из прослойки ткани грудь, немного помассажировала, другая — поступала так же идентично.
«Ммм... Прекрасно»
Обладатель столь качественного — вернее, качественных — экземпляра молча прервал процедуру, навалившись на готового заскулить от счастья «щенка» телом. Смена позиции и лишения тактического преимущества кормило воображение Митчелла следующими картинками: впившиеся в глотку клыки, исцарапанная до полумертвого состояния морда, откушенный или вырванный язык.
Гойл! — В голосе Митчелла явственно проступал испуг, плавно переходящий в ужас, будто бы нынче он не есть тот самый маньяк, а жертва.— Вызывай полицию!
«Что я... несу?»
Никак нет, мэм! — искал новый подход с выкручиванием из глупой ситуации пес, плавно изрекая ложь. — Я делал вам массаж сердца, потому что... не обнаружил пульса! ВОТ! Знаете, это выглядит достаточно странным — обнаружить одинокую фигуру под деревом без признаков жизни. Нет же, за место того, чтобы поблагодарить, вы набросились на невинного щенка. Тьфу! Гав. Между прочим, я совершеннолетний! Мне двадцать четыре! — нагло, возмущенно напирал на поднявшуюся волчицу Митчелл, следуя за ней в вертикальную стойку. Когда он, испачканный и нисколько не униженный, активно зажистикулировал лапами, стало понятно: ссоры не избежать.

Глазами Зумпера Гойла

Место наблюдательного пункта было раскрыто — то ли уши сильно выпирали, то ли дикий смех выдал, увы, непонятно. Ветка на прощание одарила юмориста по морде, вызвав тучный понос эпитетов. Порядком, ему надоело терпеть безучастной интриги, в главный роли которой выступает он.
Что здесь, мать твою, произошло, Томми?
«Надо бы подыграть ему. Хмурая и озабоченная случившимся морда; прижатые от тявкающих звуков уши»
Иду я себе тут, знаешь, как обычно на прогулке, и — бам — вижу лежащую под деревом девушку. Думаю, что-то случилось! Решил проверить пульс — нету, потом начал по инструкции делать массаж сердца.
Выпученные зенки придавали истории правдивости, атмосферность, от чего кролик сам зауважал актера внутри блохастого друга.
И как наброситься, падла... Ой, прошу меня простить. Эмоции... аж сердце в задницу еркнуло. Ну и потом ты прибежал. Да, — закончил несколько спокойным тоном Митчелл, давая возможность проанализировать дезинформацию, предназначенную волчице, зайцу.
Выходит, он желал вам помочь, но вы... не приняли сей факт во внимание — наброситься на невинное существо, считайте, плохой поступок. Идем отсюда. Неподалеку есть кафе, отдышишься, приятель. А то я смотрю: нам здесь не рады.
Деньги, — требовательно отозвался припавший к боку зайца пес.
Нету, — губами ответил Зумпер, утягивая рычащего Митчелла.

Отредактировано Тибак (25.06.2013 18:55:14)

0

48

А ну стоять! - волчица грозно рыкнула, потянув пса за капюшон и притягивая к себе.  Глупая история про пульс не впечатлила Итану.
Сама решу, когда он перестанет биться! А сейчас нужно разобраться с этими засранцами. Как там их? Томми и Гойл?! - она резко прижала пса к дереву и заглянула в широкие от испуга глаза. Затем повернулась к ушастому и прошипела:
-Уноси ноги, пока жив, а с твоим дружком я лично разберусь!
Желтые глаза загорелись огнем ярости, но что-то странное промелькнуло в них, стоило ей снова посмотреть на пса.
-Ну что, Томми, каковы были твои истинные мотивы? Не скажешь - загрызу! А я могу... - последнее волчица произнесла чуть слышно, почти на выдохе. Её морда была слишком близко к морде пса, хищная улыбка открыла клыки во всей красе. Казалось, еще немного, и Ита разорвет бедного парня. Но хищница решила использовать другой подход. Во-первых, она почти не злилась на пса из-за этой маленькой шалости, к тому же это ее даже немного возбудило. Во-вторых, ей хотелось немного позабавиться. Волчицу веселило то, что эти двое немного напуганы и пытаются выкрутиться. Но сейчас нужно было играть свою роль.
-Говори! И не смей врать! - рыкнула Тан, крепко вцепившись в футболку пса. На самом деле она наслаждалась такой близостью. Она могла  вдохнуть запах парня, смотреть ему прямо в глаза, не позволяя отводить морду в сторону. Не хватало только прикосновения. Но это было поправимо: другой рукой Ита вцепилась в шею парнишки.
Давай, Ита, отомсти за прикол! - из ниоткуда появился голос в голове.
Не хватало еще и убийства! Психопатка! - конечно же, с первым пришел и второй.
Но ничего такого она не планировала. Всего лишь припугнуть.
Забудь о своих слабостях и не поддавайся на эти испуганные глазенки! Ты ничего такого делать не будешь, просто не проколись! - волчице сложно было контролировать себя, но такие мысленные уговоры помогли, и она только еще крепче сжала горло парня.

0

49

Глазами Зумпера Гойла

«Она точно спятила! Вот же гадство, нарвались на сумасшедшую. Томми... — я внимательно посмотрел на него, - я позову на помощь... Или...»

Бежим!

Всё произошло так быстро, что никто из участников этой заварушки ни черта в последствии не понял.

Заяц крепко ухватился за локоть волчицы и энергично начал оттаскивать её от Тома, да так активно: разъеренную особу отнесло к берегу озера, затем она в него шумно грохнулась, поднимая тучу брызг и водяных обитателей. Наверное, это послужит хорошим стимулом для бега в противоположную сторону. Дальновидности зайцу не занимать. Он в припрыжку гнал пса, который мычал и хотел что-то сказать, только рвы на земле с ветками, шлепающими по мордам двух парней, не позволяли свободно разинуть пасть.

Очередная — восьмая или двадцатая по счету, неважно, — яма неудачно встретилась на пути у Тома и, следовательно, замедляла едва отступивших в лес студентов, уже изрядно запыхавшихся. Они оба избегали злачных мест, требующих спортивной выдержки, подтяжки, крепких нервов, о чём теперь жалели. Бам — собака хлюпнулась на задницу, жалобно при этом заскулив. Некоторые деревья имели привычку разрастаться корнями, которые выходили вон из земли. Тем более исход побега было совершенно предсказуем: во-первых, никто не ориентировался в данной местности, а во-вторых, они ни хрена не соображали из-за пережитого.

Зумпер решил проявить инициативу, когда дыхание пришло более-менее в порядок:
Как думаешь, её хорошенько приложило о дно? — Митчеллу не хватило сил выгнуть в знак вопроса бровь. — Может быть, она того... потеряла сознание? Давай проверим — и в случае чего добьем... Кхм. Веревкой обмотаем...

Идиот, — изрек готовый бежать без Гойла пес. Хотя он наполовину был уверен, что такой диагноз ставили ему родители в придворках девяностых годов. — Тогда скажи, где взять чертову веревку, млять. Из твоего хвоста вязать будем, не? Надобности в возвращении нет — к тому времени она, злая и жаждущая крови ближнего, проснется. К счастью, мой инстинкт самосохранения в режиме «вкл», так что... изволите ли вы, сударь, продолжить наш путь... трусцой?

Лично зайцу глубоко по… барабану, какие-такие веревки будут извлекать из его маленького хвостика, в частности и состояние той дамочки. Он желал на мгновение позволить зашкаливающей напряженности в атмосфере поубавиться. К слову, только сейчас он запоздало сообразил, какой розыгрыш оказался неудачным. Но друг ПОКА не выступал и не винил Зумпа в произошедшем. Такое стечение обстоятельств опустит его, как юмориста. Почему сегодня такой невезучий день? Обычная расслабляющая поездка окончилась с разгромом, дерьмом буйвола...

Это ты виноват! Во всём! — словно читая мысли зайца, заговорил выпрямившийся Том, устало держась за бок. Удивительно пушистый хвост мазал его спину. Отнюдь, такого нигде не встретишь, подумал как-то заяц. — Твои шутки... ну просто выводят из себя!

«Н-да~... Такой презрительный взгляд, будто мы с ним вовсе не друзья. Просто знакомые, которым о друг друге известны самые сокровенные тайны. Иногда я поражаюсь его вспыльчивости. И он прямо сейчас выдает наше местоположение — наверное, беситься и специально меня нервирует. Мягко говоря. Кроме тявканья эта пасть на что-либо другое способна?»

Заяц грубо зажал лапой пасть Митчелла, придавливая всем телом к дубу. Теперь отчетливо раздавалось пение птиц, шелест листвы от нежного дунавения ветра. Запах пота другого самца втягивали ноздри розового носа. И тут заяц понял, что привлекло волчицу в псе... Собака непонимающе вертела глазами, толкала и пинала в колено Зумпа...

Глазами Митчелла Ти-Свага

«Что его лапа... делает... у меня... под одеждой?»

В дальнейшем не пытался ни о чем его расспрашивать, и это было хорошо — сквозняк выдул из нечесаной башки остатки страха, и он даже начал испытывать нечто… ну, положим, не стыд, но что-то вроде легкого сожаления. Бедная волчица. И, набравшись смелости, Том заявился ногой промеж ног зайца. Тот согнулся попалам и упал на землю, шипя от боли.

Митчелл уже спускался с горки...

0

50

-Тупое, ушастое создание...Ненавижу кроликов, всех бы передушила!!! - рыкнула волчица в пустоту, выбираясь на берег и отплевываясь от тины. Вся эта гребанная ситуация сбила ее с толку и нарушила все её планы. И теперь ей, мокрой и злой придется придумывать новое развлечение или искать новую жертву. Сейчас Итана жалела о том, что упустила этого пса. Ей не хватало собеседника и друга.
Мужика тебе не хватает! - проворчал противный голос внутри.
-Эх, если бы не этот тупой грызун, я бы не накинулась на бедного мальчика. - Тан выдохнула и принюхалась: в воздухе все еще витал запах Тома. Волчица прикрыла глаза и провела пальцами по своей груди, возобновляя воспоминания о прикосновении пса. Она снова тяжко выдохнула и легла на траву, устремляя взгляд в небо.
-Хочется ласки... - тихо произнесла Тан, сжимая траву. Накатила тоска и обида на весь мир.
Неужели никто не может сделать меня счастливой??? Почему я не могу найти родную душу??? - пронеслось в голове.
-Я что вечно должна платить за прошлое??? - крикнула Итана, обращаясь в небо. Она вцепилась в траву и с грозным рыком рванула на себя, вырывая с корнями и зашвыривая куда-то вдаль. Сейчас её настигло то страшное состояние, когда она готова была вонзить нож в печать, чтобы распрощаться с жизнью.
Итана сидела перед глубоким водоемом и вглядывалась в свое отражение. Оно ничуть не радовало: промокшая до нити волчица, запустившая лапы в волосы и готовая повырывать их. А из глаз снова текли слезы. Она была той, кем была, она была волчицей. А волкам по праву быть одинокими. Ведь свою стаю она так и не нашла.
-Ты самая никчемная волчица: семьи больше нет, вожака не найдешь и постоянно ноешь о прошлом. Зачем тебе жить??? - вопрошала Тан у самой себя охрипшим голосом. Перестав вглядываться в свое отражение, Итана снова повалилась на землю и засмеялась. Она смеялась так, будто ей рассказали веселую шутку, будто ничего плохого и не было. Этот истерический смех заставил бы даже самого бесчувственного ужаснуться.
-Я...просто...спятила... - прошептала волчица.
Лазурное небо прорезала вспышка молнии. Где-то неподалеку громыхнуло.Стал накрапывать дождь, а Ита даже не собиралась прятаться от него. Она просто лежала и смотрела в потемневшее небо. И молила Бога об одном: кто-нибудь должен убить ее.

0

51

Глазами Митчелла Ти-Свага

Ну что сказать — отсутствие знаний о зеленом лесе сыграло злую шутку над Митчеллом. Школьные поездки на природу, чего добавился каждый месяц преподаватель, выпали, как лишний груз, из подростковой памяти. Не, конечно, он точно запомнил, что направление «север» определить не так сложно — мох служит лучшей подсказкой. Растительность здесь, правда, разнообразием не блистала: кругом были чистые скалы, а таинственный лес топтался за спиной. А, точно. Он не представлял, в какой стороне местное шоссе: или на востоке, или на западе, или на юге, или на севере. Без понятия. И заканчивался осмотр достопримечательностей, как правило, вердиктом главного героя:

«Не туда свернул, — прояснил ситуацию я. — Зум, ты болванище»

Он, в общем, был полностью согласен с цитатой Луи-Фердинандом Селином: «Природа — ужасная мерзость, и, даже прирученная, как в Булонском лесу, она вгоняет в тоску настоящих горожан...» О реализме и прочей фигне хорошо рассуждается в университетских аудиториях, но само освоение полученных нравоучений, на практике, обычно выходит дерьмово... первое время. А тот, кто шибко умный, много думает и уверен в собственных силах в последствии получает урок от жизни.

Сегодня щенок был неприятно удивлен тем, что прямоходящий заяц намеревался сделать и, к счастью, неудачно.

Только теперь пора, блин, как-то возвращаться в цивильное общество… в смысле, в цивилизованное. Где думают, как дожить до зарплаты, а не до рассвета, где ценностью являются шмотки, машины, квартиры, а не пропитание и временное место проживания. Где тоже, случается, находят замерзнувших бездомных и даже людей, жертв серийных убийц, — но куда чаще пропавших без вести глупых студентов, словно из малобюджетных фильмов ужасов, которые являются самыми приветствуемыми в двадцать первом веке.

Митчелл искоса глянул туда — под «туда» подразумевается обитель злостной шутки и... лежащей, уставившей взор очей в небо волчицы?.. Ну эта фифа явно не из тех, кто из-за какой-то водной процедуры захлебнется и сведет концы с концами на мелком пляже. «Хорошо сложенная» (крепкая хватка, успел испытать на себе щенок) серая, с устращающим взглядом и оскалом, — хахали вокруг нее наверняка штабелями складируются — особа умрет? Странно даже, чего она взбесилась на щенка? После некоторого раздумия, он быстрым ходом помчкался к развалившейся на берегу волчицы.

«Черт. Не может. Черт. Быть. Черт. Этого! Ну не может! Если она действительно захлебнулась...»

Это уже начинало казаться смешным. К тому же до него внезапно дошло, что он так и не озаботился спросить себя: какое ему дело — жива она или нет? Вернее, так — до сих пор как-то само собой разумеющимся казалось: раз помочь ей невозможно, то с какого перепугу он возвращается на место будущего преступления. Ведь ясно: ниточки сведутся к тому, что её кто-то грохнул.

Остановившись рядом с громадным камнем, Митчелл тяжело прилип к нему, на секунду теряя из виду незнакомку. Дрожь вперемешку с раскатами грома только нарастала — неужели они убили её? Пальцы сжали края ушей, оттягивая их вперёд и располагая на кислой физиономии. Он боялся. Очень сильно.

0

52

Шорох, доносившийся сбоку заставил волчицу повернуть морду. У скалы стоял тот самый пес и, судя по всему, он был не в самом хорошем состоянии. Сейчас, закрывая морду ушами, он походил на провинившегося щенка, готового к ругани. Что-то в груди Итаны отозвалось ноющей болью.
-Что с тобой? - тихо произнесла Тан и закрыла рот лапой. Её хриплый голос, казалось, напугал её саму. Она внимательно смотрела на пса, боясь отвести взгляд. Вдруг он снова убежит? Исчезнет?
-Только не уходи, Том. - Итана не хотела вновь остаться наедине с самой собой, сейчас ей было страшно в одиночестве. Ей нужна была хоть какая-то поддержка. Хотя бы в лице этого незнакомого пса.
Она медленно поднялась со своего уютного местечка и так же медленно подошла к Тому.
Сейчас уже было не так больно, не так обидно.
Ита медленно подняла руки и аккуратно взяла пса за запястья, убирая его лапы от морды. Теперь она могла вновь видеть его лицо. Вновь посмотреть в его все так же испуганные глаза.
-Чего ты боишься? - тихо спросила волчица, поглаживая Тома по морде. Весь ее вид говорил о том, что она больше не злится.
Сейчас ей хотелось отдохнуть и телом и душой. Но еще больше она хотела узнать этого пса поближе.

0

53

Глазами Митчелла Ти-Свага

«Что ей сказать?.. Помянуть?..»

Не успел щенок расстаться с тревожными мыслями, как его лапы оттянули в стороны — на его физиономии отразился испуг. Она оказалась живой. Не захлебнулась на песчаном берегу, окунувшись мордой в ледяное озеро. Невольная дрожь затронула поджилки, хвост прекратил задумчиво вилять. А речь застыла комком в глотке. Будто он предвидел варианты диалога, каким ему следует быть. С самим собой и хладным трупом.

Том почувствовал приятное касание её лапы и вопрос: «чего ты боишься?» Что ответить? Всего на свете: и высоких зданий, где неописуемая высота давит тебе на организм и психику; и опасных, пугающих закоулков; маньяков; или одним ярким словом выражаясь — жизни. Она зачастила строить жестокие козни, уничтожать и разрушать чужие судьбы. Никому не дано опередить будущее, его стоит бояться. Он радостно заскулил, к своему удивлению обнимая ту особу крепкой хваткой. Из порыва слез и всхлипов еле различались восторженные комментарии:

Вы живы! Мы так испугались, что оставили вас лежать там! Мы не со зла, правда! — Том честными глазами узрил её выражение морды. И на нём не было ничего похожего, сравнимого со злостью.

Кхм. — Пес сделал равный одному метру шаг назад. — Извините. Кажется, лучше стоит уйти отсюда. Если... Вы же жалобу не будете катать в полицию?

0

54

Жалобу? В полицию? Мда, интересно, что бы я им сказала? Что два парня от страха скинули меня в озеро, но я чудом осталась жива? Ха. - Ита ухмыльнулась и снова посмотрела на пса. Казалось, что он был искренне рад тому, что она жива.
-Зачем обращаться в полицию? Я не привыкла жаловаться, Томми. - перед тем, как произнести имя пса, волчица выдержала паузу. Она как будто пробовала это имя на вкус.
Томас. Красивое имя. И очень ему подходит, правда Итана? Сейчас все в твоих лапах. Ты можешь сделать с ним все, что захочешь. - голос пытался искусить волчицу. И, хотя у него это слабо получалось, какое - то наваждение заставило снова притянуть Тома к себе.
Волчица нервно выдохнула. Она знала, любое резкое движение может спугнуть пса. Но Тан не собиралась его отпускать. Она внимательно смотрела ему в глаза, словно пытаясь загипнотизировать.
-Наше знакомство завершилось неудачно, я ведь так и не представилась. Меня зовут Итана. - волчица аккуратно погладила пса по губам, слегка наклоняя голову вбок и наблюдая за реакцией Тома.
Ты знаешь, что с жертвой не играются? - противный голос заставил фыркнуть.
Он не жертва, мать твою!!! - пронеслись мысли в голове. Но на глупые мысли времени не было.
Тогда, может быть, жертва это ты?! Снова. - это заставило Итану встрепенуться и отойти ото пса на пару шагов назад. Стеклянный взгляд устремился на Тома. Волчица впала в ступор. Эти слова казались правдоподобными и в то же время невероятно бессмысленными.
Сильный ветер растрепал волосы Итаны, всё так же бессмысленно пялившейся на обеспокоенного пса.

Отредактировано Итана (09.07.2013 17:22:28)

0

55

Глазами Митчелла Ти-Свага

Откуда вы знаете, кто я? — вырвался из моих полудрожащих губ вопрос. Но меня интересовали более насущие вещи: из каких соображений она жмется ко мне? Тот раз, когда я обнял её преимущественно из радости, не считается. Хм... По-моему, я не дождусь ответа, пока не озвучу его на мягких-примягких тонах, следуя из того, что у неё довольно-таки сильная и целеустремленная хватка. Если такая примечательная особа откинула Гойла легким касанием руки, значит в обиженном состоянии ей не составит труда разворотить мой череп в... кашу! А, черт. Я сейчас отложу личинку — в воображении это смотрится не так мило! О-о-о... Ведь она не умеет читать мысли? Правда?

И тут загомонил внутренний, явно принадлежащий глупой стороне МЕНЯ, голос, которой я злостно сплагиатил из игры «Deadpool»:
«Чувак, смотри вниз — ага, тебе когда-нибудь прихо-о-одилось жамкать такие нежные буферочки? Возьми себя... думаю, ты знаешь, о чём я. Это твой шанс расстаться с девственностью, неудачник, и испытать все прелести телесного контакта с женщиной! ЖЕН-ЩИ-НОЙ. А я ещё на кафедре предлагал тебя подтянуть оценки: наш преподаватель только заходил за порог шестидесятлетнего стажа пожилого... периода! Так что, твой шанс, к моей радости, настал! Она готова течь от нашей... Э-э-э... Погодите»

Культурная речь перебила напутствия «второго я». «Третий я» неустанно опирался на логику и факты, чем он занимался в данный момент.
«ИМЕННО! Мы не можем быть на сто процентов уверены, что она не желает нас убить. Надеюсь, вы помните вчерашнюю газету? За неделю пропало без вести пять существ, из них отыскали лишь одну треть "счастливчика". И то, как я проинформирован, голову так и не удалось обнаружить рядом с изуродованными останками. Знаете, к чему я клоню? *молчание* Секта. *понимающее "А-а-а..."*»

И... Итана? — Я был вынужден подать голос — недоуменно и шокировано. Что её палец делает у меня на губах — с этих пор я не сводил с неё настороженного взгляда, в котором читались два знака «!?»... Она крайне неадекватно себя вела. Часть эмоций отражалась на её белоснежной, удивительно странной мордочке: на секунду отчетливо промелькнула кровожадность, свойственная опасным хищникам, затем черты «лица» расгладились. Но, всё это сменилось испугом — она внезапно отстранилась. Зато у меня отлегло от души — никто не будет строчить жалобу на двух парней в полицию, — и я с чистой совестью мог покинуть подозрительную особу.

В итоге что-то не позволило мне хладнокровно уйти прочь. Недалеко за горами скапливались черные, до необычайности жуткие тучи. Паника заглотила меня целиком. Они неспеша шли к нам навстречу — дуновение ветра, несущее разнообразные смеси запахов, толкнуло меня в грудь. И я не удержался на ногах, Итана — тоже. Ладонь на рефлексах забралась во внутренний карман... Минутку. У меня нет внутреннего кармана! В шортиках обнаружился маленький, удобный, с плоской поверхностью — о боже, когда я его взял первый раз на руки, чуть не кончил! — и сенсорным экраном телефон, «Самсунг», которым я не побоялся воспользоваться в складывающихся обстоятельствах. Мигнуло — интернет пока работал. Какой у меня был план, спросите вы? Короче говоря, смотрите...
«...Погода: обещают нестабильный дисбаланс на пять дней — возможно, пришествие смерча и убийственной силы урагана. Гражданам штата "А" желательно запереться в подвалах...»
Чутье не подвело.

«Дерьмо»

«Ага. Нам следовало бы отыскать укрытие»

«В горах? Ну там же сыро и... Я боюсь темноты!»

«Уймись, от этого зависит наша жизнь. И кто сказал — горы? Бланк на остановке читали? Там четко дается понять, что здесь где-то неподалеку должен быть отель. Нам сюда. По тропинке, я думаю, передвигаться гораздо легче»

По обеим сторонам дорожки тянулась нетронутая долина, стиснутая отвесными скалами, — сизые, жуткого вида иззубренные гребни казались нарисованными на сочно-синей поверхности неба. А, блятb. Уже ни черта не видно: скопившуюся непогоду стягивало дальше. Она с непостижимой скоростью заполняла собой участок. Не говоря ни малейшего вразумительного объяснения, я заполучил в охапку волчицу. Да она горит.

Чертов дождь, льющийся как из ведра, уступил место единственному конкуренту — ЛИВНЮ. Итане, по-видимому, нравилось — от неё шел пар. Она постепенно остыла, и я пытался с той секунды нарастить скорость бега, однако мышцы на лапах нудно гудели и не позволяли собрать волю в кулак. Моя босая нога исследовала попадающиеся ямы, лужи и прочие милости, оставленные природой.

Вам... бы... прекратить налегать на колоритную пищу... — заставил я себя со злости разжать челюсти. Мой пушистый хвост, избегая водных процедур, ловко заскользнул ко мне за спину, под курточку. Удобный обогреватель. Надо переименовать сей участок под «Триодождье», когда мы здесь скончаемся из-за заморзков, как туристы, оставив завещание с просьбой изменить название. Мечтать не вредно.

Впереди уже был виден отель — приземистое двухэтажное здание с плоской крышей. Уютный дымок белой свечкой выходил наружу. Солнце давным-давно прекратило бить в окна, оставляя внутренние помещения в глубокой темноте. Похоже, они сидят без электричества. Остановившись напротив здания, я расслабленно скинул волчицу на землю с удивленным «ой». Брызги грязи окатили меня, хотя это было так страшно. Что сказать об отеле: он не внушал соответствующие доверие. Конечно, выглядит уютно, заметно старая конструкция, оттенок мягкий — темно-зеленый, коричневый. Это лишь укрепляет подозрительность. Над крыльцом красовалась предостерегающая вывеска «Хуже Ада».

Обремененное паранойей «второе я» решило обсудить увиденное.
«МЫ ПОЙДЕМ СЮДА? Одна вывеска чего стоит — напрягает пятую точку. Вот понимаю я, если бы там написали "Сиськатрасс" или...»

«Наша извращенная фантазия, к слову, отвлекает меня от анализирования ситуации, — монотонно встрял «третий». — Нам некуда идти. Сюда. — Он закончил говорить»

Я помог встать Итане, указывав пальцем на крыльцо, куда мы молча зашагали. По всюду располагались горшки с растительностью, несмотря на умеренный климат. Они что, сперли кактус из пустыни? И, к тому же, откуда здесь взяться лыжам. Крыльцо было усеяно ими. Одна лыжа была с ботинком. Я остановился, внимательно оглядел её, выдернул из досок, между которыми она удачно примастилась, подержал на весу и неудачно воткнул обратно. Не думаю, что отныне её кто-либо вытащит. Потом я лениво развернулся к двери и остолбенел.

В дверном проеме у самой притолоки, упираясь ногами в одну филёнку, а спиной — в другую, висела невесть откуда взявшаяся летучая мышь. Поза её при всей неестественности казалась вполне непринужденной. Он глядел на Итану сверху вниз, скалил длинные желтоватые зубы и отдавал по-военному честь.

Заходите! Мы всегда рады новым посетителям.

0

56

Все было как в тумане. Кажется, пес взял ситуацию под свой контроль.
Волчица не могла вспомнить, как они оказались в помещении, просто стало очень тепло. Кажется, они долго бежали.
Итана сильно промокла, холод пробрал ее до костей, отчего по телу прошла дрожь. Она кое-как дошла до диванчика в холле этого сомнительного "отеля" и упала на него, сворачиваясь в клубок, словно котенок.
Что он там говорил? Про еду?! - не вовремя промелькнула мысль в голове. Итана вяло ухмыльнулась:
-Я не ела уже три дня...
Сознание вновь затуманилось. И покинуло волчицу.
Холодные лапы сковывали все тело, в голове роилась туча мыслей, стало страшно.
Ты свихнулась, детка, а это все - иллюзия. Они сейчас просто хладнокровно расправятся с тобой, пока ты тут валяешься. - твердил противный голос в голове.
Кажется, она права. Итана, ты так не вовремя вырубилась. Нельзя доверять тем, с кем почти незнакома. - второй голос решил вдруг пойти против.
Он не убийца, он пытался спасти...Спасти... - мысленно твердила себе Ита.
Не пытайся себя успокоить. Он может бросить тебя тут. Появятся другие и убьют.
Меня нельзя убить. Они могут надругаться, выкинуть, но не убить. Они не знают мою тайну. Для них я - бессмертна. - казалось, что сознание прояснилось, раз Итана стала рассуждать более позитивно. Но теплее от этого не стало. Тан вдруг отстранённо подумала, заметит ли Том то, что она в отключке. А может он уже сбежал?!
Он не оставит меня здесь...Нет... - эта мысль вселила надежду в сердце волчицы, она вздрогнула и медленно открыла глаза.

0

57

Глазами Митчелла Ти-Свага

Здравствуйте, — сказал я, помолчав с минуту. Летучая мышь не просто отталкивала генным, уродским видом, наоборот, чудным поведением. Она служила (служит) в армии, что ли? — Я не отказался бы от помощи...

Незнакомец мягко спрыгнул вниз и, продолжая отдавать честь, стал во фрунт. Он заинтересованно разглядывал волчицу, переводя взгляд снова на меня и туда, что находилось у меня за спиной. Без лишних вопросов он разделил со мной вес Итаны — мы ступили за порог двери, которая со скрипом захлопнулась. М-да. Надеюсь, Гойл успел смыться отсюда, пока не нагрянула буря. Что? Я действительно волнуюсь за эту растяпу, потому что... он хорошо готовит!

«По мне как, она сейчас находиться в отключке и беззащитна... — грустно уведомило глупым тембром «второе я» и, надеясь получить лакомый кусочек, наступило с предложением. — Давайте ущипнем её за попу!»

«Не уверен, что это сойдет нам на руку и, если вы обратите очи разума к себе, преследуется вопрос: зачем опускаться до такого уровня? Щипать мохнатую особу за попу прилюдии? Надо как-нибудь сдерживать инстинкты»

«Замечательно! Незнакомец взял на себя роль "попощипателя"!»

Извините, вы...

Честь имею. — Я никогда в своей жизни не выражал ни намека на похотливое развлечение, ни пользовался ситуацией для его осуществления, но речь незнакомца буквально заставила меня улыбнуться уголками губ — раз трогает за булочку Итану, когда я отворачиваюсь, то действительно имеет честь джентльмена! На дальнейшее развитие диалога потребуется концетрация, решил я. Мышиные, огромные уши могли, по-моему, накрыть головку волчицы при необходимости. — Разрешите представиться: старший лейтенант от Бостонской полиции Ричи Кричер, а сейчас — «кибернетик». Вы, красивый незнакомец, пожалуй, спрашиваете себя: откуда он получил столь странную фамилию?

Нет. Я спрашиваю о другом: какого черта он лапает гостью в прихожей? Мать вашу, уберите от неё свои руки! — Он воспринял предупреждение буквально, отпуская беспамятное тело волчицы, за которым я повалился на деревянный пол. Ричи — неумелый помощник. Как же я не предугадал? — Мы друг друга неправильно поняли. Вы отныне не лапаете её, а тащите на кушетку, к дивану — куда угодно. Бля. Хорошо?

Мы приблизились на шаг к пониманию. — Он ещё и шутить удумал, черт побери. Зато дальше инцидентов с «попощипанием» не было. — Собственно, я физик, — возобновила свою речь летучая мышь. — Но «от кибернетики» звучит почти так же плавно, как от «инфантерии». Получается смешно!.. — И он неожиданно разразился ужасным рыдающим хохотом, в котором чудились сырые подземелья, невыводимые кровавые пятна и звон ржавых цепей на прикованных скелетах.

Мы донесли волчицу до пункта назначения, расположили её на диване. Я, как порядочный гражданин, не собирался избавлять Итану от мокрой одежды, лучше дождаться пробуждения. А сами мы — я и Ричи — устроились в маленьких, светло-зеленых креслах по бокам.

Я Митч. Что вы делаете здесь, так далеко от Бостона? — осведомился я, представившись и преодолевая некоторую оторопь.

Отдых, Митч, — любезно объяснил он. — Я ведь кибернетик…

Инфантерный? — Я сострил и тут же пожалел об этом: на меня вновь обрушилась лавина замогильного хохота.

Неплохо, неплохо для начала, — отрапортовал веселый кибернетик, протирая красные глаза. Да он, походу дела, забыл о сне — в отеле на балках не повисишь вниз головой. Вот и мучается в кровати. — Я чувствую, мы с вами подружимся… Нет. Причина тому — работа, ни одного нормального выходного, моя озабоченность требует постоянных открытий. Жена беситься. Она самолично отправила меня сюда — а здесь твориться вот какая пакость. Повезло вам прийти вовремя. Будем пессимистами: выйти отсюда — чистое самоубийство.

В сумрачном холле тускло отсвечивали лаком модные низкие столики, на одном негромко мурлыкал транзистор, а рядом, развалившись в кресле, неподвижно застыла давешняя лыжа, пара той, что покоилась наруже.

Тс-с-с! Пусть ваша девушка мирно дремлет, — сказал мне Ричи, понизив голос и подмигивая налитым кровью глазом. — Вам сюда… Жду в бильярдной. Играете?..

Она не моя...

И летучая мышь вышла из гостиной.

Новый посетитель отогнул портьеру, вышел в коридор и толкнул дверь от себя. В залитой светом, исходящим от свечи и камина, комнате, небрежно опираясь подбородком о кулак, сидел с вынутым язычком сонный... я, закутанный в теплый плед. Тот час я не представлял собой разговорчивого собеседника, но меня легло принялись трясти за плечо.

А??? Что? — Веки продолжали слипаться, и я не мог сразу оценить обстановку.

Добрый вечер. — Могучий гризли заполонил тушой всё, в том числе и меня. Да. Размеры его шокировали. Наверное, он хозяин сего отеля. — Прошу прощение за долгое отсутствие. Рад вас приветствовать у нас, в «Хуже Ада». Об истории отеля я расскажу вам потом, когда найдется свободная минутку. Смотрю в ваши глаза — и вижу заинтересованность. Ох-ох-ох (представели охающего медведя?), искренне соболезную о том, что происходит снаружи укрепленных стен «Хуже Ада»... (и бла-бла-бла). Это ваш компаньен?

Да. Я её сейчас разбужу, — деловито произнес я, расталкивая волчицу. — Итана, Итана, Итана-а-а...

Отредактировано Тибак (21.07.2013 21:42:56)

0

58

Кто-то усердно начал расталкивать уставшую и заспанную тушку волчицы. Итана не сразу поняла, где она находится, но потом вспомнила, как пес тащил ее сквозь стену дождя.
Ита тяжело вздохнула и попыталась подняться. Она внимательно посмотрела на Тома и решила задать пару вопросов:
-Что это за дыра? И где здесь можно переодеться?
Тон волчицы выдавал её легкое раздражение. Но на парня она не злилась.
Все вокруг казалось немного пугающим, странным и загадочным. Но это завораживало. Итана всегда хотела попасть в древний замок, сейчас были похожие ощущения. Только все было современнее.
Тан не заметила, как прижалась к своему спутнику. Тот был на удивление сух. И от него веяло теплом.
Что ты делаешь??? Одумайся. Ты же жмешься к нему. Прекрати его совращать.
Возьмись за него, детка. Покажи, какая ты на самом деле.
Волчица решила, что пора брать инициативу в свои руки. Она еще теснее прижалась к псу, укладывая свою голову на его плечо и накрывая свои плечи краем пледа, в который завернулся Том.
Я еще придумаю что-нибудь. Но теперь я точно знаю, что мне нужен этот парень, и упустить его будет огромным провалом. - мысленно прикинула Ита, тяжело вздохнув.

0

59

Глазами Митчелла Ти-Сваг

Владелец отеля сморщился при вопросе «Что это за дыра?», молча следя за бесполезными движениями пса. Она проснется и без чужой помощи, потому что сильна духом. Если судить по её внешнему виду, Итана (да, он расслышал имя) сильно потрепана — на верхней одежде растекались куски грязи и пачкали белоснежный диван, оставляя на нём пугающего вида пятна. Дикари. Сутулый медведь уведомил о своём присутствии кашлем, так как неназвавшая своего имени собака продолжала глазеть — удивленно? — на прижавшееся существо.

Итак...

Итак, звать меня Митчем, если вам нужно обратиться ко мне. — Я извинился перед Итаной, чтобы выползти из-под одеяла. Мелкие глазенки хозяина отеля пристально оглядывали меня — я встал с дивана, разминая затекшие ноги. Он хотел сказать что-то? — Продолжайте...

Обсудим ваше... времяпрепровождение у меня в кабинете...

Итана, вставайте, — бросил я напоследок через плечо.

Мы прошли через сумрачный холл, где ощущался теплый запах погасшего камина и тускло отсвечивали лаком модные низкие столики, свернули в коридор налево, и хозяин плечом толкнул дверь с табличкой «Контора». Я был усажен в уютное кресло, рядом взгромоздилась волчица, позвякивающая и булькающая корзинка водворилась в углу, и огромная туша медведя распахнула на столе громоздкий гроссбух.

Прежде всего разрешите представиться, — раздраженно сказал он, сосредоточенно обскабливая когтями кончик пера. — Горнье Ванамасс, владелец отеля и механик. Вы, конечно, заметили ветряки метров... пятьсот от здания?

«Было настолько дождливо, что мы видели одни ноги. Свои»

«О! О! А я видел попку, что болталась рядом с нашей мордой»

Я закончил мять подлокотники кресла, думая, что ответить Ванамассу:
Ах, это были ветряки?..

Да. Ветряные двигатели. Я сам сконструировал их и сам построил. Вот этими руками. — Почему-то мне расхотелось жать медведю лапу: одной коричневой подушки на лапе не доставало, будто её с силой выдрали. Меня аж передернуло от испуга. — Как вы добрались... с Итаной сюда, Митчелл?

Что вы говорите... — пробормотал я, представляя медведя на прогнувшимся дереве, затем картинка сменилась разломанной надвое лестницей. — Я... Случайно обнаружил её на берегу озера — даже не представляю, что она там делала без сознания. И... Хм. Решил помочь. Вспомнил об отеле под названием «Хуже Ада» и понадеялся, что название оправдывает себя, отпугивая посетителей. И мы здесь, как видите. У вас есть свободный номерок?

Я... Э. Есть.

Внушительные брови сошлись на переносице, а квадратный подбородок опустился на грудь. Горнье Ванамасс думал: вышвырнуть их сразу или узнать при деньгах ли они. К моему несчастью, карманы были пусти. Внутри лежали одни ключи — от комнаты в общаге. Надо бы запантитовать название гостиницы, потому что нам оно идёт в самый раз. Угнетающее молчание разорвал стук в дверь.

А куда нести? — спросил пронзительный выкрик за спиной, который принадлежал явно женщине.

Я обернулся, оперевшись на мягкий подлокотник локтем. В дверях, с промокшим чемоданом в руке, стояла эдакая кубышечка, пышечка этакая лет двадцати пяти, с румянцем во всю щеку, с широко расставленными и широко раскрытыми голубыми глазками. Мышка. Безволосый хвостик болтался между ног, лежа замертво на полу.

Это Рита, — сообщил мне хозяин. — Рита! Этот господин перся сюда под жутким ливнем и промок до основания хвоста. О, он же по виду напоминает бывшего постояльца, Грега, немца... этого. Ты должна его помнить.

Мышка немедленно залилась краской и, поведя плечами, закрылась ладонью.

Помнит. — Хозяин шлепнул себя по толстому бедру лапой, хохоча. — Запомнила… Н-ну-с… Так я помещу вас в номер двадцать шесть. Это лучший номер в отеле. Рита, отнеси чемодан господина Ариорти… м-м… к нему на чердак. И скажи, что ужинаем мы, как обычно. Эм, во сколько?

Семь. Двадцать пять. Вечера, — пискнула мышка с отдышкой.

Поразительная дура, — сообщил он с какой-то даже гордостью, когда кубышечка скрылась. Естественно, только поглядите на её широкую задницу, которую щипают приезжие постояльцы. Есть женские прелести — ума не надо. — В своем роде феномен… Итак, господин Митчелл? — Он выжидательно посмотрел на меня.

Митчелл Ти-Сваг, — продиктовал я, держась за лапу Итаны. Не ляпни моего настоящего имени, молю. Не здесь. — Студент Кармера. На отдыхе. Один. — О Гойле я смолчал, сильнее надавил на мохнатую ладонь волчицы.

Хозяин прилежно записывал все эти сведения огромными корявыми буквами, а пока он писал, в контору, цокая когтями по линолеуму, вошел черный волк. Он поглядел на меня, подмигнул и вдруг с грохотом, словно обрушилась вязанка дров, пал около сейфа, уронив морду на руки. Прям поза эмбриона. Что он здесь забыл — рубашку? Ага. Раздета эта личность по самые трусы. Чтобы занять себя чем-нибудь, я обратился к волчице.

Он случайно не твой брат?

Это Мэтью, — возобновил диалог хозяин, завинчивая колпачок авторучки огромными пальцами. Дело не из легких. Он весьма сосредоточенно проделывал махинации, пока не раскрыл пасть при завершении: Шотландец. Все понимает на трех европейских языках — и на русском в том числе. Говорит, его род давным-давно жил там.

Мэтью широко зевнул, опираясь спиной о стену.

Пойдемте, — Туша медведя заполонила две фигурки — мою и Итаны, — вставая. Это сколько ему приходится жрать-то, а? — Я провожу вас в номер.

Когда пол закончил прогибаться под шагами владельца отеля, я заговорщицки набился к боку волчицы, губами задевая серое ухо. От неё пахло французкими духами... Я, напуганный владельцем сего заведения и физической расправой, попытался выудить хотя бы совет у волчицы:

Итана, у вас есть деньги? Немного?.. Он же пришибет нас, как мух. Левой, правой... Я не хочу значиться в здешнем меню «собачий суп».

Мы снова пересекли холл и стали подниматься по лестнице.

0

60

Митчелл Ти-Сваг, говоришь? Хмм, это опасно. - снова эти голоса стали донимать бедную волчицу, которой хотелось поскорей принять горячий душ и завернуться в теплое одеяло.
Он не тот, за кого себя выдает, но это не мешает нам позабавиться с ним! - другой голос звучал искушающе, заставляя строить хитрые планы.
Использовать? Ни за что!!! Посмотрим, что будет дальше! - твердый отпор самой Итаны просто заткнул противные голоса.
Волчица несильно сжала лапу пса и тихо произнесла:
-Все нормально, у меня есть деньги! И не выкай мне тут!
Последнюю фразу она буквально прошипела на ухо Тома. Сейчас им стоило держаться ближе, ведь эта самая что ни на есть дыра создавала неприятное впечатление. А хозяин был еще неприятнее. Да и от постояльцев мурашки по коже расползались.
Пока хозяин провожал их до номера, Ита успела разглядеть коридоры. Все было окутано мраком и какой-то страшной тайной.
Прямо как в фильмах ужасов... - подумала волчица, отчего сразу передернуло. Замок Дракулы, вот на что это было похоже. Только, наверняка, это была уменьшенная копия.
Чертовы коридоры! Какие же они длинные. А Том так и дрожит. Признаться, и самой страшно. Но я ведь знаю, что ничего не случится. В любом случае я смогу спасти нас обоих. - от этих мыслей стало легче. Тан решила взять себя, наконец, в руки и позаботиться о безопасности как только зайдет в номер.
А еще стоит предупредить Тома о своей "необычности", только так, чтобы он не упал в обморок, как это было с тем лисом. - посоветовал голос. Иту передернуло, стоило ей вспомнить Тау. Да от самой мысли, что придется рассказать Тому правду о себе стало неуютно. Он ведь может испугаться. И тогда они больше никогда не увидятся. Но по другому защитить его не удастся. Он должен знать.

0


Вы здесь » Furry World » Река и озеро » Триозерье